Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро, Страница 12

Байрон Джордж Гордон - Марино Фальеро


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

nbsp;   Во мнѣ, какъ это знаете вы также,
         Иной разъ склонно къ добротѣ, то я
         Надѣюсь доказать, что вмѣстѣ съ тѣмъ
         Я храбръ и смѣлъ. Ты можешь, Календаро,
         Мнѣ въ этомъ быть свидѣтелемъ; когда же
         Еще ты усомнишься - я готовъ
         На дѣлѣ надъ тобою доказать
         То, что сказалъ.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                       Не надо лучше! Дай лишь
         Окончить прежде дѣло: личной ссорой
         Ему нельзя мѣшать.
  
             БЕРТРАМЪ.
  
                       Я не люблю
         Напрасныхъ ссоръ; но если надо встать
         Съ врагомъ лицомъ къ лицу, тогда съумѣю
         Исполнить это такъ же, какъ и всяк³й
         Изъ тѣхъ, что здѣсь собрались. Какъ иначе
         Могли бъ меня назначить быть однимъ
         Изъ первыхъ между вами? Но, однако,
         Я сознаюсь охотно, что природа
         Дала мнѣ мягк³й нравъ. Я не могу
         Безъ ужаса подумать о всеобщемъ
         Уб³йствѣ безъ разбора. Мысль о крови.
         Пролитой на почтенныя сѣдины
         Безпомощныхъ людей, не вызываетъ
         Во мнѣ понятья доблести. Разить
         Людей изъ-за угла не можетъ быть
         Въ моихъ глазахъ тр³умфомъ. Хорошо
         Извѣстно мнѣ, что намъ придется сдѣлать
         Все это непремѣнно, чтобъ отмстить
         Злодѣямъ, чьи дѣла успѣли вызвать
         Подобное отмщенье; но когда бы
         Нашлось изъ нихъ хоть нѣсколько достойныхъ,
         Которыхъ мы могли бы пощадить,
         Я радъ бы это сдѣлать въ интересѣ
         Самихъ себя, чтобъ не сквернить совсѣмъ
         Прекрасной нашей цѣли. Вотъ, что я
         Хотѣлъ сказать и, признаюсь, не вижу
         Причинъ подозрѣвать меня.
  
             ДАГОЛИНО.
  
                             Не бойся,
         Любезный другъ Бертрамъ! Подозрѣвать
         Тебя никто не думаетъ, но только
         Будь твердъ и смѣлъ. Не мы, a наше дѣло
         Принудили прибѣгнуть къ этимъ средствамъ;
         Но мы, свершивши все, омоемъ кровь
         Въ источникѣ свободы.
  

Входятъ Израэль Бертучч³о и дожъ переодѣтый.

  
             ДАГОЛИНО.
  
                       Здравствуй, другъ
         Бертуччьо!
  
             ЗАГОВОРЩИКИ.
  
             Здравствуй, здравствуй! Ты явился
         Сегодня позже срока. Кто съ тобой?
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Пора ему назваться. Я сказалъ
         Товарищамъ, что ты съ собой сегодня
         Приводишь новобранца, и они
         Готовы всѣ принять его: такъ твердо
         Мы вѣримъ въ то, что избранный тобой
         Намъ будетъ всѣмъ по сердцу. Пусть же онъ
         Откроется.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Приблизься, новый братъ.

(Дожъ откидываетъ плащь).

  
             ЗАГОВОРЩИКИ.
  
         Измѣна! Дожъ! Насъ обманули! Смерть
         Обоимъ имъ - и подлому Бертуччьо,
         И гнусному тирану!
  
             КАЛЕНДАРО (обнажая мечъ).
  
                       Стойте всѣ!
         Кто тронетъ ихъ - простится тотчасъ съ жизнью.
         Я вамъ сказалъ: ни съ мѣста! Или васъ
         Такъ испугалъ безпомощный старикъ,
         Пришедш³й къ намъ одинъ и безъ оружья?
         Разсказывай, Бертуччьо, что за тайна
         Здѣсь кроется?
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                   Зачѣмъ ты имъ мѣшаешь?
         Пускай они убьютъ самихъ себя,
         Убивши насъ! Ихъ счастье и надежда
         Вѣдь слиты съ нашей жизнью!
  
             ДОЖЪ.
  
                             Пусть разятъ!
         Я доказалъ своимъ сюда приходомъ,
         Что не страшна мнѣ смерть ужаснѣй вдвое
         Чѣмъ та, какой задумали пугать
         Они меня. О, доблесть безъ примѣра!
         Дитя родное трусости! Смотрите,
         Вотъ шайка храбрецовъ, готовыхъ смѣло
         Зарѣзать старика! И эти люди,
         Готовые низвергнуть государство,
         Дрожатъ, какъ листъ, завидѣвъ одного
         Патриц³я! Чего жъ вы ждете? Рѣжьте
         Меня, когда хотите! Я не стану
         Препятствовать вамъ въ этомъ. Это ль люди
         Съ великими сердцами, о которыхъ
         Разсказывалъ Бертуччьо? Стоитъ имъ
         Взглянуть въ лицо!
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                       Клянусь душой, онъ правъ!
         Старикъ насъ пристыдилъ. Такая ль вѣра
         Была y насъ въ Бертуччьо, чтобъ въ одну
         Минуту увлеченья быть готовымъ
         Убить его и гостя, что привелъ
         Онъ въ нашъ кружокъ. Оставьте ваши шпаги,
         И выслушаемъ ихъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                       Я не хочу
         Теперь и говорить. Должны бъ вы были,
         Какъ кажется, меня получше знать,
         Чтобъ допустить такое подозрѣнье
         Въ измѣнѣ вамъ. Не вы ли сами дали
         Мнѣ въ руки власть пр³искивать всѣ мѣры
         Къ успѣху нашей цѣли; гдѣ жъ примѣръ.
         Чтобъ я ошибся въ средствахъ? Вы должны бы
         Понять, что если я рѣшился ввесть
         Кого-нибудь въ нашъ кругъ, то новобранецъ
         Придетъ по доброй волѣ, чтобы быть
         Намъ братомъ или жертвой.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Кѣмъ же мнѣ
         Придется быть? Пр³емъ вашъ заставляетъ
         Меня невольно думать, что свободы
         На выборъ мнѣ не будетъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
                             Вѣрьте мнѣ,
         Достойнѣйш³й синьоръ, что если бъ гибель
         Постигла васъ, то мы погибли бъ оба
         Отъ рукъ безумцевъ этихъ. Но они,
         Какъ видите, придя въ себя, стыдятся
         Минуты увлеченья и склоняютъ
         Ужъ головы. Повѣрьте, что они
         Дѣйствительно так³е, какъ я вамъ
         Ихъ описалъ. Скажите имъ теперь,
         Что слѣдуетъ.
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Да, да! готовы жадно
         Мы слушать васъ.
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О (заговорщикамъ).
  
                   Вы здѣсь теперь не только
         Въ полнѣйшей безопасности, но ближе
         Къ побѣдѣ, чѣмъ когда-нибудь. Клянусь,
         Слова мои правдивы!
  
             ДОЖЪ.
  
                       Вы во мнѣ
         Здѣсь видите безпомощнаго старца,
         Какъ правильно сказалъ одинъ изъ васъ;
         Вчера же я во всемъ величьи блеска
         Сидѣлъ на гордомъ тронѣ, съ виду точно
         Похож³й на царя прекрасныхъ нашихъ
         Ста острововъ, одѣтый въ пышный пурпуръ,
         Обязанный блюсти законы власти
         Не вашей иль моей, но нашей гордой
         Владыки - Синьор³и! Вамъ извѣстно,
         Чѣмъ былъ я тамъ, иль должно быть извѣстно;
         Но для чего явился я сюда -
         Вамъ лучше объяснитъ одинъ изъ вашихъ
         Униженныхъ всѣхъ болѣе друзей.
         Тотъ, кто понесъ такое оскорбленье,
         Что даже усумниться могъ - червякъ онъ
         Иль человѣкъ? - пусть спроситъ онъ въ своемъ
         Разбитомъ горемъ сердцѣ, по какой
         Причинѣ самъ пришелъ сюда! Мое
         Несчастье вамъ извѣстно всѣмъ. 0 немъ
         Кричали много всѣ; но голосъ этихъ
         Непризванныхъ людей рѣшилъ вопросъ
         Иначе, чѣмъ его рѣшили судьи
         Законные, чей приговоръ прибавилъ
         Къ обидѣ старой новую. Увольте
         Меня отъ повторенья! Оскорбленье
         Живетъ во мнѣ - и потому разсказъ
         О немъ, съ прибавкой разныхъ новыхъ жалобъ,
         Пожалуй, васъ заставитъ заподозрить
         Меня въ излишней слабости души,
         A я сюда пришелъ, чтобъ возбудить
         И въ самыхъ твердыхъ мужество, заставить
         Ихъ встать за наше дѣло, бросивъ слезы
         И жалобы, какъ средство слабыхъ женщинъ.
         Но васъ, надѣюсь я, не надо будетъ
         Мнѣ даже возбуждать. Обиды наши
         Возникли изъ всеобщаго несчастья
         Того, чему едва ли можно дать
         Названье государства! Какъ мы можемъ
         Дѣйствительно назвать такой союзъ,
         Гдѣ нѣтъ главы и, вмѣстѣ, нѣтъ народа?
         У насъ всѣ недостатки древней Спарты,
         Но нѣтъ спартанскихъ качествъ: воздержанья
         И мужества. Вожди лакедемонянъ
         Извѣстны были храбростью, a наши
         Погрязли въ сибаритствѣ. Мы имъ служимъ,
         Какъ жалк³е рабы, и всѣхъ презрѣннѣй
         Рабовъ тѣхъ - я! Хоть рядятъ насъ они
         Въ пурпурныя одежды: этотъ пурпуръ
         Похожъ на то, какъ греки заставляли
         Невольниковъ нарочно напиваться
         Въ потѣху дѣтямъ. Вы собрались здѣсь,
         Чтобъ свергнуть иго этой злобной гидры,
         Насмѣшки этой дерзкой надъ названьемъ
         Правительства; низвергнутьэтотъ призракъ,
         Способный быть заклятымъ только кровью;
         A тамъ - когда удастся намъ - съумѣемъ
         Возстановить мы попранное право
         Отечества; воздвигнемъ государство,
         Гдѣ будутъ всѣ равны передъ закономъ,
         Безъ глупыхъ притязан³й на равенство
         Въ анарх³и. Подобная свобода
         Похожа на построенный въ изящномъ,
         Прекрасномъ стилѣ портикъ, гдѣ колонны
         Взаимно заставляютъ видѣть силу
         Одна другой, a вмѣстѣ - все такъ стройно,
         Такъ хорошо, что невозможно тронуть
         Ничтожной, мелкой части, не нарушивъ
         Гармон³и всего. Я къ вамъ являюсь
         Просить въ великомъ дѣлѣ вашемъ доли
         Участья для меня, когда вы только
         Мнѣ вѣрите; когда же нѣтъ, то жизнь
         Моя y васъ въ рукахъ: разите смѣло!
         Я больше радъ погибнуть отъ свободныхъ
         И смѣлыхъ рукъ, чѣмъ властвовать тираномъ
         Въ рукахъ другихъ тирановъ! Никогда
         Не дѣйствовалъ я такъ и никогда
         Такимъ впередъ не буду! Прочитайте
         Истор³ю отцовъ моихъ; спросите
         У тѣхъ людей, въ чьихъ городахъ я былъ
         Правителемъ - всѣ скажутъ вамъ навѣрно,
         Что я тираномъ не былъ, a - напротивъ -
         Сочувствовалъ всегда бѣдамъ и горю
         Униженныхъ. Когда бъ я согласился
         Быть тѣмъ, чего искалъ себѣ сенатъ,-
         Бездушнымъ автоматомъ, облеченнымъ
         Въ богатое тряпье, сидѣть на тронѣ
         Подобьемъ государя, утверждать
         Лишь только приговоры, быть бичемъ
         Несчастному народу, льстить Сенату
         И Сорока, преслѣдовать, что можетъ
         Не нравиться Совѣту Десяти,
         Быть сплетникомъ, глупцомъ, надутой куклой,-
         Тогда, увѣренъ я, не оправдали бъ
         Они того, кто дерзко мнѣ нанесъ
         Такое оскорбленье. Если я
         Страдаю такъ, то въ этомъ виновата
         Моя любовь къ народу. Это знаютъ
         Ужъ мног³е, и будетъ день, когда
         Узнаютъ всѣ; a до того - клянусь я
         Отдать на службу дѣлу весь остатокъ
         Моихъ послѣднихъ дней, всю власть - не дожа,
         A просто человѣка, что свершилъ
         Не мало славныхъ дѣлъ, покуда не былъ
         Униженъ званьемъ дожа, и способенъ
         Пока еще работать и умомъ,
         И силами! На эту ставку я
         Готовъ поставить славу (я прославленъ
         Былъ истинно), остатокъ жизни (чѣмъ
         Рискую меньше всѣхъ, затѣмъ что мнѣ
         Уже не долго жить), надежды, душу,
         Всѣ радости. Такимъ я предлагаю
         Себя къ услугамъ вашимъ и согласенъ
         Быть вамъ вождемъ! Рѣшайте же, согласны ль
         Имѣть своимъ вы герцога, который
         Свой бросилъ тронъ и сдѣлался ничѣмъ,
         Желая быть со всѣми вами равнымъ?
  
             КАЛЕНДАРО.
  
         Да здравствуетъ Фальеро! Онъ свободу
         Намъ дастъ, друзья!
  
             ЗАГОВОРЩИКИ.
  
                       Да здравствуетъ Фальеро!
  
             ИЗРАЭЛЬ БЕРТУЧЧ²О.
  
         Ну что, товарищи! удачно ль я
         Ввелъ къ вамъ его? Не правда ль, что такой
         Сообщникъ долженъ стоить цѣлой рати?
  
             ДОЖЪ.
  
         Довольно! перестаньте! Намъ не время
         Теперь хвалить другъ друга! Отвѣчайте:
         Вашъ я иль нѣтъ?
  
             КАЛЕНДАРО.
  
                   Не только нашъ ты нынѣ,
         Но первый между нами, какъ доселѣ
         Былъ первымъ въ государствѣ. Будь же нашимъ
         Вождемъ и полководцемъ!

0x01 graphic

  
             ДОЖЪ.
  
                             Полководцемъ
         Я былъ на славномь полѣ Зарской битвы;
         Титуломъ же вождя меня почтили

Другие авторы
  • Ряховский Василий Дмитриевич
  • Оськин Дмитрий Прокофьевич
  • Маслов-Бежецкий Алексей Николаевич
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович
  • Фридерикс Николай Евстафьевич
  • Порецкий Александр Устинович
  • Бородин Николай Андреевич
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Сомов Орест Михайлович
  • Марло Кристофер
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Зачем понадобился туман?
  • Евреинов Николай Николаевич - Театральные инвенции
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Верхарн
  • Перцов Петр Петрович - Тень славянофильства
  • Карамзин Н. М. - На смерть князя Г. А. Хованского
  • Глинка Михаил Иванович - Письма М. И. Глинки к К. А. Булгакову
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Путешествие Мальчика-с-пальчика
  • Бунин Иван Алексеевич - Апрель
  • Правдухин Валериан Павлович - Годы, тропы, ружье
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Тридцать сребреников
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа