Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Стихотворения, Страница 3

Сумароков Александр Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

lign="justify">   Скипетр - дело невелико,
   Если оного владыко
   Благом ставит только блеск;
   Царско имя устрашает:
   Коль оно не утешает -
   Тщетен и народный плеск.
  
   Мне сие в трудах отрада,
   Сей хочу я плеск примать,
   Что в России все мне чада,
   Что в России всем я мать.
   О мои любезны дети!
   То ласкает мя владети:
   Все вы любите меня;
   В чем вам польза, то мне славно;
   Вас и я люблю вам равно,
   Должность матери храня".
  
   Се, что сердце в ней находит,
   В утро, в вечер, в день и в ночь
   На минуту не отходит
   Мысль от ней такая прочь.
   В нашем ты внемли ответе:
   Для тебя мы жить на свете,
   Для тебя умреть хотим.
   За свою мы мать любезну,
   В пламень, в пропасти и в бездну,
   Яко Курций, полетим.
  
   Ты, Россия, побеждала
   Неприятелей своих,
   Тверды грады осаждала,
   Претворяя в пепел их.
   Кровь тогда лилась реками,
   Дым казался облаками,
   Воздух выл, и трясся понт,
   Стрелы Зевсовы летали,
   Молнии во мгле блистали,
   Колебался горизонт.
  
   Соответствуй общей доле,
   Сонм достойнейших людей,
   И монаршей мудрой воле
   К наставлению судей,
   О сладчайше упованье,
   Соверши скоряй желанье
   Наших алчущих сердец:
   Украси сию державу,
   Вознеси богини славу
   Выше солнца наконец!
  
   <1768>
  
  
   ОДА ГОСУДАРЫНЕ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕКАТЕРИНЕ ВТОРОЙ
   НА ВЗЯТИЕ ХОТИНА И ПОКОРЕНИЕ МОЛДАВИИ
   В далеки в высоте пределы
   Я дерзостно мой дух вознес;
   Куда влететь не могут стрелы,
   Я зрю себя в краях небес.
   Я слышу ангелов просящих
   И тако к вышнему гласящих:
   "Правитель естества! Внемли,
   Исторгни скипетр оттомана!
   Достойна такового сана
   Екатерина на земли".
  
   Екатерина! Пред тобою
   Пошлет архистратига бог.
   Твоею счастливой судьбою
   Воздымется Палеолог.
   Тогда Византия взыграет,
   Что грек оковы попирает
   И изгнана Агарь из врат.
   Романия, скорбя, не дремлет,
   Главу восточный Рим подъемлет.
   Европа видит новых чад.
  
   Преклонят пред тобой колена
   Страны, где сад небесный был,
   И, игом утесненный плена,
   Восплещет радостию Нил.
   А весть быстрее аквилона
   До стен досяжет Вавилона,
   Подвигнет волны Инда страх.
   Мы именем Семирамиды
   Рассыплем пышны пирамиды.
   Каир развеем, яко прах.
  
   Разверзлось огненное море,
   Дрожит земля, и стонет твердь,
   В полках срацинских страх и горе,
   Кипяща ярость, казнь и смерть.
   Минерва росска громы мещет,
   Стамбул во ужасе трепещет,
   Трясутся нивы и луга.
   От горизонта раздраженна,
   От неба жарко разозжженна,
   Вал сохнет, тлеют берега.
  
   Не сферу ль буря разрывает,
   Иль огненный спустился понт?
   В дыму Днестр очи закрывает,
   Горящий видя горизонт?
   Не ад ли в оной скорби стонет,
   Не род ли смертных паки тонет,
   Не разрушается ли свет?
   В густой и освещенной ночи
   Возводит Днестр на небо очи
   И тако к солнцу вопиет:
  
   "Пошли, о солнце, мне отраду,
   Не дай мне зреть последних дней!
   Или ты паки горду чаду
   Вручило пламенных коней?"
   - "Молчи! - ему вещает слава.
   Не гордая разит держава.
   А то участье не твое;
   Не злоба естеством играет,
   Но злобу истина карает,
   Восставшу нагло на нее".
  
   Хотин опустошает домы,
   И в степи жители бегут.
   Зря молнии и слыша громы,
   Живот единый берегут,
   Но слава им с кровава бою
   Гласит российскою трубою:
   "Ты тщетно кроешься, народ!
   Екатерина гнев подвигнет,
   Ея рука тебя достигнет
   И в бездне Ахеронских вод".
  
   Россия наглу презирает
   Твою державу, оттоман,
   И тако Порту попирает,
   Как Пико гордый океан.
   Гора от молнии спасенна
   И выше облак вознесенна,
   Спокойно видя под собой
   Воюющего с ней Эола
   И внемля шумы грозна дола,
   Пренебрегает ветров бой.
  
   Великого земель округа,
   Которым пышен весь Восток,
   Брега с Египтом жарка Юга
   И струй Евфратовых поток
   Мечем российским сокрушатся,
   Селенья их опустошатся.
   Мой слава повторяет глас:
   "Где зрятся днесь высоки башни,
   Там будет лес, луга и пашни,
   Плен, смерть оттоль исторгнут вас!"
  
   Хотя ты в ярости злей ада
   Стремишься против нас, Стамбул,
   Хотя бы из обширна града
   На россов ты геенной дул,
   Попрем ток вод, дубравы, камень,
   Пройдем сквозь пыль, сквозь дым и пламень.
   Услышится твой вопль и стон,
   Тогда раскаешься, но поздно;
   Уже настало время грозно,
   Трясется оттоманов трон.
  
   И се Молдавские долины,
   Лес, горы и потоки вод
   Под областью Екатерины.
   Славенский к ней бежит народ,
   К Неве Европа взоры мещет,
   На троне Мустафа скрежещет,
   И Порта гордая дрожит;
   Низвержется султан со трона,
   Увидим нова фараона:
   Он морем в Азию бежит.
  
   <1769>
  
  
   ОДА ГОСУДАРЮ ЦЕСАРЕВИЧУ ПАВЛУ ПЕТРОВИЧУ
   В ДЕНЬ ЕГО ТЕЗОИМЕНИТСТВА
   ИЮНЯ 29 ЧИСЛА 1771 ГОДА
  
   Взойди, багряная Аврора,
   Спокойно в тихи небеса!
   В лугах цветы рассыпли, Флора,
   Цветами украси леса!
   Победоносных войск успехом
   Раздайся по долинам эхом,
   Приятный, вожделенный глас:
   "Войну судьбина окончала
   И новым лавром увенчала
   Монархиню и с нею нас!"
  
   Ея оружья, музы, славу
   Возмогут ли позабывать,
   Хотя и кроткую державу
   Всечасно будут воспевать?
   Трофеем Бендер вечным будет,
   Перикла росска не забудет,
   Вспомянется российский флаг.
   Дней наших слава не увянет,
   Доколе сушею не станет
   Попранный днесь Архипелаг.
  
   Се, князь, войны преславны виды.
   Ужасны Порте времена.
   Герои наши, как Алькиды,
   Светят российски племена.
   Но я победу оставляю,
   Не тем Россию прославляю,
   Тебя воспети я хочу:
   Петрополь буди мне свидетель.
   Бессмертну в смертном добродетель
   Я ныне свету возвещу.
  
   Ко должности монарша сана
   Внимает он о божестве
   И, слыша нова Феофана,
   Зрит бога он во естестве.
   С законом басен не мешает
   И разум правдой украшает,
   Пренебрегая сказки жен,
   Не внемля наглу лицемерству,
   Не повинуясь суеверству,
   Которым слабый дух возжжен.
  
   Пряма в Эдем сия дорога,
   Сии довольны чудеса.
   "Люби ты ближнего, чти бога,
   Бог создал землю, небеса.
   В едином том ищи блаженства", -
   Достойный муж первосвященства
   Ему на всяк вещает день,
   Зимы не емля вместо лета,
   И, вместо полудневна света,
   Не внидет полуночна тень.
  
   А Ментор то же утверждает,
   Что предписует нам закон.
   Страстей волненье побеждает
   Во Телемаке Фенелон.
   Мужей толь мудрых и избранных,
   И Павлу к наставленью данных,
   С почтением Россия зрит.
   Великая Екатерина!
   Тебя за таковаго сына
   Россия вся благодарит.
  
   Прешли младенчеству уроки
   Для будущих геройству дел.
   Не прикоснулися пороки,
   И дух божественно созрел.
   Сквозь тьму незнания князь ночи
   В небесны круги взводит очи:
   Премудрости не зрит конца.
   Он видит малость человека,
   И в человеке краткость века,
   А в боге мудрого творца.
  
   Планеты, шар земной - пылинки,
   Копышемся и мы, как прах.
   Империи - кусочки глинки.
   Но как он мыслит о царях,
   Вселенна коих величает?
   Не сим царь сан свой отличает,
   Что льзя разити и пленять,
   Что все пред ним стоят со страхом,
   Что властвует людьми, как прахом,
   И что он может жизнь отнять.
  
   Когда монарх насилью внемлет,
   Он враг народа, а не царь.
   И тигр и лев живот отъемлет,
   И самая последня тварь.
   Змея презренья не умалит,
   Когда кого, ползя, ужалит,
   Пребудет та ж она змея.
   Вот так о венценосцах мыслит,
   Которых даром божьим числит,
   Великая душа сия.
  
   И что на троны возведенны
   Не для себя они одних.
   Хотя и для себя рожденны,
   Но для и подданных своих.
   Нестройный царь есть идол гнусный
   И в море кормщик неискусный;
   Его надгробье: "Был он яд".
   Окончится его держава,
   Окончится его и слава,
   Исчезнет лесть, душа - во ад.
  
   Не сносят никогда во гробы
   Цари сияния венца,
   Сиянье царския особы
   Есть имя подданных отца.
   Прейдут шумящи вечно реки,
   Дела останутся навеки
   И честь до солнца вознесут.
   Преходят лета скоротечны,
   Но души в нас, конечно, вечны,
   Как вечен правый божий суд.
  
   Не пременяй сея ты мысли,
   Так будешь нам покров и щит.
   И дни свои щедротой числи,
   Как числил оны щедрый Тит.
   Прострешь по Северу зеницу
   И на морях свою десницу,
   Главу возвысишь, яко кедр.
   Прекрасней будешь райска крина.
   Таков, как нам Екатерина
   Или какое великий Петр.
   Российская Фетида вскоре
   Восколебала горы, лес.
   Подвигла Средиземно море.
   Ты будь российский Ахиллес,
   Но только к нужной обороне.
   В други дни будь Сократ на троне
   Ко счастью полуночных стран.
   Тогда явишься ты в порфире,
   Как солнце среди лета в мире,
   Таков велик, каков твой сан.
  
   <1771>
  
  
  
   ОДА ГОСУДАРЮ ЦЕСАРЕВИЧУ ПАВЛУ ПЕТРОВИЧУ
   НА ПЕРВЫЙ ДЕНЬ 1774 ГОДА
  
   О сын великия жены!
   Великого ты правнук мужа,
   Наставника сея страны,
   Ты, коему неправда чужа
   И многой истина цены.
   Рожден от крови ты преславной,
   А участи твоей предел -
   Во всей природе жребий главный.
   Он дан тебе для славных дел.
  
   Явилась нам душа твоя.
   То зря, Россия веселится,
   Уже надежда ты ея.
   Драгой твой богом век продлится
   Ко счастью области сея.
   Тебя судьба на свет пустила
   России счастье умножать,
   Тебя Минерва возрастила
   Екатерине подражать.
  
   Превозвышенный человек
   Себя превозвышенным числит,
   И, не гордясь ничем вовек,
   Он больше о себе не мыслит,
   Льстец мерзкий что б ему ни рек.
   Великий муж не любит лести,
   Противна, князь, она тебе,
   А ты своей бессмертной чести
   Не в лести ищешь, но в себе.
  
   Велик твой дух, велик твой сан.
   Мы знаем! то, и ты то знаешь,
   Но, что от бога нам ты дан,
   Ты только то воспоминаешь,
   И что ты счастье многих стран.
   Своей породою ты знатен,
   Но тщетно б было то для нас,
   И не был бы довольно внятен
   Единственный сей громкий глас.
  
   Конечно, глас сей был бы сух,
   Князей им слава не спасется.
   Не сей один о Павле слух
   По всей Европе днесь несется.
   Гласим: "Велик во Павле дух!"
   Гласим единодушно ныне,
   Друг другу объявляя днесь:
   "Подобен он Екатерине",
   И повторяет Север весь.
  
   Пресчастлив обладатель тот,
   Кто тверд во правде пребывает,
   И крайне мерзостен народ,
   Который правду забывает,
   Храня прибытки, как живот.
   Когда отечества мы члены,
   А мудрые цари главы,
   Для пользы должны без отмены
   И члены быти таковы.
  
   Без общей пользы никогда
   Нам царь не может быти нравен.
   Короны тьмится блеск тогда,
   Не будет царь любим и славен,
   И страждут подданны всегда.
   Души великой имя лестно,
   Но ей потребен ум и труд,
   А без труда цари всеместно
   Не скипетры, но сан несут.
  
   Твоя, о князь, и наша мать
   Своей во нашей ищет славы,
   Россию тщится воздымать
   И все свои велит уставы
   Из уст от истины внимать.
   Не тяготят они природы:
   Щадит бог силы естества.
   Благополучны те народы,
   Царь коих образ божества,
  
   <1773>
  
  
   ОДА ГРИГОРЬЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ ПОТЕМКИНУ
   1774 ГОДА
  
   Спеша к первопрестольну граду,
   В котором мудрый Петр рожден,
   Где росские поднесь монархи
   Взлагают на главу венец,
   Прощаюся с тобой, Потемкин,
   В Москве тя зреть желая здрава,
   Российский любяща язык,
   Словесны чтущего науки,
   Подобно как дела воински,
   В которых твой велик успех.
  
   Граждански и духовны правы
   До сама центра ты проник,
   А войска нашего вещанье
   Сплетало похвалы тебе.
   Последуй к нам императрице,
   Узрети с ней Кремлевы стены,
   Возвел которы Иоанн,
   Княженья росски совокупший
   И иго варваров отвергший,
   Покорствующих россам днесь.
  
   Уже Москва врата отверзла,
   Народ во сретенье готов
   И венценосицу увидеть
   Стремится всей своей душой.
   Гласит: "Войди во град, о матерь!
   Твои возлюбленные чада
   Сего дня ждали многи дни.
   Твое отсутствие казалось
   Не временем немноголетным,
   Семь лет нам были целый век".
  
   Смерть алчна коих поразила, -
   Двум летам в предыдущий год, -
   Мне мнится, из земной утробы
   Глаза подъявше, вопиют:
   "Когда б была здесь матерь наша,
   Мы были бы поныне живы
   И зрели бы лицо ея.
   Сего мы зрелища лишились,
   Но души наши днесь возносят
   О ней молитвы к небеси".
   Гласят: "Нас больше нет на свете, -
   Исчезли наши телеса,
   Но души наши не исчезнут,
   Доколе всемогущий жив.
   Он будет жив во бесконечность,
   И мы подобно живы будем,
   Хоть солнца больше и не зрим;
   Не сходно с божией щедротой
   Произвести на кратко время
   И погубите вечно нас".
  
   То глас умерших, а живущих
   В веселье эхо глас твердит:
   "Мы дожили до вожделенных
   И долго ожиданных дней:
   Узрит Москва Екатерину,
   Струи московских рек взыграют,
   Воскликнут радостно брега,
   Пути устелются цветами,
   Огни торжественны зажгутся,
   И плеск проникнет облака".
  
   <1774>
  

ОДЫ ДУХОВНЫЕ

  
   ПРОТИВУ ЗЛОДЕЕВ
  
   На морских берегах я сижу,
   Не в пространное море гляжу,
   Но на небо глаза возвожу.
   На врагов, кои мучат нахально,
   Стон пуская в селение дально,
   Сердце жалобы взносит печально.
   Милосердие мне сотвори,
   Правосудное небо, воззри
   И все действа мои разбери!
   Во всей жизни минуту я кажду
   Утесняюсь, гонимый, и стражду,
   Многократно я алчу и жажду.
   Иль на свет я рожден для того,
   Чтоб гоним был, не знав для чего,
   И не трогал мой стон никого?
   Мной тоска день и ночь обладает;
   Как змея, мое сердце съядает,
   Томно сердце всечасно рыдает.
   Иль не будет напастям конца?
   Вопию ко престолу творца:
   Умягчи, боже, злые сердца!
  
   <1759>
  
  
   МОЛИТВА
   Не терпи, о боже, власти
   Беззаконных ты людей,
   Кои делают напасти
   Только силою своей!
   Сколько злоба возвышенна,
   Столько правда устрашенна.
  
   Не на то даны дни века,
   Чтоб друг друга нам губить;
   Человеку человека,
   Творче, ты велел любить.
   Кто как титлами ни славен,
   Пред тобой с последним равен.
  
   Титла громкого содетель
   Часто развращенный свет.
   Лишь едина добродетель
   Преимущества дает,
   И она всего дороже;
   Защищай ее ты, боже!
  
   <1759>
  
  
   НА СУЕТУ ЧЕЛОВЕКА
  
   Суетен будешь
   Ты, человек,
   Если забудешь
   Краткий свой век.
   Время проходит,
   Время летит,
   Время проводит
   Всё, что ни льстит.
   Счастье, забава,
   Светлость корон,
   Пышность и слава -
   Всё только сон.
   Как ударяет
   Колокол час,
   Он повторяет
   Звоном сей глас:
   "Смертный, будь ниже
   В жизни ты сей;
   Стал ты поближе
   К смерти своей!"
  
   <1759>
  
  
   ЧАC СМЕРТИ
  
   О мысли люты!
   Кончается мое
   На свете бытие,
   Преходит житие,
   Пришли последние минуты,
   Пришел ко мне тот час,
   Который преселяет нас
   Во мрачну бесконечность.
   Отверста моему смятенну духу вечность:
   Погаснут данные мне искры божества,
   Потухнут мысли все и чувство вещества,
   В ничто преобращусь навек из существа;
   Престрашною судьбою
   Расстанусь навсегда
   Со светом и с собою,
   Засну, и не проснуся никогда.
   На то ль я, боже мой, произведен тобою,
   Чтоб сей вкусил я страх
   И претворился в прах?
   Щедролюбивая и всемогуща сила
   Нельзя, чтоб действие лютейшее сносила -
   Восстану я опять.
   Но, ах, возможно ли исчезнуть и восстать?
   Когда есть бог, возможно,
   А бог, конечно, есть, мы знаем то неложно.
  
   <1759>
  
  
   ОДА О ДОБРОДЕТЕЛИ
  
   Всё в пустом лишь только цвете,
   Что ни видим, - суета.
   Добродетель, ты на свете
   Нам едина красота!
   Кто страстям себя вверяет,
   Только время он теряет
   И ругательство влечет;
   В той бесчестие забаве,
   Кая непричастна славе;
   Счастье с славою течет.
  
   Чувствуют сердца то наши,
   Что природа нам дала;
   Строги стоики! Не ваши
   Проповедую дела.
   Я забав не отметаю,
   Выше смертных не взлетаю,
   Беззакония бегу
   И, когда его где вижу,
   Паче смерти ненавижу
   И молчати не могу.
  
   Смертным слабости природны,
   Трудно сердцу повелеть,
   И старания бесплодны
   Всю природу одолеть,
   А неправда с перва века
   Никогда для человека
   От судьбины не дана;
   Если честность мы имеем,
   Побеждать ее умеем,
   Не вселится в нас она.
  
   Не с пристрастием, но здраво
   Рассуждайте обо всем;
   Предпишите Оно право,
   Утверждайтеся на нем:
   Не желай другому доли
   Никакой, противу воли,
   Тако, будто бы себе.
   Беспорочна добродетель,
   Совести твоей свидетель,
   Правда - судия тебе.
  
   Не люби злодейства, лести,
   Сребролюбие гони;
   Жертвуй всем и жизнью - чести,
   Посвящая все ей дни:
   К вечности наш век дорога;
   Помни ты себя и бога,
   Гласу истины внемли:
   Дух не будет вечно в теле;
   Возвратимся все отселе
  

Другие авторы
  • Дуроп Александр Христианович
  • Садовников Дмитрий Николаевич
  • Стороженко Николай Ильич
  • Капуана Луиджи
  • Вельяминов Петр Лукич
  • Григорович Василий Иванович
  • Туган-Барановская Лидия Карловна
  • Данте Алигьери
  • Дмитриев Иван Иванович
  • Москотильников Савва Андреевич
  • Другие произведения
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Илья-Громовник
  • Некрасов Николай Алексеевич - Заметки о журналах за ноябрь 1855 года
  • Горький Максим - Жрец морали
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русская литература в 1844 году
  • Измайлов Владимир Васильевич - Измайлов В. В.: Биографическая справка
  • Д-Эрвильи Эрнст - Чёрная Буколика
  • Сервантес Мигель Де - Интермедии
  • Некрасов Николай Алексеевич - Обозрение новых пиес, представленных на Александринском театре. Статья первая
  • Ежов Николай Михайлович - Алексей Сергеевич Суворин
  • Корнилович Александр Осипович - Утро вечера мудренее
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 477 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа