Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Стихотворения, Страница 2

Случевский Константин Константинович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

div align="justify">  Мысль легка, и сердце ждет ответа!
  
  
  Ты молчишь? Скажи мне, что с тобой?
  
  
  Мы прочтем с тобой о Паризине {*},
  
  
  {* Героиня поэмы Байрона.}
  
  
  Песней Гейне очаруем слух...
  
  
  Верь, клянусь, я твой навек отныне;
  
  
  Клятву дал я, и не дать мне двух.
  
  
  Не бледней! Послушай, ты теряешь
  
  
  Час за часом! Звезд не сосчитать!
  
  
  Демон сам с Тамарою, ты знаешь,
  
  
  В ночь такую думал добрым стать...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Во всей красе, на утре лет
  
  
   Толпе ты кажешься виденьем!
  
  
   Молчанье первым впечатленьем
  
  
   Всегда идет тебе вослед!
  
  
   Тебе дано в молчаньи этом
  
  
   И в удивлении людей
  
  
   Ходить, как блещущим кометам
  
  
   В недвижных сферах из лучей.
  
  
   И, как и всякая комета,
  
  
   Смущая блеском новизны,
  
  
   Ты мчишься мертвым комом света
  
  
   Путем, лишенным прямизны!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В красоте своей долго старея,
  
  
   Ты чаруешь людей до сих пор!
  
  
   Хороши твои плечи и шея,
  
  
   Увлекателен, быстр разговор.
  
  
   Бездна вкуса в богатой одежде;
  
  
   В обращеньи изящно-вольна!
  
  
   Чем же быть ты должна была прежде,
  
  
   Если ты и теперь так пышна?
  
  
   В силу хроник, давно уж открытых,
  
  
   Ты ходячий живой мавзолей
  
  
   Ряда целого слуг именитых,
  
  
   Разорившихся в службе твоей!
  
  
   И гляжу на тебя с уваженьем:
  
  
   Ты финансовой силой была.
  
  
   Капиталы снабдила движеньем
  
  
   И, как воск, на огне извела!
  
  
  
   ОБЛИК ПЕСНИ
  
  
  
  Ты запой, ребенок милый,
  
  
  
  Песню... Как ее слова?
  
  
  
  Ту, что, помнишь, мать певала,
  
  
  
  Как была она жива.
  
  
  
  Я той песни, славной песни,
  
  
  
  Забываю склад и лад,
  
  
  
  Ты же всю, малютка, помнишь...
  
  
  
  Пой, дитя, я слушать рад.
  
  
  
  Пой, а я по синим глазкам
  
  
  
  И по голосу - начну
  
  
  
  Вспоминать, сзывать и строить
  
  
  
  Золотую старину...
  
  
  
  Пусть звучит, плывет и блещет
  
  
  
  Из-за слез моих очей
  
  
  
  По тебе, мой сиротинка,
  
  
  
  Облик матери твоей.
  
  
  
   ПАМЯТИ РЕБЕНКА
  
  
   Ты ребенка в слезах схоронила!
  
  
   Всё считаешь своим, как он был!
  
  
   Ты б могилку в себя приютила,
  
  
   Чтоб и мертвый с тобою он жил.
  
  
   Всю ее насаждаешь цветами,
  
  
   Орошаешь горячей слезой;
  
  
   А уйдешь, так уносишь с мечтами
  
  
   Память мальчика всюду с собой!
  
  
   Ты его самого так носила,
  
  
   Раньше, прежде... И начал он жить...
  
  
   Жил так мало... И ты схоронила,
  
  
   Но не можешь вполне схоронить!
  
  
   И берет меня грусть и сомненье,
  
  
   И понять не могу: где у вас,
  
  
   Мать и сын - происходит общенье,
  
  
   Незаметное вовсе для глаз?
  
  
   Как могли вы так искренно сжиться,
  
  
   Так сплотиться в одно существо,
  
  
   Что любви той ни гаснуть, ни скрыться,
  
  
   И что мало ей - смерть одного...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Когда, дитя, передо мной
  
  
  
  С игрушкой новой ты играешь
  
  
  
  И, мысли следуя живой,
  
  
  
  Ее внимательно ломаешь;
  
  
  
  Когда смеешься - и блестит
  
  
  
  Жемчужный ряд зубов молочных,
  
  
  
  И мысль пытливая сквозит
  
  
  
  В словах неясных и неточных;
  
  
  
  Когда, покинувши детей
  
  
  
  И бросив куклу, - ручкой белой
  
  
  
  Ты водишь по щеке моей,
  
  
  
  Давно сухой и пожелтелой...
  
  
  
  О как же страшно мне порой,
  
  
  
  С моей мечтой глубоко хмурой,
  
  
  
  Прильнуть горячей головой
  
  
  
  К твоей головке белокурой!
  
  
  
  Боюсь за взгляд угрюмый мой!
  
  
  
  Его на всех я поднимаю,
  
  
  
  На всех, дитя... Перед тобой -
  
  
  
  В безмолвном страхе опускаю...
  
  
  
  КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСЕНКА
  
  
   Ты засни, засни, моя милая,
  
  
   Дай подушечку покачаю я,
  
  
   Я головушку поддержу твою
  
  
   И тебя, дитя, убаюкаю.
  
  
   Тихий детский сон, ты прийди, сойди,
  
  
   Наклоиися к ней, не давя груди,
  
  
   Не целуй до слез, не пугай дитя, -
  
  
   Учи ласкою, вразумляй шутя.
  
  
   Жизнь учить начнет, против воли гнет,
  
  
   Вразумит тогда, как всего сомнет,
  
  
   Зацелует в смерть, заласкает в бред
  
  
   И, позвав цвести, не допустит в цвет...
  
  
   Ночь темна, молчит, смотрит букою?!
  
  
   Хорошо ли я так баюкаю?
  
  
   Сон спасительный, сон, голубчик мой,
  
  
   Поскорей отца от дитяти скрой!..
  
  
  
   НЕ МОЖЕТ БЫТЬ
  
  
  О, неужели он, он - этот скарб и хлам
  
  
  Надежд, по счастью для людей, отживших.
  
  
  Больных страстей, так страшно говоривших,
  
  
  Сил, устремлявшихся к позорнейшим делам, -
  
  
  Вот этот человек, - таким же был когда-то,
  
  
  Как этот сын его, прелестное дитя,
  
  
  В котором, грезами неведенья объято,
  
  
  Сознанье теплится, играя и блестя!
  
  
  В котором поступь, взгляд, малейшие движенья
  
  
  Полны такой простой, изящной красоты!
  
  
  В уме которого все мысли, все мечты -
  
  
  Одни лишь светлые, счастливые виденья,
  
  
  А чувства - отпрыски тепла и тишины
  
  
  Какой-то внутренней, чудеснейшей весны! -
  
  
  Дитя, что молится так искренно, так свято
  
  
  И говорит с людьми от третьего лица...
  
  
  О, чтоб отец таким же был когда-то!
  
  
  Ищите вы ему не этого отца...
  
  
  
  
  Лирические
  
  
  
  
  МОЛОДЕЖИ
  
  
   И что ж?! Давно ль мы в жизнь вступали
  
  
   И безупречны, и честны;
  
  
   Трудились, ждали, создавали,
  
  
   А повстречали - только сны.
  
  
   Мы отошли, - и вслед за нами
  
  
   Вы тоже рветесь в жизнь вступить,
  
  
   Чтоб нами брошенными снами
  
  
   Свой жар и чувства утолить.
  
  
   И эти сны, в часы мечтанья,
  
  
   Дадут, пока в вас кровь тепла,
  
  
   На ваши ранние лобзанья
  
  
   Свои покорные тела...
  
  
   Обманут вас! Мы их простили
  
  
   И верим повести волхвов:
  
  
   Волхвы давно оповестили,
  
  
   Что мир составился из снов!
  
  
  
  ПОДЛЕ СЕЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ
  
  
   Свевая пыль с цветов раскрытых,
  
  
   Семья полуночных ветров
  
  
   Несет в пылинках, тьмой повитых,
  
  
   Рассаду будущих цветов!
  
  
   В работе робкой и безмолвной.
  
  
   Людскому глазу не видна,
  
  
   Жизнь сыплет всюду горстью полной
  
  
   Свои живые семена!
  
  
   Теряясь в каменных наростах
  
  
   Гробниц, дряхлеющих в гербах,
  
  
   Они плодятся на погостах
  
  
   И у крестов, и на крестах.
  
  
   Кругом цветы!.. Цветам нет счёта!
  
  
   И, мнится, сквозь движенья их
  
  
   Стремятся к свету из-под гнета
  
  
   Былые силы душ людских.
  
  
   Они идут свои печали
  
  
   На вешнем солнце осветить,
  
  
   Мечтать, о чем не домечтали,
  
  
   Любить, как думали любить...
  
  
  
   КАМАРИНСКАЯ
  
  
   Из домов умалишенных, из больниц
  
  
   Выходили души опочивших лиц;
  
  
   Были веселы, покончивши страдать,
  
  
   Шли, как будто бы готовились плясать.
  
  
   "Ручку в ручку дай, а плечико к плечу...
  
  
   Не вернуться ли нам жить?" - "Ой, не хочу!
  
  
   Из покойничков в живые нам не лезть, -
  
  
   Знаем, видим - лучше смерть, как ни на есть!"
  
  
   Ах! Одно же сердце у людей, одно!
  
  
   Истомилося, измаялось оно;
  
  
   Столько горя, нужды, столько лжи кругом,
  
  
   Что гуляет зло по свету ходенём.
  
  
   Дай копеечку, кто может, беднякам,
  
  
   Дай копеечку и нищим духом нам!
  
  
   Торопитесь! Будет поздно торопить.
  
  
   Сами станете копеечки просить...
  
  
   Из домов умалишенных, из больниц
  
  
   Выходили души опочивших лиц;
  
  
   Были веселы, покончивши страдать,
  
  
   Шли, как будто бы готовились плясать...
  
  
  
  
  <Из цикла>
  
  
  
   ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ
  
  
   И вернулся я к ним после долгих годов,
  
  
   И они все так рады мне были!
  
  
   И о чем уж, о чем за вечерним столом
  
  
   Мы не вспомнили? Как не шутили?
  
  
   Наши шумные споры о том и другом,
  
  
   Что лет двадцать назад оборвались,
  
  
   Зазвучали опять на былые лады,
  
  
   Точно будто совсем не кончались.
  
  
   И преемственность юных, счастливейших дней,
  
  
   Та, что прежде влекла, вдохновляла,
  
  
   Будто витязя труп под живою водой,
  
  
   В той беседе для нас - оживала...
  
  
  
  
  ---
  
  
   В глухом безвременье печали
  
  
   И в одиночестве немом
  
  
   Не мы одни свой век кончали,
  
  
   Объяты странным полусном.
  
  
   На сердце - желчь, в уме - забота,
  
  
   Почти во всем вразумлены;
  
  
   Холодной осени дремота
  
  
   Сменила веянья весны.
  
  
   Кто нас любил - ушли в забвенье,
  
  
   А люди чуждые растут,
  
  
   И два соседних поколенья
  
  
   Одно другого не поймут.
  
  
   Мы ждем, молчим, но не тоскуем,
  
  
   Мы знаем: нет для нас мечты...
  
  
   Мы у прошедшего воруем
  
  
   Его завядшие цветы.
  
  
   Сплетаем их в венцы, в короны,
  
  
   Порой смеемся на пирах...
  
  
   Совсем, совсем Анакреоны,
  
  
   Но только не в живых цветах.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Мне грезились сны золотые!
  
  
   Проснулся - и жизнь увидал...
  
  
   И мрачным мне мир показался,
  
  
   Как будто он траурным стал.
  
  
   Мне виделся сон нехороший!
  
  
   Проснулся... на мир поглядел:
  
  
   Задумчив и в траур окутан,
  
  
   Мир больше, чем прежде, темнел.
  
  
   И думалось мне: отчего бы -
  
  
   В нас, в людях, рассудок силен -
  
  
   На сны не взглянуть, как на правду,
  
  
   На жизнь не взглянуть, как на сон!
  
  
  
  АНАКРЕОНТИЧЕСКИЕ ХОРЫ
  
  
  
  
   1
  
  
  
  Други! Ночи половина
  
  
  
  Шумно в вечность отошла!
  
  
  
  Ты гуляй, гуляй, братина,
  
  
  
  Искромётна и светла.
  
  
  
  Други! Было, было время:
  
  
  
  Пировавший возлежал
  
  
  
  И венком цветочным темя
  
  
  
  И венчал, и охлаждал.
  
  
  
  Мы же песней пир венчаем,
  
  
  
  Ей - ни блёкнуть, ни завять,
  
  
  
  Стоит пить нам-всё познаем!
  
  
  
  Будем, будем познавать!
  
  
  
  Други! Ночи половина
  
  
  
  Шумно в вечность отошла!
  
  
  
  Ты гуляй, гуляй, братина,
  
  
  
  Искромётна и светла.
  
  
  
  
   2
  
  
  
   Женские очи
  
  
  
   Смотрят вкруг нас;
  
  
  
   Час поздний ночи,
  
  
  
   Радостный час!
  
  
  
   Дню - все заботы!
  
  
  
   Ночи - восторг!
  
  
  
   Пей! Что за счёты!
  
  
  
   Пей! Что за торг!
  
  
  
   В чаше - веселье,
  
  
  
   В песне - размах,
  
  
  
   Мир нам не келья,
  
  
  
   Кто тут монах?
  
  
  
   Женская ласка
  
  
  
   К утру сильней,
  
  
  
   Ярче окраска
  
  
  
   Губ и очей!
  
  
  
   Женские очи
  
  
  
   Смотрят вкруг нас;
  
  
  
   Час поздний ночи,
  
  
  
   Радостный час...
  
  
  
  
  Мгновения
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В отливах нежно-бирюзовых,
  
  
   Всем краскам неба дав приют,
  
  
   В дуплистой раме кущ вербовых
  
  
   Лежит наш тихий, тихий пруд.
  
  
   Заря дымится, пламенея!
  
  
   Вон, обронен вчерашним днем,
  
  
   Плывет гусиный пух, алея,
  
  
   Семьей корабликов по нем.
  
  
   Уж не русалок ли бедовых
  
  
   Народ, как месяц, тут блистал,
  
  
   Себе из перышек пуховых
  
  
   Наткать задумал покрывал?
  
  
   Но

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 274 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа