Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари, Страница 3

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

             ОФИЦЕРЪ.
  
                       Какъ вамъ угодно.
         Приказъ былъ данъ не мною; я жъ не могъ
         Ослушаться рѣшен³я Совѣта,
         Когда мнѣ было велѣно...
  
             ДЖАКОПО ФОСКАРИ.
  
                       Замучить
         Меня на страшной дыбѣ? Прочь! Не смѣй
         Теперь ко мнѣ касаться. Будетъ время -
         И ты получишь снова ихъ приказъ,
         А до того оставь меня въ покоѣ.
         Я ощущаю, глядя на тебя,
         Смертельный ужасъ пытки. Кровь готова
         Застыть во мнѣ и по лицу струится
         Холодный потъ при мысли о мученьяхъ,
         Которыя придется перенесть
         Сегодня мнѣ, какъ будто... Но идемъ:
         Я чувствую еще довольно силы,
         Чтобъ все снести. Скажи, съ какимъ лицомъ
         Сидитъ отецъ?
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                   Онъ смотритъ какъ всегда.
  
             ДЖАКОПО ФОСКАРИ.
  
         И все кругомъ здѣсь смотритъ точно такъ же:
         Земля, лазурь морская, небо, воздухъ,
         Веселый городъ - все живетъ и дышитъ
         Попрежнему. Народный говоръ слышенъ
         На площади и даже долетаетъ
         До этихъ стѣнъ, гдѣ горсть судей, безвѣстныхъ
         Среди гражданъ, рѣшаетъ ихъ судьбу,
         И гдѣ толпы безвѣстныхъ жертвъ безмолвно
         Казнятся каждый день. Все здѣсь осталось,
         Какъ было до сихъ поръ, все - даже мой
         Родной отецъ! Ни въ комъ не вижу я
         Участ³я къ Фоскари, начиная
         Съ Фоскари самого! Идемъ! готовъ я.

(Уходитъ съ офицеромъ).

  

Входитъ МЕММО съ другимъ сенаторомъ.

  
             МЕММО.
  
         Онъ вышелъ ужъ; мы съ вами опоздали.
         Какъ думаете вы - продлится долго
         Сегодняшн³й совѣтъ?
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                       Мнѣ говорили,
         Что обвиненный твердо остается
         При прежнихъ показаньяхъ. Больше я
         Не слышалъ ничего.
  
             МЕММО.
  
                       И то ужъ много,
         Что вы узнали это. Тайны этихъ
         Ужасныхъ стѣнъ сокрыты точно такъ же
         Отъ насъ, знатнѣйшихъ гражданъ, какъ отъ прочихъ,
         Простыхъ людей изъ черни.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                             Да, вы правы!
         Все то, что намъ извѣстно, не выходитъ
         Изъ области пустыхъ и темныхъ слуховъ,
         Подобныхъ глупымъ розсказнямъ о вѣдьмахъ
         И призракахъ, которые живутъ
         Въ стѣнахъ старинныхъ замковъ, гдѣ никто
         Ихъ не видалъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ не могъ
         И доказать услышанныхъ разсказовъ.
         Дѣла правленья такъ же намъ безвѣстны,
         Какъ мракъ могилъ.
  
             МЕММО.
  
                       Когда-нибудь успѣемъ
         Проникнуть въ нихъ и мы. Я не теряю
         Надежды быть современемъ однимъ
         Изъ членовъ Десяти.
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                       Иль даже дожемъ?
  
             МЕММО.
  
         О нѣтъ! избави Богъ!
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                       Вѣдь этотъ санъ
         Первѣйш³й въ государствѣ. Сколько знатныхъ
         Стараются его добиться всѣми
         Законными путями.
  
             МЕММО.
  
                       Пусть о томъ
         Старается, кто хочетъ. Я желаю
         Не этого, хоть и родился знатнымъ.
         По моему, гораздо лучше быть
         Частицею верховнаго совѣта
         Державныхъ Десяти, чѣмъ золоченымъ
         И ничего не значущимъ нулемъ.
         Но кто сюда идетъ? Жена Фоскари.
  

Входитъ МAPИНA съ прислужницей.

  
             МАРИНА.
  
         Какъ! никого? Но, впрочемъ, нѣтъ: вотъ двое
         Сенаторовъ.
  
             МЕММО.
  
                   Достойная синьора,
         Что будетъ вамъ угодно приказать?
  
             МАРИНА.
  
         Я - приказатъ?.. Вся жизнь моя была,
         Синьоръ, напротивъ лишь одной мольбой
         Безъ пользы для меня.
  
             МЕММО.
  
                       Я понимаю
         Значенье вашихъ словъ, но не могу
         Вамъ отвѣчать.
  
             МАРИНА.
  
                   Вы правы, здѣсь отвѣты
         Даются лишь на дыбѣ, а вопросы
         Имѣю право дѣлать...
  
             МЕММО (прерывая).
  
                       Вы забыли,
         Достойная синьора, гдѣ стоимъ
         Теперь мы съ вами.
  
             МАРИНА.
  
                   Здѣсь дворецъ отца
         Супруга моего.
  
             МЕММО.
  
                   Дворецъ здѣсь дожа.

0x01 graphic

  
             МАРИНА.
  
         И, вмѣстѣ съ тѣмъ, тюрьма для сына дожа.
         Я это не забыла, и не будь
         Теперь моя душа полна другихъ
         Гораздо больше горькихъ впечатлѣн³й,
         Я васъ должна бъ была благодарить
         За то, что вы напомнили о счастьѣ,
         Которымъ наслаждалась я въ стѣнахъ
         Жилища этого.
  
             МЕММО.
  
                   Синьора, будьте
         Спокойнѣе.
  
         МАРИНА (поднимая глаза къ небу).
  
                   О! я вполнѣ спокойна
         И лишь дивлюсь, какъ можетъ быть спокоенъ
         Небесный Царь при видѣ, что творится
         Здѣсь на землѣ.
  
             МЕММО.
  
                   Быть можетъ, вашъ супругъ
         Вѣдь будетъ и оправданъ.
  
             МАРИНА.
  
                       Онъ оправданъ
         Ужъ въ небесахъ. Прошу, синьоръ - ни слова
         Объ этомъ больше мнѣ. Вѣдь вы на службѣ
         Отечества, и герцогъ точно также.
         Онъ долженъ быть судьей родного сына,
         А этотъ сынъ мнѣ мужъ. Они теперь
         Стоятъ лицомъ къ лицу, или стояли...
         Какъ думаете - будетъ онъ способенъ
         Его приговорить?
  
             МЕММО.
  
                   Едва ль, синьора.
  
             МАРИНА.
  
         Но вѣдь тогда друг³е судьи могутъ
         Ихъ обвинить обоихъ?
  
             МЕММО.
  
                       Это такъ.
  
             МАРИНА.
  
         У нихъ - желанье - знаю я - звучитъ
         Съ поступкомъ заодно. Мой мужъ погибнетъ.
  
             МЕММО.
  
         Въ Венец³и судьею справедливость -
         И вы не правы.
  
             МАРИНА.
  
                   О! когда бъ была
         Судьей она, то не было бъ на свѣтѣ
         Венец³и! Но, впрочемъ, пусть живетъ
         Она и благоденствуетъ, лишь только бъ
         Въ ней не лишался жизни тотъ, кто честенъ,
         До времени. Совѣтъ же Десяти
         Рѣшительнѣй самой судьбы, коль скоро
         Зайдетъ вопросъ о жизни.

(За сценой слышится слабый стонъ).

                       Ахъ! я слышу
         Стонъ боли!
  
             СЕНАТОРЪ.
  
                   Т-съ! Послушаемъ!
  
             МЕММО.
  
                                 Навѣрно
         То голосъ былъ...
  
             МАРИНА.
  
                   Нѣтъ! нѣтъ! онъ не Фоскари,
         Не мужа моего!
  
             МЕММО.
  
                   Однако...
  
             МАРИНА.
  
                             Нѣтъ,
         То голосъ не его: онъ не допуститъ
         Себя до этой слабости! Какимъ
         Могъ быть его отецъ; но онъ... О, нѣтъ,
         Онъ кончитъ жизнь безъ жалобъ!

(Стонъ слышится снова).

  
             МЕММО.
  
                                 Какъ! еще!
  
             МАРИНА.
  
         Онъ! онъ! такъ показалось мнѣ! Готова
         Не вѣрить я; но пусть ослабъ онъ даже:
         Я все его люблю! Но Боже, Боже!
         Какимъ же мукамъ тамъ его подвергли,
         Когда не могъ онъ вынесть ихъ безъ стона?
  
             СЕНАТОРЪ.
  
         Ужели вы, любя такъ.сильно мужа,
         Желать способны, чтобъ безъ жалобъ онъ
         Сносилъ мученья этой страшной пытки?
  
             МАРИНА.
  
         Мы терпимъ муки всѣ. Когда бы судьи
         Лишить обоихъ жизни ихъ хотѣли,
         И сына, и отца, то я скажу,
         Что и сама терпѣла точно такъ же,
         Когда давала въ мукахъ жизнь потомкамъ
         Обоихъ Фоскари. Но тѣ мученья
         Пр³ятны были сердцу моему;
         Могла стонать тогда я точно такъ же,
         Однако я съумѣла пересилить
         Мученья тѣ, при мысли, что давала,
         Быть можетъ, жизнь героямъ. Я стыдилась
         Ихъ встрѣтить въ мигъ рожденья жалкимъ стономъ.
  
             МЕММО.
  
         Теперь все стихло.
  
             МАРИНА.
  
                       Навсегда, быть можетъ.
         Но нѣтъ! не вѣрю я: онъ ободрится
         И броситъ смѣлый вызовъ палачамъ,
         Тиранящимъ его.
  

Входитъ поспѣшно офицеръ.

  
             МЕММО.
  
                   Кого ты ищешь
         Съ такой поспѣшностью?
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                       Гдѣ врачъ? Фоскари
         Внезапно стало дурно.
  
             МЕММО.
  
                       Вамъ бы лучше,
         Синьора, удалиться.
  
         СЕНАТОРЪ (предлагая Маринѣ руку).
  
                       Это правда.
         Пойдемте!
  
             МАРИНА.
  
                   Прочь! Я поспѣшу сейчасъ
         Сама ему на помощь.
  
             МЕММО.
  
                       Вы, синьора?
         Опомнитесь. Забыли вы, что входъ
         Въ ту комнату дозволенъ только членамъ
         Совѣта Десяти и близкимъ ихъ.
  
             МАРИНА.
  
         Я знаю хорошо, что кто рѣшится
         Войти туда, ужъ не вернется прежнимъ
         Путемъ назадъ, а можетъ быть исчезнетъ
         И навсегда; но это для меня
         Препятств³емъ не будетъ.
  
             МЕММО.
  
                       Что же этимъ
         Вы думаете выиграть? Вы только
       

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа