Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари, Страница 12

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

этихъ поръ я ихъ звала своими.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Они и будутъ вашими во всемъ,
         Что можетъ относиться до заботъ
         И долга матери.
  
             МАРИНА.
  
                   О да! во всемъ,
         Что тягостно и трудно. При болѣзни
         Я буду ихъ лѣчить; когда случится,
         Что кто-нибудь умретъ изъ нихъ,- я буду
         Ихъ хоронить и плакать, но коль скоро
         Удастся мнѣ ихъ выростить, то вы
         Ихъ обратите въ слугъ своихъ, въ солдатъ,
         Въ сенаторовъ, въ невольниковъ - во все,
         Что будетъ вамъ угодно; дочерей же
         Вы отдадите вашимъ сыновьямъ
         За ихъ приданое... Вотъ тѣ заботы,
         Которыя правительство охотно
         Пр³емлетъ на себя, чтобы пристроить
         Дѣтей своихъ!
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Пора! попутный вѣтеръ
         Теперь благопр³ятенъ.
  
             ФОСКАРИ.
  
                       Какъ могли вы
         Узнать объ этомъ здѣсь, гдѣ никогда
         Не вѣетъ свѣжимъ воздухомъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Такъ было,
         Когда я шелъ сюда. Галера ждетъ
         У пристани на Рива-ди-Скьявони.

0x01 graphic

  
             ФОСКАРИ.
  
         Отецъ, прошу тебя, пройди впередъ
         И приготовь дѣтей меня увидѣть.
  
             ДОЖЪ.
  
         Будь твердъ, мой сынъ.
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Стараюсь быть, насколько
         Возможно это мнѣ.
  
             МАРИНА.
  
                   По крайней мѣрѣ,
         Покинемъ мы ужасную тюрьму.
         А вмѣстѣ и того, чьей добротѣ
         Обязанъ былъ ты прошлымъ заключеньемъ.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         И нынѣшней свободой.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Да, онъ правъ!
  
             ФОСКАРИ.
  
         Пусть будетъ такъ, но мнѣ въ свободѣ этой
         Лишь перемѣна цѣпи на другую -
         Тягчайшую. Онъ это зналъ - и вотъ
         Причина всѣхъ его старан³й. Впрочемъ,
         Я не ропщу.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Вамъ надо торопиться:
         Часы не ждутъ.
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Увы! не думалъ я,
         Что буду покидать съ такой тоскою
         Подобное жилище! Но когда
         Я думаю, что съ каждымъ новымъ шагомъ
         Все буду дальше отъ моей родной
         Венец³и - я съ горькимъ сожалѣньемъ
         Смотрю на эти стѣны и готовъ...
  
             ДОЖЪ.
  
         Не плачь, мой сынъ.
  
             МАРИНА.
  
                   О, нѣтъ, пускай онъ плачетъ!
         Онъ слезъ не проливалъ на страшной пыткѣ -
         Тамъ это было бъ слабостью, но здѣсь
         Онъ въ полномъ правѣ плакать. Слезы могутъ
         Ему быть утѣшеньемъ: въ этомъ сердцѣ
         Такъ много нѣжности. Я въ состояньи
         Сама теперь заплакать, чтобъ смѣшать
         Мой плачъ съ его слезами, но не стану,
         Чтобъ не доставить плачемъ наслажденья
         Злодѣю этому. Идемте! Дожъ, впередъ!
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Эй! факелъ!
  
             МАРИНА.
  
                   Да! свѣтите намъ! Нашъ путь
         Напоминаетъ шеств³е къ костру,
         А Лоредано плачетъ, какъ наслѣдникъ.
  
             ДОЖЪ.
  
         Ты слабъ, мой сынъ: опрись на руку эту.
  
             ФОСКАРИ.
  
         Кто думать могъ, что старость будетъ такъ
         Служить опорой юности? Моя
         Рука должна была бъ подать вамъ помощь.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Хотите руку?
  
             МАРИНА.
  
                   Не бери, Фоскари:
         Она тебя ужалитъ! Прочь подите,
         Синьоръ, отъ насъ. Повѣрьте, что когда бъ
         Вы руку протянули, чтобъ исторгнуть
         Изъ мрачной бездны насъ, то и тогда бы
         Отвергли мы ее! Идемъ, Фоскари!
         Опрись на руку, данную тебѣ
         Предъ алтаремъ! Я не могла спасти
         Тебя своей рукой, но буду вѣчно
         Тебѣ опорой вѣрною и твердой.

(Уходятъ).

  

ДѢЙСТВ²Е ЧЕТВЕРТОЕ.

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Комната во дворцѣ дожа.

Входятъ ЛОРЕДАНО и БАРБАРИГО.

             БАРБАРИГО.
  
         Ты убѣжденъ бъ возможности проекта?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Вполнѣ.
  
             БАРБАРИГО.
  
             Онъ отзовется тяжело
         На старческихъ годахъ его.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Скажи,
         Что онъ его скорѣе успокоитъ,
         Снявъ бремя власти съ утомленныхъ плечъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
         И разобьетъ ему съ тѣмъ вмѣстѣ сердце.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Съ годами сердце дѣлается тверже.
         Онъ видѣлъ горе сына - и при этомъ
         Одинъ лишь разъ замѣтить можно было,
         Что обнаружилъ онъ въ тюрьмѣ свое
         Отчаянье, бывъ прежде твердъ, какъ камень.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Да, ежели судить его мы будемъ
         Лишь по лицу; но мнѣ не разъ случалось
         Въ самомъ его спокойств³и подмѣтить
         Такую скорбь, что самый ярый взрывъ
         Отчаянья не могъ бы быть ужаснѣй.
         Гдѣ онъ теперь?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Въ тѣхъ комнатахъ дворца,
         Которыя назначены всему
         Семейству ихъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   И онъ теперь, конечно,
         Прощается.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Да, съ сыномъ, а затѣмъ
         Простится съ званьемъ дожа.
  
             БАРБАРИГО.
  
                             А когда
         Уѣдетъ сынъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Сейчасъ. Пора прервать
         Ихъ долгое прощанье.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Для чего же?
         Не отнимай послѣдн³я минуты
         Свиданья ихъ.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Не я тому причиной.
         Но насъ зовутъ важнѣйш³я дѣла:
         Сегодня старый дожъ простится съ властью,
         И нынѣ же настанетъ первый день
         Послѣдняго изгнан³я Фоскари.
         Вотъ какъ должны мы мстить!
  
             БАРБАРИГО.
  
                             Чрезчуръ жестока,
         По моему, такая месть.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Напротивъ,
         Она чрезчуръ мягка. Въ ней даже нѣтъ
         Основы всякой мести: воздаютъ
         За смерть такою жъ смертью. Старый дожъ
         Останется поэтому - какъ былъ -
         Мнѣ должникомъ за смерть отца и дяди.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Онъ отвергаетъ это обвиненье.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         О да, вполнѣ!
  
             БАРБАРИГО.
  
                   И ты ему не вѣришь?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Ни на волосъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Но если мы должны
         Рѣшить своимъ вл³ян³емъ въ Совѣтѣ
         Вопросъ о низложеньи, то пускай же
         Свершится это все, по крайней мѣрѣ,
         Съ почтен³емъ, какое мы питаемъ
         Къ его годамъ, достоинствамъ и сану.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Что до учтивостей, то противъ нихъ
         Я возставать не буду, лишь бы только
         Свершилось дѣло. Можешь, если хочешь,
         Явиться къ дожу посланнымъ Совѣта
         И умолять его хоть на колѣняхъ -
         Какъ сдѣлалъ Барбарусса передъ папой -
         Отречься отъ вѣнца.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       А если онъ
         На то не согласится?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Мы низложимъ
         Его своею властью и назначимъ
         Другого герцога.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       А что объ этомъ
         Гласитъ законъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Какой законъ? У насъ
         Законъ - Совѣтъ. Когда жъ онъ не захочетъ
         Исполнить роль закона, то закономъ
         Явлюся я!
  
             БАРБАРИГО.
  
             На собственный свой рискъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Опасности здѣсь нѣтъ. Права и власть
         Совѣта обезпечены.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Фоскари
         Уже два раза предлагалъ покинуть
         Вѣнецъ и власть - и дважды получилъ
         Отказъ Совѣта.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Тѣмъ скорѣй получимъ
         Его согласье мы.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Теперь не онъ
         Затѣялъ это дѣло.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Ну, такъ, значитъ,
         Тѣмъ болѣе онъ долженъ оцѣнить
         Вниманье наше къ прежнимъ настояньямъ.
         Коль скоро онъ былъ искрененъ, то долженъ
         За то быть благодарнымъ, если жъ нѣтъ,
         То пусть послужитъ это наказаньемъ
         Ему за лицемѣрье. Но, однако,
         Пора итти: товарищи собрались.
         Прошу тебя быть твердымъ. Я представлю
         Совѣтникамъ так³е аргументы,
         Которые заставятъ ихъ рѣшиться
         На низложенье дожа. Я успѣлъ
         Развѣдать ихъ намѣренья и мысли,
         И если ты, съ сомнѣньями своими,
         Не вздумаешь мѣшать намъ, какъ всегда -
         Все будетъ хорошо.
  
             БАРБАРИГО:
  
                   Когда бъ я могъ
         Увѣренъ быть, что низложенье дожа
         Не навлечетъ и на него бѣды,
         Какой подвергся сынъ его,- тебя бы
         Я поддержалъ.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Онъ будетъ безопасенъ,
         Ручаюсь въ томъ. Пусть доживетъ, гдѣ хочетъ,
         Свой старый вѣкъ. Теперь вся наша цѣль -
        &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа