Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада, Страница 9

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада



темнотой,
   40      Явилось лунною одеждою златой.
         Прiемлетъ Райскiе сiя дубрава виды,
         И свой преноситъ тронъ въ зеленость сынъ Киприды.
         Животворенiе, летая въ слѣдъ за нимъ,
         Древамъ приноситъ цвѣтъ, приноситъ роскошь имъ;
   45      Явилися вездѣ забавы и отрады:
         Подъ тѣнью пляшущи представились Дрiяды;
         На вѣтвяхъ соловьи Авроринъ всходъ поютъ,
         Ключи прозрачные въ пригоркахъ злачныхъ бьютъ,
         И въ мѣлкiе они источники дѣлятся;
   50      Наяды ихъ струи свивая веселятся;
         И вѣтры нѣжные, играя во цвѣтахъ,
         Благоуханiе разносятъ на крылахъ.
         Лужайки процвѣли, и воздухъ оживился;
         Проснулось эхо тамъ, Нарцисъ у водъ явился;
   55      Такiя видимы всемѣстно красоты,
         Какихъ не можешь кисть очамъ представить ты!
         Щастливѣе тѣхъ мѣстъ, чѣмъ славилася Енна,
         Гдѣ дщерь Церерина Плутономъ похищенна,
         Иль можно ихъ равнять съ прекрасною страной,
   60      Гдѣ древнiй царствовалъ садами Алкиной.
         Тамъ разныхъ прелестей совокупились роды,
         Которы красота являетъ намъ природы.
         Какъ чистое стекло влечется водный токъ,
         На днѣ имѣющiй жемчугъ, златый песокъ;
   65      И будто въ зеркалѣ вода изображаетъ
         Все то, что берега цвѣтущи окружаетъ.
         Зелены древеса сомкнувшись въ кругъ стоятъ,
         Вершины преклонивъ въ источники глядятъ;
         Тамъ пѣсни далеко въ пещерахъ раздаются,
   70      Пригорки движутся, кустарники смѣются;
         Источники въ травѣ вiяся говорятъ;
         Другъ на друга цвѣты съ умильностiю зрятъ;
         Зефиры рѣзвые листочки ихъ цѣлуютъ,
         Струи въ ключахъ крутятъ, въ зелены вѣтви дуютъ.
   75          Уже представился не тотъ печальный лѣсъ,
         Гдѣ не былъ видимъ свѣтъ ни солнца, ни небесъ;
         Кореньями древа въ то время не свивались,
         Другъ къ другу преклонясь, вершины отревались;
         Теперь любвныя въ нихъ чувства востаютъ,
   80      Другъ другу вѣтвiя, какъ руки подаютъ;
         И составляются изъ нихъ густые своды,
         Подъ коими сквозь лѣсъ перебирались ходы;
         И словомъ, зрится тамъ прекрасный вертоградъ,
         Какимъ изображенъ намъ Гесперидскiй садъ.
  
   85          Въ недоумѣнiе сей видъ Царя приводитъ,
         Со удивленiемъ на рощу взоръ возводитъ;
         Бѣги отсель! бѣги! разсудокъ вопiетъ,
         Стремленье тайное къ древамъ его влечетъ;
         И чувству нѣжному разсудокъ покорился.
   90      Подъѣхалъ къ нимъ Алей, между древами скрылся;
         Отъ тропки ко другой, какъ вѣтромъ листъ влекомъ,
         Прелестныя мѣста обходитъ онъ кругомъ.
         Но хитрость, въ рощу ту Эротомъ привлеченна,
         Обманамъ, нѣжностямъ, притворствамъ изученна,
   95      Ручей составила, чертя рукой песокъ;
         Ручей тотъ сладостенъ, но дѣйствiемъ жестокъ;
         Сребристая вода прохожихъ приглашаетъ;
         Теряетъ волю тотъ, кто каплю водъ вкушаетъ.
         Соблазнами влекомъ нещастный Царь Алей,
   100      Какъ будто сквозь туманъ къ водѣ приходитъ сей.
         Сопровождающа Алея осторожность,
         Скрываетъ во струяхъ вредъ, пагубу, ничтожность;
         Влечетъ его къ водѣ коварная любовь;
         Онъ каплю взялъ въ уста, и въ немъ зажглася кровь.
   105          Которыя Царя къ потоку привлекали,
         Наяды, вынырнувъ руками восплескали;
         Свой рокъ предвозвѣстивъ, нещастный возстеналъ,
         Алей, Алей вздохнулъ, но самъ о чемъ, не зналъ;
         Тогда любови Царь въ селенiяхъ воздушныхъ
   110      Прекрасныхъ Генiевъ созвалъ ему послушныхъ.
         Они, съ написаннымъ притворствомъ на челахъ,
         Слетаются къ нему на радужныхъ крылахъ;
         Желанья водятъ ихъ, утѣхи упреждаютъ,
         Умильности влекутъ, тревоги провождаютъ;
   115      Зажженный пламенникъ держащiй Царь въ рукахъ,
         Вѣщалъ имъ движимымъ на тонкихъ облакахъ:
         О вы, властители вселенныя! летите,
         Сумбекину любовь въ отраву обратите;
         Тревожьте духъ ея, коварство сѣйте въ ней,
   120      Да мучится она, да мучится Алей!
  
             Коварны Генiи крылами встрепетали,
         И стрѣлы въ руки взявъ, изъ облакъ вылетали,
         Зажгли на воздухѣ любовные огни;
         Алея встрѣтили между древесъ они;
   125      Кипридинъ сынъ предъ нимъ со пламенникомъ ходитъ,
         Невидимъ будучи, въ долину ту приводитъ,
         Гдѣ нѣжны Грацiи, любви поставивъ тронъ,
         Сумбеку плачущу склонили въ сладкiй сонъ,
         Какое нѣжное любовнику явленье!
   130      Забылъ онъ зримое въ лѣсахъ увеселенье,
         Забылъ онъ самъ себя, и чувствуетъ и зритъ
         Едино только то, что взору предлежитъ.
         Гдѣ нѣжныя сплелись багряновидны лозы,
         Подъ тѣнью зритъ кустовъ разсыпанныя розы;
   135      Съ лилеями въ травѣ смѣшалися они,
         Весенняго красу изображая дни....
         Увы! не день то былъ, не розы, но Сумбека,
         Прельстить твердѣйшаго могуща человѣка;
         Зефиръ лицу ея прiятства придавалъ,
   140      Онъ тихими надъ ней крылами повѣвалъ;
         И прелести отъ глазъ ея не отступали;
         Глаза сомкнувшися, огонь въ сердца метали.
         Увы! когда совсѣмъ откроются они,
         Коль сильно могутъ жечь ея очей огни!
   145          Алей на сонную умильный взоръ возводитъ;
         Остановляется, трепещетъ, къ ней подходитъ,
         Что значитъ? мыслилъ онъ, что значитъ, что она
         Въ безмолвномъ семъ лѣсу покоится одна?
         Увы! она меня вторично въ узы ловитъ.
   150      Обманы новые Сумбека мнѣ готовитъ....
         Такъ мыслилъ Царь, еще разсудкомъ озаренъ,
         Онъ хощетъ, какъ Улиссъ, избѣгнуть отъ Сиренъ.
         Видѣнье на горѣ и лесть ея напомнилъ,
         Намѣренье свое почти уже исполнилъ;
   155      Глаза отъ прелестей Сумбеки отвратилъ.
         Увидя то Эротъ, за грудь его схватилъ,
         И въ сердце прелетѣвъ, воскрикнулъ велегласно:
         Жестокiй! страшно ли тебѣ лице прекрасно?
         Оно орошено потокомъ слезъ теперь....
   160      Разсудокъ вопiялъ: не вѣрь сему! не вѣрь!
         Вгляни на прелести, любовь ему вѣщала,
         И взоры къ прелестямъ неволей обращала.
         Тогда Кипридинъ сынъ въ кругахъ воздушныхъ скрытъ,
         Своимъ дхновенiемъ ее животворитъ:
   165      Сумбека взоръ стыдомъ исполненный подъемлетъ,
         И сердце у Царя почти уже отъемлетъ,
         Взоръ въ грудь ему проникъ, какъ солнце сквозь хрусталь,
         Онъ съ прелестью вмѣщалъ притворство и печаль;
         Печаль смягчающу сложенiя суровы,
   170      Дающу новыя любовникамъ оковы,
  
             На прелести ея взводящiй томный взглядъ,
         Алей горѣлъ огнемъ и пилъ любовный ядъ.
         Куда сокроюсь я? Сумбека говорила;
         Закрыла очеса, но хитрость ихъ открыла;
   175      Алея покорить, Алея удержать,
         Вздохнула, двигнулась и хочетъ убѣжать.
         Казалось, Грацiи токъ слезный проливали;
         Наяды плакали, Амуры унывали;
         Свернулись вдругъ цвѣтки, стенали древеса;
   180      И капли слезныя излили небеса,
         Кропили оными и розу и лилею.
         Алей не камень былъ; какъ тверду быть Алею!
         Сумбекинъ взоръ Царя въ неволѣ удержалъ;
         Герой изчезъ! и рабъ у ногъ ея лежалъ.
   185      Дрожащимъ гласомъ рекъ: пойдемъ въ Свiяжскъ отсюду;
         Здѣсь я врагомъ кажусь, твой плѣнникъ тамо буду!
         Приданымъ дать должна Казань свою мнѣ кровь;
         Россiя увѣнчать мою съ тобой любовь!....
         Сiя пристрастна рѣчь Сумбекѣ изъявила,
   190      Что сердце въ немъ любовь стрѣлами уязвила.
         Сумбека вобразивъ, что ей супругъ велѣлъ,
         Своихъ прiятностей не пожалѣла стрѣлъ.
         Прельщай! еще прельщай! притворство вопiяло,
         Которо близь ея невидимо стояло;
   195      Оно, Сумбекины умноживъ красоты,
         Казало розовы въ ея устахъ цвѣты;
         Улыбка нѣжная, пронзающiе взгляды,
         Во грудь Алееву вливали медъ и яды,
         Сумбеку подкрѣпить, съ стрѣлой Эротъ летитъ,
   200      И ею дѣйствуетъ, въ очахъ ея сокрытъ;
         И внемлетъ Царь отъ ней сiи слова жестоки:
         Невѣрный! видѣлъ ли мои ты слезны токи?
         Они въ долинѣ сей лилися по тебѣ;
         Что дѣлать мнѣ теперь при злой моей судьбѣ?
   205      Ахъ! слезы мнѣ теперь послѣдняя отрада!
         Жестокiй! для тебя я выслана изъ града;
         Съ младенцемъ я моимъ гониму зрю себя,
         Отъ подданныхъ моихъ гониму за тебя;
         Они любовь мою и вѣрность Сафгирею,
   210      Почли къ тебѣ, Алей, суровостью моею;
         Велятъ нещастной мнѣ, твой знатный родъ любя,
         Или оставить тронъ, или смягчить тебя.
         О коль послѣднее велѣнье мнѣ прiятно!
         Сама итти въ Свiяжскъ хотѣла я стократно;
   215      Хотѣла предъ тобой потоки слезъ пролить,
         На твой престолъ тебя хотѣла умолить.
         Но я напасть мою какъ будто предузнала,
         Предстать очамъ твоимъ я прежде не дерзала,
         Доколѣ не могла сомнѣнiевъ пресѣчь;
   220      Для нихъ была должна супружнинъ гробъ сожечь;
         Боролась съ жалостью, боролася со страхомъ,
         Дабы не уличалъ меня и симъ ты прахомъ.
         Взгляни на гробы ты, на пепелъ ихъ взгляни!
         Усердiе мое къ тебѣ явятъ они.
   225      Но пользуетъ ли мнѣ такое увѣренье?
         Во градѣ вижу я, внѣ града подозрѣнье!
         Увы! суровыя смягчились небеса,
         И камни тронулись, и дикiе лѣса;
         Все, все въ дубравѣ сей, ахъ! все преобразилось!
   230      Лишь сердце для меня твое не умягчилось!
         Жесточе ты древесъ, жесточе твердыхъ горъ?
         Сумбека длитъ еще коварный разговоръ:
  
             Увы, любезный Князь! войдемъ во градски стѣны,
         Не бойся хитрости, не бойся ты измѣны.
   235      Тебя корона тамъ, любовь и скипетръ ждутъ;
         Взаимный миръ съ Москвой въ тебѣ Казанцы чтутъ;
         За вѣрность я тебѣ Ордынцовъ отвѣчаю....
         Но ты задумался, я рѣчь мою скончаю.
         Моей преданности стыдиться я должна!...
   240      Взрыдала, и пошла, стенаючи она.
         Потоки слезъ проливъ казалась удаленна,
         Какъ роза нѣжная росою окропленна;
         Прiятны Грацiи тѣснились вкругъ нея,
         И прелести припавъ цѣлуютъ слѣдъ ея;
   245      Прiятности кругомъ лица ея летали,
         Они лобзаньями слезъ токи изщитали.
         Какой бы человѣкъ, какой бы строгiй богъ,
         Ея заразами разтрогаться не могъ?
         Сумбека кинула взоръ нѣжный ко Алею,
   250      Пошла.... и Царь Алей стремится въ слѣдъ за нею!
  
             Алциною Астолфъ обманутъ тако былъ,
         Алей уже едва Россiю не забылъ;
         Коль вѣра, мысль его отъ страсти отзывала,
         Любовь и слабостямъ похвальный видъ давала,
   255      Онъ чаялъ, покоривъ съ Сумбекою Казань,
         Прислать изъ ней въ Москву съ присягой вскорѣ дань,
         Мятежныя сердца Ордынцовъ успокоить,
         Ихъ наглость обуздать, всеобщiй миръ устроить.
         Сей чаемый предлогъ его къ Сумбекѣ влекъ,
   260      Обманы царствуютъ! въ ихъ волѣ человѣкъ!
         Любовь, которая тогда надъ нимъ летала,
         Сумбекинымъ его невольникомъ щитала.
         Такъ часто обладать собою льстимся мы,
         Когда во власть беретъ у насъ любовь умы.
   265          Притворно воздыхать Сумбека продолжала,
         Скрывалась, но любовь Цареву умножала.
         Вскричалъ онъ, видящiй взведенныхъ прелесть глазъ,
         Увы! я быть могу еще обманутъ разъ;
         Но слѣдую тебѣ!... Тѣ рѣчи излетали,
   270      Во книгу вѣчности они внесенны стали,
         И должно было впредь исполнитися имъ:
         Невинность во слезахъ пошла во слѣдъ за нимъ.
         Сумбека хитростью напасть запечатлѣла,
         Которая Царю во срѣтенье летѣла.
   275      Лишь выступилъ Алей дубравы изъ границъ,
         Идущаго Царя встрѣчаетъ ликъ дѣвицъ;
         Подобно Грацiямъ блистая красотами,
         Ко граду путь онѣ усыпали цвѣтами.
         Утѣхи, прелести, тѣснятся вкругъ его,
   280      Берутъ оружiе съ усмѣшкой у него,
         Благуханiемъ одежду оросили,
         И гимны свойственны случаямъ возгласили;
         Вѣнцы сплетающа соблазность изъ цвѣтовъ,
         Къ Алею подступивъ, подъемлетъ свой покровъ,
   285      Снимая шлемъ съ Царя, главу его вѣнчаетъ,
         И мечь его укравъ, цвѣты ему вручаетъ;
         Коварство робкое прiемля смѣлый видъ,
         Отъемлетъ у него копье и лукъ и щитъ.
         Казалася любовь въ Героя превращенна;
   290      А храбрость Царская послѣднихъ силъ лишенна.
  
             Тогда крылатая въ Казань паритъ молва,
         Недремлюща во вѣкъ, скора, быстра, жива;
         Молва Алеево прибытiе вѣщаетъ,
         Съ Москвой взаимный миръ Казанцамъ обѣщаетъ.
   295      Прiятная судьба Казани смутной льститъ,
         Которую сулилъ Царицѣ ихъ Сеитъ.
  
             Златая встрѣтила Сумбеку колесница,
         Съ Алеемъ въ торжествѣ возсѣла въ ней Царица;
         Народъ въ восторгѣ зритъ съ высокихъ градскихъ стѣнъ,
   300      Идущаго Царя во произвольный плѣнъ.
         Чье имя страхъ Ордамъ недавно наводило,
         Пришествiе того спокойстомъ граду льстило.
         О тигрѣ, жителей который устрашалъ,
         На пажитяхъ стада пасомы похищалъ,
   305      Съ такимъ веселiемъ граждане разсуждаютъ,
         Когда его въ цѣпяхъ по граду провождаютъ.
         Спѣшаща обрѣсти сокровищи и честь,
         Является Царю въ лицѣ вельможей лесть;
         Зящитникомъ Орды Алея называетъ,
   310      И слезы радостны ласкаясь проливаетъ;
         Имѣя въ разумѣ о выгодахъ мечты,
         Къ подножiю его разсыпала цвѣты.
         И подлость рабская толь гнусно унижалась,
         Что ко стопамъ его главою понижалась;
   315      Лице покорности умѣюща принять,
         Колѣна Царскiя стремилася обнять.
  
             Любовь народныя плесканья подкрѣпили,
         И въ Царскiй древнiй домъ любовники вступили.
         Темница, страсть куда Алея привлекла,
   320      Казалася ему съ Сумбекой весела.
         Цирцеѣ гордая Сумбека подражаетъ,
         Она и взоръ его и духъ обворожаетъ,
         И въ сердце лестныя вливающа слова,
         Во агнца слабаго преобратила льва.
   325      Коль слѣпы въ ихъ любви бываютъ человѣки!
         Алей весь мiръ включалъ во прелестяхъ Сумбеки.
         По радостямъ его летаетъ плѣнный взоръ,
         На что ни смотритъ Царь, вступая въ Царскiй дворъ.
         Тамъ рядъ древесъ казалъ широкiя дороги,
   330      Сквозь кои пышныя открылися чертоги,
         Вкругъ нихъ свѣтилися столпы въ златыхъ вѣнцахъ,
         И бисеръ въ солнечныхъ играющiй лучахъ.
         Строенiя сего наружное изрядство
         Роскошною рукой возвысило богатство;
   335      Со пестрымъ марморомъ тамъ аспидъ сопряженъ;
         Блистая хрусталемъ, казался домъ зажженъ.
  
             Предъ онымъ зритъ Алей столпами окруженну,
         Изъ твердыхъ марморовъ Казань изображенну;
         Какъ нѣкiй исполинъ, имѣя грозный видъ;
   340      На каменномъ она подножiи стоитъ.
         Художникъ плѣнную изобразилъ Россiю,
         Ко истукановымъ стопамъ склонившу выю,
         И узы, на ея лежащiя рукахъ,
         Являли прежнiй плѣнъ и прежнiй Р

Другие авторы
  • Агнивцев Николай Яковлевич
  • Серебрянский Андрей Порфирьевич
  • Жаринцова Надежда Алексеевна
  • Анненский И. Ф.
  • Аксакова Вера Сергеевна
  • Юрковский Федор Николаевич
  • Мачтет Григорий Александрович
  • Клушин Александр Иванович
  • Галина Глафира Адольфовна
  • Митрофанов С.
  • Другие произведения
  • Веселовский Александр Николаевич - Три главы из исторической поэтики
  • Эмин Федор Александрович - Д. Д. Шамрай. Ф. Эмин и судьба рукописного наследия М. В. Ломоносова
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна - Биографическая справка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Цейтлин А. Некрасов
  • Билибин Виктор Викторович - Рассказы
  • Жуковский Владимир Иванович - Жуковский В. И.: Биографическая справка
  • Анненский Иннокентий Федорович - Педагогические письма. Второе письмо
  • Станюкович Константин Михайлович - Непонятый сигнал
  • Гончаров Иван Александрович - Счастливая ошибка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Указатель губернских и уездных почтовых дорог в Российской империи
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 315 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа