Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Думы, Страница 5

Рылеев Кондратий Федорович - Думы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

iv>
   Искать в стране чужой покрова".
  
  
   Июнь 1821
  
  
  
   XII. Смерть Ермака
  
  
  
  
  
  
  
   П. А. Муханову {1} Под словом Сибирь разумеется ныне неизмеримое Пространство от хребта Уральского до берегов Восточного океана. Некогда Сибирским царством называлось небольшое татарское владение, коего столица, Искер, находилась на реке Иртыше, впадающей в Обь. В половине XVI века сие царство зависело от России. В 1569 году царь Кучум был _принят под руку_ Иоанна Грозного и обязался платить дань. Между тем сибирские татары и подвластные им остяки и вогуличи вторгались иногда в пермские области. Это заставило российское правительство обратить внимание на обеспечение сих украйн укрепленными местами и умножением в них народонаселения. Богатые в то время купцы Строгановы получили во владение обширные пустыни на пределах Пермии: им дано было право заселить их и обработать. Сзывая вольницу, сии деятельные помещики обратились к казакам, кои, не признавая над собою никакой верховной власти, грабили на Волге промышленников и купеческие караваны. Летом 1579 года 540 сих удальцов пришли на берега Камы; предводителей у них было пятеро, главный назывался Ермак Тимофеев. Строгановы присоединили к ним 300 человек разных всельников, снабдили их порохом, свинцом и другими припасами и отправили за Уральские горы (в 1581 г.). В течение следующего года казаки разбили татар во многих сражениях, взяли Искер, пленили Кучумова племянника, царевича Маметкула, и около трех лет господствовали в Сибири. Между тем число их мало-помалу уменьшалось: много погибло от оплошности. Сверженный Кучум бежал в киргизские степи и замышлял способы истребить казаков. В одну темную ночь (5 августа 1584 г.), при сильном дожде, он учинил неожиданное нападение: казаки защищались мужественно, но не могли стоять долго; они должны были уступить силе и незапности удара. Не имея средств к спасению, кроме бегства, Ермак бросился в Иртыш, в намерении переплыть на другую сторону, и погиб в волнах. Летописцы представляют сего казака героя крепкотелым, осанистым и широкоплечим, он был роста среднего, имел плоское лицо, быстрые глаза, черную бороду, темные и кудрявые волосы. Несколько лет после сего Сибирь была оставлена россиянами; потом пришли царские войска и снова завладели ею. В течение XVII века беспрерывные завоевания разных удальцов-предводителей отнесли пределы Российского государства к берегам Восточного океана.
  
  
   Ревела буря, дождь шумел,
  
  
   Во мраке молнии летали,
  
  
   Бесперерывно гром гремел,
  
  
   И ветры в дебрях бушевали...
  
  
   Ко славе страстию дыша,
  
  
   В стране суровой и угрюмой,
  
  
   На диком бреге Иртыша
  
  
   Сидел Ермак, объятый думой.
  
  
   Товарищи его трудов,
  
  
  10 Побед и громозвучной славы,
  
  
   Среди раскинутых шатров
  
  
   Беспечно спали близ дубравы.
  
  
   "О, спите, спите, - мнил герой, -
  
  
   Друзья, под бурею ревущей;
  
  
   С рассветом глас раздастся мой,
  
  
   На славу иль на смерть зовущий
  
  
   Вам нужен отдых; сладкий сон
  
  
   И в бурю храбрых успокоит;
  
  
   В мечтах напомнит славу он
  
  
  20 И силы ратников удвоит.
  
  
   Кто жизни не щадил своей
  
  
   В разбоях, злато добывая,
  
  
   Тот думать будет ли о ней.
  
  
   За Русь святую погибая?
  
  
   Своей и вражьей кровью смыв
  
  
   Все преступленья буйной жизни
  
  
   И за победы заслужив
  
  
   Благословения отчизны, -
  
  
   Нам смерть не может быть страшна;
  
  
  30 Свое мы дело совершили:
  
  
   Сибирь царю покорена,
  
  
   И мы - не праздно в мире жили!"
  
  
   Но роковой его удел
  
  
   Уже сидел с героем рядом
  
  
   И с сожалением глядел
  
  
   На жертву любопытным взглядом.
  
  
   Ревела буря, дождь шумел,
  
  
   Во мраке молнии летали,
  
  
   Бесперерывно гром гремел,
  
  
  40 И ветры в дебрях бушевали.
  
  
   Иртыш кипел в крутых брегах,
  
  
   Вздымалися седые волны,
  
  
   И рассыпались с ревом в арах,
  
  
   Бия о брег, козачьи челны.
  
  
   С вождем покой в объятьях сна
  
  
   Дружина храбрая вкушала;
  
  
   С Кучумом буря лишь одна
  
  
   На их погибель не дремала!
  
  
   Страшась вступить с героем в бой,
  
  
  50 Кучум к шатрам, как тать презренный,
  
  
   Прокрался тайною тропой,
  
  
   Татар толпами окруженный.
  
  
   Мечи сверкнули в их руках -
  
  
   И окровавилась долина,
  
  
   И пала грозная в боях,
  
  
   Не обнажив мечей, дружина...
  
  
   Ермак воспрянул ото сна
  
  
   И, гибель зря, стремится в волны,
  
  
   Душа отвагою полна,
  
  
  60 Но далеко от брега челны!
  
  
   Иртыш волнуется сильней -
  
  
   Ермак все силы напрягает
  
  
   И мощною рукой своей
  
  
   Валы седые рассекает...
  
  
   Плывет... уж близко челнока -
  
  
   Но сила року уступила,
  
  
   И, закипев страшней, река
  
  
   Героя с шумом поглотила.
  
  
   Лишивши сил богатыря
  
  
  70 Бороться с ярою волною,
  
  
   Тяжелый панцирь - дар царя {2}
  
  
   Стал гибели его виною.
  
  
   Ревела буря... вдруг луной
  
  
   Иртыш кипящий осребрился,
  
  
   И труп, извергнутый волной,
  
  
   В броне медяной озарился.
  
  
   Носились тучи, дождь шумел,
  
  
   И молнии еще сверкали,
  
  
   И гром вдали еще гремел,
  
  
  80 И ветры в дебрях бушевали.
  
  
   1821
  
  
  
  XIII. Борис Годунов Борис Федорович Годунов является в истории с 1570 года: тогда он был царским оруженосцем. Возвышаясь постепенно, Годунов сделался боярином и конюшим: титла важные при прежнем дворе российском. Сын Иоанна Грозного, царь Феодор, сочетался браком с его сестрою, Ириною Феодоровною. Тогда Годунов пришел в неограниченную силу: он имел столь великое влияние на управление государством, что иностранные державы признавали его соправителем сего кроткого, слабодушного монарха. По кончине Феодора Иоанновича (1598 г.), духовенство, государственные чины и поверенные народа избрали Годунова царем. Правление его продолжалось около осьми лет. В сие время Годунов старался загладить неприятное впечатление, какое оставили в народе прежние честолюбивые и хитрые его виды; между прочим ему приписывали отдаление от двора родственников царской фамилии (Нагих, кн. Сицких и Романовых) и умерщвление малолетнего царевича Димитрия, брата царя Феодора, в 1591 году погибшего в Угличе. Годунов расточал награды царедворцам, благотворил народу и всеми мерами старался приобрести общественную любовь и доверенность. Между тем явился ложный Димитрий, к нему пристало множество приверженцев, и государству угрожала опасность. В сие время (1605 г.) Годунов умер незапно; полагают, что он отравился. Историки несогласны в суждениях о Годунове: одни ставят его на ряду государей великих, хвалят добрые дела и забывают о честолюбивых его происках; другие - многочисленнейшие - называют его преступным, тираном.
  
  
   Москва-река дремотною волной
  
  
  
  Катилась тихо меж брегами;
  
  
   В нее, гордясь, гляделся Кремль стеной
  
  
  
  И златоверхими главами.
  
  
   Умолк по улицам и вдоль брегов
  
  
  
  Кипящего народа гул шумящий.
  
  
   Всё в тихом сне: один лишь Годунов
  
  
  
  На ложе бодрствует стенящий.
  
  
   Пред образом Спасителя, в углу,
  
  
  10
  Лампада тусклая трепещет,
  
  
   И бледный луч, блуждая по челу,
  
  
  
  В очах страдальца страшно блещет.
  
  
   Тут зрелся скиптр, корона там видна,
  
  
  
  Здесь золото и серебро сияло!
  
  
   Увы! лишь добродетели и сна
  
  
  
  Великому недоставало!..
  
  
   Он тщетно звал его в ночной тиши:
  
  
  
  До сна ль, когда шептала совесть
  
  
   Из глубины встревоженной души
  
  
  20
  Ему цареубийства повесть?
  
  
   Пред ним прошедшее, как смутный сон,
  
  
  
  Тревожной оживлялось думой {1} -
  
  
   И, трепету невольно предан, он
  
  
  
  Страдал в душе своей угрюмой.
  
  
   Ему представился тот страшный час,
  
  
  
  Когда, достичь пылая трона,
  
  
   Он заглушил священный в сердце глас,
  
  
  
  Глас совести, и веры, и закона.
  
  
   "О, заблуждение! - он возопил: -
  
  
  30
  Я мнил, что глас сей сокровенный
  
  
   Навек сном непробудным усыпил
  
  
  
  В душе, злодейством омраченной!
  
  
   Я мнил: взойду на трон - и реки благ
  
  
  
  Пролью с высот его к народу
  
  
   Лишь одному злодейству буду враг;
  
  
  
  Всем дам законную свободу.
  
  
   Начнут торговлею везде цвести
  
  
  
  И грады пышные и сёла;
  
  
   Полезному открою все пути
  
  
  40
  И возвеличу блеск престола.
  
  
   Я мнил: народ меня благословит,
  
  
  
  Зря благоденствие отчизны,
  
  
   И общая любовь мне будет щит
  
  
  
  От тайной сердца укоризны.
  
  
   Добро творю, - но ропота души
  
  
  
  Оно остановить не может:
  
  
   Глас совести в чертогах и в глуши
  
  
  
  Везде равно меня тревожит.
  
  
   Везде, как неотступный страж, за мной,
  
  
  50
  Как злой, неумолимый гений,
  
  
   Влачится вслед - и шепчет мне порой
  
  
  
  Невнятно повесть преступлений!..
  
  
   Ах! удались! дай сердцу отдохнуть
  
  
  
  От нестерпимого страданья!
  
  
   Не раздирай страдальческую грудь:
  
  
  
  Полна уж чаша наказанья!
  
  
   Взываю я, - но тщетны все мольбы!
  
  
  
  Не отгоню ужасной думы:
  
  
   Повсюду зрю грозящий перст судьбы
  
  
  60
  И слышу сердца глас угрюмый.
  
  
   Терзай же, тайный глас, коль суждено,
  
  
  
  Терзай! Но я восторжествую
  
  
   И смою черное с души пятно
  
  
  
  И кровь царевича святую!
  
  
   Пусть злобный рок преследует меня -
  
  
  
  Не утомлюся от страданья,
  
  
   И буду царствовать до гроба я
  
  
  
  Для одного благодеянья.
  
  
   Святою мудростью и правотой
  
  
  70
  Свое правление прославлю
  
  
   И прах несчастного почтить слезой
  
  
  
  Потомка позднего заставлю.
  
  
   О так! хоть станут проклинать во мне
  
  
  
  Убийцу отрока святого,
  
  
   Но не забудут же в родной стране
  
  
  
  И дел полезных Годунова".
  
  
   Страдая внутренно, так думал он;
  
  
  
  И вдруг, на глас святой надежды,
  
  
   К царю слетел давно желанный сон
  
  
  80
  И осенил страдальца вежды.
  
  
   И с той поры державный Годунов,
  
  
  
  Перенося гоненье рока,
  
  
   Творил добро, был подданным покров
  
  
  
  И враг лишь одного порока.
  
  
   Скончался он - и тихо приняла
  
  
  
  Земля несчастного в объятья -
  
  
   И загремели за его дела
  
  
  
  Благословенья и - проклятья!..
  
  
   1821 или 1822
  
  
  
  XIV. Димитрий Самозванец Читавшим отечественную историю известен странный Лжедимитрий - Григорий Отрепьев. Повествуют, что он происходил из сословия детей боярских, несколько лет находился в Чудове монастыре иеродьяконом и был келейником у патриарха Иова. За беспорядочное поведение Отрепьев заслуживал наказание; он желал избежать сего и предался бегству. Долго скитаясь внутри России и переходя из монастыря в монастырь, наконец выехал в Польшу. Там он замыслил выдать себя царевичем Димитрием, сыном Иоанна Грозного, который умерщвлен был (в 1591 г.) в Угличе - как говорили - по проискам властолюбивого Годунова. Он начал разглашать выдуманные им обстоятельства мнимого своего спасения, привлек к себе толпу легковерных и, с помощию Сендомирского воеводы Юрия Мнишка, вторгся в отечество вооруженною рукою. Странное стечение обстоятельств благоприятствовало Отрепьеву: Годунов умер незапно, и на престоле российском воссел самозванец (1605 г.). Но торжество Отрепьева было недолговременно: явная преданность католицизму и терпимость иезуитов сделало его ненавистным в народе, а развратное поведение и дурное правление ускорили его падение. Князь Василий Шуйский (в 1606 г.) произвел заговор, возникло народное возмущение - и Лжедимитрия не стало. Явление сего самозванца, быстрые его успехи и странное стечение обстоятельств того времени составляют важную загадку в нашей истории.
  
  
   Чьи так дико блещут очи?
  
  
   Дыбом черный волос встал?
  
  
   Он страшится мрака ночи;
  
  
   Зрю - сверкнул в руке кинжал!..
  
  
   Вот идет... стоит... трепещет...
  
  
   Быстро бросился назад;
  
  
   И, как злой преступник, мещет
  
  
   Вдоль чертога робкий взгляд!
  
  
   Не убийца ль сокровенной,
  
  
  10 За Москву и за народ,
  
  
   Над стезею потаенной
  
  
   Самозванца стережет?..
  
  
   Вот к окну оборотился;
  
  
   Вдруг луны сребристый луч
  
  
   На чело к нему скатился
  
  
   Из-за мрачных, грозных туч.
  
  
   Что я зрю? То хищник власти
  
  
   Лжедимитрий там стоит;
  
  
   На лице пылают страсти;
  
  
  20 Трепеща, он говорит:
  
  
   "Там в чертогах кто-то бродит -
  
  
   Шорох - заскрыпела дверь!..
  
  
   И вот призрак чей-то входит...
  
  
   Это ты - Бориса дщерь!..
  
  
   О, молю! избавь от взгляда...
  
  
   Укоризною горя,
  
  
   Он вселяет муки ада
  
  
   В грудь преступного царя!..
  
  
   Но исчезла у порога;
  
  
  30 Это кто ж мелькнул и стал,
  
  
   Притаясь в углу чертога?..
  
  
   Это Шуйский!.. Я пропал!.."
  
  
   Так страдал злодей коварной
  
  
   В час спокойствия в Кремле;
  
  
   Проступал бесперестанно
  
  
   Пот холодный на челе.
  
  
   "Не укроюсь я от мщенья! -
  
  
   Он невнятно прошептал. -
  
  
   Для тирана нет спасенья:
  
  
  40 Друг ему - один кинжал!
  
  
   На престоле, иль на ложе.
  
  
   Иль в толпе на площади,
  
  
   Рано, поздно ли, но всё же
  
  
   Быть ему в моей груди!
  
  
   Прекращу свой век постылый;
  
  
   Мне наскучило страдать
  
  
   Во дворце, как средь могилы,
  
  
   И убийцу нажидать".
  
  
   Сталь нанес - она сверкнула -
  
  
  50 И преступный задрожал,
  
  
   Смерть тирана ужаснула:
  
  
   Выпал поднятый кинжал.
  
  
   "Не настало еще время, -
  
  
   Простонал он, - но придет,
  
  
   И несносной жизни бремя
  
  
   Тяжкой ношею спадет".
  
  
   Но как будто вдруг очнувшись:
  
  
   "Что свершить решился я? -
  
  
   Он воскликнул, ужаснувшись. -
  
  
  60 Нет! не погублю себя.
  
  
   Завтра ж, завтра всё разрушу,
  
  
   Завтра хлынет кровь рекой -
  
  
   И встревоженную душу
  
  
   Вновь порадует покой!
  
  
   Вместо праотцев закона
  
  
   Я введу закон римлян {1};
  
  
   Грозной местью гряну с трона
  
  
   В подозрительных граждан.
  
  
   И твоя падет на плахе,
  
  
  70 Буйный Шуйский, голова!
  
  
   И, дымясь в крови и прахе,
  
  
   Затрепещешь ты, Москва!"
  
  
   Смолк. Преступные надежды
  
  
   Удалили страх - и он
  
  
   Лег на пышный одр, и вежды
  
  
   Оковал тревожный сон.
  
  
   Вдруг среди безмолвья грянул
  
  
   Бой набата близ дворца,
  
  
   И тиран с одра воспрянул
  
  
  80 С смертной бледностью лица...
  
  
   Побежал и зрит у входа:
  
  
   Изо всех кремлевских врат
  
  
   Волны шумные народа,
  
  
   Ко дворцу стремясь, кипят.
  
  
   Вот приближились, напали;
  
  
   Храбрый Шуйский впереди -
  
  
   И сарматы побежали
  
  
   С хладным ужасом в груди.
  
  
   "Всё погибло! нет спасенья,
  
  
  90 Смерть прибежище одно!" -
  
  
   Рек тиран... еще мгновенье -
  
  
   И бросается в окно!
  
  
   Пал на камни, и, при стуках
  
  
   Сабель, копий и мечей,
  
  
   Жизнь окончил в страшных муках
  
  
   Нераскаянный злодей.
  
  
   1821 или 1822
  
  
  
   XV. Иван Сусанин В исходе 1612 года юный Михаил Феодорович Романов, последняя отрасль Руриковой династии, скрывался в Костромской области. В то время Москву занимали поляки: сии пришельцы хотели утвердить на российском престоле царевича Владислава, сына короля их Сигизмунда III. Один отряд проникнул в костромские пределы и искал захватить Михаил

Другие авторы
  • Кемпбелл Томас
  • Тихомиров Никифор Семенович
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Бурачок Степан Онисимович
  • Маурин Евгений Иванович
  • Козин Владимир Романович
  • Соловьев-Андреевич Евгений Андреевич
  • Кушнер Борис Анисимович
  • Плеханов Георгий Валентинович
  • Бедье Жозеф
  • Другие произведения
  • Введенский Иринарх Иванович - Ю. Д. Левин. И. И. Введенский
  • Бласко-Ибаньес Висенте - Розаура Салседо
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Литературное объяснение
  • Поуп Александр - Некоторые подробности из жизни Попа
  • Белый Андрей - Урна
  • Достоевский Михаил Михайлович - Достоевский М. М.: биобиблиографическая справка
  • Сиповский Василий Васильевич - История русской словесности. Часть 3. Выпуск 1
  • Эрн Владимир Францевич - Идея катастрофического прогресса
  • Гиппиус Василий Васильевич - Библиография научных трудов
  • Мамышев Николай Родионович - Мамышев Н. Р.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа