Главная » Книги

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада, Страница 26

Херасков Михаил Матвеевич - Россиада


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

ылъ.
         Войну побѣдою Казанцы бы рѣшили,
         Дворяне Муромски когдабъ не поспѣшили.
         Сiи воители, какъ твердая стѣна,
         Котора изъ щитовъ единыхъ сложена,
   115      Летятъ, стѣсняютъ, жмутъ, Ордынцовъ раздѣляютъ,
         Жаръ множатъ во своихъ, въ Казанцахъ утоляютъ;
         Какъ прахъ развѣяли они враговъ своихъ,
         Прогнали; брани огнь отъ сей страны утихъ.
  
             Но три воителя, сомкнувшися щитами,
   120      Изъ градскихъ вышли стѣнъ особыми вратами;
         Какъ облако, отъ ихъ коней сгустился прахъ;
         На крылiяхъ летятъ предъ ними смерть и страхъ;
         Ихъ взоры молнiи, доспѣхи громъ метали,
         Ступай къ намъ Курбскiй Князь! они возопiяли,
   125      Шемякинъ! Палецкiй! и кто изъ храбрыхъ есть?
         Придите возпрiять единоборства честь!...
         И тако Гидромиръ: Осмѣльтесь биться съ нами!
         Иль нравно только вамъ сражаться со женами....
         Онъ кожей тигровой какъ ризою покрытъ,
   130      Въ очахъ его и злость и тусклый огнь горитъ;
         Свирѣпость на лицѣ, въ устахъ слова безбожны,
         Неблаговѣрному хулителю возможны;
         Подобенъ видится ожесточенну льву,
         Рукою онъ вращалъ желѣзну булаву;
   135      И громко возопилъ: Вы зрите не Рамиду!
         Россiянамъ хощу отмстить ея обиду,
         Ступайте казнь принять!... Возпѣнясь какъ котелъ,
         Мстиславскiй дать отвѣтъ Срацыну восхотѣлъ.
         Сей мужъ въ сраженiяхъ ни дерзокъ былъ ни злобенъ,
   140      Но твердому кремню казался онъ подобенъ,
         Который искръ ручьи въ то время издаетъ,
         Когда желѣзомъ кто его поверхность бьетъ.
         Стоящъ недвижимо въ рядахъ, какъ нѣкiй камень,
         Мстиславскiй ощутилъ горящiй въ сердцѣ пламень,
   145      Царь выступить велѣлъ противу трехъ троимъ;
         Мстиславскiй двигнулся и Курбскiй вмѣстѣ съ нимъ;
         На битву Палецкiй въ условiе стремится.
         Сближаются земля дрожитъ, и небо тмится.
         Подобенъ бурному приливу шумныхъ водъ,
   150      Стекается уже и нашъ и ихъ народъ.
         Но камень будто бы въ рѣку изъ рукъ падущiй,
         Изъ точки дѣлаетъ далеко кругъ растущiй:
         Противоборники мечи изторгнувъ вдругъ,
         Такъ двигали народъ, изъ круга въ большiй кругъ.
   155      Тогда свой мечь склонивъ Бразинъ, сiе вѣщаетъ:
         Сей день побѣду намъ иль гибель обѣщаетъ;
         Когда побѣды вы получите вѣнецъ,
         Поставите войнѣ и пренiю конецъ;
         Въ отечество свое клянемся возвратиться;
   160      Однако льзя ли симъ, о Россы! вамъ и льститься?
         Но естьли будетъ такъ, безъ насъ возмите градъ:
         Вы сильны покорить тогда и самый адъ.
         Когда же васъ троихъ во брани одолѣемъ,
         О чемъ ни малаго сомнѣнья не имѣемъ;
   165      Мы въ узахъ повлечемъ противоборцевъ въ плѣнъ,
         И будетъ нами родъ Московскiй изтребленъ;
         Рабы вы будьте намъ! клянемся нынѣ въ ономъ,
         Мечами нашими, Рамидой, Царскимъ трономъ;
         Когда сраженiе не ужасаетъ васъ,
   170      Завѣтъ исполнить сей клянитесь вы сей часъ!
  
             Отъ сей кичливости исполненные гнѣва,
         Герои ждутъ на брань велѣнiя Царева,
         Да словомъ подтвердитъ ихъ клятвы онъ печать.
         На все рѣшился Царь, и бой велѣлъ начать.
   175      Все войско раздалось для важнаго предлога;
         Герои шлемы снявъ, зовутъ на помощь Бога.
         Жестокiй Гидромиръ безумства не скрывалъ,
         Не Бога въ помощь онъ, Рамиду призывалъ;
         И рекъ Россiянамъ: Сраженiя не длите!
   180      Не о побѣдѣ вы, о жизни днесь молите;
         Готовтесь смерть принять! Съ симъ словомъ, какъ орелъ,
         На Палецкаго мечь изторгнувъ полетѣлъ,
         Съ Бразиномъ копьями Мстиславскiй Князь сразился;
         Мечь Курбскаго во щитъ Мирседу водрузился;
   185      Весь воздухъ возшумѣлъ и битва началась....
         Сражаются, но кровь не скоро полилась.
         Мстиславскiй на врага перунъ изъ рукъ кидаетъ,
         То съ лѣвыя страны, то съ правой нападаетъ;
         Но будто стѣну онъ орудiемъ бiетъ,
   190      Уже разить копьемъ Бразина устаетъ;
         Онъ зрится каменнымъ, нечувственнымъ кумиромъ.
         Схватился Палецкiй съ свирѣпымъ Гидромиромъ:
         Кони споткнулися, упали шлемы съ нихъ,
         Закрыли ихъ щиты главы у обоихъ;
   195      Склоненные къ землѣ еще они бiются;
         Вспрянули, сдвигнулись, удары раздаются;
         Спираясь три четы, изображаютъ кругъ,
         То въ груду сложатся, то раздадутся вдругъ;
         Отвсюду зрится смерть, отвсюду и побѣда.
   200      Князь Курбскiй копiемъ ударилъ въ грудь Мирседа;
         Щитомъ себя Мирседъ закрыть не ускорилъ,
         Взревѣлъ, и тыломъ онъ хребетъ коня покрылъ.
         Рамида въ оный часъ со стѣнъ на брань взглянула,
         И видя во крови Мирседа, воздохнула;
   205      Къ Мирседу паче всѣхъ склонна была она;
         Забыла, что сама въ чело поражена,
         Мгновенно въ сердце къ ней Мирседовъ стонъ преходитъ,
         И въ духѣ жалость, гнѣвъ, отмщенье производитъ;
         Бѣжитъ и встрѣшняго мечемъ своимъ сѣчетъ,
   210      На копья, на мечи Рамиду страсть влечетъ.
  
             Прервать неравный бой, Россiяне возстали,
         Ихъ очи и мечи какъ звѣзды заблистали,
         И вдругъ сряженiе со всѣхъ сторонъ зажглось,
         Все войско на лугу какъ туча развилось;
   215      Кипитъ кровава брань, полки съ полками бьются,
         Герои съ вящшею досадой разстаются.
         Князь Курбскiй обратясь, унять мятежъ хотѣлъ,
         Во время то Мирседъ на Князя налетѣлъ,
         Копьемъ ребро его подъ сердцемъ прободаетъ,
   220      Разитъ въ главу, и Князь безчувстенъ упадаетъ.
         Пылаютъ мщенiемъ Россiйскiе полки,
         Слились съ Казанскими, какъ будто двѣ рѣки,
         Гдѣ волны бурное теченье составляютъ,
         Другъ друга прутъ назадъ, другъ друга подавляютъ,
   225      Сперлися воины въ поднявшейся пыли;
         Безгласенъ Курбскiй Князь простерся на земли.
  
             Тогда, совокупясь какъ страшныя стихiи,
         Четыре витязя пошли противъ Россiи,
         Подобно слившися четыре вѣтра вдругъ,
   230      Бунтуютъ Океянъ, летая съ шумомъ вкругъ;
         Ихъ жадные мечи въ густой пыли сверкаютъ,
         Разятъ, свирѣпствуютъ, какъ страшны львы рыкаютъ.
         Россiяне уже хотѣли отступить,
         Но силы новыя пришли ихъ подкрѣпить,
   235      Богъ волею своей, Царь бодрыми очами,
         Вельможи твердыми и мудрыми рѣчами.
  
             Но Курбскiй между тѣмъ почти во смертномъ рвѣ,
         Едва дыша лежалъ, израненъ на травѣ;
         Вблизи стеналъ единъ изъ витязей Казанскихъ,
   240      Глоталъ онъ пыль, отъ рукъ поверженъ Христiянскихъ;
         Сей вдругъ опомнился, на Курбскаго взглянулъ,
         Онъ мужество его и силы вспомянулъ;
         Зря Князя дышуща, злодѣйство долгомъ ставитъ;
         На локоть опершись, песокъ колѣномъ давитъ,
   245      По собственной крови нога его скользитъ,
         И умирающiй безгласному грозитъ;
         Онъ свой кинжалъ рукой дрожащей изторгаетъ,
         Какъ змiй раздавленный, все тѣло предвигаетъ;
         Посдѣдню варваръ кровь стремится източить,
   250      И чаетъ тѣмъ вѣнецъ на небѣ получить.
         Велика бы сiя была Россiи трата;
         Но младшiй старшаго Князь Курбскiй встрѣтилъ брата,
         Убiйцѣ острое копье въ хребетъ вонзилъ,
         Надъ тѣломъ братнинымъ злодѣя поразилъ.
   255      Залившись юный Князь горчайшихъ слезъ рѣками,
         Объемлетъ блѣдный трупъ дрожащими руками,
         Увы, любезный братъ! стеная вопiетъ,
         Покинулъ ты меня, и сей покинулъ свѣтъ.
         Но, нѣтъ! ты живъ еще ко мнѣ твоей любовью,
   260      И дружествомъ во мнѣ, и братней живъ ты кровью;
         Я гнѣва моея души не насыщу,
         Доколѣ въ пепелъ всю Казань не превращу.
         Израненный взглянулъ, пожавъ у брата руку,
         Болѣзненну его убавилъ въ сердцѣ муку;
   265      О братъ мой! онъ вскричалъ, ты живъ, на часъ прости!...
         И ратниковъ созвавъ, велѣлъ его нести.
         Героя ратники какъ пчелы окружили,
         Поднявъ стенящаго, на твердый щитъ взложили;
         Коль бремя легкое воительскимъ рукамъ,
   270      Почтенное для нихъ, но тяжкое сердцамъ!
  
             Межъ тѣмъ, какъ левъ младый, повсюду Курбскiй рыщетъ,
         Бразина въ тѣснотѣ и Гидромира ищетъ;
         Рамидѣ хощетъ онъ за брата отомстить,
         Въ Мирседовой крови блестящiй мечь омыть.
   275      Водимый мщенiемъ и храбростью слѣпою,
         Онъ вдругъ объемлется Казанскою толпою,
         И стрѣлы на него какъ градъ густой падутъ,
         Тамъ видитъ онъ мечи, чеканы, копья тутъ,
         Но тяжко то ему, что мщенiемъ коснѣетъ;
   280      Пять стрѣлъ вонзенныхъ онъ въ ногѣ своей имѣетъ;
         Преломленно копье въ щитѣ его виситъ,
         И кровь изъ ранъ его всходящу пыль роситъ;
         Но тучу онъ враговъ какъ стогны разширяетъ,
         Однихъ мечемъ, другихъ сѣкирой ударяетъ,
   285      И въ полѣ на конѣ какъ молнiя летитъ,
         Ласкаясь, что врагамъ за брата отомститъ.
  
             Въ различныя мѣста начавшагося боя,
         Какъ вихри разошлись Казанскихъ три героя;
         Мирседъ съ Рамидою, спасти желая градъ,
   290      Взявъ пламенникъ, зажгли придвинутый разкатъ,
         Какъ нѣкая гора, громада изтлѣваетъ;
         Мирседъ съ Рамидой ровъ глубокiй преплываетъ,
         На стѣны градскiя скоряе бурь текутъ,
         И лѣствицы къ стѣнамъ приставленны сѣкутъ;
   295      Колеблются они, падутъ; и Россы съ ними
         Тѣлами градскiй ровъ наполнили своими.
  
             Стоящу на стѣнѣ Мирседу Курбскiй рекъ:
         Ты щастливъ, что во градъ какъ робкiй звѣрь утекъ!
         Но мстить другимъ врагамъ за брата не оставлю;
   300      Я раны и твои ко ранамъ ихъ прибавлю.
         Текущу кровь унявъ, летитъ скоряе стрѣлъ
         Туда, гдѣ брани огнь свирѣпѣе горѣлъ.
  
             Готовься къ дивному повѣствованью лира;
         Средь Муромскихъ дворянъ Князь видитъ Гидромира,
   305      Которы витязя отрѣзавъ отъ полковъ,
         Его объемлютъ вкругъ, какъ стадо юныхъ львовъ;
         Межъ ними змiемъ онъ является крылатымъ,
         И движитъ онъ щитомъ какъ крылiемъ пернатымъ;
         Ни онъ себя отъ нихъ не можетъ свободить,
   310      Ни Муромцы его не могутъ побѣдить.
         Какъ вѣтьвiя свои на землю дубъ кидаетъ,
         Но движимъ бурями, стоитъ, не упадаетъ:
         Такъ весь оружiемъ обремененъ своимъ,
         Осыпанъ тучей стрѣлъ, стоитъ неколебимъ.
   315          Князь Курбскiй возопилъ, алкая съ нимъ сразиться:
         Не стыдно ль множеству съ единымъ купно биться?
         Храните рыцарскiй, герои, въ бранѣхъ чинъ;
         Оставьте насъ, хочу съ нимъ ратовать единъ.
         Услышавъ Гидромиръ отважну рѣчь толику,
   320      Висящу вдоль бедры взялъ палицу велику,
         Онъ ею въ воздухѣ полкруга учинилъ,
         Часть Муромскихъ дворянъ на землю преклонилъ,
         И Князя бъ разразилъ шумящей булавою;
         Но онъ къ главѣ коня приникъ своей главою,
   325      И тако усколзнулъ, не поврежденъ ни чѣмъ;
         Но Гидромира онъ поранилъ въ пахъ мечемъ.
         Разсвирѣпѣлъ злодѣй, болѣнiю не внемлетъ,
         Какъ мачту палицу тяжелую подъемлетъ,
         И Муромскихъ дворянъ, и Курбскаго разитъ:
   330      Тамъ шлемы сокрушилъ, тамъ латы, тамо щитъ.
         Какъ дикiй вепрь въ чело стрѣлою уязвленный,
         Такъ мечется вездѣ сей витязь разъяренный.
         Князь Курбскiй въ грудь его пускаетъ копiе:
         Онъ палицей отбилъ оружiе сiе;
   335      Дворяне копьевъ лѣсъ въ Ордынца направляютъ,
         Тѣснятся, но его ни чемъ не уязвляютъ:
         Во твердую броню одѣянъ былъ злодѣй,
         Но кровь текущая изъ раны какъ ручей,
         Ослабила его нечеловѣчьи мочи;
   340      Онъ тяжко обращать померклы началъ очи,
         Едва и палицу изъ рукъ не упустилъ;
         Шатнулся, и коня ко граду обратилъ.
         Младому Курбскому привѣтствуетъ побѣда;
         Бѣгущаго врага не покидаетъ слѣда:
   345      Стрѣлой разитъ его, сѣкирою, мечемъ;
         Онъ быстро въ градъ скакалъ, влекомъ своимъ конемъ;
         Но Курбскiй бы низвергъ его въ предѣлы ада,
         Вдругъ пуля засвиставъ со стѣнъ мятежна града,
         Младому рыцарю ударилась во грудь,
   350      Врагу очистила, ему пресѣкла путь.
  
  
             Тогда рѣкой текли Казанцы въ градъ бѣгущи,
         И бурей кажутся имъ Россы въ слѣдъ текущи,
         Изображенiе Ордынскiя бѣды,
         Бѣгущихъ къ граду кровь означила слѣды;
   355      Но окомъ различить, въ пыли, въ толпахъ смятенныхъ,
         Со побѣдительми не можно побѣжденныхъ:
         Равно стремителенъ и сихъ и тѣхъ побѣгъ;
         Такъ съ градомъ иногда совокупляясь снѣгъ,
         Летитъ въ ущелiе широкой полосою,
   360      И вкупѣ падаетъ, вiясь чертой косою,
         Лишь можко Росса тѣмъ съ Ордынцомъ разпознать,
         Что сей спѣшилъ утечь, а тотъ стремился гнать.
         Казанцы робкiе не вдругъ врата отверзли,
         Ихъ войски многiя въ горахъ, въ рѣкахъ изчезли.
   365          И се! бѣжитъ Бразинъ, какъ молнiей гонимъ;
         Оборонялся онъ еще мечемъ своимъ.
         Микулинскiй у рва злодѣя достигаетъ,
         Но онъ въ глубокiй ровъ стремглавъ себя ввергаетъ;
         Кидается съ бреговъ, ко граду онъ плыветъ;
   370      Микулинскiй коня за нимъ пускаетъ въ слѣдъ.
         Какъ выжлецъ скачущiй далеко волка гонитъ,
         Туда склоняя бѣгъ, куда онъ бѣгъ уконитъ;
         Зубами, кажется, касается ему:
         Такъ рыщетъ въ слѣдъ герой злодѣю своему;
   375      Въ водѣ его разитъ; онъ трижды погрузился;
         Микулинскаго мечь въ хребетъ его вонзился,
         Но зря разсѣлину, какъ змiй утекъ онъ въ градъ.
         Еще Микулинскiй не шествуетъ назадъ:
         За камень на стѣнѣ рукою ухватился,
   380      Тряхнулъ его, и съ нимъ сей камень отвалился;
         Осыпанъ прахомъ весь, Микулинскiй падетъ;
         Главу щитомъ покрывъ, ко брегу вспять плыветъ.
  
             Свирѣпа смерть блюсти Казанцовъ возхотѣла;
         На черныхъ крылiяхъ превыше стѣнъ взлетѣла;
   385      Омытымъ кровiю покровомъ облеклась,
         И молнiя вкругъ ней струями извилась;
         Дыханьемъ возухъ весь селитренымъ сгустила,
         Со ужасомъ огонь какъ градъ со стѣнъ пустила,
         Въ Россiйскiе полки онъ тучей ударялъ;
   390      За громомъ громъ другiй мгновенно ускорялъ.
  
             Благочестивый Царь людей своихъ жалѣя,
         Съ плѣненными послалъ Ордынцами Алея;
         Передъ стѣнами ихъ велѣлъ къ столбамъ вязать:
         Не ярость тѣмъ хотѣлъ надъ ними оказать,
   395      Но войски собственны отъ гибели избавить;
         Ордынцовъ укротить, и звѣрства ихъ убавить.
         Какъ жертву плѣнниковъ ко граду повлекли;
         Ихъ видя у тыновъ Казанцы, имъ рекли:
         Вамъ лучше умереть отъ рукъ Махометанскихъ,
   400      Чѣмъ кончить свой животъ въ плѣну отъ Христiянскихъ.
         По словѣ варварскомъ ударилъ паки громъ.
         Какую пѣснь мнѣ пѣть, какимъ писать перомъ?
         Ордынцы лютые единовѣрныхъ губятъ!...
         И се къ отшествiю трубы Россiйски трубятъ.
   405      Напрасной смерти Царь злодѣямъ не хотѣлъ,
         Отверженныхъ враговъ друзьями пожалѣлъ;
         Влеките! возопилъ, невольниковъ обратно,
         Похвально побѣждать, но миловать прiятно!
  
             Тогда все

Другие авторы
  • Казанович Евлалия Павловна
  • Клушин Александр Иванович
  • Петров Василий Петрович
  • Врангель Николай Николаевич
  • Навроцкий Александр Александрович
  • Бибиков Петр Алексеевич
  • Анзимиров В. А.
  • Азов Владимир Александрович
  • Моисеенко Петр Анисимович
  • Вахтангов Евгений Багратионович
  • Другие произведения
  • Кохановская Надежда Степановна - Кохановская Н. С.: Биобиблиографическая справка
  • Анненский Иннокентий Федорович - Кипарисовый ларец
  • Модзалевский Лев Николаевич - Слети к нам, тихий вечер...
  • Сомов Орест Михайлович - Мысли, замечания, выписки и пр.
  • Гольцев Виктор Александрович - Г. Алексеев. Макиавелли, как политический мыслитель
  • Бунин Иван Алексеевич - Цифры
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Катенька, или Семеро сватаются, одному достается. Комедия-водевиль
  • Дорошевич Влас Михайлович - Вишневый caд
  • Лажечников Иван Иванович - Ледяной дом
  • Бунин Иван Алексеевич - Забота
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 368 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа