Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Думы, Страница 14

Рылеев Кондратий Федорович - Думы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

justify">  
  
  _Нет_ в тебе творящего _искусства_...
  
  
  Но кипит в тебе живая кровь,
  
  
  _Торжествует_ мстительное _чувство_.
  
  
  Догорая, теплятся любовь... {*}
  
  
  Служи не славе, _не искусству_ -
  
  
  Для блага ближнего живи,
  
  
  Свой гений подчиняя _чувству_
  
  
  Всеобнимающей любви {**}.
  {* Там же, т. 1, стр. 107.
  ** Там же, т. 1, стр. 401.}
  Когда Ленин ставил задачу создания литературы, которая должна стать "_частью_ общепролетарского дела, "колесиком и винтиком" одного-единого, великого социалдемократического механизма" {В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 12, стр. 101.}, он опирался на опыт и творческие достижения художников прошлого, которые своими произведениями участвовали в общественном движении, в борьбе за передовые идеалы современности. Среди них был и Рылеев.
  Маяковский, говоря, что он "ассенизатор и водовоз, революцией мобилизованный и призванный, _ушел_ на фронт _из_ барских садоводств _поэзии_ бабы капризной", продолжал то направление в русской литературе, у истоков которого стоял и Рылеев.
  Нельзя совершить большую ошибку, чем представить спор между Пушкиным и Рылеевым о "Думах" как разногласие защитника идейности и гражданственности с поборником "чистого искусства", каковым позднее противники гоголевского направления пытались изобразить Пушкина. Излишне было бы доказывать, что пушкинское творчество не уступало рылеевскому ни в идейности, ни в гражданственности. Но этот спор отразил два подхода к проблеме гражданственности. в поэзии, к проблеме соотношения идеи произведения с художественным материалом. Поучительность этого спора в том, что, при всей остроте противостоящих друг другу точек зрения, каждая из них оказалась нужна будущему литературному движению и нашей современности.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Л. Фризман
  
  
   СОСТАВ И ПРИНЦИПЫ ИЗДАНИЯ
  Настоящее издание объединяет две книги: сборник, вышедший при жизни поэта (Думы, стихотворения К. Рылеева. Москва. В типографии С. Селивановского; 1825. В 8 д. л. Стр. VIII 172. Цензурное разрешение 22 декабря 1824 г.), и издание, осуществленное Вольной русской типографией в Лондоне (Думы. Стихотворения К. Ф. Рылеева. С предисловием Н. Огарева (Издание Искандера). Лондон. 1860. 32£ XXVIII, 4 нен. 172, 4 нен. стр.).
  Думы были написаны и публиковались в журналах в 1821-1823 гг. 14 ноября 1824 г. Рылеев отправил из Воронежа в Москву сборник, включавший двадцать дум в тех же редакциях, в которых они уже были напечатаны. Лишь некоторые стихи подверглись незначительной правке. Большинство примечаний было подготовлено П. М. Строевым и появилось в печати впервые. Переговоры с цензурным комитетом и наблюдение за изданием "Дум" осуществлял П. А. Муханов, а с конца января 1825 г. - Е. П. Оболенский. 18 декабря 1824 г. книга была представлена в цензуру, а 22 декабря цензор, профессор Московского университета И. И. Давыдов, допустил ее к печати. К этому времени сборник еще не включал предисловия, и потому цензурное разрешение помещено на шмуцтитуле первой думы - "Олег Вещий". Поступивший позднее автограф предисловия был вклеен в сборник, и Давыдов поставил на этом автографе свою подпись. Посвящения "Дум" Н. С. Мордвинову в цензурном экземпляре нет.
  Нет в нем и тех трех дум, которыми Рылеев хотел дополнить сборник, - "Петр Великий в Острогожске", "Видение Анны Ивановны" и "Царевич Алексей Петрович в Рожествене". Из них была разрешена к публикации только первая. Автографы всех трех дум хранятся в ЦГАДА, вместе с цензурным экземпляром Книги.
  Список дум, вошедших в издание 1825 г., составлен Рылеевым на обороте автографа "Артемов Матвеев" (ПД). На обороте чернового наброска неоконченной думы "Вадим" сохранился еще один перечень дум, который, по-видимому, включает заголовки проектированных поэтом произведений: "Владимир. Рюрик. Вадим. Владимир Мономах. Василько. Гаральд и Елизавета. Пожарский и Минин. Марина. Марфа Посадница. Гермоген. Мазепа. София. Петр Великий. Лукьян Стрешнев. Миних. Румянцев. Суворов. Меньшиков. Потемкин. Яков Долгорукий". Этот перечень, датируемый 1823 г., хранится в ПД, впервые опубликован в PC, 1871,  1.
  За тридцать пять лет, отделяющие выход в свет лондонского издания "Дум" от московского, стихи этого сборника несколько раз появлялись в печати. В 1829 г. они были изданы в Вильно, на польском языке: Dumy historyczne rossyyskie К. Rylleiewa. Przekjad polski. Z pycinami i notami na fortepiano. Wilno. Nakladem Alexandra Zotkowskiego, drukiem Josef a Zawadzkiego. Цензурное разрешение 25/V 1829 г. Цензор - Павел Кукольник. В этот сборник вошли предисловие Рылеева и 17 стихотворений с историческими справками, помещенными в издании 1825 г.: "Олег Вещий" (с подзаг. "jpiew historyczny"), "Ольга при могиле Игоря", "Святослав", "Святополк", "Рогнеда" (с подзаг. "powieic"), "Боян", "Мстислав Удалый", "Михаил Тверской", "Димитрий Донской", "Курбский", "Смерть Ермака", "Борис Годунов", "Димитрий Самозванец", "Богдан Хмельницкий", "Артемон Матвеев", "Петр Великий в Острогожске", "Державин".
  Фамилия переводчика в издании указана не была и до недавнего времени оставалась неизвестной. Сейчас мы знаем, что первый перевод дум на польский язык осуществил И. Богдашевский (Ignacy Bohdaszewski) {См.: Anna Kaupuz. О plerwszym polskim Uumaczeniu "Dum" К. Rylejewa. - "Slayia orientalis", 1970, Rocznk XIX, N 3, str. 239-246.}. Переводчик снабдил книгу следующим предисловием:
  "Думы о деяниях русского народа несу я вам, дорогие земляки" с их голосом я хотел бы согласовать хоть слабый звук моей лютни, которая настроена более благим намерением, чем талантом. Русская литература достигла той ступени расцвета, которую давно получили в наследство другие народы, и жителей стран просвещения уже связывают узы дружбы с учеными России. Щедрость добрых монархов, успехи страны и прежде всего неутомимый труд русских писателей воспламенили поэтический дух в сынах Севера, возвысили науки и искусства. Это думы одного из передовых русских писателей, совершенные и чудные, они достойны, чтоб их освоила и польская литература. Очевидно, что образцом автору послужили "Исторические песни" Ю. У. Немцевича, это бесценное сокровище нашей истории и литературы; - он даже перевел думу о Глинском, и чудесный цветок поэзии, взращенный над Вислой, дал хорошие плоды на берегах Невы. Хотя думы Рылеева не так полно изображают историю народа, как польские Песни господина Немцевича, но и русский поэт преследовал ту же самую цель. Перечисляя заглавия дум исторических, я опустил те, темы которых взяты не из истории России, либо которые воспевают менее важные, обычные события {В издании опущены следующие думы: "Глинский", "Иван Сусанин", "Волынский", "Наталия Долгорукова".}. Прости, читатель, если я не вполне удачно передал мысли автора.
  
  
  
   Написал в Антосине
  
  
  
  1829 года апреля 16 дня.
  
  
  
  
   (str. VII-VIII).
  В 1831 г. в альманахе "Венера" появились четыре думы, подписанные "К. Р-в": "Наталия Долгорукова", "Димитрий Самозванец", "Смерть Ермака" (ч. 2) и "Ольга при могиле Игоря" (ч. 3). Цензурное разрешение Ч. 2-18/IX 1830 г., ч. 3-19/IX 1830 г. Цензор - С. Аксаков.
  В 1857-1858 гг. в Германии выходят следующие три книги: Стихотворения К. Рылеева. Берлин, Ferdinand Schneider, 1857; Стихотворения К. Рылеева, Второе издание, пополненное, Берлин, Ferdinand Schneider, 1858; Русская библиотека, т. I. Собрание стихотворений Пушкина, Рылеева, Лермонтова и других лучших авторов. Лейпциг. Вольфганг Гергард, 1858. В каждую из них включены четыре думы Рылеева: "Волынский", "Борис Годунов", "Димитрий Самозванец", "Глинский". Эти тексты воспроизведены, по-видимому, со списков, с большим количеством искажений и сокращений. "Глинский" опубликован в ранней редакции, напечатанной в "Новостях литературы", в "Волынском" отсутствуют ст. 73 и след., в "Борисе Годунове" ст. 25-32.
  В 1859 г. появляется более достоверное, хотя далеко не совершенное в текстологическом отношении издание: Думы К. Рылеева. Берлин, Ferdinand Schneider, 1859. Здесь напечатаны 17 дум: "Державин", "Святослав", "Димитрий Самозванец", "Петр Великий в Острогожске", "Димитрий Донской", "Рогнеда", "Мстислав Удалый", "Олег Вещий", "Ольга при могиле Игоря", "Михаил Тверской", "Волынский", "Наталия Долгорукова", "Бонн", "Глинский", "Курбский", "Борис Годунов" и "Артемов Матвеев". Год спустя вышла книга: Сочинения, К. Рылеева. Берлин, Ferdinand Schneider, 1860. Первый отдел ее составили думы. Здесь мы находим уже не 17, а 21 стихотворение, входившее в сборник 1825 г. Думы напечатаны в той же последовательности, что, и в 1859 г. После "Артемона Матвеева" идут "Святополк", "Смерть Ермака", "Иван Сусанин", "Богдан Хмельницкий". Исторические справки и подстрочные примечания к думам ни в одно из названных изданий 1857-1860 гг. не включены.
  Одновременно с "Сочинениями К. Рылеева" вышло в свет лондонское издание "Дум". Впервые после 1825 г. думы были переизданы точно и бережно, с сохранением последовательности их расположения, посвящения, примечаний, вступительных заметок. Введенная в сборник дума "Видение Анны Ивановны" помещена там, где ей надлежало быть в соответствии с принятым в книге Рылеева хронологическим принципом расположения стихотворений: между думами "Наталия Долгорукова" и "Державин", а вступительная заметка, написанная к ней Огаревым, была напечатана на обороте шмуцтитула, где помещались соответствующие тексты в рылеевской книге.
  За сто с лишним лет, минувшие после выхода лондонского издания "Дум", несколькими поколениями исследователей была проведена огромная работа по разысканию, публикации и комментированию стихов "поэта-гражданина", работа, многократно расширившая наши сведения О его жизни и деятельности. Значительную ценность представляют два издания "Полного собрания стихотворений" К. Ф. Рылеева в большой серии "Библиотеки поэта" (1934 и 1971 гг.). Здесь нашли себе место наиболее полные, основательные и достоверные комментарии к рылеевским думам, а также убедительные решения некоторых сложных текстологических проблем.
  В данной книге сборник "Думы" воспроизведен в том виде, в каком он вышел в 1825 г. Входящие в него стихотворения печатаются по указанному прижизненному изданию поэта. Лишь в текстах дум "Ольга при могиле Игрря" и "Курбский" устранены купюры и искажения, вызванные цензурными условиями.
  В разделе "Дополнения" помещены думы, завершенные Рылеевым, но не вошедшие в отдельное издание, а pа ними - отдельной рубрикой - наброски неоконченных дум. Обе группы произведений Рылеева располагаются в хронологии исторических сюжетов, т. е. в той последовательности, которая была избрана автором для сборника 1825 г. Эти тексты печатаются по автографам, а при наличии нескольких автографов - по тем, которые содержат позднейшие редакции стихотворения.
  Далее приведены все материалы, которыми Герцен и Огарев дополнили рылеевский сборник в 1860 г. Эти материалы публикуются по лондонскому изданию "Дум" в том порядке, в котором они там помещены.
  В следующем разделе приводятся варианты автографов, прижизненных изданий дум и того авторизованного списка, который представляет собой цензурный экземпляр сборника. Принято во внимание, что поправки в этот экземпляр были внесены по указанию Рылеева (см. его письмо к Вяземскому, ЛН, стр. 144).
  Многие рукописи Рылеева хранят на себе следы многослойной и разновременной правки. В настоящем издании предпринята попытка возможно более полно воспроизвести процесс работы Рылеева над думами. Последовательность правки указывается обозначением около строк а, б, в... Разные варианты одного фрагмента, если они записывались наново, нумеруются римскими цифрами. В случаях, когда последний слой правки совпадает с окончательным текстом, он в настоящем разделе не приводится, а при предшествующем варианте ставится звездочка (*). Под номером стиха указывается источник (или Источники, если их два и более) данного варианта. Если для следующего стиха источник тот же, указание на него не повторяется.
  Примечания имеют единообразную структуру. Вслед за порядковым номером (римским для дум, включенных в издание 1825 г., арабским для стихотворений и других материалов, составляющих раздел "Дополнения") указывается первая публикация, затем другие прижизненные публикации. Наличие данного стихотворения в издании 1825 г. не оговаривается. Далее сообщается местонахождение сохранившихся автографов и а случав необходимости аргументируется выбор основного текста. Поскольку Рылеев публиковал Думы или представлял их в Вольное общество сразу после написания, год их представления в общество или первой публикации обычно совпадает с годом, в котором они были созданы. Если такого совпадения не было, в примечаниях при- водятся сведения, позволяющие с доступной степенью определенности датировать соответствующее стихотворение.
  Затем указываются исторические источники дум, даются пояснения к малоизвестным собственным именам, словам, выражениям, встречающимся в текстах. В некоторых случаях упомянуты также оценки, данные тому или иному стихотворению современниками и потомками, сведения о воздействии, оказанном им на позднейшие произведения литературы и искусства.
  Исследователями Рылеева собран богатый материал; свидетельствующий о популярности" в русской литературе сюжетов, на которые писались думы. В комментариях к данному изданию он не приводится. См. М., примечания к ПСС, статью С. М. Клюева "Думы" К. Ф. Рылеева (Ученые записки Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина, т. 248. Труды кафедры русской литературы. М., 1966, а также библиографический указатель: Художественно-историческая литература. М., 1943.
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
  
   Думы
  <Предисловие>. Д. Автограф - ЦГАДА. Написано после 14 ноября 1824 г., т. к. в ц. э., присланном из Воронежа в Москву, первоначально отсутствовало. Поступило в Цензурный комитет, когда сборник был уже допущен к печати и было вклеено в ц. э. Ранний набросок предисловия, называемый обычно "Нечто о думах" (автограф ЦГАОР), датируется 1823 г. Позднее, вероятно в 1824 г., написана первая редакция предисловия, которая осталась неопубликованной (автограф - ЦГАОР, впервые напечатана - ЛН).
  1 "...Кроме некоторых" - Рылеевым составлены, исторические справки к думам "Боян", "Петр Великий в Острогожске", "Наталия Долгорукова" и, возможно, "Богдан Хмельницкий".
  I. НЛ, 1822,  11. Историческая основа думы - летописный рассказ о нападении Олега на Константинополь в 907 г. в изложении Карамзина (И, т. I, гл. 5). В предисловии к Д. Рылеев отметил, что "решился поместить" "Олега Вещего" "в числе дум, чтобы показать состав исторических песен Немцевича, одного из лучших поэтов Польши". В сборнике Немцевича нет стихотворения об Олеге. Думу Рылеева, сближает со "спевами" Немцевича главным образом стремление воспеть, поэтизировать ратные, подвиги предков; Чтоб усилить сходство "Олега Вещего" с произведениями Немцевича, Рылеев в этой - и только в этой - думе нумерует строфы. У Немцевича строфы всех "спевов" нумерованы.
  1 Еексин (Понт Евксинский) - древнегреческое" название Черного моря.
  2 Леон - византийский император Лев VI (886-912).
  3 Потомки Брута и Камилла - византийцы, потомки римлян.
  4 Ст. 55-56 вызвали критические замечания Пушкина (См. П, т. ХШ, стр. 54, 175-176).
  II. НЛ, 1822,  12. Ст. 81-88, пропущенные по цензурным соображениям, впервые опубликованы в ЛН. Автограф этих, а также 89-92 ст. в ранней редакции - ЦГАОР. Историческая основа думы - летописные предания о смерти Игоря и мести Ольги в изложении Карамзина (И, т. 1,. гл. 6, 7).
  III. С, 1822,  7; НЛ, 1822,  4. Представлена в ВО 15.V.1822 (ом. УР, стр. 416). Действие думы происходит 24 июля 1773 г., когда во время русско-турецкой войны в сражении у Кучук-Кайнарджи погиб русский генерал Отто-Адольф Вейсман фон Вейсенштейн. Источник характеристики Святослава - И, т. 1, гл. 1. Ст. 1, 3 повторены в "Войнаровском" (ч. I).
  1 Цимиский (X в.) - византийский император, с которым воевал Святослав.
  2 Доростол - крепость на Дунае, где в 971 г. был заключен мирный договор между Византией и Русью.
  3 Белый царь - русский царь. Происхождение этой идиомы связано с отношением к белому цвету, как символу чистоты и святости: "белая кость" означает благородное происхождение, "белый" имело значение независимый, не платящий дани (См. М. И. Михельсон. Русская мысль и речь, т. 1. СПб., б. г., стр. 89). Она существовала уже в первой половине XVI в. и в рылеевскую эпоху нередко встречалась в литературе. Ср. в "Полтаве": "Усердием горя / С врагами Белого царя / Умом и саблей рад был спорить".
  IV. СО, 1821,  47. Историческая основа думы - летописное предание в изложении Карамзина (И, т. 2, гл. 1).
  V. ПЗ, 1823 с подзаг. "Повесть". В содержании ПЗ 1823 (автограф Рылеева, ЛВ) имеет подзаг. "Поэма". Черновой автограф фрагмента - ЦГАОР, опубл. в ЛН, с. 20. Историческая основа думы - летописный рассказ о покушении Рогнеды на жизнь князя Владимира в 985 г. в изложении Карамзина (И, т. 1, гл. 9).
  1 Воейкова Александра Андреевна (урожд. Протасова, 1795-1829) - жена А. Ф. Воейкова, умная и образованная женщина, пользовалась авторитетом в литературных кругах. Многие поэты посвящали ей стиха. Жуковский воспел ее под именем "Светлана".
  2 Цимиский - см.. прим. III К
  3 Нейстрия - западная часть франкского королевства Меровингов, расположенная между Шельдой и Луарой.
  4 Чернобог - злое божество в древнеславянской мифологии.
  VI. С, 1822,  3. Автограф ранней редакции и журнального варианта примечания к думе ЛБ. Представлена в ВО 5.XII.1821 г. (См. УР, стр. 407).
  1 Ст. 27-28 восходят к "Слову о полку Игореве".
  2 В период работы над думами Рылеев занимался стихотворным переложением "Слова". Перенесение легендарного Бояна в эпоху князя Владимира произошло, вероятно, - под влиянием Пушкина, сделавшего то же в "Руслане и Людмиле".
  VII. ПЗ, 1823. Представлена в ВО 15.V.1822 (см. УР, стр. 416). Историческая основа думы -летописное предание в изложении Карамзина (И, т. 2, гл. 2).
  1 Булгарин Фаддей Венедиктович (1789-1859) - реакционный журналист и писатель. До 1825 г. поддерживал дружеские отношения с Рылеевым и другими декабристами.
  VIII. НЛ, 1822,  19. Историческая основа думы - летописный рассказ о смерти князя Михаила Тверского в изложении Карамзина (И, т. 4, гл. 7).
  1 Раманец - сведений о человеке с таким именем найти не удалось. У Карамзина говорится только; что Романец - "христианской веры" (И, изд. 2, т. IV, стр. 187). Само имя произошло, вероятно, от названия города Роман, существовавшего в описываемую эпоху на территории нынешней Румынии. Этот город неоднократно упоминается в И (т. IV, стр. 242, 243).
  IX. СО, 1822,  40. Представлена в ВО 2.Х.1822. Историческая основа думы - летописные данные о Куликовской битве в изложении Карамзина (И, т. 5, гл. 1). Начальный монолог Димитрия написан под воздействием произведения Ивана Ламанского "Речь Димитрия Донского перед сражением на Куликовом поле" ("Русский вестник", 1812,  6). См. об этом: В. И. Маслов. Литературная деятельность К. Ф. Рылеева. Дополнения и поправки. Киев, 1916, стр. 34. В 1833 г. находившийся в заключении Кюхельбекер перечитал" эту думу и оставил одобрительный отзыв о ней. (См. "Дневник В. К. Кюхельбекера". Л., 1929, стр. 146.)
  1 Сергий Радонежский - видный церковный и политический деятель Древней Руси, благословивший Димитрия перед Куликовской битвой.
  2 Пересвет Александр - монах Троице-Сергиева монастыря. Начал Куликовскую битву поединком с татарским богатырем Темир-мурзой(Челибеем). По летописи, они столкнулись с такой силой, что оба пали мертвыми.
  3 Ст. 61. Князь Федор Белозерский и его сын Иван погибли в битве.
  4 Черный стяг - знамя московского князя.
  5 Волынский - Боброк Дмитрий Михайлович, командовал резервным полком, вступление которого в бой способствовало победе русских.
  6 Русский бог - об употреблении этой идиомы в разные эпохи см. С. А. Рейсер. "Русский бог". - Известия АН СССР. Серия литературы и языка, 1961,  1.
  X. С. 1822, 9, тогда же вышла отдельным оттиском, НЛ, 1822,  14. Представлена в ВО 7.VIII. 1822 г. (См. УР, стр. 418). Черновой автограф фрагмента - ЦГАОР. Как перевод из Немцевича, "Глинский" был отправлен Рылеевым, польскому поэту, который ответил на это любезным письмом (См. ПССоч, стр. 466-467, 774-778).
  XI. СО, 1821,  29 с подзаг. "Элегия" и пометой: "Острогожск, июня 20, 1821". Перепечатано без подзаголовка и даты в "Собрании образцовых русских сочинений и переводов в стихах", изд. 2, ч. IV, СПб., 1822. Автограф (ПД), включенный в письмо к Булгарину, впервые опубликован в PC, 1871,  1. Здесь напечатаны и ст. 25-32, 45-47, изъятые или искаженные цензурой. Хотя, по собственному признанию Рылеева, дума была "плодом чтения девятого тома" Карамзина, отношение поэта к Курбскому резко отличается от выраженного в И (см. ПСС, стр. 418-419). Сочувствие и симпатию к Курбскому высказывали и другие декабристы (См., напр.: Н. И. Тургенев. Дневники и письма, т. III, Пг., 1921, стр. 124).
  XII. РИ, 1822,  14. 17 января, без посвящения, с примеч. издателя: "Сочинение молодого поэта, еще мало известного, но который скоро станет рядом с старыми и славными. В<оейков>". Перепеч. в С, 1822,  4 и в "Сев. Цветах на 1825 г." (в статье П. А. Плетнева). Представленная в ВО 28.XI.1821 г., эта дума, как достойная "особенного уважения", явилась основанием для переименования Рылеева из членов-сотрудников в действительные члены Общества (см. М., стр. 195). Историческая основа думы - материалы о гибели Ермака в изложении Карамзина (И, т. 9, гл. 6). Дума получила широкое распространение и стала народной песней.
  1 Муханов Павел Александрович (1798-1871) - декабрист, историк, друг Рылеева, по просьбе которого до января 1825 г. участвовал в подготовке к изданию "Дум".
  Тяжелый панцирь - дар царя - упоминаемый Рылеевым панцирь был подарен Иваном IV Ермаку после его победы над Кучумом на берегу Иртыша, на мысе Подчуваш (1582).
  XIII. ПЗ, 1823. Среди материалов, использованных Рылеевым, кроме И, т. 10, гл. 2, была книга П. С. Железвикова "Сокращенная библиотека в пользу господам воспитанникам первого кадетского корпуса" (СПб., 1804). См.: Е. Привалова. О думе К. Ф. Рылеева "Борис Годунов" ("Русская литература", 1963,  3). Трактовка личности и правления Годунова, предлагаемая в думе, близка к его характеристике в статье А. А. Бестужева (ПЗ, 1823, стр. 4) и в какой-то мере предвосхищала образ, созданный в трагедии Пушкина (См. М., стр. 206-209; ПСС, стр. 420-421).
  1 Ст. 22 иронически цитирован Пушкиным в письме к Л. С. Пушкину (П, т. XIII, стр. 56).
  XIV. НЛ, 1822,  2. Историческим и литературным источником думы послужила трагедия А. П. Сумарокова "Димитрий Самозванец" (1771). Упоминание о "неблагонамеренных иностранных писателях" имеет в виду в числе прочих книгу: P. Levesgue. Histoire de Russie, 1782-1783. См. ПСС, стр. 421-422.
  1 Закон римлян - католичество.
  XV. ПЗ, 1823; НЛ, 1823,  11. Историческая основа думы - костромское предание о подвиге Ивана Сусанина в изложении А. Щекатова ("Словарь географический российского государства", ч. III. M., 1807) и С. Н. Глинки ("Русская история в пользу воспитания", ч. VI. М., 1817). Образ, созданный в стихотворении Рылеева, оказал воздействие на позднейшие произведения литературы и искусства, в том числе на оперу М. И. Глинки. Эту думу любил А. И. Ульянов (см. "А. И. Ульянов и дело 1 марта 1887 г.". М.-Л., 1927, стр. 39-40).
  XVI. С, 1822,  6; РИ, 1822,  54, 1 марта; СО, 1822,  23, с примеч.: "Автор сего стихотворения просит нас уведомить читателей СО, что оно напечатано в "Русском инвалиде" без его ведома и с неверного списка. Изд.". Представлена в ВО 5.XII.1821 г. (см. УР, стр. 407). Сюжет думы восходит к повести Ф. Н. Глинки "Зиновий Богдан Хмельницкий, или Освобожденная Малороссия" (1819) и к "Песне о Богдане Хмельницком" Л. Рогальского (рус. перевод О. Сомова в "Благонамеренном", 1821,  7). Си. об этом: ПСС, стр. 426. Ст. 2 был изменен Рылеевым под влиянием критического замечания Пушкина (П, т. XIII, стр. 46, 54). Как указал Ю. Н. Тынянов, Пушкин пародировал начало думы в элегии Ленского: "Блеснет заутра _луч денницы_, и заиграет яркий _день_". См: Пушкинский сборник памяти С. А. Венгерова. М. - Л., 1923, стр. 86. К образу Хмельницкого Рылеев вернулся во второй половине 1825 г., когда работал над трагедией о нем.
  XVII. РИ, 1822,  35, 7 февраля. Представлена в ВО 17.IV.1822 г. (см. УР, стр. 415). Беловой автограф ранней редакции - ПД. Историческая основа думы - книга Н. И. Новикова "История о невинном заточении боярина Артемона Сергеевича Матвеева, состоящая из челобитен, писанных им к царю и патриарху, с приобщением причины его заточения и возвращения из оного" (СПб., 1776). См. ПСС, стр. 427.
  XVIII. С, 1823,  3 с посвящением "Барону А. А. Дельвигу"; НЛ, 1824,  15. Автограф ст. 1-28 - ЦГАДА. Представлена в ВО 16 мая 1823 г. под загл. "Первое свидание Петра Великого с Мазепой" (см. М., стр. 80). Историческая основа думы - данные о свидании Петра I с Мазепой в Острогожске в изложении Д. Н. Бантыша-Каменского (см. его "История Малой России", т. 3. М., 1822). Пушкин отметил поэтические достоинства этой думы, а ст. 67-68 процитировал в "Путешествии в Арзрум". (См. П, т. VIII, стр. 446; т. XIII, стр. 175).
  1 Брюховецкий Иван Мартынович, гетман Левобережной Украины в 1663-1668 гг. Пытался поднять мятеж против русского царя и отдать Украину под власть Турции, но был убит восставшими казаками.
  XIX. НЛ, 1822,  16. Черновой автограф ЛБ, автограф ранней редакции ПД (впервые опубл. PC, 1972,  I). Представлена в ВО 4.IX.1822 г. (См. УР, стр. 419). Как источник сведений о Волынском Рылеев использовал "Записки кн. Я. П. Шаховского" (1821) и "Манштейновы современные записки о России" (перев. с франц., 1810). Однако, вопреки историческим данным, Рылеев революционизировал облик Волынского, так что содержание думы не вполне согласуется даже со специально написанной к ней справкой П. М. Строева. Дума оказала влияние на изображение Волынского в романе Лажечникова "Ледяной дом" (1835).
  1 Манштейн Христофор Герман (1711-1757) - автор известной книги "Манштейновы современные записки о России" (перевод с французского, Дерпт, 1810), послужившей одним из источников рылеевской думы.
  2 Долгорукий Яков Федорович (1659-1720) - сподвижник Петра I, заслуживший репутацию смелого и независимого человека.
  XX. НЛ, 1823,  30. Автограф ранней редакции - ПД. Представлена в ВО в 1823 г. (см. УР, стр. 426). Историческая основа думы - записки Н. Б. Долгоруковой ("Плутарх для прекрасного пола", ч. 6. М., 1819) и повесть С. Н. Глинки "Образец любви и верности супружеской, или бедствия и добродетели Наталии Борисовны Долгоруковой, дочери фельдмаршала Б. П. Шереметева, супруги князя И. А. Долгорукова" ("Русский вестник", 18-15, кн. 1). См. ПСС, стр. 433.
  1 Долгорукова Наталья Борисовна (1714-1771) - жена приближенного Петра I Ивана Алексеевича Долгорукова (1708-1739), который после смерти Петра I был сослан в Березов, а затем арестован по доносу своих врагов и казнен. Н. Б. Долгорукова последовала за мужем в ссылку, а после его смерти постриглась в монахини. Дума Рылеева, видимо, побудила И. И. Козлова написать поэму "Наталья Долгорукова". См. его письмо к Пушкину (П, т. XIII, стр. 537), а также М, стр. 234-236. Образ Долгоруковой предвосхищает образы декабристок в "Русских женщинах" Некрасова.
  2 Ст. 27-28. И. А. Долгоруков был сослан через три дня после свадьбы.
  XXI. СО, 1822,  47. Автограф ранней редакции ПД, опубл. PC, 1871, кн. 11. Представлена в ВО - 6.XI.1822 (см. УР, стр. 422). Впервые Рылеев обратился к образу Державина в наброске "Вечернею порою", который А. Г. Цейтлин без достаточных оснований счел первой редакцией думы (ПССоч., стр. 599-601).
  1 Гнедич Николай Иванович (1784-1833) - поэт, переводчик, пользовался большим авторитетом у Рылеева и других декабристов.
  2 Цитируется обзор А. Ф. Мерзлякова "Рассуждение о российской словесности в нынешнем ее состоянии". - "Труды общества любителей российской словесности", ч. I. M., 1812.
  
  
  
  
  ДОПОЛНЕНИЯ
  1. PC, 1871,  1, ПСС - по автографу рукописного отдела Ленинградского отделения Института истории АН СССР (беловой с позднейшей правкой). Черновой автограф . наброска к думе - ЦГАОР, Написана не позднее 1823 г., вошла во второй список. Историческая основа думы - летописное предание в передаче Карамзина (И, т. 1, гл. 9). При жизни поэта не печаталась, т. к. трактовка Владимира как злодея-братоубийцы сделала думу неприемлемой для цензуры.
  1 Рокот струн живых - образ, восходящий к "Слову о полку Игореве" (ср. прим. VI).
  2 Ст. 24 связан с оссиановской традицией в русской поэзии (см. БП, стр. 432-433).
  2. PC, 1871,  1. Автограф с позднейшей правкой - ПД. Датируется 1823 г., т. к. ст. 25-28 использованы в думе "Наталия Долгорукова" (лето 1823 г.). Историческая основа думы - рассказ о бегстве Я. Ф. Долгорукого (см. о нем прим. XIX) из шведского плена, содержащийся в "Дополнениях к деяниям Петра Великого" И. И. Голикова (т. 17, гл. 147. М., 1798) и получивший распространение в литературе начала XIX в.
  3. XIX век, кн. 1. М., 1872 - по черновому автографу ЛБ, БП - по беловому автографу ЦГАДА. Печ. по тому же источнику, с некоторыми уточнения- i ми. Написана не ранее 1823 г., т. к. не вошла во второй список. Вероятная историческая основа думы - доклад А. О. Корниловича "О жизни царевича Алексея", сделанный 19 декабря 1821 г. в ВО (см. М., стр. 225), 1 Рожествено - село на реке Оредеж, принадлежавшее в начале XVIlI в. царевичу Алексен).
  4. Полярная звезда на 1859 г., кн. V - по неточному списку, PC 1870,  11, ПСС - по беловому:, автографу ПД. Черновой автограф с большой позднейшей правкой - ЛБ. Печ. по беловому автографу. ЦГАДА. Три автографа, которыми мы располагаем, позволяют видеть три этапа работы Рылеева над текстом думы. Автограф ПД, озаглавленный "Голова Волынского" ("Свершилась казнь - и образец") дает раннюю редакцию стихотворения. Автограф ЛБ первоначально содержал текст, близкий к автографу ПД. Позднее он был правлен другими, менее выцветшими чернилами. Автограф ЦГАДА закрепляет результаты этой правки. В автографе ЛБ первая строфа вычеркнута, а нумерация начата со второй строфы. Автограф ЦГАДА начинается стихом "Превренного злодея меч". Многослойной правке подверглась в автографе ЛБ последняя строфа. Ниже Рылеев приписал четыре стиха, которые в автографе ЦГАДА завершают текст думы.
  То, что автограф ЦГАДА содержит позднейшую редакцию думы, доказывается и тем, что он написав на одном листе с думой "Петр Великий в Острогожске", и ее местонахождением - вместе с ц.э. Подтверждается предположение А. В. Архиповой, что двумя думами, не допущенными цензурой к включению в сборник, были "Видение Анны Иоановны" (А. В. Архипова называет ее "Голова Волынского". - Л. Ф.) и "Царевич Алексей Петрович в Рожествене" (БП, стр. 420). Автографы обоих стихотворений и "Петра Великого в Острогожске", как известно, включенного в Д. после 22.XII.1824 г., составляют одну единицу хранения. Представляется бесспорным, что именно редакцию автографа ЦГАДА Рылеев хотел опубликовать в сборнике 1825 г., и этот текст следует признать основным. Подробнее об этом см.: Л. Г. Фризман. Дума Рылеева "Видение Анны Иоановны" ("Известия АН СССР. Серия литературы и языка", 1975,  2).
  Дума была (под загл. "Видение императрицы Анны") представлена в ВО 16.X.1822 г. (см. УР, стр. 422), но в печати не появилась, по-видимому, по цензурным условиям.
  5. I - PC, 1871,  1; П - ВЕ 1888,  11, III - ПСС, IV - PC, 1871,  1; Автографы всех четырёх фрагментов - ПД. Наброски I - III представляют собой три варианта начала думы. Край листа, на котором написан фрагмент III, оторван, текст восстанавливается по фрагментам I-II. Установить последовательность создания этих набросков не представляется возможным, т. к. наблюдения над правкой различных стихов ведут к неидентичным выводам. Фрагмент IV, по предположению Ю. Г. Оксмана, - набросок к монологу Вадима. Датируется временем работы Рылеева над думами - 1821-1823 гг.
  6. БП, черновой автограф ЦГАОР. Предположительно датируется временем работы над думами (1821-1823). Для какого стихотворения предназначался фрагмент, неизвестно. Как отметила А. В. Архипова, "отдельные строки метрически соответствуют наброску думы "Вадим" (БП, стр. 458).
  7. BE, 1888,  И, ПСС по автографу ПД. Историческая основа наброска - данные, упоминаемые Карамзиным (И, т. 1, гл. 7). Предположительно датируется временем работы Рылеева над текстами Карамзина (1821-1822). См. ПСС, стр. 443. Для какого стихотворения он предназначался, неизвестно.
  8. I - PC, 1871,  1; ПСС, по автографу ПД; П - ЛН, по черновому автографу ЦГАОР. "Марфа Посадница" входила во второй список и писалась, по-видимому, в 1822 или в 1823 г. Исторической основой думы послужили данные, содержащиеся в И (т. 6, гл. 1 и 3) и в повести Карамзина "Марфа Посадница" (1803). Ст. 9-12 фрагмента II написаны после ст. 39 и помечены звездочкой (*). После ст. 8 имеется такая же звездочка, указывающая место вставки. Подробнее о тексте данного фрагмента см.: Л. Г. Фризман. Пути поэтической мысли. - (сб. "Собеседник", в печати).
  1 Пять концов - название пяти частей Новгорода: Неровский, Гончарский, Славянский, Загородский, Плотнинский.
  2 Ст. 1 фрагмента II - реминисценция начального стиха монолога Иоанны из "Орлеанской девы" Ф. Шиллера в переводе В. А. Жуковского: "Простите вы, поля, холмы родные" (пролог, явление четвертое).
  9. PC, 1871,  1; ПСС, по автографу ПД. Черновой набросок,, целиком зачеркнутый Рылеевым, - ЦГАОР. По положению в автографах предположительно датируется 1822 или 1823 г. Ю. Г. Оксман определял этот набросок как фрагмент незавершенной думы о царевне Софье (см. ПСС, стр. 445). Эта дума входила во второй список.
  10. Г-PC, 1871,  1; ПСС, по автографу ПД, II - BE, 1888,  12; ПСС, по автографу ПД. После ст. 8 в автографе стоит звездочка, указывающая место вставки, а на полях, под такой же звездочкой, написаны четыре стиха. Эти четыре стиха включаются нами в текст фрагмента. III - Я. Ф. Рылеев. Сочинения и переписка. СПб., 1872; BE, 1888,  12; ПСС, по автографу П Д (черновой с последующей правкой). Имеется еще один черновой автограф фрагмента III на одном листе с фрагментом II (ПД). Автограф ст. 1-17 III фрагмента - ЛБ; все автографы имеют многочисленные разночтения. IV - ПСС, по автографу ПД. "Меньшиков" включен во второй список. Датируется 1823 г. (см. БП, стр. 459). Наиболее вероятный источник сведений Рылеева о Меньшикове - книга Д. Н. Бантыша-Каменского "Деяния знаменитых: полководцев и министров, служивших в царствование Петра Великого", ч. I. M., 1812.
  1 Сосва - река в Западной Сибири. На ней стоит город Березов, куда был сослан Меньшиков.
  11. PC, 1871,  1, автограф ПД. Факсимильное воспроизведение в кн. "Сборник снимков с автографов русских деятелей 1801-1825". СПб., 1873. Датируется 1822 г. по местонахождению среди черновиков думы "Державин". "Миних" фигурировал во втором списке.
  1 Деспот - Бирон Эрнст Иоганн (1690-1772) - фаворит императрицы Анны Иоановны, ставший после ее смерти регентом Российской империи. Свергнут и арестован Минихом 9 ноября 1740 г.
  12. Д 1860, написано в 1859 г. Автограф ЛБ.
  13. Д 1860, написано в 1859 г. Автограф, местонахождение которого считалось неизвестным (см. Н. П. Огарев. Избранные произведения, т. II. М., Гослитиздат, 1956, стр. 525), обнаружен нами в ЛБ (Записная книжка,  34).
  1 "L'etat - c'est moi" - государство - это я (фр.) - изречение, приписываемое "Людовику XIV, употребляется для характеристики сущности абсолютизма.
  2 "Хранить завет страдальцев сильных / Людей повешенных и ссыльных" - измененная цитата из поэмы Огарева "Матвей Радаев".
  3 "Из "Наливайки" сохранились только два-три отрывка" - большинство сохранившихся отрывков из поэмы "Наливайко" были найдены и опубликованы позднее (BE, 1888,  11, 12).
  4 "Пора правительству, после тридцатилетнего намордника, отдать истории ее достояние и позволить безусловно печатать все о Рылееве и его сподвижниках". - Правительство придерживалось иного мнения. В год издания "Дум" Герценом и Огаревым в Москве и Петербурге имела место следующая переписка: "Министерство народного просвещения. Московский ценсурный комитет в Москве. 16 марта 1860 г.  198.
  
  
   В Главное Управление Ценсуры.
  В Московский Ценсурный Комитет поступили на рассмотрение сочинения К. Рылеева - Думы и Войнаровский.
  Ценсурный Комитет, затрудняясь дозволить к перепечатанию новым изданием означенные сочинения, честь имеет представить оные при сем на благоусмотрение и разрешение Главного Управления Ценсуры.
  Председатель Комитета
  Сенатор Тайный Советник М. Щербинин. 18 мая 1860 г.,  651 О сочинениях К. Рылеева.
  Г<осподину> председ<ателю> Московского Ценс<урного> Комит<ета>
  Главное Упр<авление> Ценс<уры>, рассмотрев представление Московского Ценс<урного> Ком<итета> от 16 марта сего года за  198, об испрашиваемом дозволении перепечатать новым изданием сочинения К. Рылеева - Думы и Войнаровский, не признало возможным разрешить издание сих сочинений, которые при сем возвращаются.
  Подписал: Член Главн. Упр. Ценс. Н. Муханов.
  Секретарь: Правитель Дел пр. Янкевич... Министерство народного просвещения. Санкт-Петербургский Ценсурный комитет. Санкт-Петербург, 23 апреля 1860 года;  477
  
  
   В Главное Управление Ценсуры. Титулярный Советник Лев Камбек представил в С.-Петербургский Ценсурный Комитет _Полное собрание сочинений К. Рылеева_ с просьбою о дозволении издать в свет эти сочинения.
  Ценсор Волков, которому поручено было, рассмотрение сих сочинений Рылеева, нашел, что сочинения Рылеева как сделавшегося уже достоянием истории отечественной литературы нашей двадцатых годов и как потерявшие в настоящее время то политическое значение и тот смысл, который имели эти стихотворения при первом своем издании, - могли бы быть с некоторыми исключениями дозволены к напечатанию. Исключить же из сего собрания, по мнению Ценсора Волкова, следует "Видение Анны Ивановны" и сверх того Ценсурный Комитет встречает затруднение в пропуске без особого на то разрешения стихотворения "Исповедь Наливайки".
  С. Петербургский Ценсурный Комитет, совершенно разделяя мнение Ценсора Волкова, но с другой стороны имея в виду то обстоятельство, что сочинения эти принадлежат перу одного из бывших государственных преступников, - имеет честь представить об этом на благоусмотрение и разрешение Главного Управления Ценсуры с приложением полного Собрания сочинений К. Рылеева.
  
  
  
  
  
   Председатель барон Н. Меддем." Главное управление ценсуры, 18 мая 1860 г.,  654.
  
  
  
  О сочинениях К. Рылеева Господину Председателю С. Петербургского Ценсурного Комитета
  Главное Управление Ценсуры, рассмотрев представление С. Петербургского Ценсурного Комитета от 23 истекшего апреля за  477 об испрашиваемом дозволении Титулярным Советником Львом Камбеком выдать в свет _Полное собрание сочинений К. Рылеева_, не признало возможным разрешить таковое издание. Представленная рукопись сочинений К. Рылеева у сего <так. - Л. Ф.> возвращается.
  
  
  
  
  
   Член Главного Управления Ценсуры
  
  
  
  
  
  
  
  
   Н. Муханов Скреп<ил> Прав<итель> Дел Пр. Янкевич" {*}
  {* Центральный государственный исторический архив (Ленинград), ф. 772, оп. 1, ед. 5221. О Л. Камбеке см.: С. А. Рейсер. Журналист и "обличитель" Лев Камбек. - "Звенья", т. 8. М., Госкультпросветиздат, 1950. О его дальнейших попытках добиться разрешения на издание сочинений Рылеева см.: Г. А. Ряз

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 440 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа