Главная » Книги

Тредиаковский Василий Кириллович - Стихотворения, Страница 16

Тредиаковский Василий Кириллович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

>
  
  
   К веселию, что толь горят?
  
  
  
   Законну мы главу зрим ныне
  
  
  
   Венцем блещащу в благостыне:
  
  
  
   Мы все зрим, что Елисавет
  
  
  
   Престол, власть, скипетр и державу
  
  
  
   Насл_е_дила себе по праву
  
  
  
   И век златый ко всем ведет.
  
  
  
  
  
  
  
   Стремится тщетно мысль на горы,
  
  
  
   Где сладкогласных муз престол;
  
  
  
   Туда возводит дерзко взоры,
  
  
  
   Оставить пореваясь дол:
  
  
  
   Ни Аполлин есть сам исправен,
  
  
  
   Ни нежный хор его весь равен
  
  
  
   Елисавету восхвалить,
  
  
  
   Императрицу увенчанну,
  
  
  
   В знак милостей нам свыше данну;
  
  
  
   Мне ль достолепно вострубить?
  
  
  
  
  
  
  
   Елисавете подобало
  
  
  
   На троне сем давно сидеть;
  
  
  
   Давно в руках ей надлежало
  
  
  
   Державу с скипетром иметь:
  
  
  
   Сама главы ее корона,
  
  
  
   Бедра ж искал меч оборона;
  
  
  
   Давно быть и на раменах
  
  
  
   Порфира златотканна тщилась,
  
  
  
   Дабы сама вся украсилась
  
  
  
   Толь от прекрасныя в женах.
  
  
  
  
  
  
  
   Народ тогда колико бедный
  
  
  
   Лил теплых к вышнему молитв,
  
  
  
   Да взыдет та на трон наследный,
  
  
  
   Хоть был ему страх от ловитв!
  
  
  
   О! Вы толь храбрые солдаты,
  
  
  
   Монархини сея коль краты
  
  
  
   Сердец желали в глубине?
  
  
  
   Вы, о! стена России тверда,
  
  
  
   Уж видите что милосерда
  
  
  
   Верьховнейшею в сей стране.
  
  
  
  
  
  
  
   Все зрите, се Елисавета
  
  
  
   Сияет коль своим венцем!
  
  
  
   Се в багрянице, с слов завета
  
  
  
   Пресветло блещет коль лицем!
  
  
  
   Прекрасна, щедра, справедлива,
  
  
  
   Во всех добротах особлива,
  
  
  
   На троне важно коль сидит!
  
  
  
   Величие в императрице
  
  
  
   Всяк зря и красоту в девице,
  
  
  
   Да ону достодолжно чтит.
  
  
  
  
  
  
  
   Еще ль гласить по недостатку
  
  
  
   Моих сил тако не боюсь?
  
  
  
   Я ль воспою хвалу пресладку
  
  
  
   И толь продерзостен явлюсь?
  
  
  
   Почто я в мысли не имею,
  
  
  
   Что с неискусства онемею?
  
  
  
   Но всюду славят по всему
  
  
  
   Елисавету несравненну:
  
  
  
   Тем песнь мою неукрашенну
  
  
  
   Скрас_и_т усердие к тому.
  
  
  
  
  
  
  
   О! Всех сердец толь чистый пламень,
  
  
  
   Елисавет, Петрова дщерь!
  
  
  
   Почто ж твое к нам было камень,
  
  
  
   Надежды заключая дверь?
  
  
  
   Почто не прежде воцарилась?
  
  
  
   Ни прежде в сем венце явилась?
  
  
  
   Тебе ль всех слезы повсегда
  
  
  
   Не объявляли предовольно,
  
  
  
   Тобою если б было вольно,
  
  
  
   Была б в нас главною тогда?
  
  
  
  
  
  
  
   Поставлены уж сети были;
  
  
  
   Ям оказалась глубина;
  
  
  
   Беды и скорби нас губили;
  
  
  
   И ненависть воружена;
  
  
  
   Блевала злость змииным ядом,
  
  
  
   Со дна всем подымалась адом.
  
  
  
   России горький токмо стон:
  
  
  
   Все без защиты от навета!
  
  
  
   Но ты, зря, о! Елисавета,
  
  
  
   Как будто сих не зрила спон.
  
  
  
  
  
  
  
   Особа ж ли твоя дражайша
  
  
  
   Тогда пребыть могла без бед?
  
  
  
   О! дщерь, отца дщерь не нижайша,
  
  
  
   Толикий никому был вред:
  
  
  
   Везде обида, всюду страхи;
  
  
  
   Уже и самые все прахи
  
  
  
   Любезну гнали небесам.
  
  
  
   Хотя ж сие и досаждало,
  
  
  
   Однак тебя не возбуждало
  
  
  
   Идти, куда твой род вел сам.
  
  
  
  
  
  
  
   Народ, все войско, благородство,
  
  
  
   Синклит и весь духовный чин,
  
  
  
   Науки, суд и мореходство,
  
  
  
   Всяк вернейший российский сын;
  
  
  
   Всё, в виде от Петра что новом,
  
  
  
   Молило так молчащим словом:
  
  
  
   "О! буди, время, наша мать;
  
  
  
   Твои все и твоих неложно;
  
  
  
   Потщись, а дело есть возможно,
  
  
  
   Престань, всех радость, толь рыдать".
  
  
  
  
  
  
  
   Сим дух, толь непоколебимый,
  
  
  
   Хоть не терзаем быть не мог,
  
  
  
   Но так был вид твой всеми зримый,
  
  
  
   Что будто не крушил налог.
  
  
  
   Великодушия пределы
  
  
  
   Могли б все и тогда быть целы;
  
  
  
   Бедам ли ты ждала конца?
  
  
  
   У всех уже шли к смерти ноги,
  
  
  
   Спастись не видели дороги,
  
  
  
   Что быть коснела без венца.
  
  
  
  
  
  
  
   Что ж то! в ревнительнейшем жаре
  
  
  
   Поющий стих куда стремлю?
  
  
  
   Безумно в дерзком зрюсь быть сваре,
  
  
  
   Впреки терпению гремлю.
  
  
  
   О! мата росских чад высока,
  
  
  
   Не отврати во гневе ока:
  
  
  
   Вся радость чистая моя
  
  
  
   Хотя сие так произносит,
  
  
  
   Но зрит, и верить просит,
  
  
  
   Колика мудрость в сем твоя.
  
  
  
  
  
  
  
   Судеб я бездну вышня бога
  
  
  
   Чту токмо, ужасом разясь;
  
  
  
   Испытовать ту дерзость многа
  
  
  
   Бегу потопа, не стыдясь:
  
  
  
   Премудрый ведал точно время,
  
  
  
   В которое Петрово племя
  
  
  
   Десницею благословить
  
  
  
   Полезнее для нас всех было.
  
  
  
   Но средство мир весь удивило,
  
  
  
   Дал коим скипетр возвратить.
  
  
  
  
  
  
  
   Уже зришь, коль народ подданный
  
  
  
   Веселий выше здесь своих;
  
  
  
   Ликует, что есть непопранный
  
  
  
   От зверства гордого чужих.
  
  
  
   Но радости сея причина,
  
  
  
   Ты, о! монархиня, едина:
  
  
  
   Восставил скипетр твой его;
  
  
  
   Твоим есть утвержден престолом;
  
  
  
   Нет места в нем фортуне с колом;
  
  
  
   Венец твой щит нам от всего.
  
  
  
  
  
  
  
   Тобою все мы благосчастны;
  
  
  
   Всяк состояние блажит;
  
  
  
   Всем ныне дни сияют красны;
  
  
  
   Ничто уж больше не страшит.
  
  
  
   Мир заключаешь ли с другами?
  
  
  
   Несутся с неба дары сами,
  
  
  
   Обилие, богатство вновь,
  
  
  
   Вселяется внутрь дух спокойный,
  
  
  
   Порядок зрится всюду стройный,
  
  
  
   Усердность, искренность, любовь.
  
  
  
  
  
  
  
   Враги ль тебя где нудят к брани?
  
  
  
   Остряе росский тотчас меч;
  
  
  
   Несутся вскоре должны дани;
  
  
  
   Ярится храбрость тех посечь.
  
  
  
   Где воин идет, там успехи;
  
  
  
   Моря и реки без помехи;
  
  
  
   Поля и горы для побед;
  
  
  
   Быстряе птицы слава мчится;
  
  
  
   И токмо торжество красится:
  
  
  
   Противных погибает след.
  
  
  
  
  
  
  
   В век долгий здравствуй, венценосна!
  
  
  
   Красуйся в благодати сей!
  
  
  
   К единым казнем лютым косна,
  
  
  
   В щедроте процветай твоей!
  
  
  
   Дарами свыше превосходна
  
  
  
   И добродетелям всем сродна,
  
  
  
   В блаженствах весело играй!
  
  
  
   Вкушай намерений плод чистых
  
  
  
   В Петре с Петровых ветвей истых.
  
  
  
   Но в дар тебе? - сердца взимай.
  
  
  
  
  
  
  
   Не презри моея глас музы,
  
  
  
   Молчавшия премноги дни;
  
  
  
   Расторгла немоты днесь узы,
  
  
  
   Ее похвал не отжени:
  
  
  
   Хотя и недостойна слуха,
  
  
  
   Но чиста сердца песнь и духа:
  
  
  
   На искренность ее воззри,
  
  
  
   На верну должность и подданства;
  
  
  
   Сим счастливу, и без убранства,
  
  
  
   Тобою красну сотвори.
  
  
  
  
  
  
  
   <1752>
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  Сочинения Тредиаковского не выходили полным собранием. При жизни поэта
  печатались отдельные издания, а также избранные "Сочинения и переводы как
  стихами, так и прозою" (тт. 1-2, СПб., 1752).
  
  Избранными были и позднейшие издания: Смирдина (СПб., 1849, три тома в
  четырех книгах) и Перевлесского (М., 1849). Изданный С. А. Венгеровым
  сборник "Русская поэзия" (т. 1, СПб., 1897) включает только оригинальные
  стихотворения Тредиаковского (и то не все) и некоторые отрывки из переводной
  поэмы "Тилемахида"; это издание очень ценно подбором основных критических
  статей о Тредиаковском.
  
  Наиболее разносторонне деятельность Тредиаковского как поэта и
  теоретика литературы представлена в первом издании Большой серии "Библиотеки
  поэта". Здесь том стихотворений Тредиаковского под редакцией акад. А. С.
  Орлова (Л., 1935) включает и оригинальные стихотворения, и отрывки из
  стихотворных переводов, и основные теоретические статьи Тредиаковского по
  литературе.
  
  Настоящее, второе издание значительно расширено по объему и характеру
  публикуемых произведений. Впервые публикуется "Феоптия". Введены отрывки из
  трагедии "Деидамия" и комедии "Евнух", дающие представление о Тредиаковском
  как драматурге, добавлены отрывки из "Тилемахиды", из "Древней истории" Рол-
  леня, парафразис псалма 143. Из книги "Езда в остров Любви" печатаются все
  оригинальные стихотворения, а также стихотворные отрывки перевода книги
  Тальмана, имеющие более или менее самостоятельное значение. Статьи о
  стихосложении, как и в издании 1935 г., выделены в особый раздел, но даны в
  несколько ином составе. Ввиду особого исторического значения "Нового и
  краткого способа к сложению российских стихов" текст его воспроизводится
  полностью и в том виде, как он был напечатан в издании 1735 г.
  (теоретические рассуждения перемежаются здесь с
  поэтическими
  произведениями).
  
  Стихотворения в сборнике расположены по книгам, изданным при жизни В.
  К. Тредиаковского (или подготовленным для издания отдельной книгой, как
  например "Феоптия", "Евнух"). Исключение составляют "Стихи на разные
  случаи", которые вынесены за пределы "Езды в остров Любви", так как они
  являются, по существу, отдельной книгой, которая только по случайным
  причинам (см. стр. 470) была помещена под одним переплетом с переводом
  романа Тальмана. Порядок следования книг - хронологический. Стихотворения,
  не входившие в книги, вынесены в специальный раздел. Внутри книг сохранена
  последовательность, определенная автором. Уточнено время написания ряда
  стихотворений. Даты в угловых скобках означают год, не позднее которого
  написано данное произведение.
  
  Текст стихотворений воспроизводит, как правило, первые, а не последние
  прижизненные издания Тредиаковского. Исходя из нового понимания ритмики
  русского стиха и своей теории силлаботонического стихосложения,
  Тредиаковский после 1735 г. переделал некоторые прежние произведения,
  написанные силлабикой. В начале своей реформаторской деятельности он
  предпочтительно разрабатывал хореический стих, а не ямб (трехсложные размеры
  долго оставались лишь в теории). Позднее Тредиаковский переделал ряд
  опубликованных ранее хореических стихотворений, переведя их в ямбический
  ритм. Поэтому в целях восстановления точной исторической картины развития
  русского стиха необходимо печатать ранние произведения Тредиаковского в той
  стихотворной форме, в которой они первоначально появились. Две оды (на
  взятие города Гданьска и на коронование Елизаветы Петровны) воспроизводятся
  для сравнения в первоначальном и в переработанном виде.
  
  Орфография и пунктуация текстов приближены к современным. Сохранены
  только те особенности написания, которые имеют произносительное значение.
  При прямой речи введены кавычки, знаки ударения сохранены (или поставлены
  вновь) в тех случаях, где произношение расходится с современными нормами.
  "Единитные палочки", введенные Тредиаковский и ныне имеющие только
  историческое значение, сохранены только в "Тилемахиде".
  
  Ссылка в примечаниях только на первую публикацию произведения (или
  книги в целом) означает, что данное произведение (или все произведения,
  извлеченные из данной книги) печатается по первой публикации.
  
  В примечаниях к одам, помещенным в приложении, поясняется только то,
  что не было пояснено ранее, в примечаниях к первой редакции од.
  
  Объяснение отдельных устаревших и малоупотребительных слов и понятий
  вынесено в словарь. Пояснения даются применительно к контексту, в котором
  данные слова встречаются в сборнике.
  
  
  
   Условные сокращения, принятые в примечаниях
  
  
  "Аргенида" - "Аргенида, повесть героическая, сочиненная Иоанном
  Барклаием, а с латинского на славено-российский переведенная и
  мифологическими изъяснениями умноженная от Василья Тредиаковского,
  профессора элоквенции и члена императорския Академии наук", тт. 1-2. СПб.,
  1751.
  
  ГПБ - Государственная Публичная библиотека им. M. E. Салтыкова-Щедрина.
  
  "Деидамия" - "Деидамия, трагедия, покойным надворным советником и
  императорской Санктпетербургской Академии наук красноречия профессором
  Васильем Кирилловичем Тредиаковским сочиненная в 1750 году". М., 1775.
  
  "Древняя история" - "Древняя история об египтянах, о карфагенянах, об
  ассирианах, о вавилонянах, о мидянах, персах, о македонянах и о греках,
  сочиненная чрез г. Ролленя, бывшего ректора Парижского университета,
  профессора элоквенции и прочая. А с французского переведенная чрез Василья
  Тредиаковского, профессора и члена Санктпетербургския императорския Академии
  наук", тт. 1-10. СПб., 1749-1762.
  
  "Езда" - "Езда в остров Любви. Переведена с французского на русский
  чрез студента Василья Тредиаковского и приписана его сиятельству князю
  Александру Борисовичу Куракину". СПб., 1730.
  
  Изд. 1935 г. - Тредиаковский. Стихотворения. Под редакцией акад. А. С.
  Орлова, при участии А. И. Малеина, П. Н. Беркова и Г. А. Гуковского.
  Вступительная статья С. М. Бонди. "Библиотека поэта", Большая серия. Л.,
  1935.
  
  Изд. 1752 г. - "Сочинения и переводы как стихами, так и прозою Василья
  Тредиаковского", тт. 1-2. СПб., 1752.
  
  "Новый и краткий способ" - "Новый и краткий способ к сложению
  российских стихов с определениями до сего надлежащих званий. Чрез Василья
  Тредиаковского С. Петербургския императорския Академии наук секретаря".
  СПб., 1735.
  
  "Панегирик" - "Панегирик, или Слово похвальное всемилостивейшей
  государыне императрице самодержице всероссийской Анне Иоанновне чрез

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 277 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа