Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Стихотворения, Страница 12

Случевский Константин Константинович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

  
  
   Бесплотных сил...
  
  
  Они свершали на землю схожденья
  
  
   Поверх перил.
  
  
  Они, к земле спустившись, отдыхали
  
  
   Вблизи, вдали...
  
  
  И незаметно, тихо погасали
  
  
   В тенях земли...
  
  
  И я не знал под обаяньем звона:
  
  
   Что звук, что свет?
  
  
  Для многих чувств нет меры, нет закона
  
  
   И прозвищ нет!..
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Заката светлого пурпурные лучи
  
  
  Стремятся на гору с синеющей низины,
  
  
  И ярче пламени в открывшейся печи
  
  
  Пылают сосен темные вершины...
  
  
  Не так ли в Альпах горные снега
  
  
  Горят, когда внизу синеет тьма тенями...
  
  
  Жизнь родины моей! О, как ты к нам строга,
  
  
  Как не балуешь нас роскошными дарами!
  
  
  Мы силами мечты должны воссоздавать
  
  
  И дорисовывать, чего мы не имеем;
  
  
  То, что другим дано, нам надо отыскать,
  
  
  Нам часто не собрать того, что мы посеем!
  
  
  И в нашем творчестве должны мы превозмочь
  
  
  И зиму долгую с тяжелыми снегами,
  
  
  И безрассветную, томительную ночь,
  
  
  И тьму безвременья, сгущенную веками...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  А! Ты не верила в любовь! Так хороша,
  
  
  Так явственно умна и гордостью богата,
  
  
  Вся в шелесте шелков и веером шурша,
  
  
  Ты зло вышучивала и сестру, и брата!
  
  
  Как ветер царственный в немеряной степи,
  
  
  Ты, беззаботная, по жизни проходила...
  
  
  Теперь, красавица, ты тоже полюбила,
  
  
  Насмешки кончились... Блаженствуй и терпи!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Кто утомлен, тому природа -
  
  
   Великий друг, по сердцу брат,
  
  
   В ней что-нибудь всегда найдется
  
  
   Душе звучащее под лад.
  
  
   Глядишь на рощу; в колыханья
  
  
   Она шумит своей листвой,
  
  
   И, мнится, будто против воли
  
  
   Ты колыханью рощи - свой!
  
  
   Зажглись ли в небе хороводы
  
  
   И блещут звезды в вышине,
  
  
   Глядишь на них - они двоятся
  
  
   И ходят также и во мне...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Как вы мне любы, полевые
  
  
   Глубокой осени цветы!
  
  
   Несвоевременные грезы,
  
  
   Не в срок возникшие мечты!..
  
  
   Вы опоздали в жизнь явиться;
  
  
   Вас жгут морозы на заре;
  
  
   Вам в мае надобно родиться,
  
  
   А вы родились в октябре...
  
  
   Ответ их: "Мы не виноваты!
  
  
   Нас не хотели опросить,
  
  
   Но мы надеждою богаты:
  
  
   К зиме не будут нас косить!"
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Не знал я, что разлад с тобою,
  
  
   Всю жизнь разбивший пополам,
  
  
   Дохнет нежданной теплотою
  
  
   Навстречу поздним сединам.
  
  
   Да!.. Я из этого разлада
  
  
   Познал, что значит тишина, -
  
  
   Как велика ее отрада
  
  
   Для тех, кому она дана...
  
  
   Когда б не это, - без сомненья,
  
  
   Я, даже и на склоне дней,
  
  
   Не оценил бы единенья
  
  
   И счастья у чужих людей.
  
  
   Теперь я чувства те лелею,
  
  
   Люблю, как ландыш - близость мхов,
  
  
   Как любит бабочка лилею -
  
  
   Заметней всех других цветов.
  
  
  
  
  * * *
  
   Молчи! Не шевелись! Покойся недвижимо...
  
   Не чуешь ли судеб движенья над тобой?
  
   Колес каких-то ход свершается незримо,
  
   И рычаги дрожат друг другу вперебой...
  
   Смыкаются пути каких-то колебаний,
  
   Расчеты тайных сил приводятся к концу,
  
   Наперекор уму без права пожеланий,
  
   И не по времени, и правде не к лицу...
  
   О, если б, кажется, с судьбою в бой рвануться!
  
   Какой бы мощности порыв души достиг...
  
   Но ты не шевелись! Колеса не запнутся,
  
   Противодействие напрасно в этот миг.
  
   Поверь: свершится то, чему исход намечен...
  
   Но, если на борьбу ты не потратил сил
  
   И этою борьбой вконец не изувечен, -
  
   Ты можешь вновь пойти... Твой час не наступил.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Какая засуха!.. От зноя
  
  
   К земле все травы прилегли...
  
  
   Не подалась ли ось земная,
  
  
   И мы под тропик подошли?
  
  
   Природа-мать - лицеприятна;
  
  
   Ведь, по рассказам, не слыхать,
  
  
   Чтобы в Сахаре или в Коби
  
  
   Могли вдруг льдины нарастать?
  
  
   А здесь, на севере, Сахара!
  
  
   Край неба солнце обожгло;
  
  
   И даже море, обезумев,
  
  
   Совсем далёко вдаль ушло...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Не храни ты ни бронзы, ни книг,
  
  
   Ничего, что из прошлого ценно.
  
  
   Всё, поверь мне, возьмет старьевщик,
  
  
   Всё пойдет по рукам - несомненно.
  
  
   Те почтенные люди прошли,
  
  
   Что касались былого со страхом,
  
  
   Те, что письма отцов берегли,
  
  
   Не пускали их памятей прахом.
  
  
   Где старинные эти дома -
  
  
   С их седыми как лунь стариками?
  
  
   Деды где? Где их опыт ума,
  
  
   Где слова их - не шутки словами?
  
  
   Весь источен сердец наших мир!
  
  
   В чем желать, в чем искать обновленья?
  
  
   И жиреет могильный вампир
  
  
   Урожаем годов оскуденья...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Над глухим болотом буря развернулась!
  
  
  Но молчит болото, ей не отвечает,
  
  
  В мох оно оделось, в тину завернулось,
  
  
  Только стебельками острых трав качает.
  
  
  Восклицает буря: "Ой, проснись, болото!
  
  
  Проступи ты к свету зыбью и сверканьем!
  
  
  Ты совсем иное испытаешь что-то
  
  
  Под моим могучим творческим дыханьем.
  
  
  Я тебя немного, правда, взбаламучу,
  
  
  Но зато твои я мертвенные воды
  
  
  Породню, чуть только опрокину тучу,
  
  
  С влагою небесной, с детищем свободы!
  
  
  Дам тебе вздохнуть я! Свету дам трясине!
  
  
  Гром мой, гром веселый, слышишь, как хохочет!"
  
  
  Но молчит болото и, погрязши в тине,
  
  
  Ничего иного вовсе знать не хочет.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  О, неужели же на самом деле правы
  
  
  Глашатаи добра, красот и тишины,
  
  
  Что так испорчены и помыслы, и нравы,
  
  
  Что надобно желать всех ужасов войны?
  
  
  Что дальше нет путей, что снова проступает
  
  
  Вся дикость прежняя, что, не спросясь, сплеча,
  
  
  Работу тихую мышленья прерывает
  
  
  И неожиданный, и злой удар бича...
  
  
  Что воздух жизни затхл, что ржавчина и плесень
  
  
  Так в людях глубоки и так тлетворна гниль,
  
  
  Что нужны: пушек рев, разгул солдатских песен.
  
  
  Полей встревоженных мерцающая пыль...
  
  
  Людская кровь нужна! И стоп, и бред больницы,
  
  
  И сироты в семьях, и скорби матерей,
  
  
  Чтоб чистую слезу вновь вызвать на ресницы
  
  
  Не вразумляемых другим путем людей, -
  
  
  Чтоб этим их поднять, и жизни цель поставить
  
  
  И дать задачу им по силам, по плечу,
  
  
  Чтоб добрый пастырь мог прийти и мирно править
  
  
  И на торгующих не прибегать к бичу...
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Глядишь открытыми глазами
  
  
   Величью полночи в лицо,
  
  
   И вдруг с реки иль за кустами
  
  
   Раздастся крепкое словцо!
  
  
   Возможна ль жизнь без нарушений?
  
  
   Но надо выдержать уметь
  
  
   И неприглядность дерзновений
  
  
   Скорей как можно одолеть.
  
  
   Они - везде, хоть их не просят.
  
  
   Да и предвидеть их нельзя...
  
  
   Так пусть же ветры их разносят -
  
  
   Им, как и нам, - своя стезя!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Горит, горит без копоти и дыма
  
  
  И всюду сыплется но осени листва...
  
  
  Зачем, печаль, ты так неодолима,
  
  
  Так жаждешь вылиться и в звуки, и в слова?
  
  
  Ты мне свята, моя печаль родная, -
  
  
  Не тем свята ты мне, что ты - печаль моя;
  
  
  Тебя порою в песне оглашая,
  
  
  Совсем неволен я, пою совсем не я!
  
  
  Поет во мне не гордость самомненья...
  
  
  Нет, плач души слагается в размер,
  
  
  Один из стонов общего томленья
  
  
  И безнадежности всех чаяний, всех вер!
  
  
  Вот оттого-то кто-нибудь и где-то
  
  
  Во мне отзвучия своей тоске найдет;
  
  
  Быть может, мной яснее будет спето,
  
  
  Но он, по-своему, со мной одно поет.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Меня здесь нет. Я там, далёко,
  
  
   Там, где-то в днях пережитых!
  
  
   За далью их не видит око,
  
  
   И нет свидетелей живых.
  
  
   Я там, весь там, за серой мглою!
  
  
   Здесь нет меня; другим я стал,
  
  
   Забыв, где был я сам собою,
  
  
   Где быть собою перестал...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Я плыву на лодке. Парус
  
  
  
  Режет мачтой небеса;
  
  
  
  Лебединой белой грудью
  
  
  
  Он под ветром налился.
  
  
  
  Море тихо, волны кротки,
  
  
  
  И кругом - везде лазурь!
  
  
  
  Не бывает в сердце горя,
  
  
  
  Не бывает в небе бурь!..
  
  
  
  Я плыву в сияньи солнца.
  
  
  
  Чем не рыцарь Лоэнгрин?
  
  
  
  Я совсем не стар, я молод,
  
  
  
  И плыву я не один...
  
  
  
  Ты со мною, жизнь былая!
  
  
  
  Ты осталась молода
  
  
  
  И красавицей, как прежде,
  
  
  
  Снизошла ко мне сюда.
  
  
  
  Вместе мы плывем с тобою,
  
  
  
  Белый парус тянет нас;
  
  
  
  Я припал к тебе безмолвный...
  
  
  
  Светлый час, блаженный час!..
  
  
  
  По плечам твоим высоким
  
  
  
  Солнце блеск разлило свой,
  
  
  
  И знакомые мне косы
  
  
  
  Льнут к волнам своей волной.
  
  
  
  Уст дыханье ароматно!
  
  
  
  Грудь, как прежде, высока...
  
  
  
  Снизойди к докучным ласкам
  
  
  
  И к моленьям старика!
  
  
  
  Что? Ты плачешь?! Иль пугает
  
  
  
  Острый блеск моих седин?
  
  
  
  Юность! О, прости, голубка...
  
  
  
  Я - не рыцарь Лоэнгрин!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Здесь всё мое! - Высь небосклона,
  
  
   И солнца лик, и глубь земли,
  
  
   Призыв молитвенного звона,
  
  
   И эти в море корабли;
  
  
   Мои - все сёла над равниной,
  
  
   Стога, возникшие окрест,
  
  
   Река с болтливою стремниной
  
  
   И всё былое этих мест...
  
  
   Здесь для меня живут и ходят...
  
  
   Мне - свежесть волн, мне - жар огня,
  
  
   Туманы даже, те, что бродят, -
  
  
   И те мои и для меня!
  
  
   И в этом чудном обладанье,
  
  
   Как инок, на исходе дней,
  
  
   Пишу последнее сказанье,
  
  
   Еще одно, других ясней!
  
  
   Пускай живое песнопенье
  
  
   В родной мне русский мир идет,
  
  
   Где можно - даст успокоенье
  
  
   И никогда, ни в чем не лжет.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Что тут писано, писал совсем не я, -
  
  
  Оставляла за собою жизнь моя;
  
  
  Это - куколки от бабочек былых,
  
  
  След заметный превращений временных.
  
  
  А души моей - что бабочки искать!
  
  
  Хорошо теперь ей где-нибудь порхать,
  
  
  Никогда ее, нигде не обрести.
  
  
  Потому что в ней, беспутной, нет пути...
  
  
   Стихотворения последних лет.
  
  
   Неизданные стихотворения.
  
  
  
  
  ЦЫГАНКА
  
  
  
  Потрясая бубенцами,
  
  
  
  Позументами блестя,
  
  
  
  Ты танцуешь перед нами,
  
  
  
  Степи вольное дитя!
  
  
  
  Грудь - подвижна, плечи - живы!
  
  
  
  Взгляды жгучих, черных глаз -
  
  
  
  Это дерзкие призывы
  
  
  
  К страсти каждого из нас...
  
  
  
  Но под пологом палатки,
  
  
  
  В сокровенный час ночной,
  
  
  
  Кто ж отважится на схватки
  
  
  
  С непокорною тобой?
  
  
  
  Знаю кто! Вот там в сторонке,
  
  
  
  Руку сунув за кафтан,
  
  
  
  Смотрит вслед красивой женке
  
  
  
  Темно-бронзовый цыган.
  
  
  
  Этот... Он отдернет полог
  
  
  
  Мускулистою рукой...
  
  
  
  Будет сон ваш тих и долог
  
  
  
  Под палаткою родной...
  
  
  
  Как смеешься ты над нами,
  
  
  
  Степи вольное дитя,
  
  
  
  Потрясая бубенцами,
  
  
  
  Позументами блестя!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Перед большим успокоеньем,
  
  
   Когда умру я, но не весь,
  
  
   Покой тот с истым наслажденьем
  
  
   Мной предвкушается и здесь.
  
  
   Покой в отсутствии желаний,
  
  
   В признанья мощности судьбы,
  
  
   Покой вне дерзостных исканий,
  <

Другие авторы
  • Ломоносов Михаил Васильевич
  • Карамзин Николай Михайлович
  • Тихонов-Луговой Алексей Алексеевич
  • Ленский Дмитрий Тимофеевич
  • Омулевский Иннокентий Васильевич
  • Муйжель Виктор Васильевич
  • Дриянский Егор Эдуардович
  • Белый Андрей
  • Наумов Николай Иванович
  • Мещевский Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Кок Поль Де - Поль де Кок: биографическая справка
  • Зозуля Ефим Давидович - Гибель Главного города
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В степи
  • Волошин Максимилиан Александрович - Мысли о театре
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - Степан Груздев
  • Чарская Лидия Алексеевна - Нуся
  • Подъячев Семен Павлович - Среди рабочих
  • Телешов Николай Дмитриевич - О трех юношах
  • Майков Аполлон Николаевич - И. Г. Ямпольский. Из архива А. Н. Майкова ("Три смерти", "Машенька", "Очерки Рима")
  • Ганзен Анна Васильевна - Поздравления А.В. Ганзен по случаю 40-летия ее деятельности
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 302 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа