Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 20

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

sp;  Такъ гнѣвно на меня.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Я, умирая,
         Тебя простилъ.
  
             КАЛЕНДАРО (плюнувъ на Бертрама).
  
                   A для меня ты гнусенъ
         Попрежнему.

(Стража уводитъ Израэля Бертучч³о и Филиппа Календаро).

  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                   Теперь, когда оконченъ
         Нашъ судъ надъ ними - время приступить
         Къ важнѣйшему предмету; произнесть
         Нашъ приговоръ злодѣю, съ кѣмъ едва ли
         Сравнится въ преступленьяхъ кто-нибудь
         Въ истор³и - измѣннику Фальеро.
         Вина его ясна вполнѣ, a время
         И мног³я причины заставляютъ
         Насъ поспѣшить своимъ рѣшеньемъ.
         Должно ль
         Позвать его тотчасъ, чтобъ объявить
         Судьбу, какая ждетъ его?
  
             ЧЛЕНЫ.
  
                             Да! да!
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
         Авогадори! прикажите вызвать
         Къ суду Совѣта дожа.
  
             ОДИНЪ ИЗЪ ЧЛЕНОВЪ.
  
                       A когда же
         Судить мы будемъ прочихъ?
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                             Надо кончить
         Сперва съ главами дѣла. Ихъ не мало
         Бѣжать успѣло въ Кьоццу, но погоня
         Преслѣдуетъ бѣжавшихъ по пятамъ.
         На сушѣ и на морѣ вообще
         Все сдѣлано, чтобъ ни одинъ преступникъ
         Не могъ пробраться тайно за границу,
         И сталъ тамъ клеветать на нашъ Сенатъ.
  

Входить дожъ подъ стражей.

  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
         Дожъ! Такъ должны мы звать васъ по закону,
         Пока не будетъ снята шапка чести
         Съ преступной головы, не захотѣвшей
         Носить вѣнецъ морей, славнѣйш³й вдвое,
         Чѣмъ царск³е вѣнцы! желавшей дерзко
         Возстать на тѣхъ, чьей волей встали вы
         Такъ высоко, и обагрить отчизну
         Въ ея крови. Улики противъ васъ
         Ужъ были вамъ предъявлены предъ нашимъ
         Судомъ Авогадори, и, по правдѣ
         Сказать, едва ль когда-нибудь бывали
         Онѣ полнѣй, чтобъ уличить въ измѣнѣ
         Преступника. Что можете сказать
         Себѣ въ защиту вы?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Что стану я
         Вамъ говорить, когда моя защита
         Лишь можетъ обратиться въ обвиненье
         Противу васъ? Виновные здѣсь вы,
         И вмѣстѣ обвинители! Вы судьи
         И палачи! Такъ пользуйтесь же властью,
         Вамъ данною.
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                   Сообщники-злодѣи
         Проступковъ вашихъ показали явно
         Все противъ васъ - и вамъ спасенья нѣтъ.
  
             ДОЖЪ.
  
         A кто они?
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
             Ихъ было много. Вотъ
         Стоитъ одинъ, Бертрамъ. Угодно ль вамъ
         Спросить его?
  
             ДОЖЪ.
         (Взглянувъ на Бертрама съ презрѣньемь).
  
                   Нѣтъ!
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                       Остальные двое,
         Бертуччьо Израэль и Календаро,
         Призналися равно. что съ ними былъ
         Въ сообщничествѣ дожъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                       A гдѣ они?
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
         Тамъ, гдѣ имъ должно быть: они на небѣ,
         Гдѣ ждутъ себѣ возмездья за проступокъ,
         Свершенный на землѣ.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Какъ! казнены?
         Плебейск³й Брутъ и Касс³й арсенала!
         Скажите мнѣ, какъ встрѣченъ ими былъ
         Послѣдн³й часъ?
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                   Подумайте о вашемъ -
         Онъ также не далекъ! Вы, значитъ, твердо
         Рѣшились отказаться отъ защиты?
  
             ДОЖЪ.
  
         Я не могу пускаться въ словопренья
         Предъ низшими; равно не признаю
         И правъ суда - судить меня. Какимъ
         Закономъ онъ поставленъ?
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                       Есть так³я
         Случайности, когда законъ быть долженъ
         Лишь только приноровленъ. Наши предки
         Оставили пробѣлъ въ своихъ законахъ
         Для вашего проступка, точно такъ же,
         Какъ римляне забыли помѣстить
         Въ своихъ таблицахъ кару за уб³йство
         Отца родного сыномъ. Для чего
         Выдумывать имъ было наказанье
         Подобному злодѣйству, о какомъ
         И мысль сама не вздумала бъ зайти
         Въ геройск³я сердца ихъ? Кто бъ подумалъ
         Дѣйствительно, что можетъ человѣкъ
         Убить отца, иль чтобы могъ властитель
         Возстать на государство? Мы напишемъ
         Теперь такой законъ, благодаря
         Злодѣйству, вами сдѣланному. Въ немъ
         Назначится возмезд³е тому,
         Кто гнусною измѣною захочетъ
         Достигнуть тиранн³и, обративъ
         Въ двуострый мечъ свой скипетръ! Неужели
         Вамъ было недовольно зваться дожемъ
         Венец³и, считаясь первымъ въ кругѣ
         Ея вельможъ?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Нѣтъ! нѣтъ! не я тебѣ,
         A ты мнѣ измѣнила, Синьор³я
         Венец³и! Я славнымъ родомъ былъ
         Не ниже васъ, заслугами жъ далеко
         Васъ всѣхъ превосходилъ. Вы удалили
         Намѣренно отъ дѣлъ меня; послали
         Въ далек³й край, на поле битвъ, за море
         Поставили меня вѣнчанной куклой
         Безъ власти и значенья на престолѣ,
         Оставивъ всѣ права мои себѣ.
         Я не искалъ, я не желалъ, не думалъ
         Быть избраннымъ на высш³й этотъ постъ.
         Извѣст³е, что выборъ состоялся,
         Меня застало въ Римѣ. Я послушно
         Отправился въ Венец³ю - и что же
         Нашелъ по возвращеньи? Вы не только
         Удвоили шп³онство и помѣхи,
         Которыми встрѣчали постоянно
         Всѣ лучш³я желанья вашихъ дожей,
         Но вы за время то, пока я былъ
         Въ отлучкѣ изъ столицы, сократили
         И тотъ остатокъ жалкихъ правъ и власти,
         Которыми доселѣ обладалъ
         Вашъ герцогъ и властитель. Это все
         Я снесъ безпрекословно, и готовъ бы
         Снести былъ больше этого, когда бъ
         Распутство ваше мнѣ не нанесло
         Послѣдней и рѣшительной обиды
         Въ моей семьѣ. Мой оскорбитель здѣсь
         Сидитъ въ числѣ судей моихъ, межъ вами
         Достойный членъ суда...
  
             БЕНИНТЕНДЕ (перебивая).
  
                       Патриц³й Стено
         Здѣсь въ силу личныхъ правъ своихъ: онъ членъ
         Совѣта Сорока, a мы рѣшили
         Совѣтомъ Десяти, что для суда
         Въ подобномъ небываломъ новомъ дѣлѣ
         Въ немъ, сверхъ обычныхъ членовъ, примутъ также
         Участ³е сенаторы. Та кара,
         Къ которой присужденъ былъ Стено прежде,
         Теперь съ него снята, затѣмъ что дожъ,
         Поставленный блюстителемъ закона,
         Его попралъ постыдно самъ и, значитъ,
         Не вправѣ домогаться наказанья
         Другихъ за ихъ проступки.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Наказанья!
         Мнѣ легче видѣть Стено здѣсь сидящимъ
         И дать ему возможность насладиться
         Моей погибелью, чѣмъ перенесть,
         Чтобъ онъ подвергнутъ точно былъ смѣшному
         И глупому взысканью, на какое
         Обрекъ его вашъ судъ. Проступокъ Стено,
         Какъ онъ ни гнусенъ былъ, ничто въ сравненьи
         Съ заступничествомъ вашимъ за него!
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
         Возможно ли, чтобы велик³й дожъ
         Венец³и, согбенный долгой жизнью
         И славою восьмидесяти лѣтъ,
         Способенъ былъ предаться такъ безумно
         Минутной вспышкѣ гнѣва до забвенья
         Всего, что намъ диктуетъ вѣрность, честь
         Иль здравый смыслъ - и все изъ-за пустой,
         Ничтожной шутки юноши?
  
             ДОЖЪ.
  
                             Пожаръ
         Рождается отъ искры; капля можетъ
         Пролить сосудъ, a мой былъ переполненъ.
         Вы оскорбляли вмѣстѣ и народъ,
         И герцога. Я думалъ дать свободу
         Обоимъ имъ, но мнѣ не удалось.
         A будь я въ этомъ счастливъ, мнѣ наградой
         Судьба дала бъ побѣду, славу, месть
         И имя, передавшее вѣкамъ
         Велич³е Венец³и, съ которымъ
         Могло бъ сравниться лишь одно величье
         Эллады или древнихъ Сиракузъ,
         Въ славнѣйшую эпоху процвѣтанья.
         Я самъ тогда сравниться бъ могъ съ Гелономъ
         Иль славнымъ Тразивуломъ. Неудача,
         Я знаю хорошо, судила мнѣ
         Позоръ и смерть; но будущее скажетъ
         Свой приговоръ о мнѣ, когда погибнетъ
         Венец³я, иль, наконецъ, получитъ
         Желанную свободу. Пусть иначе
         Не будетъ въ свѣтѣ правды! Не щадите
         Меня и вы! Я бъ васъ не пощадилъ
         И самъ не жду пощады. Я поставилъ
         Рискованную ставку: такъ берите жъ
         Свой выигрышъ, какъ взялъ бы свой и я
         При счастливой удачѣ! Я хотѣлъ
         Стоять одинъ надъ вашею могилой,
         И потому вы можете теперь
         Толпиться вкругъ моей и попирать
         Ее ногами также, какъ попрали
         При жизни сердце бѣдное мое.
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
         Вы, значитъ, признаете вашъ проступокъ
         И приговоръ суда?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Я признаю
         Лишь только то, что палъ! Дары Фортуны
         Измѣнчивы! Ее изображаютъ
         Вѣдь женщиной. Не разъ мнѣ удавалось
         Въ дни юности вкушать ея дары.
         И вотъ теперь я самъ виновенъ, вздумавъ
         Разсчитывать на ту же благосклонность
         Ея къ преклоннымъ лѣтамъ.
  
             БЕНИНТЕНДЕ.
  
                             Значитъ, вы
         Не выскажете вашего протеста
         На приговоръ?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Послушайте меня,
         Почтенные патриц³и! Оставьте,
         Прошу, допросы ваши! Я готовъ
         Давно уже на худшее, но все же
         Во мнѣ еще живетъ воспоминанье
         О дняхъ былого счастья. Я не ангелъ,
         Чтобъ много такъ терпѣть. Прошу, оставьте
         Дальнѣйш³е вопросы; ими вы
         Невольно превращаете вашъ судъ
         Въ пустое словопренье. То, что я
         Отвѣчу вамъ, способно будетъ только
         Васъ оскорбить иль увеличить массу
         Враговъ сословья вашего; a ихъ
         Довольно безъ того. Конечно, стѣны
         Здѣсь эха не имѣютъ; но y стѣнъ
         За то бываютъ уши-, a подъ часъ
         И языки. Я даже вамъ скажу,
         Что если бъ точно не было другого
         Исхода гласу правды, то вы сами,
         Собравш³еся здѣсь меня судить,
         Готовые убить меня изъ страха,
         Вы сами не сокроете въ могилѣ
         Съ собой того, что я бы вамъ сказалъ,
         Дурного иль хорошаго. Вашъ духъ
         Не въ силахъ былъ бы вынести значенья
         Моихъ послѣднихъ словъ. Пускай же спятъ
         Онѣ въ моей душѣ: повѣрьте, вы,
         Услышавъ ихъ, накликали бъ опасность
         На жизнь свою, ужаснѣйшую вдвое
         Въ сравненьи съ той, которой удалось
         Вамъ избѣжать. Моя защита, вѣрьте,
         Могла бъ имѣть дѣйствительно такое
         Ужасное значенье, если бъ только
         Я захотѣлъ себя прославить ею!
         Слова - дѣла, a если произноситъ
         Ихъ человѣкъ, готовый умереть,
         То ими часто можетъ онъ жестоко
         Отмстить за смерть свою. Не заставляйте
         Меня вамъ говорить, когда хотите
         Спокойно пережить меня. Примите
         Разумный мой совѣтъ. При жизни вы
         Не разъ меня умѣли доводить
         До ярости, такъ дайте жъ хоть спокойно
         Теперь окончить жизнь! Я передъ вами
         Не стану ни оправдывать себя,
  &n

Другие авторы
  • Воскресенский Григорий Александрович
  • Глебов Дмитрий Петрович
  • Полнер Тихон Иванович
  • Иванов Иван Иванович
  • Загуляев Михаил Андреевич
  • Шелехов Григорий Иванович
  • Гмырев Алексей Михайлович
  • Фосс Иоганн Генрих
  • Тит Ливий
  • Барро Михаил Владиславович
  • Другие произведения
  • Андерсен Ганс Христиан - Пейтер, Петер и Пер
  • Салов Илья Александрович - Паук
  • Адамов Григорий - Изгнание владыки
  • Гуд Томас - Морской берег
  • Сальгари Эмилио - Человек огня
  • Белый Андрей - Александр Блок. Нечаянная Радость. Второй сборник стихов
  • Головнин Василий Михайлович - Записки флота капитана Головина о приключениях его в плену у японцев
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Деревенские панорамы
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Воля к силе и воля к жизни (С. Надсон)
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич - Уманов-Каплуновский В. В.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 281 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа