Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 16

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

шего, a я былъ близокъ вамъ,
         Почти какъ братъ. Такъ провели мы много
         Счастливыхъ, свѣтлыхъ лѣтъ, и какъ отличны
         Отъ нынѣшнихъ тѣ радостные дни!
  
             Л²ОНИ.
  
         Мнѣ кажется, то время позабыто
         Тобою, a не мной.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                   Нѣтъ, никогда
         Его я не забуду - и спасу
         Васъ противъ вашей воли! Вы и послѣ
         Остались мнѣ защитникомъ, когда
         По званью своему достигли власти,
         A я, бѣднякъ Бертрамъ, сталъ жить тяжелымъ
         Трудомъ людей, такихъ какъ я. Пусть горе -
         Обычный жреб³й слабыхъ - часто было
         Удѣломъ мнѣ: вы въ этомъ невиновны,
         Напротивъ, ваша помощь постоянно
         Меня спасала въ бѣдств³яхъ. Ни разу
         Не видѣлъ я, чтобъ столько благородства
         Вмѣщалось въ благородномъ по рожденью,
         Какъ это видѣлъ въ васъ я, постоянномъ
         Защитникѣ ничтожнаго Бертрама.
         О, если бъ весь Сенатъ похожъ былъ въ этомъ
         На васъ, мой благодѣтель!
  
             Л²ОНИ.
  
                             Что ты хочешь
         Сказать противъ Сената?
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Я? ни слова!
  
             Л²ОНИ.
  
         Я знаю, есть въ Венец³и немало
         Бездомныхъ негодяевъ, постоянно
         Стремящихся, при помощи измѣны,
         Смутить покой и миръ. Глубокой ночью,
         Закутавшись въ дырявые плащи,
         Они угрюмо бродятъ въ захолустьяхъ,
         Съ проклятьемъ на устахъ. Бродяги, воры,
         Солдаты прежнихъ войнъ, подонки черни,
         Всегдашн³е буяны кабаковъ -
         Вотъ та среда, которая даетъ
         Наплывъ всей этой сволочи; но развѣ
         Бывалъ ты съ ними? Съ нѣкоторыхъ поръ,
         Я, правда, потерялъ тебя изъ виду,
         Но ты всегда, насколько знаю я,
         Велъ честную, порядочную жизнь,
         Водился лишь съ хорошими, являлся
         Всегда въ приличномъ видѣ. Что же нынче
         Случилося съ тобой? Твой взглядъ угрюмъ,
         Лицо и щеки впали, безпокойство
         Сквозитъ во всѣхъ чертахъ твоихъ, какъ будто
         Позоръ и муки совѣсти глубоко
         Тебѣ терзаютъ душу.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Стыдъ и горе
         Дѣйствительно гнетутъ меня при видѣ
         Той злобной тиранн³и, чьимъ вл³яньемъ
         Въ Венец³и отравленъ даже воздухъ,
         И люди, надышавшись имъ, доходятъ
         До тѣхъ порывовъ бѣшенства, въ которомъ
         Кончаютъ жизнь сраженные чумой.
  
             Л²ОНИ.
  
         Бертрамъ, Бертрамъ! ты сбитъ, я вижу, съ толку
         Какимъ-нибудь мерзавцемъ! Эти рѣчи
         И мысли - не твои. Духъ недовольства
         Навѣянъ на тебя чужимъ вл³яньемъ
         Какихъ-нибудь бездѣльниковъ; но мнѣ
         Не хочется, чтобъ ты погибъ такимъ
         Печальнымъ образомъ. Ты по натурѣ
         Хорошъ и добръ и не рожденъ для низкихъ
         Наклонностей, которыя хотятъ
         Развить въ тебѣ порочные и злые.
         Признайся мнѣ по совѣсти - ты знаешь
         Меня вѣдь хорошо - скажи, какое
         Затѣялъ ты съ друзьями злое дѣло?
         За что я, лучш³й другъ твой, сынъ того,
         Кто также былъ настолько вѣрнымъ другомъ
         Съ твоимъ отцомъ, что оба мы должны
         Стараться передать такую жъ дружбу,
         Когда еще не большую, въ грядущемъ
         Въ наслѣдство нашимъ дѣтямъ, долженъ нынче
         Съ тобой быть осторожнымъ и сидѣть,
         Какъ дѣвочка отъ страха, взаперти?
  
             БЕРТРАМЪ.
  
         Не спрашивайте больше! Я обязанъ
         Уйти отсюда прочь.
  
             Л²ОНИ.
  
                       A мнѣ, конечно,
         Придется быть убитымъ? Отвѣчай же,
         Не это ли хотѣлъ ты мнѣ сказать,
         Мой вѣрный другъ?
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Убитымъ? Кто сказалъ вамъ
         Такое слово здѣсь? Вы лжете! Я
         Его не говорилъ!
  
             Л²ОНИ.
  
                   Да, это правда;
         Но въ дикихъ и блуждающихъ глазахъ,
         Какихъ въ тебѣ я не видалъ ни разу,
         Сквозитъ лицо уб³йцы. Если ты
         Пришелъ меня убить, то что жь ты медлишь?
         Со мной оружья нѣтъ: рази безъ страха -
         A тамъ бѣги! Повѣрь, я не куплю
         Возможность жить позорною мольбою
         Передъ людьми, подобными тебѣ,
         Иль тѣмъ, кто подослалъ тебя.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                             Скорѣе
         Пролью свою я собственную кровь,
         Чѣмъ каплю крови вашей! Соглашусь
         Скорѣй сгубить десятки тысячъ жизней
         Знатнѣйшихъ больше васъ, чѣмъ допущу
         Кому-нибудь коснуться волоска
         У васъ на головѣ.
  
             Л²ОНИ.
  
                   Ну, если такъ,
         То извини! Я вовсе не считаю
         Себя настолько правымъ и достойнымъ,
         Чтобъ былъ одинъ спасенъ я въ гекатомбѣ,
         Грозящей столькимъ знатнымъ. Но скажи,
         Однако мнѣ, кому грозитъ опасность
         И кто грозитъ?
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                   Венец³я y насъ
         Похожа на семью, въ которой вѣчно
         Господствуетъ раздоръ, и потому
         Всѣ эти подстрекатели погибнутъ
         Сегодня до разсвѣта.
  
             Л²ОНИ.
  
                       Что ни дальше,
         То все чуднѣй и, сверхъ того, ужаснѣй!
         Во всякомъ, впрочемъ, случаѣ я вижу,
         Что я иль ты, a можетъ быть и оба,
         Мы здѣсь въ опасности, a потому
         Рѣшись сказать все прямо! Вѣрь, что этимъ
         Ты совершишь велик³й, славный подвигъ.
         Спасти кого-нибудь почетнѣй вдвое,
         Чѣмъ погубить, и погубить тайкомъ.
         Ужель себя считаешь ты способнымъ
         На этакую роль? Стыдись, Бертрамъ!
         Иль ты изъ тѣхъ людей, которымъ будетъ
         Носить пр³ятно предъ толпой народа
         Отрубленную голову того,
         Кто былъ тебѣ всегда сердечнымъ другомъ?
         Судьба же эта, очень вѣроятно,
         Грозитъ сегодня мнѣ, затѣмъ, что я
         Далъ клятву, несмотря ни на как³я
         Опасности, пойти во что бъ ни стало,
         Коль скоро ты не скажешь мнѣ, как³я
         Причины привели тебя сюда
         Съ твоею странной просьбой.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                             Неужели жъ
         Нѣтъ средствъ мнѣ васъ спасти! Часы бѣгутъ,
         Вы губите себя! Вы, мой спаситель,
         Вѣрнѣйш³й другъ, единственный изъ всѣхъ
         Оставш³йся мнѣ вѣрнымъ въ дни невзгоды!
         О! я молю - не дѣлайте меня
         Измѣнникомъ! Позвольте васъ спасти,
         Оставшись вмѣстѣ честнымъ!
  
             Л²ОНИ.
  
                             Что за честность
         Въ толпѣ уб³йцъ? A что же до названья
         Измѣнника, то имъ бываетъ тотъ,
         Кто возстаетъ на власть и государство.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
         Кто клятву далъ быть вѣрнымъ предпр³ятью
         Своихъ друзей, тотъ связанъ этимъ больше,
         Чѣмъ клятвою закону. По моимъ
         Понят³ямъ, не сыщется на свѣтѣ
         Измѣнника гнуснѣй того, кто, бывъ
         Почтенъ довѣрьемъ друга, поражаетъ
         Его своимъ кинжаломъ.
  
             Л²ОНИ.
  
                       Кто жъ берется
         Вонзить кинжалъ мнѣ въ сердце?
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                             Вѣрь, не я!
         Я радъ пойти на все, но не на это!
         Ты не умрешь и можешь самъ судить,
         Насколько ты мнѣ дорогъ, если я
         Рискую жизнью многихъ!... Что сказалъ я?-
         Не жизнью, a свободой поколѣнья
         Грядущаго... И все затѣмъ, чтобъ только
         Не быть уб³йцей, какъ меня напрасно
         Ты звалъ сейчасъ. Итакъ, молю еще разъ -
         Не выходи изъ дома до утра.
  
             Л²ОНИ.
  
         Потеря словъ! Я выйду и немедля!
  
             БЕРТРАМЪ.
  
         Ну, если такъ, то пусть погибнетъ лучше
         Венец³я, чѣмъ другъ мой. Я открою
         Все тотчасъ же: разстрою, измѣню,
         Предамъ друзей! Смотри, какимъ мерзавцемъ
         Ты дѣлаешь меня!
  
             Л²ОНИ.
  
                   Скажи скорѣе,
         Что дѣлаю тебя я благороднымъ
         Спасителемъ отечества и друга.
         Не медли же! Все, что захочешь ты
         Въ награду для себя иль въ гарант³ю,
         Что будешь ты не тронутъ,- я ручаюсь
         Тебѣ за все! Почетъ, богатство, знатность,
         Все, словомъ, то, чѣмъ воздаетъ отчизна
         Сынамъ своимъ, не исключая сана
         Патриц³я, получишь ты, будь только
         Со мною откровененъ.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Я раздумалъ!
         Нельзя такъ поступать! Какъ ни люблю я
         Тебя отъ всей души моей, въ чемъ можетъ
         Служить тебѣ послѣднимъ, но немалымъ
         Ручательствомъ, что я пришелъ сюда,
         Я все жъ скажу, что, выполнивъ свой долгъ,
         Какимъ тебѣ обязанъ я, мнѣ надо
         Исполнить долгъ и родинѣ. Прощай!
         Намъ больше не видаться въ этомъ свѣтѣ!
  
             Л²ОНИ.
  
         Ого! Вотъ какъ! Антон³о! и Педро!
         Заприте дверь! Схватить его! Смотрите,
         Однако, чтобъ ему не причинили
         Чего-нибудь дурного.

(Вооруженные слуги схватываютъ Бертрама).

                       Дайте мнѣ
         Мой мечъ и плащъ! да приказать немедля
         Подать гондолу съ четырьмя гребцами
         Мнѣ къ пристани!

(Антон³о уходитъ).

         Ну, живо! Мы сейчасъ
         Отправимся съ Дж³ованни Градениго
         И Марко Корнаро. Бертрамъ, не бойся!
         Я долженъ это сдѣлать, чтобъ спасти
         Тебя же отъ опасности, какая
         Грозитъ намъ всѣмъ.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Куда же вы хотите
         Меня вести?
  
             Л²ОНИ.
  
             Сперва въ Совѣтъ, a тамъ
         Поѣдемъ къ дожу.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                   Къ дожу?
  
             Л²ОНИ.
  
                       Да! вѣдь онъ
         Глава республики.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                   Быть можетъ, будетъ
         Главой ея съ разсвѣтомъ.
  
             Л²ОНИ.
  
                       Что за бредни?
         Но, впрочемъ, мы узнаемъ скоро все.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
         Вы въ томъ убѣждены?
  
             Л²ОНИ.
  
                       О, да! насколько
         Позволятъ мѣры кротости, a если
         Не будетъ ихъ достаточно, тогда
         Совѣтъ найдетъ иныя убѣжденья:
         Въ подвалахъ Марка, знаешь ты, есть тюрьмы,
         A въ нихъ орудья пытки.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Дѣлай съ ними
         Что хочешь до зари; ея недолго
         Теперь осталось ждать. Скажи еще
         Два-три подобныхъ слова - и тебѣ
         Придется умереть такою жъ смертью,
         Какою ты грозить задумалъ мнѣ.

(Антон³о возвращается).

  
             АНТОН²О.
  
         Гондола подана, синьоръ, и все
         Исполнено по вашему приказу.
  
             Л²ОНИ.
  
         Свести его въ гондолу и стеречь,
   &

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 285 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа