Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Думы, Страница 2

Рылеев Кондратий Федорович - Думы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

ign="justify">   И горсть славян на тьмы врагов
  
  
   Текла, вождя послышав голос, -
  
  
   И у врага хладела кровь
  
  
   И дыбом становился волос!..
  
  
   С утра до вечера кипел
  
  
  50 На ближнем поле бой кровавой;
  
  
   Двенадцать раз герой хотел
  
  
   Венчать победу звучной славой.
  
  
   Валились грудами тела,
  
  
   И грек не раз бежал из боя;
  
  
   Но рать врагов превозмогла
  
  
   Над чудной доблестью героя!
  
  
   Закинув на спину щиты,
  
  
   Славяне шли, как львы с ловитвы,
  
  
   Грозя с нагорной высоты
  
  
  60 Кровопролитьем новой битвы.
  
  
   Столь дивной изумлен борьбой,
  
  
   Владыка гордой Византии
  
  
   Свидание и мир с собой
  
  
   Здесь предложил главе России.
  
  
   И к славе северных племен
  
  
   И цареградского престола
  
  
   Желанный мир был заключен
  
  
   Невдалеке от Доростола {2}.
  
  
   О князь, давно истлел твой прах,
  
  
  70 Но жив еще твой дух геройский!
  
  
   Питая к славе жар в сердцах,
  
  
   Он окрыляет наши войски!
  
  
   Он там, где пыл войны кипит,
  
  
   Орлом ширяясь перед строем,
  
  
   Чудесной силою творит
  
  
   Вождя и ратника героем!
  
  
   Но что?.. Уж вспыхнула заря!..
  
  
   Взгремела пушка вестовая -
  
  
   И войска Белого Царя {3}
  
  
  80 Покрыли берега Дуная.
  
  
   Трубы призывной слышен звук!
  
  
   Меня зовут да пир кровавой...
  
  
   Туда, мой конь, где саблей стук,
  
  
   Где можно пасть, венчавшись славой!.."
  
  
   Гусар умчался... гром взревел!
  
  
   Свистя, сшибалися картечи,
  
  
   И смело строй на строй летел,
  
  
   Ища с врагами ярой сечи...
  
  
   Вдруг крови хлынула река!..
  
  
  90 Отважный Вейсман пал, но с честью;
  
  
   И рой наездников полка
  
  
   На мусульман ударил местью.
  
  
   Враги смешались, дали тыл -
  
  
   И поле трупами покрыли,
  
  
   И русский знамя водрузил,
  
  
   Где греков праотцы громили,
  
  
   1822
  
  
  
   IV. Святополк Святополк, сын Ярополка Святославича, усыновленный Владимиром Великим. Сей властолюбивый князь захватил великокняжеский престол и умертвил своих братьев: Бориса, Глеба и Святослава (в 1015 г.). Ярослав Владимирович, князь Новгородский, после продолжительных междоусобий разбил его на берегах реки Альты. Святополк бежал из пределов российских, скитался в пустынях Богемии, расслаб душою и телом и кончил жизнь в припадках ужаса (1019 г.): ему мечтались враги, беспрерывно его преследующие. Проклятие современников увековечило память о Святополке. Летописи называют его Окаянным.
  
  
   В глуши богемских диких гор,
  
  
   Куда ни голос человека,
  
  
   Ни любопытства дерзкий взор
  
  
   Не проникал еще от века,
  
  
   Где только в дебрях серый волк
  
  
   С щетинистым вепрем встречался -
  
  
   Братоубийца Святополк,
  
  
   От всех оставленный, скитался...
  
  
   Ему был страшен взор людей:
  
  
  10 Он видел в нем Себе укоры;
  
  
   Страдальцу мнилось: "Ты злодей!" -
  
  
   В глухих отзывах вторят горы.
  
  
   "Злодей!" - казалось, вопиют
  
  
   Ему лесов дремучих сени,
  
  
   И всюду грозные бегут
  
  
   За ним убитых братьев тени.
  
  
   Из дебри в дебрь, из леса в лес
  
  
   В неистовстве перебегая,
  
  
   Встречал он всюду гнев небес
  
  
  20 И кончил дни свои, страдая...
  
  
   Никто слезы не уронил
  
  
   На прах отверженника неба,
  
  
   И всех проклятье заслужил
  
  
   Убийца - брат святого Глеба.
  
  
   И обитатель той земли,
  
  
   Завидев, трепетом объятый,
  
  
   Его могилу издали,
  
  
   Бежа, крестил себя трикраты.
  
  
   От современников до нас
  
  
  30 Дошло ужасное преданье,
  
  
   И сочетал народа глас
  
  
   С ним Окаянного прозванье!
  
  
   И в страшной повести об нем
  
  
   Его ужасные злодейства
  
  
   Пересказав в кругу родном,
  
  
   Твердил детям отец семейства:
  
  
   "Ужасно быть рабом страстей!
  
  
   Кто раз их предался стремленью,
  
  
   Тот с каждым днем летит быстрей
  
  
  40 От преступленья к преступленью".
  
  
   1821
  
  
  
  
  V. Рогнеда
  
  
  
  
  
  
  
  А. А. В<оейково>й {1} Около 970 года варяг Рогволод, оставив отечество, поселился в Полоцке, главном городе тогдашней области Кривской. Он имел прекрасную дочь, по имени Рогнеду, или Гориславу: ее сговорили за великого князя Ярополна Святославича. Брат его, Владимир Великий, взяв Полоцк (в 980 г.), умертвил Рогволода, двух сыновей его, и насильно понял Рогнеду. От ней родился сын, Изяслав. Впоследствии Владимир разлюбил жену, выслал ее из дворца и заточил на берегу Лыбеди, в окрестностях Киева. Однажды, гуляя в сих местах, князь заснул крепко; мстительная Рогнеда, приблизившись, хотела нанести ему смертельный удар, но Владимир проснулся. В ярости он захотел казнить несчастную, велел ей надеть брачную одежду и, сидя на богатом ложе, ожидать казни. Входит Владимир; юный Изяслав, наученный Рогнедою, бросается к нему и подает меч: "Родитель! - говорит он, - ты не один: сын твой будет свидетелем твоей ярости". Изумленный Владимир простил Рогнеду и вместе с сыном отправил ее в новопостроенный. город, названный им Изяславлем. Сие происшествие описано в некоторых летописях.
  
  
   Потух последний солнца луч;
  
  
   Луна обычный путь свершала -
  
  
   То пряталась, то из-за туч,
  
  
   Как стройный лебедь, выплывала;
  
  
   И ярче заблистав порой,
  
  
   Над берегом Лыбеди скромной,
  
  
   Свет бледный проливала свой
  
  
   На терем пышный и огромной.
  
  
   Все было тихо... лишь поток,
  
  
  10 Журча, роптал между кустами
  
  
   И перелетный ветерок
  
  
   В дубраве шелестил ветвями.
  
  
   Как месяц утренний, бледна,
  
  
   Рогнеда в горести глубокой
  
  
   Сидела с сыном у окна
  
  
   В светлице ясной и высокой.
  
  
   От вздохов под фатой у ней
  
  
   Младые перси трепетали,
  
  
   И из потупленных очей,
  
  
  20 Как жемчуг, слезы упадали.
  
  
   Глядел невинный Изяслав
  
  
   На мать умильными очами,
  
  
   И, к персям матери припав,
  
  
   Он обвивал ее руками.
  
  
   "Родимая! - твердил он ей, -
  
  
   Ты всё печальна, ты всё вянешь:
  
  
   Когда же будешь веселей,
  
  
   Когда грустить ты перестанешь?
  
  
   О! полно плакать и вздыхать,
  
  
  30 Твои мне слезы видеть больно, -
  
  
   Начнешь ты только горевать,
  
  
   Встоскуюсь вдруг и я невольно.
  
  
   Ты б лучше рассказала мне
  
  
   Деянья деда Рогволода,
  
  
   Как он сражался на войне,
  
  
   И о любви к нему народа".
  
  
   - "О ком, мой сын, напомнил ты?
  
  
   Что от меня узнать желаешь?
  
  
   Какие страшные мечты
  
  
  40 Ты сим в Рогнеде пробуждаешь!..
  
  
   Но так и быть; исполню я,
  
  
   Мой сын, души твоей желанье:
  
  
   Пусть Рогволодов дух в тебя
  
  
   Вдохнет мое повествованье;
  
  
   Пускай оно в груди младой
  
  
   Зажжет к делам великим рвенье,
  
  
   Любовь к стране твоей родной
  
  
   И к притеснителям презренье...
  
  
   Родитель мой, твой славный дед,
  
  
  50 От тех варягов происходит,
  
  
   Которых дивный ряд побед
  
  
   Мир в изумление приводит.
  
  
   Покинув в юности своей
  
  
   Дремучей Скании дубравы,
  
  
   Вступил он в землю кривичей
  
  
   Искать владычества и славы.
  
  
   Народы мирной сей страны
  
  
   На гордых пришлецов восстали,
  
  
   И смело грозных чад войны
  
  
  60 В руках с оружием встречали...
  
  
   Но тщетно! роковой удел
  
  
   Обрек в подданство их герою -
  
  
   И скоро дед твой завладел
  
  
   Обширной Севера страною.
  
  
   Воздвигся Полоцк. Рогволод
  
  
   Приветливо и кротко правил
  
  
   И, привязав к себе народ,
  
  
   Власть князя полюбить заставил.
  
  
   При Рогволоде кривичи
  
  
  70 Томились жаждой дел великих;
  
  
   Сверкали в дебрях их мечи,
  
  
   Литовцев поражая диких.
  
  
   Иноплеменные цари
  
  
   Союза с Полоцком искали,
  
  
   И чуждые богатыри
  
  
   Ему служить за честь вменяли".
  
  
   Но шум раздался у крыльца...
  
  
   Рогнеда повесть прерывает
  
  
   И видит: пыль и пот с лица
  
  
  80 Гонец усталый отирает.
  
  
   "Княгиня! - он вещал, войдя: -
  
  
   Гоня зверей в дубраве смежной,
  
  
   Владимир посетить тебя
  
  
   Прибудет в терем сей прибрежной".
  
  
   - "И так он вспомнил об жене...
  
  
   Но не желание свиданья...
  
  
   О нет! влечет его ко мне -
  
  
   Одна лишь близость расстоянья!" -
  
  
   Вещала - и сверкнул в очах
  
  
  90 Негодованья пламень дикий.
  
  
   Меж тем уж пронеслись в полях
  
  
   Совы полуночные крики...
  
  
   Сгустился мрак... луна чуть-чуть
  
  
   Лучом трепещущим светила;
  
  
   Холодный ветер начал дуть,
  
  
   И буря страшная завыла!
  
  
   Лыбедь вскипела меж брегов;
  
  
   С деревьев листья полетели;
  
  
   Дождь проливной из облаков,
  
  
  100 И град, и вихорь зашумели,
  
  
   Скопились тучи... и с небес
  
  
   Вилася молния змиею;
  
  
   Гром грохотал - от молний лес
  
  
   То здесь, то там пылал порою!..
  
  
   Внезапно с бурей звук рогов
  
  
   В долине глухо раздается:
  
  
   То вдруг замолкнет средь громов,
  
  
   То снова с ветром пронесется...
  
  
   Вот звуки ближе и громчей...
  
  
  110 Замолкли... снова загремели...
  
  
   Вот топот скачущих коней,
  
  
   И всадники на двор взлетели.
  
  
   То был Владимир. На крыльце
  
  
   Его Рогнеда ожидала;
  
  
   На сумрачном ее лице
  
  
   Неведомая страсть пылала.
  
  
   Смущенью мрачность приписав,
  
  
   Герой супругу лобызает
  
  
   И, сына милого обняв,
  
  
  120 Его приветливо ласкает.
  
  
   Отводят отроки коней...
  
  
   С Рогнедой князь идет в палаты,
  
  
   И вот, в кругу богатырей,
  
  
   Садится он за пир богатый.
  
  
   Под тучным вепрем стол трещит,
  
  
   Покрытый скатертию браной;
  
  
   От яств прозрачный пар летит
  
  
   И вьется по избе брусяной.
  
  
   Звездясь, янтарный мед шипит,
  
  
  130 И ходит чаша круговая.
  
  
   Все веселятся... по грустит
  
  
   Одна Рогнеда молодая.
  
  
   "Воспой деянья предков нам!" -
  
  
   Бояну витязи вещала.
  
  
   Певец ударил по струнам -
  
  
   И вещие зарокотала.
  
  
   Он славил Рюрика судьбу,
  
  
   Пел Святославовы походы,
  
  
   Его о Цимискием {2} борьбу
  
  
  140 И покоренные народы;
  
  
   Пел удивление врагов,
  
  
   Его нетрепетность средь боя,
  
  
   И к славе пылкую любовь,
  
  
   И смерть, достойную героя...
  
  
   Бонна пламенным словам
  
  
   Герои с жадностью внимали
  
  
   И, праотцев чудясь делам,
  
  
   В восторге пылком трепетали.
  
  
   Певец умолкнул... но опять
  
  
  150 Он пробудил живые струны
  
  
   И начал князя прославлять
  
  
   И грозные его перуны:
  
  
   "Дружины чуждые громя,
  
  
   Давно ль наполнил славой бранной
  
  
   Ты дальней Нейстрии {3} поля
  
  
   И Альбиона край туманной?
  
  
   Давно ли от твоих мечей
  
  
   Упали Полоцка твердыни
  
  
   И нивы храбрых кривичей
  
  
  160 Преобратилися в пустыни?
  
  
   Сам Рогволод..." Вдруг тяжкий стон
  
  
   И вопль отчаянья Рогнеды
  
  
   Перерывают гуслей звон
  
  
   И радость шумную беседы...
  
  
   "О, успокойся, друг младой! -
  
  
   Вещал ей князь, - не слез достоин,
  
  
   Но славы, кто в стране родной
  
  
   И жил и кончил дни как воин.
  
  
   Воскреснет храбрый Рогволод
  
  
  170 В делах и в чадах Изяслава,
  
  
   И пролетит из рода в род
  
  
   Об нем, как гром гремящий, слава".
  
  
   Рогнеды вид покойней стал;
  
  
   В очах остановились слезы,
  
  
   Но в них какой-то огнь сверкал,
  
  
   И на щеках пылали розы...
  
  
   При стуках чаш Боян поет,
  
  
   Вновь тешит князя и дружину...
  
  
   Но кончен пир - и князь идет
  
  
  180 В великолепную одрину.
  
  
   Сняв меч, висевший при бедре,
  
  
   И вороненые кольчуги,
  
  
   Он засыпает на одре
  
  
   В объятьях молодой супруги.
  
  
   Сквозь окон скважины порой
  
  
   Проникнув, молния пылает
  
  
   И брачный одр во тьме ночной
  
  
   С четой лежащей освещает.
  
  
   Бушуя, ставнями стучит
  
  
  190 И свищет в щели ветр порывный;
  
  
   По кровле град и дождь шумит,
  
  
   И гром гремит бесперерывный.
  
  
   Князь спит покойно... Тихо встав,
  
  
   Рогнеда светоч зажигает
  
  
   И в страхе, вся затрепетав,
  
  
   Меч тяжкий со стены снимает...
  
  
   Идет... стоит... ступила вновь...
  
  
   Едва дыханье переводит...
  
  
   В ней то кипит, то стынет кровь...
  
  
  200 Но вот... к одру она подходит...
  
  
   Уж поднят меч!.. вдруг грянул гром,
  
  
   Потрясся терем озаренный -
  
  
   И князь, объятый крепким сном,
  
  
   Воспрянул, треском пробужденный, -
  
  
   И пред собой Рогнеду зрит...
  
  
   Ее глаза огнем пылают...
  
  
   Поднятый меч и грозный вид
  
  
   Преступницу изобличают...
  
  
   Меч выхватив, ей князь вскричал:
  
  
  210 "На что дерзнула в исступленье?.."
  
  
   - "На то, что мне повелевал
  
  
   Ужасный Чернобог {4}, - на мщенье!"
  
  
   - "Но долг супруги, но любовь?.."
  
  
   -"Любовь! к кому?., к тебе, губитель?,,
  
 &n

Другие авторы
  • Гуревич Любовь Яковлевна
  • Сапожников Василий Васильевич
  • Наседкин Василий Федорович
  • Херасков Михаил Матвеевич
  • Аксакова Анна Федоровна
  • Алмазов Борис Николаевич
  • Вольфрам Фон Эшенбах
  • Волконская Зинаида Александровна
  • Теплов В. А.
  • Антропов Роман Лукич
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Стихотворения Петра Штавера...
  • Толстой Алексей Константинович - Семья вурдалака
  • Филиппов Михаил Михайлович - Готфрид Лейбниц. Его жизнь, общественная, научная и философская деятельность
  • Лондон Джек - Право священнослужителя
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Бунт Ивана Иваныча
  • Майков Василий Иванович - Разные стихотворения
  • Боткин Василий Петрович - Стихотворения А. А. Фета
  • Берг Николай Васильевич - Посмертные записки
  • Коржинская Ольга Михайловна - Где свет, там и счастье
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Творчество актера
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 246 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа