Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Стихотворения, Страница 4

Случевский Константин Константинович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

="justify">  
  
  Еще висят вдоль плеч твоих монисты -
  
  
  Твоих семян созревших мотыльки.
  
  
  В них бывший цвет - твои воспоминанья,
  
  
  Остатки чувств, испытанных тобой;
  
  
  Но ты сказал им только: "До свиданья!"
  
  
  Ты будешь жить и будущей весной.
  
  
  Глубокий сон зимы обледенелой -
  
  
  Додремлешь ты и, покидая сны,
  
  
  Весь обновлен, листвой своей всецело
  
  
  Отдашься ласкам будущей весны.
  
  
  Для нас - не то. Хотя живут стремленья,
  
  
  И в сердце песнь, и грез душа полна,
  
  
  Но, старый друг, нет людям обновленья,
  
  
  И жизнь идет, как нить с веретена.
  
  
  
  
  AMARYLLIS
  
  
  
  Там, где тебя воспитают,
  
  
  
  Дальнего юга цветок,
  
  
  
  Всюду, чуть дни наступают,
  
  
  
  Ты расцветаешь в свой срок.
  
  
  
  Будто с чьего-то веленья,
  
  
  
  Нити, незримые нам,
  
  
  
  Вдруг сообщают движенья
  
  
  
  Именно этим цветам!
  
  
  
  Будто бы кем-то влекома
  
  
  
  Жизнь, в срок заветных минут,
  
  
  
  Скажет: "Весна у вас дома,
  
  
  
  Надо цвести!.." - и цветут.
  
  
  
  
  ЖАЛЬНИК
  
  
  
  
  
  
   А. П. Милюкову
  
  
   Ну-ка! Валите и бук, и березу,
  
  
   Деревцо малое, ствол вековой,
  
  
   Осокорь, дубы, и сосну, и л_о_зу,
  
  
   Ясень и клен - всё под корень долой!
  
  
   Поле чтоб было! А поле мы вспашем;
  
  
   Годик, другой и забросим потом...
  
  
   Голую землю, усталую - нашим
  
  
   Детям оставим и прочь отойдем!
  
  
   А уж чтоб где приберечь по дороженьке
  
  
   Дерево, чтобы дало оно тень,
  
  
   Чтобы под ним утомленные ноженьки
  
  
   Вытянул путник в удушливый день, -
  
  
   Этой в народе черты не отыщется,
  
  
   Ветру привольно и весело рыщется!
  
  
   Сколько в далекую даль ни гляди,
  
  
   Все пустота - ничего впереди!
  
  
   Но остаются по лесе печальники...
  
  
   Любит наш темный народ сохранять
  
  
   Рощицы малые! Имя им - жальники!
  
  
   Меткое имя, - умеют назвать!
  
  
   В местности голой совсем потонувши,
  
  
   Издали видный каким-то пятном,
  
  
   Жальник едва прозябает, погнувши
  
  
   Ветви под тяжким, глухим бытием!..
  
  
   Мощные вихри насквозь пробирают,
  
  
   Солнце отвсюду бесщадно палит;
  
  
   Влаги для роста куда не хватает...
  
  
   Жалок ты, жальник... нерадостный вид...
  
  
   Бедный ты, бедный! Совсем беззащитен...
  
  
   Но бережет тебя чёрный народ;
  
  
   Хворых березанек, чахлых ракитин
  
  
   Он не изводит вконец, не дерет...
  
  
   И, беспощадно снося великанов
  
  
   С их глубоко разветвленных корней, -
  
  
   В избах, в поддонках разбитых стаканов
  
  
   В битых горшечках, на радость детей,
  
  
   Всюду охотно разводит герани,
  
  
   Гонит корявый лимон из зерна!..
  
  
   Скромные всходы благих начинаний
  
  
   Чахнут в пыли, в паутине окна...
  
  
  
  
  НАШИ ПТИЦЫ
  
  
   Наши обычные птицы прелестные,
  
  
   Галка, ворона и вор-воробей!
  
  
   Счастливым странам не столько известные,
  
  
   Сколько известны отчизне моей...
  
  
   Ваши окраски всё серые, черные,
  
  
   Да и обличьем вы очень просты:
  
  
   Клювы как клювы, прямые, проворные,
  
  
   И без фигурчатых перьев хвосты.
  
  
   В непогодь, вьюги, буруны метелицы
  
  
   Все вы, голубчики, тут, подле нас,
  
  
   Жизни пернатой невесть что - безделицы,
  
  
   Вы утешаете сердце подчас,
  
  
   И для картины вы очень существенны
  
  
   В долгую зиму в полях и лесах!
  
  
   Все ваши сборища шумны, торжественны
  
  
   И происходят у всех на глазах.
  
  
   Это не то, что сова пучеокая
  
  
   Или отшельница-птица челна -
  
  
   Только где темень, где чаща глубокая,
  
  
   Там ей приятно, там дома она!
  
  
   С вами иначе. То вдруг вы слетаетесь
  
  
   Стаей большой на дорогу; по ней
  
  
   Ходите, клюете и не пугаетесь
  
  
   Даже нисколько людей и коней.
  
  
   То вы весь вид на картину меняете,
  
  
   В лес на опушку с дороги слетев,
  
  
   Белую в черную вдруг обращаете,
  
  
   Сотнями в снежные ветви насев.
  
  
   То, как лоскутина флера, таскаетесь
  
  
   Стаей крикливою вдоль по полям,
  
  
   Тут подбираетесь, там раздвигаетесь
  
  
   Черным пятном по бесцветным снегам.
  
  
   Жизнь хоть и скромная, жизнь хоть и малая,
  
  
   Хоть не большая, а всё благодать,
  
  
   Жизнь в испытаньях великих бывалая,
  
  
   Годная многое вновь испытать...
  
  
  
   ЕЛЬ И ОЛИВА
  
   Знаете ль вы, отчего тот обычай ведется,
  
   Что у людей знаком мира считаются ветви оливы?
  
   Если война над страною бичом пронесется,
  
   Сёла сожжет и потопчет богатые нивы, -
  
   Больше всех прочих деревьев, кустов и растений пахучих
  
   Времени нужно оливе, чтоб рощею стать синекудрой!
  
   Вот почему от египтян, и греков, и римлян могучих
  
   Этот обычай ведется старинный и мудрый...
  
   Знаете ль вы, отчего тот обычай ведется,
  
   Что украшают в сочельник зеленые ели?
  
   Лгунья зеленая ель! Все в наряде своем остается,
  
   Как по весне зелена в снеговые метели!
  
   Только внесут ее в комнату- лесом пахнет и смолою!
  
   Деды на маленьких внуков глядят, веселятся!
  
   И забывают, что это не ель под парчой огневою, -
  
   Труп уничтоженной ели, начавший слегка разрушаться!
  
   И, как природа не прочь подтрунить иногда, поучая,
  
   Так это вышло и с северной елью, и с южной оливой:
  
   Плод многотрудный олив гастрономы, жирком заплывая.
  
   Звучно смакуют в довольстве и лени счастливой;
  
   Елка же, светлая елка, пылавшая людям в сочельник
  
   В звездах, в игрушках, сластях и фигурках шутливых, -
  
   Вдруг обращается в темный, обильно разбросанный ельник
  
   Вдоль по унылой дороге, под тяжестью дрог молчаливых...
  
  
  
   Мефистофель
  
  
   1. МЕФИСТОФЕЛЬ В ПРОСТРАНСТВАХ
  
  
  Я кометой горю, я звездою лечу
  
  
  И куда посмотрю и когда захочу,
  
  
   Я мгновенно везде проступаю!
  
  
  Означаюсь струей в планетарных парах,
  
  
  Содроганием звезд на старинных осях -
  
  
   И внушаемый страх - замечаю!..
  
  
  Я упасть - не могу, умереть - не могу!
  
  
  Я не лгу лишь тогда, когда истинно лгу, -
  
  
   И я мир возлюбил той любовью,
  
  
  Что купила его всем своим существом,
  
  
  Чувством, мыслью, мечтой, всею явью и сном,
  
  
   А не только распятьем и кровью.
  
  
  Надо мной ли венец не по праву горит?
  
  
  У меня ль на устах не по праву царит
  
  
   Беспощадная, злая улыбка?!
  
  
  Да, в концерте творенья, что уши дерет,
  
  
  И тогда только верно поет, когда врет, -
  
  
   Я, конечно, первейшая скрипка...
  
  
  Я велик и силён, я бесстрашен и зол;
  
  
  Мне печали веков разожгли ореол,
  
  
   И он выше, всё выше пылает!
  
  
  Он так ярко горит, что и солнечный свет,
  
  
  И сиянье блуждающих звезд и комет
  
  
   Будто пятна в огне освещает!
  
  
  Будет день, я своею улыбкой сожгу
  
  
  Всех систем пузыри, всех миров пустельгу,
  
  
   Всё, чему так приятно живется...
  
  
  Да скажите же: разве не видите вы,
  
  
  Как у всех на глазах, из своей головы,
  
  
   Мефистофелем мир создается?!
  
  
  Не с бородкой козла, не на тощих ногах,
  
  
  В епанче и с пером при чуть видных рогах
  
  
   Я брожу и себя проявляю:
  
  
  В мелочь, в звук, в ощущенье, в вопрос и в ответ,
  
  
  И во всякое "да", и во всякое "нет",
  
  
   Невесом, я себя воплощаю!
  
  
  Добродетелью лгу, преступленьем молюсь!
  
  
  По фигурам мазурки политикой вьюсь,
  
  
   Убиваю, когда поцелую!
  
  
  Хороню, сторожу, отнимаю, даю -
  
  
  Раздробляю великую душу мою
  
  
   И, могу утверждать, торжествую!..
  
  
  
   2. НА ПРОГУЛКЕ
  
  
  
  Мефистофель шел, гуляя,
  
  
  
  По кладбищу, вдоль могил...
  
  
  
  Теплый, яркий полдень мая
  
  
  
  Лик усталый золотил.
  
  
  
  Мусор, хворост, тьма опенок,
  
  
  
  Гниль какого-то ручья...
  
  
  
  Видит: брошенный ребенок
  
  
  
  В свертке грязного тряпья.
  
  
  
  Жив! Он взял ребенка в руки,
  
  
  
  Под терновником присел
  
  
  
  И, подделавшись под звуки
  
  
  
  Детской песенки, запел:
  
  
  
  "Ты расти и добр и честен:
  
  
  
  Мать отыщешь - уважай;
  
  
  
  Будь терпением известен,
  
  
  
  Не воруй, не убивай!
  
  
  
  Бога, самого большого,
  
  
  
  Одного в душе имей;
  
  
  
  Не желай жены другого,
  
  
  
  День субботний чти, говей...
  
  
  
  Ты евангельское слово
  
  
  
  Так, как должно, исполняй,
  
  
  
  Как себя люби другого;
  
  
  
  Бьют - так щеку подставляй!
  
  
  
  Пусть блистает добродетель
  
  
  
  Несгорающим огнем...
  
  
  
  Amen! Amen! {*} Бог свидетель,
  
  
  
  {* Аминь! Аминь! (лат.).}
  
  
  
  Люб ты будешь мне по нем!
  
  
  
  Нынче время наступило,
  
  
  
  Новой мудрости пора...
  
  
  
  Что ж бы впрямь со мною было,
  
  
  
  Если б не было добра?!
  
  
  
  Для меня добро бесценно!
  
  
  
  Нет добра, так нет борьбы!
  
  
  
  Нужны мне, и несомненно,
  
  
  
  Добродетелей горбы...
  
  
  
  Будь же добр!" Покончив с пеньем,
  
  
  
  Он ребенка положил
  
  
  
  И своим благословеньем
  
  
  
  В свертке тряпок осенил!
  
  
  
   3. ПРЕСТУПНИК
  
  
  Вешают убийцу в городе на площади,
  
  
  И толпа отвсюду смотрит необъятная!
  
  
  Мефистофель тут же; он в толпе шатается;
  
  
  Вдруг в него запала мысль совсем приятная.
  
  
  Обернулся мигом. Стал самим преступником;
  
  
  На себя веревку помогал набрасывать;
  
  
  Вздернули, повесили! Мефистофель тешится,
  
  
  Начал выкрутасы в воздухе выплясывать.
  
  
  А преступник скрытно в людях пробирается,
  
  
  Злодеянье новое в нем тихонько зреет,
  
  
  Как бы это чище, лучше сделать, думает,
  
  
  Как удрать непойманным, - это он сумеет.
  
  
  Мефистофель радостно, истинно доволен,
  
  
  Что два дела сделал он людям из приязни:
  
  
  Человека скверного отпустил на волю,
  
  
  А толпе дал зрелище всенародной казни.
  
  
  
   4. ШАРМАНЩИК
  
  
   Воздуху, воздуху! Я задыхаюсь...
  
  
   Эта шарманка, что уши пилит,
  
  
   Мучает, душит... я мыслью сбиваюсь...
  
  
   Глупый шарманщик в окошко глядит!
  
  
   Эту забытую песню когда-то
  
  
   Слушал я иначе, слушал душой,
  
  
   Слушал тайком... скрыл от друга, от брата!
  
  
   Думал: не знает никто под луной...
  
  
   Вдруг ты воспрянула, заговорила!
  
  
   Полная неги, мечте говоришь.
  
  
   Время ли, что ли, тебя изменило?
  
  
   Нот не хватает - а всё ты звучишь1
  
  
   Значит, подслушали нас! Ударенья
  
  
   Ясны и чётки на тех же словах,
  
  
   Что и тогда, в эту ночь увлеченья...
  
  
   Память сбивается, на сердце страх!
  
  
   Злая шарманка пилит и хохочет,
  
  
   Песня безумною стала сама,
  
  
   Мысль, погасая, проклятья бормочет...
  
  
   Не замолчишь ты - сойду я с ума!
  
  
   Слышу, что тянет меня на отмщенье...
  
  
   Но ведь то время погасло давно,
  
  
   Нет тех людей... нет ее!.. Наважденье!..
  
  
   Глупый шарманщик всё смотрит в окно!
  
  
  5. МЕФИСТОФЕЛЬ, НЕЗРИМЫЙ НА РАУТЕ
  
  
  
  В запахе изысканном,
  
  
  
  С свойствами дурмана,
  
  
  
  В волнах Jockey Club'a
  
  
  
  И Ilang Ilang'a {*}
  
  
  
  {* Названия духов.}
  
  
  
  На блестящем рауте
  
  
  
  Знати светлолобой
  
  
  
  Мефистофель движется
  
  
  
  Сам своей особой!
  
  
  
  И глядит с любовию
  
  
  
  На одежды разные,
  
  
  
  Как блестят на женщинах
  
  
  
  Крестики алмазные!
  
  
  
  Общество сидело.
  
  
  
  Тараторило,
  
  
  
  Издевалось, лгало,
  
  
  
  Пустословило!..
  
  
  
  Чудилось: то были
  
  
  
  Змеи пестрые!
  
  
  
  В каждом рту чернели
  
  
  
  Жала острые!
  
  
  
  И в роскошной зале
  
  
  
  Угощаючись,
  
  
  
  В креслах, по диванам
  
  
  
  Извиваючись,
  
  
  
  Из глубоких щелей,
  
  
  
  Из земли сырой
  
  
  
  С сладостным шипеньем
  
  
  
  Собрался их рой...
  
  
  
  Чуть кто выйдет в двери -
  
  
  
  Как кинжалами,
  
  
  
  Вслед за ним стремятся,
  
  
  
  Блещут жалами!
  
  
  
  Занимались долго
  
  
  
  С умилением,
  
  
  
  Часто чуть не плача,
  
  
  
  Поношением...
  
  
  
  А когда донельзя

Другие авторы
  • Шаликов Петр Иванович
  • Кудрявцев Петр Николаевич
  • Д-Аннунцио Габриеле
  • Соловьев Николай Яковлевич
  • Дашков Дмитрий Васильевич
  • Говоруха-Отрок Юрий Николаевич
  • Кипен Александр Абрамович
  • Лафонтен Август
  • Антропов Роман Лукич
  • Апраксин Александр Дмитриевич
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - О Борисе Годунове, сочинении Александра Пушкина
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Алексей Васильевич Кольцов
  • Гиппиус Василий Васильевич - Пряники
  • Измайлов Александр Алексеевич - Чехов
  • Чаянов Александр Васильевич - Венецианское зеркало
  • Лебон Гюстав - Психология социализма
  • Пушкин Александр Сергеевич - Капитанская дочка
  • К. Р. - А. В. Муратов. Великий князь Константин Константинович
  • Сервантес Мигель Де - Назидательные новеллы
  • Бекетова Мария Андреевна - Г. Х. Андерсен. Его жизнь и литературная деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 295 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа