Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 18

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

nbsp;     Его зловѣщимъ звономъ! Что же это,
         Однако, можетъ значить? Тишина!
         Я самъ готовъ пойти туда, но постъ мой
         Нужнѣе здѣсь. Вокругъ меня должны
         Столпиться всѣ; во мнѣ та связь и сила,
         Которыми скрѣпляется различье
         Намѣрен³й и цѣлей, постоянно
         Мѣшающихъ подобнымъ предпр³ятьямъ.
         Я долженъ поддержать геройство въ слабыхъ
         Затѣмъ, что если надо ожидать
         Рѣшительной рѣзни - она навѣрно
         Случится здѣсь, въ стѣнахъ дворца. Я долженъ
         Остаться здѣсь, какъ слѣдуетъ главѣ
         Задуманнаго дѣла. Чу! идутъ!
         Ужели это посланный Бертуччьо?
         Успѣлъ ли онъ? зачѣмъ онъ здѣсь?
  

Входитъ офицеръ со стражей.

  
             ДОЖЪ.
  
                                 Они!
         Пропало все! Но все жъ я долженъ сдѣлать
         Еще одно усилье.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                   Дожъ! ты плѣнникъ
         За тяжкую измѣну государству.
  
             ДОЖЪ.
  
         Я плѣнникъ? я? твой герцогъ? кто позволилъ
         Себѣ такую дерзость? Кто назвалъ
         Измѣнникомъ меня, скрывая этимъ
         Свою измѣну самъ?
  
             ОФИЦЕРЪ (показывая бумагу).
  
                   Вотъ приказанье
         Совѣта Десяти.
  
             ДОЖЪ.
  
                   Зачѣмъ и гдѣ
         Собрался ихъ совѣтъ? Иль ты не знаешь,
         Что онъ законенъ только, если герцогъ
         Присутствуетъ въ собраньи? Эта жъ должность
         Лежитъ на мнѣ такъ точно, какъ твоя
         Обязанность сейчасъ мнѣ дать дорогу,
         Иль проводитъ къ Совѣту Десяти.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
         Слова твои напрасны. Онъ собрался
         По экстреннымъ дѣламъ въ монастырѣ
         Спасителя, a не въ обычной залѣ,
  
             ДОЖЪ.
  
         Ты смѣешь быть ослушникомъ?
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                             Служу я
         Венец³и и буду ей служить
         По данной клятвѣ вѣрно. У меня
         Въ рукахъ приказъ правительства.
  
             ДОЖЪ.
  
                                 Въ приказѣ
         Законной силы нѣтъ, покуда герцогъ
         Его не подписалъ; приказъ же, данный
         Такимъ путемъ, преступенъ. Развѣ жизнь
         Тебѣ не дорога, что ты дерзаешь
         Брать на себя отвѣтственность за акты,
         Противные закону?
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                   Я обязанъ
         Исполнить, что велятъ, не разсуждая.
         Мнѣ велѣно стеречь тебя; судить же
         И дѣлать заключенья я не вправѣ.
  
             ДОЖЪ (въ сторону).
  
         Мнѣ только бы продлить немного время,
         Пока раздастся звонъ. Тогда пойдетъ
         Все хорошо. Спѣши, спѣши, племянникъ!
         Теперь нашъ жреб³й брошенъ на вѣсы!
         Кто бъ ни былъ побѣдителемъ: народъ ли
         Со мной въ главѣ, иль бѣдная толпа
         Рабовъ съ своимъ Сенатомъ - побѣжденныхъ
         Равно постигнетъ гибель.

(Раздается звонъ большого колокола Святого Марка).

                       Звонъ! раздался
         Желанный звукъ! (Стражѣ).
                   Вы слышите ли стая
         Наемщиковъ, покорныхъ лишь изъ страха
         Лишиться заработка? Этотъ звукъ
         Вашъ приговоръ! Гуди, гуди сильнѣе,
         Могуч³й звонъ! Какой теперь цѣной,
         Бездѣльники, придется заплатить
         За ваше преступленье вамъ?
  
             ОФИЦЕРЪ,
  
                             Проклятье!
         Эй! на-голо мечи - и стерегите
         Входную дверь! Когда намъ не удастся
         Заставить замолчать сейчасъ же этотъ
         Проклятый звонъ - все кончено! Должно быть,
         Мой посланный не понялъ приказанья,
         Иль сбился на пути, внезапно. встрѣтивъ
         Нежданную помѣху. Сбѣгай живо,
         Ансельмъ, на колокольню; я останусь
         Здѣсь съ прочими.

(Часть стражей уходитъ).

  
             ДОЖЪ.
  
                   Несчастный, трепещи!
         Проси себѣ прощенья, если только
         Ты цѣнишь жизнь! Ей суждено продлиться
         Не болѣе минуты. Разсылай
         Теперь своихъ бездѣльниковъ; имъ больше
         Сюда не возвратиться.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                       Если такъ,
         Они умрутъ при честномъ исполненьи
         Того, что имъ приказано, какъ я.
  
             ДОЖЪ.
  
         Глупецъ! глупецъ! ты думаешь орелъ
         Польстится на подобную добычу,
         Какъ ты съ твоею сволочью? Живи,
         Пока не навлечешь себѣ погибель
         По собственной винѣ; и если души,
         Подобныя твоей, способны видѣть
         Свѣтъ истины, тогда учись хоть знать,
         Что значитъ быть свободнымъ.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                             Ты жъ учись
         Покамѣстъ быть подъ стражей. Звонъ умолкъ,
         Проклятый знакъ, которымъ вы хотѣли
         Спустить ватагу черни на Сенатъ!
         Онъ точно прогудѣлъ рѣшенье смерти,
         Но только не Сенату.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Стихло все!
         Спасенья нѣтъ!
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                   Ну, что ты скажешь, дожъ?
         Иль будешь ты еще меня винить
         Въ измѣнѣ и откажешься сознаться,
         Что я исполнилъ долгъ?
  
             ДОЖЪ.
  
                       Молчи, бездѣльникъ!
         Ты совершилъ дѣйствительно поступокъ,
         Вполнѣ тебя достойный: добылъ плату
         За кровь мою! Купивш³е за деньги
         Твои труды, съумѣютъ наградить
         Тебя за это щедро. Но, однако,
         Не забывай, что ты сюда явился
         Меня стеречь, a не болтать, какъ это
         Сказалъ мнѣ самъ. Такъ исполняй же долгъ
         Свой въ точности. Хоть я теперь и плѣнникъ,
         Но все еще твой герцогъ.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                       Въ этомъ я
         Вполнѣ послушенъ вамъ и не позволю
         Ничѣмъ затронуть вашъ высок³й санъ.
  
             ДОЖЪ (въ сторону).
  
         Теперь могу я только умереть.
         A какъ успѣхъ былъ близокъ! Какъ охотно
         Я умеръ бы среди его разгара!
         И вотъ какъ долженъ пасть я!
  

Стража возвращается съ арестованнымъ Бертучч³о Фальеро.

  
             2-й офицеръ.
  
                             Мы схватили
         Его y двери башни, гдѣ набатъ
         Раздался по его распоряженью
         Приказомъ герцога.
  
             1-й офицеръ.
  
                   Стоитъ ли стража
         У всѣхъ дверей и входовъ во дворецъ?
  
             2-й офицеръ.
  
         Стоитъ вездѣ. Теперь ужъ, впрочемъ, въ этомъ
         Нѣтъ надобности больше; всѣ вожди
         Закованы, a нѣкоторыхъ даже
         Потребовали въ судъ. Сообщники
         Разсѣяны и многихъ захватили.
  
             БЕРТУЧЧ²О.
  
         О, дядя! дядя!
  
             ДОЖЪ.
  
                   Пользы нѣтъ бороться
         Съ несчастною судьбой! Былая слава
         Покинула нашъ домъ.
  
             БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Кто могъ представить
         Такой исходъ? Одной минутой раньше бъ...
  
             ДОЖЪ.
  
         Минута та могла бы измѣнить
         Дѣла вѣковъ - и это ужъ одно
         Насъ подаритъ безсмерт³емъ навѣки!
         Мы встрѣтимъ смерть, какъ люди, для которыхъ
         Тр³умфъ не заключается въ одномъ
         Успѣхѣ предпр³ятья! Что бъ въ грядущемъ
         Ни ждало насъ, мы оба встать съумѣемъ
         Съ судьбой лицомъ къ лицу. Не содрогайся!
         Все кончится въ минуту! Я готовъ бы
         Испить одинъ ту чашу; но коль скоро
         Они заставятъ насъ итти съ тобою
         Однимъ путемъ - намъ должно показать,
         Что мы вполнѣ достойны нашихъ предковъ
         И насъ самихъ.
  
             БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Повѣрь, почтенный дядя,
         Что я не осрамлю тебя.
  
             1-Й ОФИЦЕРЪ.
  
                       Синьоры!
         Намъ данъ приказъ васъ размѣстить немедля
         Въ отдѣльные покои до поры,
         Когда Совѣтъ васъ пригласитъ къ допросу.
  
             ДОЖЪ.
  
         Къ допросу? насъ? Ужель они хотятъ
         Такъ далеко завесть свою насмѣшку?
         Пускай они поступятъ съ нами такъ же,
         Какъ мы хотѣли съ ними, но къ чему
         Все это представленье? Наши ставки
         Въ игрѣ вѣдь были равны. Мы играли
         На жизнь иль смерть - ударъ достался имъ,
         Хотя они и взяли перевѣсъ
         Фальшивыми костями. Кто же былъ
         ²удой нашимъ здѣсь?
  
             1-Й ОФИЦЕРЪ.
  
                       Я не могу
         На это вамъ отвѣтить.
  
             БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Я отвѣчу
         Вамъ за него. ²удой былъ Бертрамъ.
         Онъ и теперь подробно разъясняетъ
         Доносъ свой гнусный Юнтѣ.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Какъ! Бертрамъ?
         Тотъ бергамасецъ? О, судьба! какими
         Ничтожными ты средствами спасаешь
         Иль губишь насъ порой! И эта тварь,
         Предательствомъ запятнанная дважды,
         Теперь заслужитъ почести и славу,
         Какъ гуси Капитол³я, чьимъ крикомъ
         Былъ пробужденъ заснувш³й римск³й станъ
         За что достойно заслужилъ
         Себѣ тр³умфъ, тогда какъ Манл³й, спасш³й
         Отъ галловъ стѣны города, былъ сброшенъ
         Съ Тарпейскаго утеса.
  
             1-Й ОФИЦЕРЪ.
  
                       Онъ замыслилъ
         Измѣну государству и искалъ
         Въ немъ сдѣлаться тираномъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Онъ хотѣлъ
         Исправить то, что спасъ!.. Но, впрочемъ, что
         Объ этомъ толковать намъ! Исполняйте
         Свою обязанность.
  
             1-Й ОФИЦЕРЪ.
  
                   Бертуччьо, мы
         Должны васъ помѣстить теперь отдѣльно
         Во внутреннихъ покояхъ.
  
             БЕРТУЧЧ²О.
  
                       До свиданья,
         Почтенный, добрый дядя! Если намъ
         Не суждено увидѣться предъ смертью,
         То, можетъ быть, они позволятъ вмѣстѣ
         Зарыть хоть наши трупы.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Да! такъ будемъ
         Мы вмѣстѣ и на небѣ! наши души
         Исполнятъ то, что стало не подъ силу
         Для бренныхъ нашихъ тѣлъ! Враги не могутъ
         Заставить истребить въ сердцахъ потомства
         Разсказъ о тѣхъ, которые хотѣли
         Низвергнуть злобныхъ деспотовъ съ ихъ троновъ.
         Въ грядущемъ нашъ примѣръ найдетъ себѣ
         Достойныхъ подражателей, хоть, правда,
         До этого придется долго ждать!
  

ДѢЙСТВ²Е ПЯТОЕ.

Зала Совѣта Десяти. Засѣдан³е Юнты, составленной изъ членовъ Совѣта и сенаторовъ для суда надъ Марино Фальеро и его сообщниками.


Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 220 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа