Главная » Книги

Шуф Владимир Александрович - Крымские стихотворения

Шуф Владимир Александрович - Крымские стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

  

Владимир ШУФ

Крымские стихотворения

Издание второе, дополненное

Оригинал здесь - http://v-shuf.narod.ru/

С.-ПЕТЕРБУРГ

Тип. А. Пороховщикова, Бассейная, д. 3-5.

1898

  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
   I. НА ПУТИ
  
   На пути
   Горы близ Симферополя
   Дорога в горы
   В предгорья
   Лесной костер
   Под звездами
   Горный перевал
   Три тени
   Салгир
   Чатырдаг
   Сон
   Вечер
   Две скалы
   Кош
   Эблис, восточная легенда
   Ars amandi
   Судьба
   Мне снилось, что я умирал...
   Постоялый двор в горах
   Утро
   Цыганенок
   Караджа
   Шаир
   Кальян
   Коран
   Кипарис
   Туман
   Таврида
   Мимоза
   Миндальное дерево
   Романс
   Мария, стансы
   Бубенчики
   Весенняя элегия
   Южная ночь
   Северная ночь
   Как скучно смотрят небеса...
   Финские скалы
   Сумерки
   Вечерок
   Под месяцем
   Призрак
   Нищий
   Аул Шумы
   Ночные образы
   Наемник
   На палубе
   Сфинкс
   Горный лес
   На станции
  
   II. ПЕСНИ ЮНОСТИ
  
   Тучка
   Творчество
   Дриада
   В непогоду
   Песня бесталанного
   Из элегий Катулла
   Притча
   Травка
   Весна
   Дуб и мимоза, элегия
   Старое письмо
   Ива
   Если заснет лазурь...
   Барону Герсдорфу
   Выздоровление, сонет
   Изгнанник, сонет
   Луч
   Песня
   Цветок
   Одиночество
   Октава
   Из письма
   Письмо
   Отчего ты с тоской молчаливою...
   На смерть поэта
   М. И-ой
   Утомленный жестокой борьбою...
   Когда в душе моей больной...
   Раскаянье
   Не тревожь мое сердце разбитое...
   Сестре милосердия
   Праздник Воскресения Христова
   Поздняя встреча
   Участье
   Маловерный, малодушный!
   Когда в толпе людской...
   Слезы
   Как я тебя люблю
   Береза
   Бедная роза
   Разбитый корабль
   Атина
   Актер
   Похоронена жизнь моя бедная...
   Орел
   Гимн софтов
   Могла ты снова дать мне счастье...
   Октава
   Что ты бьешься, птичка крошка...
   Пасха в Крыму
  
   III. ПОЭМЫ
  
   Гортензия, поэма в септимах
   Баклан
   В царстве снов
   Чабан
   Постой, рассказ в стихах
  
   IV. ЮМОРЕСКИ
  
   Веельзевул
   Какаду
   Весеннее дуновение
   Сон чиновника
   Анахорет
   Ее здесь нет
   Видите
   Суд чести, современная легенда
   Санкюлоты
   Встреча
   Литературная засуха
   Тромбон
   К ним...
   Храм славы
   Яйца
   Паяцы
   Музыкант
   Лягушки
   Дщери пророка, восточная легенда
   На выставке картин
   У окна в Европу
   Сон в майскую ночь
   Похороны мотылька
   Обман
   Аполлон и театралы
   Мещерский в Париже
   Привидения
   У камина
   Любовь, поцелуи и ласки
   Дон Иван
   Две лекции
   Вырождение
   Смех
   Без личностей
   Молодое племя
   Амазонки
   Весенние грезы
   На Стрелке
   Осенняя пора
   Барашки
   Безделушки
   Ведьма
   Осень
   Гусь, басня
   Рай земной
   Нечистая сила
   Древнегреческие герои
   Нос, осенняя элегия
   Шайтан
   Из современного альбома
   Философия
   Антракт
   Цирк
   Карусели
   Концерт кучкистов
   Осенние листья
   Суд идет!
   Основательность
   Наше общество
   Деревня
   Шарманка
   Будни
   Идеалы и облака, осенняя фантазия
   Широкая масленица
   У полюса
   Весенние ночки
   Ледоход
   Экспромты и эпиграммы
   Дантов ад
   Печатное дело
   Две школы
   Ночь под Рождество
   Садоводки
   Перед экзаменом
   Павловск
   Измена
  
   V. ПЕСНИ КРЫМСКИХ ТАТАР
  
   Песня Ашик-Гариба
   Полюбил я красавицу нежно...
   Над прозрачной водой...
   Как не плакать мне
   Песня о Шагин-гирее
   Весенняя песня
   Прежде чем загорится огонь золотой...
   На выход в Турцию
   Диалог
   Друг мой, знаешь ли ты...
   Страшитесь зла
   Жалоба красавицы
   Кор-Оглу, былина
   На осаду Севастополя
   Много раз цветет...
   Эльмаз
   Песня Муртазы
   Песня о Кендже-Османе
   На крымскую войну
   "Ах!", - сказала она...
   Гариб
   Зачем прельщаться этим миром...
   На вышину небесных сводов...
   Меня, о мать моя родная...
   Кипарисы рубят
  
  

БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

  
   Все стихотворения предлагаемого сборника были напечатаны в газетах и журналах: "Вестник Европы", "Новое Время", "Артист", "Наблюдатель", "Неделя", "Живописное Обозрение", "Петербургская Жизнь", "Петербургский Листок", "Московский Листок", "Шут", "Осколки" и др. Первое издание "Крымских стихотворений" вышло в Москве в 1890 году и во втором издании составляет отделы: "Песни юности", "Песни крымских татар" и две поэмы "Чабан" и "В царстве" снов. Отделы "На пути" и "Юморески" являются дополнением первого издания. Поэма "Баклан", напечатанная в "Вестнике Европы" в августе 1892 г., имеется в продаже отдельным изданием 1815 г. Поэма "Гортензия" появляется впервые в печати.
  
  

НА ПУТИ

  
   I
  
   На пути.
  
   Еду степью, ночь глухая,
   Не видать средь темноты...
   Осветило, потухая,
   Пламя пестрый столб версты.
  
   Далеко ль? - Еще далеко!
   Точно жизнь мой длинен путь.
   И плетусь я одиноко,
   И не смею отдохнуть.
  
  
   II
  
   Горы близ Симферополя.
  
   Здесь, с холма пустынной степи,
   Снова горы вижу я,
   Их синеющие цепи
   И туманные края.
  
   Узнаю из отдаленья
   Их черты... их тень легка,
   И проходят, как виденья,
   Над хребтом их облака.
  
   А за ними на просторе
   В голубой его дали,
   Без границ мне снится море,
   Небеса и корабли.
  
  
   III
  
   Дорога в горы.
  
   В перекладной тележке тряской,
   Пыля дорогою степной,
   Едва плетусь я... Тишь и зной
   Полны баюкающей лаской.
  
   В душистом сене кое-как
   Улегся я, смотря беспечно
   На зелень степи бесконечной,
   На васильки и красный мак.
  
   Там, как дымок моей сигары,
   Едва синеют сквозь тумань
   Вершины гор... Нет, - то обман,
   Степей несбыточные чары!
  
  
   IV
  
   В предгорья.
  
   Булыжник, мох, трава скупая,
   Все дышит мирной тишиной:
   То - надвигаясь, обступая,
   Раскрылись горы предо мной.
  
   Семьею дружеской, как братья,
   Под сень вершин своих маня,
   Вы, горы, в тесные объятья
   Вновь заключаете меня!
  
  
   V
  
   Лесной костер.
  
   Чернеет в небе ночь глухая,
   Темно в ущелье диких гор...
   Лишь в чаще леса, потухая,
   Горит покинутый костер.
  
   Так ты под пеплом упований,
   Еще вздыхая о былом,
   Чуть тлеешь в пламени страданий,
   Душа, отравленная злом!
  
  
   VI
  
   Под звездами.
  
   Я слышу смерти холод тайный.
   Он оковал меня.
   И пестрой жизни блеск случайный
   Погас быстрее дня.
  
   Боролись в сердце страсть и злоба,
   Любовь изведал я...
   Но есть ли там, за дверью гроба,
   Хоть призрак бытия?
   Напрасно дух мой ждет отрады.
   В пространстве тонет взгляд.
   Горят созвездий мириады,
   И Бог, и мир - молчат!
  
  
   VII
  
   Горный перевал.
  
   Что за дикие места!
   Без тоски глядеть нет мочи.
   Голый камень, сумрак ночи,
   Ни травинки, ни куста!
  
   Покрывая скат отлогий,
   Вкруг разбросан бурелом,
   И чернеет у дороги
   Дуб с обугленном дуплом.
  
   Снится ль сон мне ночью длинной,
   Или жизни свет потух,
   И брожу я, скорбный дух,
   Призрак, тень в стране пустынной?
  
  
   VIII
  
   Три тени.
  
   Ущелье седое, безмолвная ночь...
   Не в силах тоски я своей превозмочь!
  
   Вдоль трещин кустарник ползет одичалый,
   Нависли над пропастью голые скалы.
  
   Из камней фигуры и очерки лиц
   Склонились, поднялись и падают ниц.
  
   Застыла утесов немая громада
   В теснине угрюмее Дантова ада.
  
   На склоне пустынном, при полной луне,
   Три бледные тени мерещатся мне.
  
   Три бледные тени с померкнувшим взором,
   Протянуты руки с мольбой и укором.
  
   В тумане холодном я вижу одну:
   Любил я когда-то ее в старину.
  
   Другая чуть скрыта минувшего далью, -
   Живет еще в сердце, разбитом печалью.
  
   А третья всех ближе, стоит впереди:
   Кровавая рана у ней на груди.
  
   Из бездны былого, из бездны глубокой
   Поднялись и стали на путь одинокий,
  
   Кивают и манят меня за собой
   Три бледные тени с невнятной мольбой.
  
   Коня погоняю я, бешено шпоря,
   Душа изнывает от скорби и горя.
  
   Как ветер лети, уноси меня, конь!
   Сжигает мне грудь непонятный огонь.
  
   Упреки былого, минувшие страсти...
   Лети же, мой конь! - над прошедшим нет власти!
  
  
   IX
  
   Салгир
  
   Душен полдень. Дальний, трудный,
   Утомителен мой путь,
   И в садах, весь изумрудный,
   Берег манит отдохнуть.
  
   Здесь Салгир так сладкозвучен
   И струится веселей
   По каменьям вдоль излучин,
   Меж зеленых тополей.
  
   Пьет мой конь, копытом плещет,
   Опустил я повода,
   И на солнце в брызгах блещет
   Серебристая вода.
  
   Только там, в струе зеркальной,
   Где прозрачнее река,
   Точно тень, мечтой печальной
   Проплывают облака.
  
  
   X
  
   Чатырдаг.
  
   Видишь там среди тумана,
   Сквозь ночную тьму,
   Чатырдага-великана
   Белую чалму?
  
   На груди его могучей
   Ветер, дух небес,
   Словно бороду, дремучий
   Колыхает лес.
  
   И склонив на землю око
   С мрачной высоты,
   Сторожить он одиноко
   Горные хребты.
  
   И один орел могучий
   Взмахами крыла
   Черных дум свевает тучи
   С грозного чела!
  
  
   XI
  
   Сон.
  
   Мне снился сон, и полон был
   Мой сон мечты печальной.
   На челноке я тихо плыл
   По глади вод зеркальной.
  
   Лазурен быль небесный свод,
   Лазурны гор вершины,
   И отражен в лазури вод
   Был берег той долины.
  
   В струе хрустальной видел я
   Цветы страны прибрежной,
   И колыхала их струя,
   Как в люльке, с песней нежной.
  
   Тут были все цветы земли:
   Мак, розы, незабудки...
   И снилось мне, что расцвели
   Из почек три малютки.
  
   Они смеялись в полусне,
   Лазурны были глазки,
   И ручки детские ко мне
   Тянулись, ждали ласки.
  
   И плакал я, мне было жаль,
   Что даже в царстве грезы
   Нас разлучал речной хрусталь,
   Сверкающий, как слезы.
  
  
   ХII
  
   Вечер.
  
   Уж вечереет день прохладный,
   Заснули горы, тихий дол...
   Все в душу льет покой отрадный,
   Страстей смиряя произвол.
  
   Уже таинственно прекрасны
   Зажглись звездами небеса,
   Как хор хвалебный, хор согласный
   Звучат повсюду голоса.
  
   Чуть слышно ветра дуновенье,
   И шепчет кто-то из ручья:
   "В одной природе обновленье,
   И смысл, и правда бытия!"
  
  
   ХIII
  
   Две скалы.
  
   Вот две скалы: ударом грома
   Они на век разлучены, -
   И чужд их мир, и разны сны,
   Их жизнь друг другу незнакома.
  
   А прежде вместе, в вышине
   Они сливались в дружбе тесной...
   Теперь же, пропастью отвесной
   Разделены, стоят оне.
  
   Так мы, не ведая обмана,
   С тобою дожили до дня,
   Когда, как пропасть, у меня
   Раскрылась в сердце злая рана.
  
   Она печальней и страшней,
   Чем бездна скал разъединенных...
   Иссякнут слезы глаз бессонных, -
   Не возвратить минувших дней!
  
   Среди невызванной разлуки
   Я одинок, я плачу тут...
   Объятий прежних не найдут
   В тоске протянутые руки!
  
  
   XIV
  
   Кош.
  
   Скользя тропинкой трудной,
   Я всполз на темя гор.
   Пустынный и безлюдный
   Открылся мне простор.
  
   В степной траве белели
   Булыжник, валуны,
   И плыл туман без цели,
   И ткал он пелены.
  
   Чу, лай!.. Мой конь, послушай!
   Пути здесь не найдешь...
   Но, кажется, пастуший
   С холма я вижу кош.
  
   Вон вехою, как меткой,
   Означен гор крестец,
   Доносит воздух редкий
   Блеяние овец.
  
   И точно: кош здесь старый,
   Из камней род стены.
   Пасут свои отары
   Тут горцы-чабаны.
  
   Прогнав нагайкой стаю
   Косматых злых собак,
   Я в темный кош влезаю,
   Согнувшись кое-как.
  
   Очаг, дым едкий, бурый,
   И пламени игра...
   На корточках фигуры
   Сидят вокруг костра.
  
   Сурово, дико лица
   Глядят из-под папах,
   И теней вереница
  
   - Мир вам! В ваш край далекий
   Случилось мне зайти.
   Я странник одинокий,
   И сбился я с пути.
  
   - Садись! Под кровлей нашей
   Останься до утра.
   Поделимся мы чашей
   И хлебом у костра!
  
   Ночь близко. За туманом
   Не виден путь в скалах,
   И встретиться с шайтаном
   Спаси тебя Аллах! -
  
   Встал, место уступая,
   Приветливый старик.
   Шла чаша круговая,
   Бузу сменял катык.
  
   - Кто ты, и сам откуда?
   Отчизна где твоя?
   Корана иль талмуда
   Поклонник? Есть семья?
  
   - Не верю я Корану,
   Других не знаю книг.
   Семья?.. о ней не стану
   Я говорить, старик!
  
   Отчизна - та далеко!
   К чему вздыхать о ней?
   Скитаюсь одиноко
   По свету с юных дней.
  
   Старик замолк. Рассказы
   Пошли о джинах злых,
   Про темные проказы
   И злые шутки их.
  
   Под буркой на постели
   Я лег уснуть в углу,
   Но всё глаза глядели
   На угли, на золу.
  
   И пламя шевелило
   В безмолвном коше тьму,
   И тихо сердце ныло....
   Не знаю, почему.
  
  
   XV
  
   Эблис.
   Восточная легенда.
  
   Алла велик! Его рука
   Повергла в прах Ифрита*,
   И он упал сквозь облака
   В пустыню, где суха, дика,
   Земля песком покрыта.
  
   И над верблюдом длань свою
   Простер Алла во гневе,
   Павлина проклял и змею,
   Внушившим с Эблисом в раю
   Адаму грех и Еве.
  
   Не видел Эблис знойных роз
   И пальм звенящих рая.-
   Желтел в песках нагой утес,
   И кактус чахлый дико рос,
   В пустыне умирая.
  
   И Эблис огненной пятой
   Стал на челе гранита.
   Павлин, Аллахом проклятой,
   Свой хвост лазурно-золотой
   Раскрыл у ног Ифрита.
  
   Вилась ехидна, ветер спал
   В пустыни, сном объятой,
   И дромадер на камни скал
   Тень безобразную бросал
   Спины своей горбатой.
  
   И дух взглянул на мертвый край,
   Где гасли жизнь, надежда....
   Не для него надзвездный рай! -
   Спаленных крыльев черен край,
   Черна его одежда.
  
   И дух проклятье произнес:
   "Да будет ночь угрюма,
   Да будет мир страною слез!
   В пустыню людям я принес
   Дыхание самума!
  
   Я иссушу малейший ключ,
   Засыплю караваны,
   Сорву шатры, как вихрь, могуч!
   В чуме и смерти, в громе туч
   Меня узнают страны!"
  
   Отмщенья гневный крик издал
   Дух злобы и обмана.
   Он им потряс вершины скал....
   Вдруг в темном сердце пробежал
   Змеею стих Корана.
  
   Перст

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 615 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа