Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 14

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

ustify">  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Расходитесь
         Теперь къ мѣстамъ; спокойств³е и бодрость -
         Вотъ лозунгъ нашъ! Не забывайте бѣдъ,
         Как³я терпимъ мы, и правъ, которыхъ
         Добиться дали слово! Въ эту ночь,
         Богъ дастъ, все будетъ кончено. Дождитесь
         Условленнаго знака и затѣмъ -
         Впередъ безъ замедленья! Я иду
         Сейчасъ къ отряду самъ. Исполнить долгъ
         Обязанъ честно каждый. Герцогъ также
         Вернется во дворецъ, чтобъ приготовить
         Все нужное къ рѣшительной минутѣ.
         Прощайте же теперь и пожелаемъ
         Вновь встрѣтиться свободными людьми!
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Нашъ славный дожъ, даю вамъ обѣщанье,
         Что, встрѣтясь съ вами ночью, преклоню
         Предъ вами мечъ, съ насаженной на немъ
         Кровавой головой Микэля Стено!
  
             ДОЖЪ.
  
         О нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ: оставь его къ концу!
         Не стоитъ отвлекать себя отъ дѣла
         Для этакой добычи: есть враги
         Почетнѣе его. Обида Стено
         Была лишь только частнымъ выраженьемъ
         Той низости и гнуснаго разврата,
         Въ какихъ погрязла нынче вся толпа
         Патриц³евъ. Въ былыя времена
         Не смѣлъ бы и подумать онъ рѣшиться
         На что-нибудь подобное. Къ тому же
         Я слово далъ забыть о личной мести
         Въ виду величья дѣла, на какое
         Рѣшились мы! Когда насъ оскорбляетъ
         Ничтожный рабъ - мы требуемъ возмездья
         Съ хозяина, и если онъ откажетъ
         Въ томъ, что просили мы, тогда обида
         Становится важнѣй, и мы должны
         Ужъ мстить ему
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Конечно, такъ; но Стено
         Былъ первою и главною причиной
         Союза съ вами, чѣмъ все дѣло наше
         Пр³обрѣло надежнѣйш³й залогъ
         Успѣха въ будущемъ, a потому
         Мнѣ хочется достойно наградить
         Его за то. Могу ль я это сдѣлать?

0x01 graphic

  
             ДОЖЪ.
  
         Ты хочешь отрубить врагамъ лишь руки,
         Я - головы. Ты бьешь ученика,
         A я его учителя. Ты ищешь
         Отомстить лишь только Стено, я - Сенату.
         Нельзя себя позволить увлекать
         Вопросомъ частной мести передъ дѣломъ,
         Касающимся всѣхъ. Возмездье наше
         Должно упасть на головы враговъ,
         Какъ огненный потокъ, ниспавш³й съ неба
         И всѣхъ ихъ истребить, подобно волнамъ,
         Когда-то поглотившимъ даже пепелъ
         Сожженныхъ городовъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Къ постамъ, друзья!
         Что до меня, я провожу лишь дожа
         До мѣста нашей встрѣчи. Мы должны
         Увѣриться, что не было шп³она,
         Слѣдившаго за нами, a затѣмъ
         Я тотчасъ же бѣгу къ своимъ отрядамъ,
         Готовымъ ко всему.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Прощай! до утра!
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
         Успѣха всѣмъ!
  
             ЗАГОВОРЩИКИ.
  
                   Себя не осрамимъ!
         Прощайте, славный дожъ! Друзья, идемте!

(Заговорщики, простясь съ дожемъ и Бертучч³о, уходятъ подъ предводительствомъ Календаро).

  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
         Погибнутъ всѣ! Въ успѣхѣ нѣтъ сомнѣнья!
         Теперь, синьоръ, вы сдѣлаться должны
         Монархомъ въ точномъ смыслѣ. Имя ваше
         Прославится славнѣй, чѣмъ имена
         Славнѣйшихъ изъ героевъ! Мы видали
         Не разъ царей, сраженныхъ подъ кинжаломъ
         Свободнаго народа. Цезарь палъ.
         Патриц³и не разъ свергали иго
         Диктаторовъ; a чернь свергала ихъ,
         Но видѣлъ ли хоть кто нибудь на свѣтѣ
         Властителя который вздумалъ самъ
         Расторгнуть цѣпь несчастнаго народа?
         Замыслилъ бы свободу дать народу?
         Они всегда стараются, напротивъ,
         Стѣснить народъ, сковать его цѣпями,
         A ежели когда-нибудь даютъ
         Минутную свободу, то затѣмъ лишь,
         Чтобъ дать ему оружье въ руки противъ
         Другихъ свободныхъ нац³й для войны,
         Чтобъ рабство породило также рабство!
         И въ м³рѣ нѣтъ достаточной добычи,
         Которая могла бъ насытить алчность
         Такихъ лев³аѳановъ. Но пора
         Приняться и за дѣло! Чѣмъ труднѣе
         Свершить его, тѣмъ радостнѣй награда.
         О чемъ же вы задумались? Минуту
         Тому назадъ вы, кажется пылали
         Однимъ лишь нетерпѣньемъ?
  
             ДОЖЪ.
  
                             Неужели
         Возврата нѣтъ - и всѣ должны погибнуть?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧЮ.
  
         О комъ вы говорите?
  
             ДОЖЪ.
  
                       О друзьяхъ,
         Сенаторахъ, мнѣ родственныхъ по плоти,
         И по дѣламъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧЮ.
  
                   Вы сами приговоръ
         Скрѣпили. Что жъ?- синьоръ, онъ справедливъ!
  
             ДОЖЪ.
  
         Да, для тебя онъ можетъ показаться,
         Не спорю, справедливымъ; ты плебей,
         Ты Гракхъ толпы, трибунъ ея, ораторъ
         Бунтовщиковъ! Я не виню тебя:
         Ты дѣйствуешь по кровному призванью!
         Они тебя тѣснили, оскорбляли,
         Точь въ точь какъ и меня; но никогда
         Не ѣлъ ты съ ними хлѣба, не дѣлилъ
         На пирѣ братской чаши, не скорбѣлъ
         Ихъ горестью, не радовался счастью.
         Улыбка ихъ въ тебѣ не возбуждала
         Такихъ же сладкихъ чувствъ иль ихъ обмѣна.
         Я помню дни, когда на головахъ
         На нашихъ юныхъ волосы чернѣли,
         Какъ крылья ворона и дружно мы
         Веселою толпою устремлялись
         На группы острововъ Архипелага,
         Отторгнутыхъ y злобныхъ мусульманъ...
         Могу ли обагрить теперь я руки
         Въ крови всѣхъ этихъ близкихъ мнѣ людей,
         Не сдѣлавшись почти самоуб³йцей?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
         О, дожъ! Ребенку даже неприлична
         Такая нерѣшительность! Коль скоро
         Себя вы не считаете достигшимъ
         Уже второго дѣтства - призовите
         Всю крѣпость вашихъ нервовъ, не заставьте
         Меня краснѣть за васъ! Клянусь, я радъ
         Скорѣе отказаться отъ успѣха
         Въ задуманномъ, чѣмъ видѣть васъ - кого я
         Привыкъ всегда глубоко уважать -
         Внезапно впавшимъ, вопреки сознанью
         Высокихъ дѣлъ, въ такую бабью слабость.
         Вы лили въ битвахъ кровь свою и вражью,
         Такъ вамъ ли побояться источить
         Какой-нибудь десятокъ лишнихъ капель
         Изъ жилъ вампировъ этихъ - палачей,
         Которые при этомъ отдадутъ
         Лишь то, что ими высосано было
         У тысячей несчастныхъ?
  
             ДОЖЪ.
  
                       Будь ко мнѣ
         Немного снисходительнѣй! Я твердо
         Пойду за вами вслѣдъ и не отстану
         Отъ васъ въ разгарѣ битвы. Колебанья
         Во мнѣ ты не увидишь. Нѣтъ! Напротивъ,
         Ta именно увѣренность, съ которой
         Рѣшился я на все, и заставляетъ
         Меня такъ содрогаться. Но оставимъ
         Объ этомъ разговоръ. Пускай ему
         Останутся свидѣтелями только
         Ночь темная, да ты; вы оба, знаю,
         Доносамъ непричастны. Грянетъ часъ -
         И колоколъ на башнѣ прогудитъ
         Предсмертный часъ для многихъ изъ живущихъ
         Въ палатахъ пышныхъ этихъ; много будетъ
         Подсѣчено сегодня на корню
         Древнѣйшихъ родословныхъ, и безплодно
         Развѣются кровавые останки
         Ихъ отпрысковъ. Я такъ хочу - и долженъ
         Исполнить, что сказалъ! Ничто не можетъ
         Меня остановить! Но неужели
         Не вправѣ содрогнуться я при мысли
         О томъ, чѣмъ былъ когда-то я и чѣмъ
         Сбираюсь быть? Такъ не судите жъ строго
         Меня и вы.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Мужайтесь! Будьте тверды!
         Я, признаюсь, никакъ не понимаю,
         Чѣмъ вы себя такъ мучите. Я самъ
         Нимало не смущенъ. Вы поступали
         По вашей доброй волѣ - и свободны
         На выборъ и теперь.

0x01 graphic

  
             ДОЖЪ.
  
                       О, безъ сомнѣнья,
         Ты съ прочими не можешь быть смущенъ!
         И я покончилъ съ совѣстью - иначе
         Я тотчасъ бы пронзилъ тебя, не сдѣлавъ
         При этомъ преступленья, такъ какъ этимъ
         Спасъ тысячи бы жизней, Ты не можешь
         Терзаться гнетомъ совѣсти! Тебѣ
         Рѣзня вся эта кажется охотой,
         A каждый изъ патриц³евъ - мишенью
         Для выстрѣла. Ты, кончивъ все, омоешь
         Спокойно кровь отъ рукъ твоихъ и будешь
         Доволенъ и счастливъ, тогда какъ я,
         Далеко превзойдя въ уб³йствѣ этомъ
         Тебя и всѣхъ товарищей - что долженъ
         Потомъ я буду чувствовать? О, Боже!
         Мнѣ говорятъ, что я здѣсь поступилъ
         Вполнѣ по доброй волѣ. Если это
         Отчасти даже правда, все же ты
         Ошибся въ заключеньи: ты найдешь
         Во мнѣ себѣ союзника въ уб³йствѣ
         (За это я ручаюсь) и притомъ
         Надежнаго; но вѣрь, что въ этомъ дѣлѣ
         Моей нѣтъ доброй воли! Всѣ желанья
         Влекутъ, наоборотъ, меня назадъ;
         Я обуянъ какой то адской силой,
         И, точно злобный демонъ, совершаю
         Преступное по долгу, зная твердо,
         Что мой поступокъ дуренъ! Къ дѣлу! къ дѣлу!
         Идемъ впередъ! Сбирай своихъ друзей!
         Я также поспѣшу созвать отряды
         Моихъ сообщниковъ. Будь убѣжденъ,
         Что звонъ святого Марка этой ночью
         Пробудитъ всю Венец³ю, оставивъ
         Спать вѣчнымъ сномъ Сенатъ! Задолго прежде,
         Чѣмъ освѣтитъ Адр³атику солнце,
         Поднимется предсмертный вопль, въ которомъ
         Заглохнетъ ропотъ волнъ ея, подъ крикомъ
         Нещаднаго уб³йства. Я рѣшился.
         Идемъ! Идемъ!
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧЮ.
  
                   Отъ всей души - лишь будьте
         Рѣшительнѣй! Не дайте овладѣть
         Собой порыву этого сомнѣнья!
         Припомните, какъ тяжко оскорбляли
         Они всѣ насъ. Та жертва, что сегодня
         Приносимъ мы, окупится годами
         Довольства и свободы для спасенной
         Венец³и. Вы не тиранъ. Тираны,
         Спокойно обезлюдивъ цѣлый край,
         Нимало не смущаются свершеннымъ,
         Тогда какъ васъ страшитъ необходимость
         Предать достойной карѣ двухъ иль трехъ
         Измѣнниковъ. Повѣрьте мнѣ, что это
         Излишнее участье недостойнѣй,
         Чѣмъ самый приговоръ, которымъ былъ
         Оправданъ врагъ вашъ Стено!
  
             ДОЖЪ.
  
                             Вотъ слова,
         Которыя способны повернуть
         Всю душу мнѣ. Идемъ! Пора за дѣло!

(Уходитъ).

0x01 graphic

  

ДѢЙСТВ²Е ЧЕТВЕРТОЕ.

СЦЕНА I.

Дворецъ патриц³я Л³они.

Л³они, входя, снимаетъ маску и плащъ, которые венец³анск³е нобили носили въ публикѣ. За нимъ слѣдуетъ Антоню.

             Л²ОНИ.
  
         Пора мнѣ отдохнуть отъ этихъ пиршествъ!
         Вотъ праздникъ, веселѣй какого мы
         Не видѣли ужъ больше полугода,
         A между тѣмъ, не знаю, почему
         Во мнѣ оставилъ онъ какой-то странный
         Наплывъ печальныхъ чувствъ. Напрасно взоръ мой
         Старался оковать себя картиной
         Плѣнительнаго танца вмѣстѣ съ тою,
         Которая дороже мнѣ всего.
         Все жъ эта грусть сжимала постоянно
         Мнѣ голову, въ вискахъ стучала кровь
         И рядъ холодныхъ капель пробивался
         На лбу моемъ. Напрасно я искалъ
         Стряхнуть тоску порывомъ напускной
         Веселости: сквозь музыку все время
         Мнѣ слышался какой-то странный звонъ.
         Печальный, отдаленный, точно рокотъ
         Приморскихъ волнъ на набережной Лидо,
         Когда до насъ доходитъ онъ средь ночи,
         Сквозь шумъ и говоръ города. Я бросилъ
         Веселый пиръ задолго до конца
         Съ надеждой отыскать въ своей постели
         Забвенье и покой. Возьми мой плащъ,
         Антон³о, и прикажи зажечь
         Ночную лампу въ комнатѣ.
  
             АНТОН²О.
  
                             Угодно ль
         Синьору будетъ что-нибудь покушать?
  
             Л²ОНИ.
  
         Мнѣ хочется лишь спать, a сонъ, къ несчастью,
         Заказывать нельзя. Быть можетъ, впрочемъ,
         Удастся мнѣ заснуть, хотя волненье
         И давитъ сердце мнѣ.

(Антон³о уходить).

  &n

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 280 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа