Главная » Книги

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения, Страница 8

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

p; 
  
   Затворника грезы
  
  
  
   Ночные томят.
  
  
  
   Давно уж не спится...
  
  
  
   Лампаду зажег,
  
  
  
   Хотел он молиться,
  
  
  
   Молиться не мог.
  
  
  
   - Ты видишь, Спаситель,
  
  
  
   Измучился я,
  
  
  
   Открой мне, Учитель,
  
  
  
   Где правда твоя!
  
  
  
   Посты и вериги
  
  
  
   Не Божий завет,
  
  
  
   Христос, в Твоей книге
  
  
  
   Прощенье и свет.
  
  
  
   Я помню: в оконце
  
  
  
   Взглянул я на сад;
  
  
  
   Там милое солнце,-
  
  
  
   Я солнцу был рад.
  
  
  
   Там в зарослях темных
  
  
  
   Меня не найдут,
  
  
  
   Там птичек бездомных
  
  
  
   Зеленый приют.
  
  
  
   Там плачут сирени
  
  
  
   От утренних рос,
  
  
  
   Колеблются тени
  
  
  
   Прозрачных берез.
  
  
  
   Там чайки мелькают
  
  
  
   По вольной реке,
  
  
  
   И дети играют
  
  
  
   На влажном песке.
  
  
  
   Я счастлив, как дети,
  
  
  
   И понял я вновь,
  
  
  
   Что в Божьем завете
  
  
  
   Простая любовь.
  
  
  
   Темно в моей келье...
  
  
  
   Измучился я,
  
  
  
   А жизнь,- и веселье,
  
  
  
   И правда Твоя,-
  
  
  
   Не в пыльных страницах,
  
  
  
   Не в тусклых свечах,
  
  
  
   А в небе, и птицах,
  
  
  
   И звездных лучах.
  
  
  
   С любовью, о Боже,
  
  
  
   Взглянул я на все:
  
  
  
   Ведь это - дороже,
  
  
  
   Ведь это - Твое!
  
  
  
   1890
  
  
  
  
  ОСЕНЬ
  
  
  
   Длиннее, чернее
  
  
  
   Холодные ночи,
  
  
  
   А дни все короче,
  
  
  
   И небо светлее.
  
  
  
   Терновник далекий
  
  
  
   И реже и суше,
  
  
  
   И ветер в осоке,
  
  
  
   Где берег высокий,
  
  
  
   Протяжней и глуше.
  
  
  
   Вода остывает,
  
  
  
   Замолкла плотина,
  
  
  
   И тяжкая Тина
  
  
  
   Ко дну оседает.
  
  
  
   Бестрепетно Осень
  
  
  
   Пустыми очами
  
  
  
   Глядит меж стволами
  
  
  
   Задумчивых сосен,
  
  
  
   Прямых, тонколистых
  
  
  
   Берез золотистых,-
  
  
  
   И нити, как Парка,
  
  
  
   Седой паутины
  
  
  
   Свивает и тянет
  
  
  
   По гроздьям рябины,
  
  
  
   И ласково манит
  
  
  
   В глубь сонного парка...
  
  
  
   Там сумрак, Там сладость,
  
  
  
   Все Осени внемлет,
  
  
  
   И тихая радость
  
  
  
   Мне душу объемлет.
  
  
  
   Приветствую смерть я
  
  
  
   С бездумной отрадой,
  
  
  
   И муки бессмертья
  
  
  
   Не надо, не надо!
  
  
  
   Скользят, улетают -
  
  
  
   Бесплотные - тают
  
  
  
   Последние тени
  
  
  
   Последних волнений,
  
  
  
   Живых утомлений -
  
  
  
   Пред отдыхом вечным...
  
  
  
   Пускай без видений,
  
  
  
   Покорный покою,
  
  
  
   Усну под землею
  
  
  
   Я сном бесконечным...
  
  
  
   1895
  
  
  
  
  РОДИНА
  
  
   В темнице сидит заключенный
  
  
  
  Под крепкою стражей,
  
  
   Неведомый рыцарь, плененный
  
  
  
  Изменою вражей.
  
  
   И думает рыцарь, горюя:
  
  
  
  "Не жалко мне жизни.
  
  
   Мне страшно одно, что умру я
  
  
  
  Далекий отчизне.
  
  
   Стремлюся я к ней неизменно
  
  
  
  Из чуждого края
  
  
   И думать о ней, незабвенной,
  
  
  
  Хочу, умирая".
  
  
   Но ворон на прутья решетки
  
  
  
  Садится беззвучно.
  
  
   "Что, рыцарь, задумался, кроткий?
  
  
  
  Иль рыцарю скучно?"
  
  
   Тревогою сердце забилось,
  
  
  
  И рыцарю мнится -
  
  
   С недоброю вестью явилась
  
  
  
  Недобрая птица.
  
  
   "Тебя не посмею спугнуть я,
  
  
  
  Ты здешний,- я дальний...
  
  
   Молю, не цепляйся за прутья,
  
  
  
  О, ворон печальный!
  
  
   Меня с моей думой бесплодной
  
  
  
  Оставь, кто б ты ни был".
  
  
   Ответствует гость благородный:
  
  
  
  "Я вестником прибыл.
  
  
   Ты родину любишь земную,
  
  
  
  О ней помышляешь.
  
  
   Скажу тебе правду иную -
  
  
  
  Ты правды не знаешь.
  
  
   Отчизна тебе изменила,
  
  
  
  Навеки ты пленный;
  
  
   Но мира она не купила
  
  
  
  Напрасной изменой:
  
  
   Предавшую предали снова -
  
  
  
  Лукаво напали,
  
  
   К защите была не готова,
  
  
  
  И родину взяли.
  
  
   Покрыта позором и кровью,
  
  
  
  Исполнена страха...
  
  
   Ужели ты любишь любовью
  
  
  
  Достойное праха?"
  
  
   Но рыцарь вскочил, пораженный
  
  
  
  Неслыханной вестью,
  
  
   Объят его дух возмущенный
  
  
  
  И гневом, и местью;
  
  
   Он ворона гонит с укором
  
  
  
  От окон темницы...
  
  
   Но вдруг отступил он под взором
  
  
  
  Таинственной птицы.
  
  
   И снова спокойно и внятно,
  
  
  
  Как будто с участьем,
  
  
   Сказал ему гость непонятный:
  
  
  
  "Смирись пред несчастьем.
  
  
   Истлело достойное тленья,
  
  
  
  Все призрак, что было.
  
  
   Мы живы лишь силой смиренья,
  
  
  
  Единою силой.
  
  
   Не веруй, о рыцарь мой, доле
  
  
  
  Постыдной надежде.
  
  
   Не думай, что был ты на воле
  
  
  
  Когда-либо прежде.
  
  
   Пойми - это сон был свободы,
  
  
  
  Пускай и короткий.
  
  
   Ты прожил все долгие годы
  
  
  
  В плену, за решеткой.
  
  
   Ты рвался к далекой отчизне,
  
  
  
  Любя и страдая.
  
  
   Есть родина, чуждая жизни,
  
  
  
  И вечно живая".
  
  
   Умолк... И шуршат только перья
  
  
  
  О прутья лениво.
  
  
   И рыцарь молчит у преддверья
  
  
  
  Свободы нелживой.
  
  
   1897
  
  
  
  
  СОНЕТ
  
  
   Один я в келий неосвещенной.
  
  
   С предутреннего неба, из окна,
  
  
   Глядит немилая, холодная весна.
  
  
   Но, неприветным взором не смущенной,
  
  
   Своей душе, в безмолвие влюбленной,
  
  
   Не страшно быть одной, в тени, без сна.
  
  
   И слышу я, как шепчет тишина
  
  
   О тайнах красоты невоплощенной.
  
  
   Лишь неразгаданным мечтанья полны.
  
  
   Не жду и не хочу прихода дня.
  
  
   Гармония неслышная таится
  
  
   В тенях, в нетрепетной заре... И мнится:
  
  
   Созвучий нерожденных вкруг меня
  
  
   Поют и плещут жалобные волны.
  
  
   1897
  
  
  
   ВЕЧЕРНЯЯ ЗАРЯ
  
  
  Я вижу край небес в дали безбрежной
  
  
   И ясную зарю.
  
  
  С моей душой, безумной и мятежной,
  
  
   С душою говорю.
  
  
  И если боль ее земная мучит -
  
  
   Она должна молчать.
  
  
  Ее заря небесная научит
  
  
   Безмолвно умирать.
  
  
  Не забывай Господнего завета.
  
  
   Душа,- молчи, смирись...
  
  
  Полна бесстрастья, холода и света
  
  
   Бледнеющая высь.
  
  
  Повеяло нездешнею прохладой
  
  
   От медленной зари.
  
  
  Ни счастия, ни радости - не надо.
  
  
   Гори, заря, гори!
  
  
  1897
  
  
  
  
   ПЫЛЬ
  
  
   Моя душа во власти страха
  
  
   И горькой жалости земной.
  
  
   Напрасно я бегу от праха -
  
  
   Я всюду с ним, и он со мной.
  
  
   Мне в очи смотрит ночь нагая,
  
  
   Унылая, как темный день.
  
  
   Лишь тучи, низко набегая,
  
  
   Дают ей мертвенную тень.
  
  
   И ветер, встав на миг единый,
  
  
   Дождем дохнул - и вмиг исчез.
  
  
   Волокна серой паутины
  
  
   Плывут и тянутся с небес.
  
  
   Ползут, как дни земных событий,
  
  
   Однообразны и мутны.
  
  
   Но сеть из этих легких нитей
  
  
   Тяжеле смертной пелены.
  
  
   И в прахе душном, в дыме пыльном,
  
  
   К последней гибели спеша,
  
  
   Напрасно в ужасе бессильном
  
  
   Оковы жизни рвет душа.
  
  
   А капли тонкие по крыше
  
  
   Едва стучат, как в робком сне.
  
  
   Молю вас, капли, тише, тише...
  
  
   О, тише плачьте обо мне!
  
  
   1897
  
  
  
  
  ВЕЧЕР
  
  
   Июльская гроза, шумя, прошла.
  
  
   И тучи уплывают полосою.
  
  
   Лазурь неясная опять светла...
  
  
   Мы лесом, едем, влажною тропою.
  
  
   Спускается на землю бледный мрак.
  
  
   Сквозь дым небесный виден месяц юный,
  
  
   И конь все больше замедляет шаг,
  
  
   И вожжи тонкие дрожат, как струны.
  
  
   Порою, туч затихнувшую тьму
  
  
   Вдруг молния безгромная разрежет.
  
  
   Легко и вольно сердцу моему,
  
  
   И ветер, пролетая, листья нежит.
  
  
   Колеса не стучат по колеям.
  
  
   Отяжелев, поникли долу ветки...
  
  
   А с тихих нив и с поля, к небесам,
  
  
   Туманный пар плывет, живой и редкий...
  
  
   Как никогда, я чувствую - я твой,
  
  
   О милая и строгая природа!
  
  
   Живу в тебе, потом умру с тобой...
  
  
   В душе моей покорность - и свобода.
  
  
   1897
  
  
  
  
  МОЛИТВА
  
  
  
  Тени луны неподвижные...
  
  
  
  Небо серебряно-черное...
  
  
  
  Тени, как смерть, неподвижные...
  
  
  
  Живо ли сердце покорное?
  
  
  
  Кто-то из мрака молчания
  
  
  
  Вызвал на землю холодную,
  
  
  
  Вызвал от сна и молчания
  
  
  
  Душу мою несвободную.
  
  
  
  Жизни мне дал унижение,
  
  
  
  Боль мне послал непонятную...
  
  
  
  К Давшему мне унижение
  
  
  
  Шлю я молитву невнятную.
  
  
  
  Сжалься, о Боже, над слабостью
  
  
  
  Сердца, Тобой сотворенного,
  
  
  
  Над бесконечною слабостью
  
  
  
  Сердца, стыдом утомленного.
  
  
  
  Я - это Ты, о Неведомый,
  
  
  
  Ты - в моем сердце, Обиженный,
  
  
  
  Так подними же, Неведомый,
  
  
  
  Дух Твой, Тобою униженный,
  
  
  
  Прежнее дай мне безмолвие,
  
  
  
  О, возврати меня вечности...
  
  
  
  Дай погрузиться в безмолвие,
  
  
  
  Дай отдохнуть в бесконечности!..
  
  
  
  1897
  
  
  
  
  СЕРЕНАДА
  
  
  
  Из лунного тумана
  
  
  
   Рождаются мечты.
  
  
  
  Пускай, моя Светлана,
  
  
  
   Меня не любишь ты.
  
  
  
  Пусть будет робкий лепет
  
  
  
   Неуловимо тих,
  
  
  
  Пусть тайным будет трепет
  
  
  
   Незвучных струн моих.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 366 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа