Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада, Страница 5

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада



nbsp;Онъ слышитъ стукъ мечей и трубны въ полѣ звуки,
         Возноситъ къ небесамъ трепещущiя руки;
         Но Богъ, развратныя сердца познавый въ нихъ,
         Ликъ свѣтлый отвратилъ, отринувъ прозьбы ихъ;
   45      И мраки въ воздухѣ ихъ вопли препинали!
         Упала тма на градъ, тамъ стѣны возстенали!
         Казалось небеса паденiемъ грозятъ;
         Казанцы томну грудь въ отчаяньѣ разятъ.
         Но гордость тяжкому стенанiю не внемлетъ,
   50      Изъ моря общихъ золъ главу она подъемлетъ,
         И попирающа ногой своей народъ,
         Съ его унынiя пожати хощетъ плодъ:
         Вѣщаютъ рѣки брань, поля ее вѣщаютъ,
         Но духа гордыя Сумбеки не смущаютъ.
   55      Въ то время фурiя, паляща смертныхъ кровь,
         Рожденная во тмѣ развратная любовь;
         Которая крушитъ и мучитъ человѣковъ,
         Слывуща нѣкогда Кипридою у Грековъ;
         Не та, которая вселенной въ юныхъ дняхъ,
   60      Отъ пѣны сребряной родилася въ волнахъ,
         Сiя вещей союзъ во свѣтѣ составляетъ;
         Другая рушитъ все, все портитъ, разтравляетъ.
         Такою былъ Ираклъ къ Омфалѣ распаленъ,
         Такой, Пелеевъ сынъ подъ Троей ослѣпленъ;
   65      На Ниловыхъ брегахъ была такая зрима,
         Когда вздыхалъ на нихъ преобразитель Рима;
         Въ очахъ ея покой, въ душѣ ея война,
         И токмо вздохами питается она,
         Тоской, мученьями и плачемъ веселится.
   70      Развратныхъ ищетъ душъ, алкая въ нихъ вселиться.
         Пришедша посѣтить восточную страну,
         На тронѣ зритъ она прекрасную жену;
         Ея cтенанiю, ея желаньямъ внемлетъ,
         И пламенникъ она и крылiя прiемлетъ,
   75      Сумбекѣ предстоитъ, раждаетъ огнь въ крови,
         Вѣщая: тягостны короны безъ любви,
         Противна безъ нее блестящая порфира,
         И скучны безъ любви блаженствы здѣшня мiра;
         Дай мѣсто въ сердцѣ мнѣ, будь жрицею моей,
   80      И не страшись войны, коварствъ, ни мятежей.
         Мечтами лестными Сумбеку услаждаетъ,
         И сладкiй ядъ свой пить Царицу убѣждаетъ;
         Она какъ плѣнница за ней стремится въ слѣдъ,
         Закрывъ свои глаза, идетъ въ пучину бѣдъ.
   85          Сумбекѣ на яву, Сумбекѣ въ сновидѣньѣ,
         Столицы и вѣнца является паденье,
         Ей вопли слышатся, ей тѣни предстоятъ:
         Лишишься царства ты! и день и нощь твердятъ.
         Ея трепещетъ тронъ, и нѣкiй духъ незримый
   90      Отъ юности ея на Камѣ ею чтимый,
         Сей духъ, Перуновымъ разрушенный огнемъ,
         Сумбекѣ видится и нощiю и днемъ;
         Онъ перси молнiей являетъ опаленны,
         Кровавое чело и члены раздробленны.
   95      Жестокая любовь! колико ты сильна!
         Ни страха, ни угрозъ не чувствуетъ она.
         Сумбека собственну напасть пренебрегаетъ,
         Не къ браннымъ помысламъ, къ любовнымъ прибѣгаетъ,
         Къ сему орудiю коварствующихъ женъ;
   100      О! кто не знаетъ ихъ, тотъ подлинно блаженъ!
         Она казалась быть Ордынцами владѣя,
         Киприда красотой, а хитростью Цирцея,
         Для выгодъ собственныхъ любила Царскiй санъ;
         Смущали душу въ ней, не брани, Князь Османъ 6,
   105      Прекрасный юноша, но гордый и коварный,
         Любовью тающiй, въ любви неблагодарный;
         Османъ, Таврискiй Князь, былъ нравами таковъ,
         Какъ лютая змiя, лежаща межъ цвѣтовъ:
         Приближиться къ себѣ прохожихъ допущаетъ,
   110      Но жало устремивъ, свирѣпость насыщаетъ.
         Сумбекѣ агнца онъ въ лицѣ своемъ явилъ,
         И сердце страстью въ ней какъ жаломъ уязвилъ.
         Царица пламенной любовiю возженна,
         Жестокимъ Княземъ симъ была пренебреженна,
   115      Познала, что уже обманута она,
         Не вѣренъ ей Османъ, она ему вѣрна;
         Эмира взоръ его и сердце отвратила,
         Которую какъ дщерь Сумбека возрастила.
         Часы отсутствiя, въ свиданьѣ мрачный взглядъ,
   120      Во грудь Царицыну вливали смертный ядъ.
         Утѣхи, коими до днесь она питалась,
         Изъ сердца вонъ ушли, надежда въ въ немъ осталась,
         Надежда! слабый другъ нещастливыхъ людей,
         Единой тѣнью льститъ послушницѣ своей.
   125      Когда умножилась народныхъ скорбей сила,
         И робость вкругъ нее спокойство погасила;
         Когда Казань власы въ отчаяньѣ рвала,
         Она въ чертогъ къ себѣ Сеита призвала.
         Сей извергъ первый былъ чиновникъ ихъ закона;
   130      Хотѣла удалить его она отъ трона;
         Ему противенъ былъ и страшенъ Князь Османъ;
         Адъ былъ въ душѣ его, въ устахъ кипѣлъ обманъ;
         На кровь Османову гортань его зiяла;
         Сему вступившему Сумбека вопiяла:
  
   135          Мы гибнемъ всѣ теперь! се близокъ грозный день,
         Который вѣрную сулитъ Казани тѣнь!
         Прибѣгнуть надлежитъ боговъ моихъ ко храму:
         Иди, почтенный мужъ, иди теперь на Каму,
         Богатства въ даръ богамъ и жертвы понеси,
   140      Живущихъ тамъ духовъ отвѣта испроси,
         На насъ ли громъ они, или на Россовъ клонятъ?
         Вручатъ ли имъ Казань, иль насъ отсель изгонятъ:
         Когда цвѣтущiе вела я тамо дни,
         Отвѣты ясные давали мнѣ они;
   145      Противу Христiянъ питающей злодѣйство,
         Мнѣ страшное открыли чародѣйство;
         Могла я приказать свѣтиламъ течь назадъ;
         Но царствуя Ордой, забыла грозный адъ;
         Внушенiя боговъ притомъ не забывала:
   150      Я кровь Россiйскую рѣками проливала.
         За жертвы таковы награды я хощу:
         Народу, сыну я спасенiя ищу;
         И естьли помнишь ты и любишь Сафгирея,
         Спѣши, вниманiе къ его вдовѣ имѣя,
   155      Спѣши для царства ты, для вѣры, для себя!
         Коль сила есть въ богахъ, послушаютъ тебя....
         Сеитъ съ молчанiемъ отъ трона удалился,
         На многи дни въ степяхъ походъ его продлился.
         Сумбека преуспѣвъ Сеита отдалить,
   160      Намѣрилась престолъ съ Османомъ раздѣлить.
  
             Но Богъ намѣренья людскiя разрушаетъ,
         И гордость какъ тростникъ дхновеньемъ сокрушаетъ,
         Зритъ наши Онъ сердца съ небесной высоты,
         Людскiе помыслы развѣетъ какъ мечты.
   165          Увидя жителей отчаянныхъ Казани,
         Взносяшихъ къ небесамъ трепещущiя длани;
         Престольный видя градъ уныньемъ пораженъ,
         Внимающа дѣвицъ рыданiе и женъ,
         Сумбека собственну тревогу въ сердцѣ скрыла,
   170      Народъ созвавъ, лице и голосъ притворила.
  
             О мужи храбрые! Она вѣщаетъ имъ,
         Которыхъ трепеталъ и Грецiя и Римъ,
         Которы имянемъ Чингиса и Аттилы,
         Явили страшными свои народамъ силы;
   175      Которыхъ мужествомъ исполненъ цѣлый свѣтъ;
         Вы, коихъ Скиѳами вселенная зоветъ!
         Скажите мнѣ, сеголь колѣна вы потомки,
         Которы славою во всей вселенной громки?
         Гдѣ нынѣ время то, какъ ваши праотцы,
   180      Давали Княжески по выбору вѣнцы?
         Какъ полночь робкая, въ Казань простерши длани,
         Намъ вѣрностью клялась и приносила дани!
         Довольно было намъ содѣлать знакъ рукой,
         Чтобъ градамъ ихъ пылать и рушить ихъ покой,
   185      Возжечь въ народѣ семъ войну междоусобну,
         Родства оковы рвать и зависть сѣять злобну.
         Еще на тѣхъ горахъ стоитъ нашъ гордый градъ,
         На коихъ страшенъ былъ его Россiи взглядъ.
         Еще ты Волжская струя не уменьшилась;
   190      А прежней лѣпоты Казань уже лишилась;
         Взведемъ ли очи мы на сѣверъ съ нашихъ горъ,
         Тамъ нашей власти вкругъ уже не кажетъ взоръ;
         Но что я говорю о даняхъ и о славѣ,
         Законы ихъ Цари даютъ моей державѣ!
   195      И щастье учинивъ упрямый оборотъ,
         Порабощаетъ ихъ закону мой народъ;
         Свiяжскъ раждается, коль дивныя премѣны!
         Уже къ намъ движутся Россiйски съ громомъ стѣны.
         Но кто сiи враги, которы намъ грозятъ,
   200      Которы ужасомъ сердца у васъ разятъ?
         То наши данники, то слабые народы,
         Которыхъ жизни мы лишали и свободы.
         О! ежели сiи враги ужасны вамъ,
         Возмите посохи, ступайте ко стадамъ;
   205      Не шлемами главы, украсьте ихъ вѣнцами,
         Женоподобными гордитесь вы сердцами:
         И въ роскошахъ уснувъ на гордыхъ сихъ брегахъ,
         Гдѣ прежде обиталъ духъ бодрости и страхъ,
         Забудьте предковъ вы, отечество забудьте;
   210      Или проснитеся и паки Скиѳы будьте.
         Надежды въ браняхъ вамъ когда не подаетъ,
         Во мнѣ мой слабый полъ, сыновнихъ юность лѣтъ,
         Что дѣлать? Я должна супруга вамъ представить,
         Который бы умѣлъ Ордынскимъ царствомъ править;
   215      Подъ видомъ бодрости Сумбека скрыла страсть;
         Уничижаяся, усилить чаетъ власть,
         И виды льстивые дающая обману,
         Не къ благу общему, склоняетъ мысль къ Осману.
  
             Но вдругъ въ окружности, спирался гдѣ народъ,
   220      Изшедый нѣкiй мужъ является изъ водъ;
         Предсталъ онъ весь покрытъ и тиной и травою,
         Потоки мутные отряхивалъ главою,
         Очами грозными Казанцовъ возмущалъ;
         Увы, Казань! увы! стеная онъ вѣщалъ,
   225      Не жить Ордынцамъ здѣсь!... Смущенные рѣчами
         Казанцы бросились къ видѣнiю съ мечами;
         Но посланъ тартаромъ, иль волею небесъ,
         Сей мужъ невидилъ сталъ, и яко дымъ изчезъ.
  
             Боязнь, которая ихъ чувства убивала,
   230      То знаменiе имъ въ погибель толковала.
         Пророчествомъ сiе явленiе почли;
         До самыхъ облаковъ стенанья вознесли;
         Свое производя изъ вида примѣчанье,
         Во смутномъ весь народъ является молчаньѣ;
   235      На лицахъ кажется, на смутныхъ ихъ очахъ,
         Тоска, отчаянье, унынiе и страхъ.
  
             И се! предсталъ очамъ Казанскихъ золъ рачитель;
         Сеитъ, закона ихъ начальникъ и учитель;
         Какъ будто страстною мечтою пораженъ,
   240      Или кровавыми мечами окруженъ;
         Или встрѣчающiй мракъ вѣчный адской ночи:
         Имѣлъ онъ блѣдный видъ, недвижимыя очи;
         Въ трепещущихъ устахъ устахъ языкъ его дрожалъ,
         Какъ страшнымъ львомъ гонимъ въ собранiе вбѣжалъ.
   245      Прiобретающи вельможи раны къ ранамъ,
         Казались каменнымъ подобны истуканамъ.
         Собравъ разсѣянныхъ своихъ остатокъ силъ,
         И руки вознося, сей старецъ возгласилъ :
         О братiя мои и други! горе! горе!
   250      Иль молнiями насъ постигнетъ небо вскорѣ;
         Или уста свои разторгнувъ страшный адъ,
         Поглотитъ насъ самихъ и сей престольный градъ;
         Сквозь мраки вѣчности я вижу руку мстящу,
         Огонь, войну и смерть на насъ послать хотящу;
   255      Я слышу день и нощь, смутясь вѣщаетъ онъ,
         Я слышу въ воздухѣ, подземный слышу стонъ!
         Ходилъ не давно я спокоить духъ смущенный,
         На Камскiе брега, во градъ опустошенный,
         Опредѣленiе проникнути небесъ:
   260      Тамъ агнца чернаго на жертву я принесъ,
         И вопросилъ духовъ, во градѣ семъ живущихъ,
         Въ сомнительныхъ дѣлахъ отвѣты подающихъ;
         Заросъ въ пещеру путь къ нимъ терномъ и травой;
         Отвѣта долго ждавъ, я вдругъ услышалъ вой,
   265      Отчаянье и стонъ во храмѣ нами чтимомъ;
         И вдругъ покрылась вся поверхность чернымъ дымомъ;
         Увидѣлъ я изъ ней летящую змiю,
         Въ громахъ вѣщающу погибель мнѣ сiю:
         Напрасно чтутъ меня и славятъ человѣки;
   270      И вы погибнете и я погибъ на вѣки!
         Змiй пламенной стрѣлой ко западу упалъ,
         Внимающiй ему окамененъ я сталъ.
         О други! сиры ставъ въ опасностяхъ безмѣрныхъ,
         Пойдемъ и призовемъ Срацинъ единовѣрныхъ;
   275      Они на вопли женъ, на слезы притекутъ,
         И нашу зыблему державу подопрутъ....
         Вѣщая тѣ слова, онъ ризу раздираетъ,
         Возкрикнувъ: тако Богъ насъ въ гнѣвѣ покараетъ!
         Ко суевѣрiю сей склонный человѣкъ,
   280      Но хитрый въ вымыслахъ, Сумбекѣ въ страхѣ рекъ:
         Имѣя смутну мысль и душу возмущенну,
         Когда приближился я къ лѣсу освященну,
         Гдѣ солнца не видать, ни свѣтлыя зари,
         Гдѣ наши древнiе покоятся Цари;
   285      Увидѣлъ предъ собой я блѣдну тѣнь дрожащу,
         И мнѣ сiи слова съ стенанiемъ гласящу:
         О старче! поспѣшай, Сумбекѣ объяви,
         Да сладостной она противится любви.
         Хощу, да изберетъ себѣ она въ супруга,
   290      Престола Царскаго и пользы общей друга;
         Тогда вашъ градъ пророкъ къ спокойству призоветъ!
  
             Подобно какъ Борей въ пучинѣ зареветъ,
         У плавателей страхъ искуство ихъ отъемлетъ,
         Разсудку здравому никто уже не внемлетъ:
   295      Такъ стекшiйся народъ мутился въ оный часъ;
         Пронзаетъ облака смѣшенный нѣкiй гласъ;
         Но гордость при такихъ волненiяхъ не дремлетъ,
         Притворство видъ любви къ отечеству прiемлетъ;
         Вельможи гордые на тронъ завистно зрятъ,
   300      Народъ склонить къ себѣ желанiемъ горятъ.
         Казанскiй Князь Сагрунъ 7 заслуги изчисляетъ,
         Которыми права къ державѣ подкрѣпляетъ,
         Чего намъ ждать? онъ въ грудь бiющiй говоритъ;
         Погибли мы, когда Москва насъ покоритъ!
   305      Мы будемъ изъ своихъ селенiй извлеченны,
         И горъ во внутренность на вѣки заключенны;
         Отниметъ свѣтъ у насъ блестящiй тотъ металлъ,
         Который у враговъ Казани, богомъ сталъ.
         Нѣтъ мира намъ съ Москвой! коль градъ спасти хотите,
   310      Другова, иль меня на царство изберите....
         Сеитъ со Княземъ симъ единомысленъ былъ,
         Въ немъ нравы онъ, своимъ подобные любилъ.
         Тебѣ принадлежитъ, онъ рекъ, съ Сумбекой царство.
         Ты знаешь, какъ спасать отъ Россовъ государство.
   315      Но злобу посрамить и гордость ихъ попрать,
         Алея предлагалъ Гирей Царемъ избрать;
         Уже Алей, онъ рекъ, два раза нами правилъ,
         Но видя нашу лесть, Казанскiй тронъ оставилъ;
         Взовемъ къ нему еще, корону поднесемъ:
   320      Чрезъ то Свiяжскъ падетъ, чрезъ то себя спасемъ.
  
             Когда сомнѣнiемъ Сумбека колебалась,
         И сердцемъ къ нѣжностямъ любовнымъ преклонялась;
         Является вдали, какъ новый Энкеладъ,
         Который будто бы возсталъ, пресиливъ адъ;
   325      То Князь былъ Асталонъ: онъ шелъ горѣ подобенъ;
         Сей витязь цѣлый полкъ единъ попрать удобенъ.
         Отваженъ, лютъ, свирѣпъ сей врагъ Россiянъ былъ,
         Во браняхъ, какъ тростникъ, соперниковъ рубилъ;
         Пошелъ въ средину онъ покрытъ броней златою,
   330      И палицей народъ раздвинувъ предъ собою,
         Какъ гласомъ многихъ трубъ, вѣщалъ Казанцамъ онъ:
         Се въ помощь къ вамъ пришелъ безстрашный Асталонъ!
         Я слова украшать цвѣтами не умѣю,
         Но храбрость лишь одну и силу я имѣю.
   335      При сихъ словахъ съ земли онъ камень подхватилъ,
         Который множествомъ поднять не можно силъ,
         Одной рукой его поставилъ надъ главою;
         Кто силой одаренъ, вѣщаетъ, таковою?
         Повергъ онъ камень сей отъ круга далеко,
   340      И въ землю часть его уходитъ глубоко;
         Вотъ опытъ силъ моихъ, онъ рекъ, шумящъ бронями;
         Закроетесь моей вы грудью, не стѣнами,
         Готовъ я гнать одинъ Россiйскiе полки;
         Но требую во мзду Царицыной руки,
   345      Въ награду не хощу всего Казанска злата,
         Сумбека за труды едина мнѣ заплата;
     &nb

Другие авторы
  • Корелли Мари
  • Карпини, Джованни Плано
  • Федотов Павел Андреевич
  • Тепляков Виктор Григорьевич
  • Шеллер-Михайлов Александр Константинович
  • Врангель Фердинанд Петрович
  • Герцык Аделаида Казимировна
  • Уоллес Льюис
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Ожегов Матвей Иванович
  • Другие произведения
  • Разоренов Алексей Ермилович - Песня ("Не брани меня, родная...")
  • Тынянов Юрий Николаевич - М. Назаренко. Роман "Пушкин" в контексте литературоведческих работ Ю. Н. Тынянова
  • Лесков Николай Семенович - Час воли божией
  • Мольер Жан-Батист - Ученые женщины
  • Славутинский Степан Тимофеевич - Литовские предания и сказки
  • Гончаров Иван Александрович - Гончаров И. А.: Биобиблиографическая справка
  • Гейнце Николай Эдуардович - Власть женщины
  • Закржевский Александр Карлович - Религия. Психологические параллели. B. В. Розанов
  • Зарин Андрей Ефимович - Бегство из плена
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Воспоминания
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа