Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 9

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

билъ
         Публично дамъ изъ свиты герцогини)
         Отмстить теперь за то,что онъ былъ выгнанъ,
         Злословьемъ на супругу государя,
         И будетъ вновь оправданъ гнусной шайкой
         Своихъ товарищей.
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
                   Но онъ, вѣдь, будетъ
         Наказанъ заключеньемъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Заключенье
         Такимъ, какъ онъ - ничто! онъ проведетъ
         Смѣшной арестъ свой во дворцѣ. Но, впрочемъ,
         О немъ довольно! Я хочу заняться
         Теперь тобой.
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
                   Мной?
  
             ДОЖЪ.
  
                       Да, Андж³олина!
         И ты не удивляйся. Я хотѣлъ,
         Насколько могъ, отсрочить объясненье,
         Но чувствую, что жизнь моя не можетъ
         Продлиться очень долго, между тѣмъ,
         Мнѣ надо посвятить тебя въ рѣшенье,
         Которое касается тебя.
         Возьми бумагу эту и прочти
         Ее потомъ. Не бойся! Все, что въ ней
         Написано - ведетъ къ твоей лишь пользѣ.
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
         Я буду уважать тебя равно
         При жизни и по смерти, но молю
         Создателя, чтобъ онъ тебѣ послалъ
         Въ грядущемъ дни счастливѣй настоящихъ.
         Богъ дастъ, ты успокоишься и будешь
         Опять здоровъ и веселъ, какъ бывало.
  
             ДОЖЪ.
  
         Я буду, чѣмъ я долженъ быть: иначе
         Не стоитъ быть ничѣмъ! Но никогда,
         Нѣтъ, никогда не обрѣтетъ Фальеро
         Въ течен³е ничтожнаго остатка
         Своихъ преклонныхъ лѣтъ довольства мира!
         Святая тѣнь покоя и забвенья
         Не осѣнитъ послѣднихъ тихихъ дней
         Когда-то славной жизни и не сгладитъ
         Отхода къ вѣчной ночи! Мнѣ не много
         Осталось ужъ надеждъ. Все, что хочу я
         И требую - лишь сводится къ желанью,
         Чтобъ мнѣ не отказали въ уваженьи
         Къ моимъ трудамъ и крови, пролитой
         За родину. Я былъ ея слуга -
         Слуга, хотя и герцогъ - и желаю
         Теперь лишь отойти къ моимъ отцамъ
         Съ такимъ же чистымъ именемъ, какое
         Они носили всѣ. Но въ этомъ мнѣ
         Отказано. О! для чего не умеръ
         Я подъ стѣнами Зары!
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
                       Ты спасалъ
         Тогда свою отчизну - такъ живи же
         На славу ей и нынче. День, подобный
         Тому, который вспомнилъ ты, отмститъ
         Всего славнѣй врагамъ твоимъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Подобный
         Велик³й день бываетъ въ жизни разъ -
         Не болѣе, a жизнь моя подходитъ
         Уже къ концу. Я благодаренъ року
         Ужъ и за то, что онъ послалъ мнѣ счастье,
         Котораго пытаются напрасно
         Достичь немало гражданъ, одаренныхъ
         Немалымъ благомъ въ прочемъ. Но теперь
         Не стоитъ толковать о томъ! Отчизна
         Забыла этотъ день - такъ для чего же
         Я стану вспоминать о немъ? Прощай,
         Мой добрый другъ! Я долженъ удалиться
         Теперь къ себѣ. Часы бѣгутъ, a мнѣ
         Немало предстоитъ еще работы.
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
         Не забывай, чѣмъ былъ ты въ славномъ прошломъ.
  
             ДОЖЪ.
  
         A для чего? Воспоминанье счастья
         Утѣхи не даетъ, a память горя
         Терзаетъ насъ и послѣ.
  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
                       Отдохни же,
         Прошу тебя, хоть нѣсколько. Оставь
         Обычныя занятья! Сонъ твой былъ
         Такъ страненъ и тревоженъ въ это время,
         Что я не разъ сбиралась разбудить
         Тебя отъ смутныхъ грезъ, и лишь надежда
         На то, что мать-природа, наконецъ,
         Осилитъ рой тревогъ твоихъ - мѣшала
         Исполнить мнѣ намѣренье. Покой
         На часъ иль два придастъ тебѣ опять
         И бодрости и силъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                   Я не могу
         Теперь забыться сномъ, да и не долженъ,
         Когда бы могъ. Ни разу въ цѣлой жизни
         Мнѣ не были такъ нужны осторожность
         И бдительность. Но протекутъ еще
         Пять-шесть дурныхъ ночей - и я засну
         Спокойнымъ сномъ: какимъ - не знаю! Впрочемъ,
         Что будетъ - будь! Прощай, Андж³олина!
  

0x01 graphic

  
             АНДЖ²ОЛИНА.
  
         Позволь пробыть съ тобой мнѣ хоть минуту!
         Одну всего! Я не могу оставить
         Тебя въ такой тревогѣ.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Подойди же
         Ко мнѣ, мое дитя! Прости мнѣ!- ты
         Могла бы ждать счастливѣйшаго жребья,
         Чѣмъ тотъ, который данъ тебѣ объ руку
         Со.мной, чья жизнь ужъ близится къ концу,
         Къ долинѣ той, гдѣ царствуетъ въ своемъ
         Покровѣ мрачномъ смерть. Когда меня
         Не будетъ въ этомъ м³рѣ... A погибнуть
         Могу я даже раньше, чѣмъ того
         Потребуютъ года мои, когда лишь
         Мы примемъ во вниманье то волненье,
         Которое господствуетъ теперь
         Въ Венец³и и можетъ населить
         Быстрѣй ея кладбища, чѣмъ бы это
         Исполнили моръ или мечъ. Итакъ -
         Я повторю - когда отъ человѣка,
         Какимъ я прежде былъ, не будетъ больше
         Въ остаткѣ ничего, то я хотѣлъ бы,
         Чтобъ съ нѣжныхъ устъ твоихъ тогда срывалось
         Порой воспоминан³е о томъ,
         Кто жаждетъ отъ тебя не слезъ печали,
         Но только доброй памяти. Однако,
         Пора, мой другъ! Идемъ, дѣла не ждутъ.
             (Уходитъ).
  

ВТОРАЯ СЦЕНА.

Уединенное мѣсто близъ арсенала.

Входятъ Израэль Бертучч³о и Филиппо Календаро.

             КАЛЕНДАРО.
  
         Ну, что жъ, добился ты рѣшенья дѣла?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
         О, да! вполнѣ!
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Возможно ль? Твой обидчикъ
         Потерпитъ наказанье?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Да.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                                 Какое?
         Тюрьму иль пеню?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Смерть.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                             Да ты рехнулся!
         Иль, можетъ быть, рѣшился отомстить
         Ему своей рукой, какъ это я
         Совѣтовалъ тебѣ и прежде?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             То-есть
         Продать за мигъ одинъ ничтожной мести
         Давно уже затѣянную мысль -
         Отомстить за всю Венец³ю? Смѣнить
         Надежду на изгнанье? Раздавить
         Пятою скорп³она, что ужалилъ
         Меня лишь одного, оставивъ сотню
         Другихъ, не меньше вредныхъ? Жалить братьевъ
         И преданныхъ друзей? Нѣтъ, Календаро!
         Та кровь, что пролилъ братъ мой, будетъ точно
         Искуплена такой же кровью, только
         Не онъ одинъ прольетъ ее! Убить
         Кого-нибудь изъ личной мести можно
         Въ припадкѣ ярой злости; но не такъ
         Приступитъ къ дѣлу тотъ, кто далъ обѣтъ
         Возстать на тиранн³ю!
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                       Ты, однако,
         Я вижу терпѣливѣе, чѣмъ я.
         Будь я съ тобой, какъ онъ тебя ударилъ,
         Я просто бы убилъ его иль умеръ
         На мѣстѣ-самъ въ безсил³и сорвать
         На немъ мой гнѣвъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Ну, значитъ, слава Богу,
         Что ты при этомъ не былъ. Гнѣвъ твой только
         Испортилъ бы все дѣло, a теперь
         Оно еще недурно.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                       Говорилъ ты
         Объ этомъ дѣлѣ съ дожемъ? Что сказалъ онъ
         Тебѣ въ отвѣтъ?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Что людямъ, какъ Барбаро,
         Нѣтъ кары, ихъ достойной.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                             Я объ этомъ
         Твердилъ тебѣ и прежде. Не отъ нихъ
         Ждать можно правосудья.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Я успѣлъ,
         Принесши эту жалобу, отвлечь
         По крайней мѣрѣ общее вниманье,
         Которое навлекъ бы на себя,
         Снеся обиду молча. Каждый сбиръ
         Сталъ слѣдовать за мной бы по пятамъ,
         Задавшись тою мыслью, что, конечно,
         Я мстить хочу въ тиши навѣрняка.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Зачѣмъ не обратился ты къ Совѣту?
         Вѣдь, дожъ пустая кукла. Онъ не могъ
         Добиться правды даже для себя,-
         Такъ что и говорить съ нимъ?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Я скажу
         Тебѣ объ этомъ послѣ.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                       По какой же
         Причинѣ не теперь?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Помедли только
         До полночи. Теперь же собери
         Своихъ друзей и дай имъ знать, чтобъ были
         Готовыми. Урочный часъ пробьетъ,
         Быть можетъ, очень скоро. Долго ждали
         Мы радостной минуты - и она,
         Какъ кажется, должна пр³йти съ разсвѣтомъ."
         Откладывать рѣшенье дольше - было бъ
         Опасно намъ вдвойнѣ. Смотри, чтобъ всѣ
         Сошлись на сборномъ мѣстѣ и съ оружьемъ.
         Шестнадцать пусть останутся при войскѣ
         И ждутъ сигнала.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Вотъ слова, что могутъ
         Влить снова въ душу жизнь! A то ужъ мнѣ
         Наскучили всѣ эти проволочки
         И глупыя сомнѣнья. День за днемъ
         Бѣжитъ давно напрасно, и при каждомъ
         Куемъ себѣ мы новое кольцо
         Для цѣпи бѣдств³й нашихъ, подвергая
         Несчастьямъ нашихъ братьевъ и давая
         Своимъ врагамъ сознанье новой силы.
         Пора сцѣпиться съ ними, что бъ ни вышло
         Изъ этого! Будь смерть то иль свобода -
         Я все равно обѣимъ буду радъ.

0x01 graphic

  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧЮ.
  
         Мы будемъ одинаково свободны
         И въ жизни, и въ могилѣ: въ гробѣ нѣтъ
         Цѣпей и узъ. Готова ль y тебя
         Записка съ именами и дошло ли
         Число друзей шестнадцати отрядовъ
         До полнаго комплекта въ шестьдесятъ?
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Оно неполно только въ двухъ, гдѣ меньше
         На двадцать пять товарищей.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Ну, это
         Бездѣлица; мы можемъ обойтись
         Легко безъ нихъ. A чьи это отряды?
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Бертрама и Соранцо. Оба мнѣ
         Они, признаться, кажутся далеко
         Не такъ глубоко преданными дѣлу,
         Какъ вы и я.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧIО.
  
             Горяч³й нравъ твой склоненъ
         Всегда считать холодными людей,
         Умѣющихъ удерживать порывы
         Своихъ намѣрен³й. Но знай, что часто

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа