Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Стихотворения, Страница 5

Случевский Константин Константинович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

n="justify">  
  
  
  Иззлословились,
  
  
  
  Задушить друг дружку
  
  
  
  Приготовились!
  
  
  
  А когда хозяйка -
  
  
  
  Очень крупный змей -
  
  
  
  Позвала на ужин
  
  
  
  Дорогих гостей, -
  
  
  
  Веселы все были,
  
  
  
  Будто собрались
  
  
  
  Вешать человека
  
  
  
  Головою вниз!..
  
  
  
  В запахе изысканном,
  
  
  
  С свойствами дурмана,
  
  
  
  В волнах Jockey Club'a
  
  
  
  И Ilang Ilang'a
  
  
  
  Мефистофель движется,
  
  
  
  Упиваясь фразами,
  
  
  
  И не меркнут крестики -
  
  
  
  Все блестят алмазами!!
  
  
  6. ЦВЕТОК, СОТВОРЕННЫЙ МЕФИСТОФЕЛЕМ
  
  
  
  Когда мороз зимы наляжет
  
  
  
  Холодной тяжестью своей
  
  
  
  И всё, что двигается, свяжет
  
  
  
  Цепями тысячи смертей;
  
  
  
  Когда над замершею степью
  
  
  
  Сиянье полночи горит
  
  
  
  И, поклоняясь благолепью
  
  
  
  Небес, земля на них глядит, -
  
  
  
  В юдоли смерти и молчанья,
  
  
  
  В холодных, блещущих лучах
  
  
  
  С чуть слышным трепетом дрожанья
  
  
  
  Цветок является в снегах!..
  
  
  
  Нежнейших игл живые ткани,
  
  
  
  Его хрустальные листы
  
  
  
  Огнями северных сияний,
  
  
  
  Как соком красок, налиты!
  
  
  
  Чудна блестящая порфира,
  
  
  
  В ней чары смерти, прелесть зла!
  
  
  
  Он - отрицанье жизни мира,
  
  
  
  Он - отрицание тепла!
  
  
  
  Его, рожденного зимою,
  
  
  
  Никто не видит и не рвет,
  
  
  
  Лишь замерзающий порою
  
  
  
  Сквозь сон едва распознает!
  
  
  
  Слезами смерти он опрыскан,
  
  
  
  В нем звуки есть, в нем есть напев!
  
  
  
  И только тот цветком тем взыскан,
  
  
  
  Кто отошел, окоченев...
  
  
   7. МЕФИСТОФЕЛЬ В СВОЕМ МУЗЕЕ
  
  
   Есть за гранью мирозданья
  
  
   Заколоченные зданья,
  
  
   Неизведанные склады,
  
  
   Где положены громады
  
  
   Всяких планов и моделей,
  
  
   Неисполненных проектов,
  
  
   Смет, балансов и проспектов,
  
  
   Не добравшихся до целей!
  
  
   Там же тлеют ворохами
  
  
   С перебитыми венцами
  
  
   Закатившиеся звезды...
  
  
   Там, в потемках свивши гнезды,
  
  
   Силы темные роятся,
  
  
   Свадьбы празднуют, плодятся...
  
  
   В том ха_о_се галерея
  
  
   Вьется, как в утробе змея,
  
  
   Между гнили и развалин!
  
  
   Щель большая! Из прогалин
  
  
   Боковых, бессчетных щелей, -
  
  
   От проектов и моделей
  
  
   Веет сырость разложенья
  
  
   В этот выкидыш творенья!
  
  
   Там, друзьям своим в потеху,
  
  
   Ради шутки, ради смеху,
  
  
   Мефистофель склад устроил:
  
  
   Собрал все свои костюмы,
  
  
   Порожденья темной думы,
  
  
   Собрал их и упокоил!
  
  
   Под своими нумерами,
  
  
   Все они висят рядами,
  
  
   Будто содранные шкуры
  
  
   С демонической натуры!
  
  
   Видны тут скелеты смерти
  
  
   Астароты и вампиры,
  
  
   Самотракские кабиры,
  
  
   Сатана и просто черти,
  
  
   Дьявол в сотнях экземпляров,
  
  
   Духи мора и пожаров,
  
  
   Облик кардинала Реца
  
  
   И Елена - la Beiezza! {*}
  
  
   {* Красота (итал.).}
  
  
   И в часы отдохновенья
  
  
   Мефистофель залетает
  
  
   В свой музей и вдохновенья
  
  
   От костюмов ожидает.
  
  
   Курит он свою сигару,
  
  
   Ногти чистит и шлифует!
  
  
   Носит фрачную он пару
  
  
   И с мундиром чередует;
  
  
   Сшиты каждый по идее,
  
  
   Очень ловки при движеньи...
  
  
   Находясь в употребленьи,
  
  
   Не имеются в музее!
  
  
  
   8. СОБОРНЫЙ СТОРОЖ
  
  
   Спят они в храме под плитами,
  
  
   Эти безмолвные грешники!
  
  
   Гр_о_бы их прочно поделаны:
  
  
   Всё то дубы да орешники...
  
  
   Сам Мефистофель там сторожем
  
  
   Ходит под древними стягами...
  
  
   Чистит он, день-деньской возится
  
  
   С урнами и саркофагами.
  
  
   Ночью, как храм обезлюдеет,
  
  
   С тряпкой и щеткой обходит!
  
  
   Пламя змеится и брызжет
  
  
   Там, где рукой он проводит!
  
  
   Жжет это пламя покойников...
  
  
   Но есть такие могилы,
  
  
   Где Мефистофелю-сторожу
  
  
   Вызвать огонь не под силу!
  
  
   В них идиоты опущены,
  
  
   Нищие духом отчитаны:
  
  
   Точно водой, глупой кротостью
  
  
   Эти могилы пропитаны.
  
  
   Гаснет в воде этой пламя!
  
  
   Не откачать и не вылить...
  
  
   И Мефистофель не может
  
  
   Нищенства духом осилить!
  
  
  
   9. В ВЕРТЕПЕ
  
  "Милости просим, - гнусит Мефистофель, - войдем!
  
  Дым, пар и копоть; любуйся, какое движенье!
  
  Пятнами света сияют где локоть, где грудь,
  
  Кто-то акафист поет! Да и мне слышно пенье...
  
  Тут проявляется, в темных фигурках своих,
  
  Крайнее слово всей вашей крещеной культуры!
  
  Стоит, мошной побренчав, к преступленью позвать:
  
  Всё, всё исполнят милейшие эти фигуры...
  
  Слушай, мой друг, но прошу - не серчай, сделай милость!
  
  За двадцать три с лишком века до этих людей,
  
  Вслед за Платоном, отлично писал Аристотель;
  
  За девятнадцать - погиб Иисус-Назарей...
  
  Ну, и скажи мне, кто лучше: вот эти иль те,
  
  Что, безымянные, даже и бога не знают,
  
  В дебрях, в степях неизведанных стран народясь,
  
  Знать о себе не дают и тайком умирают.
  
  Ну, да и я, - заключил Мефистофель, - живу
  
  Только лишь тем, что злой сон видит мир наяву,
  
  Вашей культуре спасибо!.." Он руку мне сжал
  
  И доброй ночи преискренно мне пожелал.
  
  
  
   10. ПОЛИШИНЕЛИ
  
  Есть в продаже на рынках на тесьмах, на пружинках
  
   Картонажные полишинели.
  
  Чуть за нитку потянут - вдруг огромными станут!
  
   Уменьшились, опять подлиннели...
  
  Вот берет Мефистофель человеческий профиль,
  
   Относимый к хорошим, к почтенным,
  
  И в общественном мненьи создает измененье
  
   По причинам, совсем сокровенным.
  
  Так, вот этот! Считают, что другого не знают,
  
   Кто бы так был умен и так честен,
  
  Все в нем складно - не худо, одним словом, что чудо!
  
   Добр и кроток, красив и прелестен!
  
  А сегодня открыли, всех и вся убедили,
  
   Что во всем он и всюду ничтожен!
  
  Что живет слишком робко, да и глуп он как пробка,
  
   Злом и завистью весь растревожен!
  
  А вот этот? Сегодня, как у гроба господня
  
   Бесноватый, сухой, прокаженный,
  
  И поруган, и болен, и терпеть приневолен,
  
   Весь ужасной болезнью прожженный!
  
  Завтра - детище света! Муж большого совета,
  
   Где и равный ему не найдется...
  
  Возвеличился профиль! Дернул нить Мефистофель
  
   И кривлянью фигурки смеется...
  
  
  Из дневника одностороннего человека
  
  
  
  Из Каира и Ментоны,
  
  
  
  Исполняя церкви чин,
  
  
  
  К нам везут мужья и жены
  
  
  
  Прах любимых половин...
  
  
  
  В деревнях и под столицей
  
  
  
  Их хоронят на Руси:
  
  
  
  На, мол, жил ты за границей -
  
  
  
  Так земли родной вкуси!
  
  
  
  Бренным телом на подушке
  
  
  
  Всё отдай, что взял, назад...
  
  
  
  За рубли вернув полушки,
  
  
  
  Русский край, ты будешь рад!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   За целым рядом всяческих изъятий
  
  
   У нас литературе нет занятий,
  
  
   И литераторы от скуки заняты
  
  
   Тем, что гвоздят друг друга на кресты.
  
  
   Являя взорам меньших братии
  
  
   Ряды комических распятий...
  
  
   Вздохнешь ли ты?
  
  
  
  
  * * *
  
  
  В этой внимательной администрации,
  
  
  Как в геологии - всюду слои!
  
  
  Дремлют живые когда-то формации,
  
  
  Видят отжившие грезы свои.
  
  
  Часто разбиты, но изредка в целости
  
  
  Эти слои! В них особенность есть:
  
  
  Затхлые издавна окаменелости
  
  
  Могут порой и плодиться и есть!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Что нам считаться заслугами партии,
  
  
  Блеском, огнем корифеев своих, -
  
  
  Если б и были нам выданы хартии,
  
  
  Всё бы равно мы испошлили их!
  
  
  Нам не сберечь ни единого сокола,
  
  
  С голоду, видно, кончать им судьба:
  
  
  Сверху и снизу, и подле, и около -
  
  
  Реют повсюду одни ястреба!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ни одно лицо не скажет,
  
  
  
  Что под ним таится;
  
  
  
  Никогда простых и ясных
  
  
  
  Слов не говорится;
  
  
  
  Ни одна на свете совесть
  
  
  
  Не чиста от пятен,
  
  
  
  Ни один на свете смертный
  
  
  
  Чувством не опрятен!
  
  
  
  Правда есть в твоих лишь глазках,
  
  
  
  Женщина-кудесник!..
  
  
  
  Ей преемник мой поверит,
  
  
  
  Верил мой предместник...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Вся земля - одно лицо! От века
  
  
   По лицу тому с злорадством разлита,
  
  
   Чтоб травить по воле человека,
  
  
   Лживых мыслей злая кислота...
  
  
   Арабески!.. Каждый день обновки!
  
  
   Что-то будет? Хуже ли, чем встарь?
  
  
   Нет, клянусь, такой татуировки
  
  
   Ни один не сочинял дикарь...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Печальный род, ты мало жил!
  
  
   Ты - геральдический ребенок!
  
  
   Твой титул нов, но грустно звонок:
  
  
   Великим не был, гнусным - был...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Младшие старшим "честь отдают"! {*}
  
  
   С чем же они остаются?
  {* Это и следующее стихотворение "Из дневника одностороннего человека" не вошли в собрание 1898 г.; печатаются по книге: К. Случевский. "Поэмы. Хроники. Стихотворения. 3-я книжка". СПб, 1883.}
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Руку свою приучил он креститься!
  
  
   Шмыгают пальцы со лба на живот!
  
  
   Так как, толкуют, он хочет жениться,
  
  
   Этим движеньям во что же развиться, -
  
  
  
  Ежели Дарвин не врёт, -
  
  
  
  В вид, или род?
  
  
   Баллады, фантазии и сказы
  
  
  
  НОВГОРОДСКОЕ ПРЕДАНИЕ
  
  
   Да, были казни над народом...
  
  
   Уж шесть недель горят концы!
  
  
   Назад в Москву свою походом
  
  
   Собрались царские стрельцы.
  
  
   Смешить народ оцепенелый
  
  
   Иван епископа послал,
  
  
   Чтоб, на кобылке сидя белой,
  
  
   Он в бубны бил и забавлял.
  
  
   И новгородцы, не переча,
  
  
   Глядели бледною толпой,
  
  
   Как медный колокол с их веча
  
  
   По воле царской снят долой!
  
  
   Сияет копий лес колючий,
  
  
   Повозку царскую везут;
  
  
   За нею колокол певучий
  
  
   На жердях гнущихся несут.
  
  
   Холмы и топи! Глушь лесная!
  
  
   И ту размыло... Как тут быть?
  
  
   И царь, добравшись до Валдая,
  
  
   Приказ дал: колокол разбить.
  
  
   Разбили колокол, разбили!..
  
  
   Сгребли валдайцы медный сор,
  
  
   И колокольчики отлили,
  
  
   И отливают до сих пор...
  
  
   И, быль старинную вещая,
  
  
   В тиши степей, в глуши лесной,
  
  
   Тот колокольчик, изнывая,
  
  
   Гудит и бьется под дугой!..
  
  
  
  
  ВИТЯЗЬ
  
  
   Вышел витязь на поляну;
  
  
   Конь тяжелый в поводу...
  
  
   "Где, мол, быть беде, изъяну,
  
  
   Я туда теперь пойду.
  
  
   Там, где в тучах за морями
  
  
   Мучит деву Черномор;
  
  
   Злыми где богатырями
  
  
   Полон темный, темный бор;
  
  
   Где недобрый царь изводит
  
  
   Войско доброго царя;
  
  
   Аспид-змей по людям ходит,
  
  
   Ядом жжет и душит зря, -
  
  
   Там нужда в моей защите..."
  
  
   Смотрит витязь; старичок
  
  
   Вдруг предстал! В помятой свите,
  
  
   Желт, морщинист - как сморчок;
  
  
   Сгорблен долгими годами,
  
  
   Очи востры, нос крючком,
  
  
   Борода висит клоками,
  
  
   Словно сбита колтуном.
  
  
   "Здравствуй, витязь! Ты отколе,
  
  
   А еще верней: куда?!"
  
  
   - "Погулять хочу на воле,
  
  
   Посоветуй, борода!"
  
  
   - "Про какую ж это волю
  
  
   Ты задумал погулять?"
  
  
   - "Злым я людям не мирволю!
  
  
   Черномора б мне сыскать!
  
  
   От него спасу девицу!
  
  
   Злого змея поборю
  
  
 

Другие авторы
  • Волкова Анна Алексеевна
  • Новиков Михаил Петрович
  • Черниговец Федор Владимирович
  • Путилин Иван Дмитриевич
  • Кривенко Сергей Николаевич
  • Толстой Иван Иванович
  • Келлерман Бернгард
  • Тихонов-Луговой Алексей Алексеевич
  • Уоллес Эдгар
  • Философов Дмитрий Владимирович
  • Другие произведения
  • Станиславский Константин Сергеевич - Надпись на портрете
  • Семенов Сергей Терентьевич - Сотский
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Письма к С. Д. Балухатому и Е. Д. Зозуле
  • Бернс Роберт - Из кантаты "Веселые нищие"
  • Лейкин Николай Александрович - На Фонтанке
  • Шекспир Вильям - Веселые уиндзорския жены
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Переправа через Волгу
  • Тредиаковский Василий Кириллович - Новый и краткий способ к сложению российских стихов с определениями до сего надлежащих званий
  • Масальский Константин Петрович - Регентство Бирона
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Тишина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 281 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа