Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари, Страница 4

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

;  Подвергнете опасности себя
         И вдвое большей мужа.
  
             МАРИНА.
  
                       Кто жъ посмѣетъ
         Меня остановить?
  
             МЕММО.
  
                   Кто долженъ это
         Исполнить по закону.
  
             МАРИНА.
  
                       Да! я знаю
         Обязанности ихъ - топтать ногами
         Святѣйш³я изъ чувствъ, топтать всѣ связи,
         Которыми сближаются сердца,
         Соревновать въ жестокости и злобѣ
         Съ толпою адскихъ демоновъ, которымъ
         Достанутся они въ добычу сами,
         Когда умрутъ. Пустите, я иду!
  
             МЕММО.
  
         Васъ все равно не впустятъ.
  
             МАРИНА.
  
                             Мы увидимъ!
         Отчаянье способно вызвать въ битву
         И самый деспотизмъ. Въ моей душѣ,
         Я чувствую, зажглось такое чувство,
         Что я теперь рѣшилась бы пробиться
         Сквозь стѣну острыхъ коп³й,- такъ возможно ль,
         Чтобъ два иль три тюремщика могли
         Меня остановить? Пустите! Это -
         Домъ герцога и сынъ его - супругъ мой.
         Онъ чистъ и невиновенъ - и они
         Должны услышать это.
  
             МЕММО.
  
                       Этимъ вы
         Успѣете лишь ихъ ожесточить.
  
             МАРИНА.
  
         Как³е жъ это судьи, если злоба
         Диктуетъ ихъ рѣшенья? Такъ способны
         Лишь дѣйствовать уб³йцы. Пропустите
         Меня сейчасъ!

(Уходитъ).

  
             СЕНАТОРЪ.
  
                   Несчастная синьора!
  
             МЕММО.
  
         Такъ поступать заставить можетъ только
         Отчаянье. Ея не впустятъ дальше
         Порога комнаты.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                   А если бъ даже
         Она туда вошла, то не поможетъ
         Ни мало этимъ мужу. Но смотрите,
         Ихъ посланный вернулся.

(Офицеръ возвращается съ врачемъ).

  
             МЕММО.
  
                       Я не думалъ,
         Что ихъ Совѣтъ способенъ обнаружить
         Хоть искру состраданья и подать
         Страдальцу облегченье.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                       Состраданья -
         Сказали вы? Возможно ли назвать
         Такимъ прекраснымъ именемъ попытку
         Возстановить чувствительность у жертвы
         И тѣмъ отнять послѣднюю возможность
         Хоть смертью избѣжать мучен³й пытки.
  
             МЕММО.
  
         Я, признаюсь, не мало удивленъ
         Ихъ медленностью въ смертномъ приговорѣ.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
         Они другое держатъ на умѣ;
         Несчастный долженъ жить по ихъ рѣшенью
         И будетъ только изгнанъ. Смерть ему
         Ни мало не страшна; изгнанье жъ въ чуждый,
         Безвѣстный край, гдѣ будетъ онъ дышать
         Не воздухомъ отчизны, превратитъ
         Ему весь м³ръ въ обширную темницу,
         Гдѣ съ каждымъ новымъ вздохомъ будетъ онъ
         Вдыхать жесток³й ядъ, который скоро
         Ему разрушитъ жизнь, но не убьетъ.
  
             МЕММО.
  
         Его вина доказана вполнѣ,
         Но онъ не сознается въ ней.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                             Онъ только
         Сознался въ томъ, что герцогу Милана
         Послалъ письмо, увѣренный, что будетъ
         Оно въ пути захвачено Сенатомъ
         И что тогда онъ будетъ вызванъ дожемъ
         Въ Венец³ю.
  
             МЕММО.
  
                   Но какъ преступникъ!
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                                 Правда,
         Но этимъ средствомъ онъ вернулся вновь
         На родину, а это было все,
         Что только онъ хотѣлъ. По крайней мѣрѣ
         Онъ утверждаетъ такъ.
  
             МЕММО.
  
                       А подкупъ?
         Виновенъ ли онъ въ немъ?
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                       Прямыхъ уликъ
         На это нѣтъ; что жъ до того, что будто
         Виновенъ онъ въ уб³йствѣ, то теперь
         Николо Еризо признался самъ
         Предъ смерт³ю, что президентъ Совѣта
         Убитъ былъ имъ, а не Фоскари.
  
             МЕММО.
  
                             Что же
         Препятствуетъ суду освободить
         Несчастнаго?
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                   Вина падетъ за это
         На нихъ вполнѣ. Мы знаемъ хорошо,
         Что Альморо Донато былъ убитъ
         Николо Еризо изъ личной мести.
  
             МЕММО.
  
         Въ загадочномъ процессѣ этомъ скрыта,
         Какъ кажется, совсѣмъ иная цѣль,
         Чѣмъ мнимые проступки, за как³е
         Онъ судится. . Вотъ двое изъ судей

(Уходятъ).

  

Входятъ ЛОРЕДАНО и БАРБАРИГО.

  
             БАРБАРИГО.
  
         Они зашли чрезъ-чуръ ужъ далеко.
         Возможно ль было продолжать допросъ
         Въ подобной обстановкѣ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Значитъ, ты
         Находишь, что Совѣтъ обязанъ былъ
         Прервать свои занят³я и судъ
         Закрыться отъ того, что въ залъ Сената
         Вошла внезапно женщина?
  
             БАРБАРИГО.
  
                             Не это!
         Но самъ ты могъ судить о состояньи,
         Въ какомъ былъ обвиненный.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Онъ очнулся жъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Онъ снова бы лишился чувствъ при первой
         Попыткѣ продолжать.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Попытки этой
         Не сдѣлано.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Что толковать объ этомъ:
         Совѣтъ твое отвергнулъ предложенье.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Вѣдь большинствомъ я этимъ былъ обязанъ.
         Тебѣ и герцогу, который выжилъ
         Совсѣмъ ужъ изъ ума. Вы двое только
         Успѣли перевѣсить голосами
         Рѣшен³е Совѣта.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Я судья,
         Но, признаюсь. обязанность всегда
         Присутствовать при пыткахъ, наблюдая
         Страданья жертвъ, нерѣдко заставляетъ
         Меня желать...
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Чего?
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Чтобы порой
         Почувствовалъ и ты, что ощущаю
         Въ минуты эти я.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Поди ты прочь!
         Ты слабый, безхарактерный ребенокъ
         И въ чувствахъ и въ рѣшеньяхъ! Вздохъ, слеза
         Способны побѣдить тебя. Прекрасный
         Судья ты для Венец³и! Достойный
         Сотрудникъ въ государственныхъ дѣлахъ
         Правителямъ, подобнымъ мнѣ!
  
             БАРБАРИГО.
  
                             Несчастный
         Не выронилъ слезы.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Два раза онъ
         Стоналъ отъ боли.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   И святой не могъ бы
         Снести подобныхъ мукъ, когда бы даже
         Вѣнецъ небесныхъ благъ с³ялъ все время
         Въ глазахъ его - такъ страшно и жестоко
         Придумали вы пытки. Но и тутъ
         Онъ не просилъ о милости; ни слова
         Не вырвалось изъ устъ его. Тотъ стонъ,
         Который вы услышали, былъ только
         Послѣдств³емъ невыносимыхъ мукъ,
         И не единой просьбы о пощадѣ
         Не высказано было вслѣдъ за нимъ.

0x01 graphic

ДВОЕ ФОСКАРИ.

(Les deux, Foscari).

Картина Делакруа (Eugene Delacroix).

  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Онъ что-то бормоталъ не разъ сквозь зубы,
         Но тихо и невнятно.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Я не слышалъ.
         Ты, кажется, былъ ближе.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Да, и я
         Замѣтилъ это ясно.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Я не мало
         Былъ удивленъ, когда ты предложилъ,
         Изъ первыхъ, пригласить къ нему врача
         Для помощи. Ужели ты проникся
         Минутнымъ состраданьемъ?
  
             ЛОРЕДАНО
  
                             Нѣтъ, но я
         Боялся, что, пожалуй, онъ умретъ
         Подъ пыткою.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Но ты, вѣдь, говорилъ
         Не разъ при мнѣ, что смерть его и дожа
         Была твоей желаннѣйшей мечтой.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Когда бы кончилъ жизнь онъ, не сознавшись
         Въ проступкѣ, за который обвиненъ,
         Его бъ жалѣли.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Какъ! ты хочешь мстить
         Ему и послѣ смерти?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Развѣ ты
         Желаешь, чтобъ имущество Фоскари
         Досталось ихъ наслѣдникамъ? А это
         Должно случиться, если онъ умретъ,
         Не бывши обвиненъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Ты, значитъ, хочешь
         Преслѣдовать дѣтей его?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Дѣтей
         Его, ихъ домъ, весь родъ - покуда живъ
         Хоть кто-нибудь изъ нашихъ поколѣн³й.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Ты, значитъ, не былъ тронутъ ни жестокой
         Печалью бѣдной женщины, ни тѣмъ
         Подавленнымъ, невыносимымъ горемъ,
         Съ какимъ смотрѣлъ на пытку старецъ дожъ,
         Отецъ его? Какъ измѣнялъ себѣ
         Порою онъ то вздохомъ, то слезой,
         Утертою украдкой, чтобы снова
         Явиться въ прежнемъ ясномъ, строгомъ видѣ.

(Лоредано уходитъ).

         Нѣтъ, онъ упоренъ въ злости точно такъ же,
         Какъ твердъ Фоскари въ пыткѣ. Эта твердость
         Меня смутила больше, чѣмъ могли бы
         Смутить его отчаянные крики
         И вопли страшныхъ мукъ. Ужасно было

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа