Главная » Книги

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения, Страница 4

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

">   И серый луч скользит, колюч,
  
  
   Над удивленной колокольней.
  
  
   1909, Frankfurt am Mein
  
  
  
  НЕ БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ
  
  
  
  
  
  
  
  Ропшину
  
  
  О нет. Не в падающий час закатный,
  
  
  Когда, бледнея, стынут цветы дня,
  
  
  Я жду прозрений силы благодатной...
  
  
  Восток - в сияньи крови и огня:
  
  
  Горело, рдело алое кадило,
  
  
  Предвестный ветер веял на меня,
  
  
  И я глядел, как медленно всходило,
  
  
  Багряной винностью окроплено,
  
  
  Жестокое и жалкое светило.
  
  
  Во славе, в пышности своей оно,
  
  
  Державное Величество природы,
  
  
  Средь голубых пустынь - всегда одно;
  
  
  Влекутся соблазненные народы
  
  
  И каждому завидуют лучу.
  
  
  Безумные! Во власти - нет свободы,
  
  
  Я солнечной пустыни не хочу,-
  
  
  В ней рабье одиночество таится,-
  
  
  А ты - свою посмей зажечь свечу,
  
  
  Посмей роптать, но в ропоте молиться,
  
  
  Огонь земной свечи хранить, нести,
  
  
  И, покоряя - вольно покориться.
  
  
  Умей быть верным верному пути,
  
  
  Умей склоняться у святых подножий,
  
  
  Свободно жизнь свободную пройти
  
  
  И слушать... И услышать голос Божий.
  
  
  Январь 1911, Канн.
  
  
  
  
  НЕ СКАЗАНО
  
   Тебя проведу я, никем не замеченного...
  
  
  Со мной ключи.
  
   Я ждал на пороге молчанием встреченного...
  
  
  И ты молчи.
  
   Пусть сердце угрюмое, всеми оставленное,
  
  
  Со мной молчит.
  
   Я знаю, какое сомненье расплавленное
  
  
  В тебе горит.
  
   Законы Господние дерзко пытающему
  
  
  Один ответ:
  
   Черту заповедную переступающему -
  
  
  Возврата нет.
  
   Но вот уж не друг и не раб тебе преданный я -
  
  
  Сообщник твой.
  
   Придя - перешел ты черты заповеданные,
  
  
  И я с тобой.
  
   В углу, над лампадою, Око сияющее
  
  
  Глядит, грозя.
  
   Ужель там одно, никогда не прощающее,
  
  
  Одно - нельзя?
  
   Нельзя: ведь душа, неисцельно потерянная,
  
  
  умрет в крови.
  
   И... надо! твердит глубина неизмеренная
  
  
  Моей Любви.
  
   Пришел ты с отчаяньем - и с упованиями...
  
  
  Тебя я ждал.
  
   Мы оба овиты живыми молчаниями,
  
  
  И сумрак ал.
  
   В измене обету, никем не развязанному
  
  
  Предел скорбей.
  
   И все-таки сделай по слову несказанному:
  
  
  Иди. Убей.
  
   Август 1911, СПб
  
  
  
   ПРОТЯЖНАЯ ПЕСНЯ
  
  
  
  
  АМАЛИИ
  
  
   Звени,
  
  
   Звени, кольцо кандальное,
  
  
   Завейтесь в цепи, злые дни...
  
  
   Тянись,
  
  
   Мой путь, в изгнанье дальнее,
  
  
   Где вихри бледные сплелись.
  
  
   В полночь,
  
  
   Когда уснут вожатые,
  
  
   Бесшумно отползу я прочь.
  
  
   Собью,
  
  
   Собью кольцо проклятое,
  
  
   Переломлю судьбу мою.
  
  
   Прими,
  
  
   Прими, тайга жестокая,
  
  
   Меня, гонимого людьми.
  
  
   Сокрой,
  
  
   Укрой, ледяноокая,
  
  
   Морозной ризой, колкой мглой.
  
  
   Бегут
  
  
   Пути, никем не слежены,
  
  
   Куда бегут? куда ведут?
  
  
   Иди,
  
  
   Иди тайгой оснеженной,
  
  
   И будь что будет впереди.
  
  
   Звезда -
  
  
   Звезда горит - та самая,
  
  
   Которую любил всегда.
  
  
   Гори,
  
  
   Гори меж туч, звезда моя,
  
  
   О вольной воле говори.
  
  
   Поет
  
  
   Мне ветер песню смелую,
  
  
   Вперед свободного зовет.
  
  
   Метель,
  
  
   Метель свивает белую,
  
  
   Свивает вечную постель -
  
  
   Любви,
  
  
   Любви тоску незримую,
  
  
   О Смерть, о Мать, благослови.
  
  
   Прильну,
  
  
   Склонюсь на грудь любимую
  
  
   И, вольный,- вольно я усну.
  
  
   Декабрь 1911, СПб
  
  
  
  
  КРЫЛАТОЕ
  
  
  
  
  
   И. А. Бунину
  
  
  
  В дыму зеленом ивы...
  
  
  
  Камелии - бледны.
  
  
  
  Нежданно торопливы
  
  
  
  Шаги чужой весны.
  
  
  
  Томленье, воскресанье
  
  
  
  Фиалковых полей.
  
  
  
  И бедное дыханье
  
  
  
  Зацветших миндалей.
  
  
  
  По зорям - все краснее
  
  
  
  Долинная река,
  
  
  
  Воздушней Пиренеи,
  
  
  
  Червонней облака.
  
  
  
  И, средь небес горящих,
  
  
  
  Как золото, желты -
  
  
  
  Людей, в зарю летящих,
  
  
  
  Певучие кресты.
  
  
  
  Февраль 1912, По
  
  
  
   СЛОВА ЛЮБВИ
  
  
  Любовь, любовь... О, даже не ее -
  
  
  Слова любви любил я неуклонно.
  
  
  Иное в них я чуял бытие,
  
  
  Оно неуловимо и бездонно.
  
  
  Слова любви горят на всех путях,
  
  
  На всех путях - и горных, и долинных.
  
  
  Нежданные в накрашенных устах,
  
  
  Неловкие в устах еще невинных,
  
  
  Разнообразные, одни всегда
  
  
  И верные нездешней лжи неложной,
  
  
  Сливающие наши "нет" и "да"
  
  
  В один союз, безумно-невозможный,-
  
  
  О, все равно, пред кем, и для чего,
  
  
  И кто, горящие, вас произносит!
  
  
  Алмаз всегда алмаз, хотя его
  
  
  Порою самый недостойный носит.
  
  
  Живут слова, пока душа жива.
  
  
  Они смешны - они необычайны.
  
  
  И я любил, люблю любви слова,
  
  
  Пророческой овеянные тайной.
  
  
  Декабрь 1912, СПб
  
  
  
   БЕРЕГИСЬ...
  
  
   Не разлучайся, пока ты жив,
  
  
   Ни ради горя, ни для игры.
  
  
   Любовь не стерпит, не отомстив,
  
  
   Любовь отнимет свои дары.
  
  
   Не разлучайся, пока живешь,
  
  
   Храни ревниво заветный круг.
  
  
   В разлуке вольной таится ложь.
  
  
   Любовь не терпит земных разлук,
  
  
   Печально гасит свои огни,
  
  
   Под паутиной пустые дни.
  
  
   А в паутине - сидит паук.
  
  
   Живые, бойтесь земных разлук!
  
  
   Январь 1913, СПб
  
  
  
   СЕРОЕ ПЛАТЬИЦЕ
  
  
   Девочка в сером платьице...
  
  
   Косы как будто из ваты...
  
  
   Девочка, девочка, чья ты?
  
  
   - Мамина... Или ничья.
  
  
   Хочешь - буду твоя.
  
  
   Девочка в сером платьице...
  
  
   Веришь ли, девочка, ласке?
  
  
   Милая, где твои глазки?
  
  
   - Вот они, глазки. Пустые,
  
  
   У мамочки точно такие.
  
  
   Девочка в сером платьице,
  
  
   А чем это ты играешь?
  
  
   Что от меня закрываешь?
  
  
   - Время ль играть мне, что ты?
  
  
   Много спешной работы.
  
  
   То у бусинок нить раскушу,
  
  
   То первый росток подсушу,
  
  
   Вырезаю из книг странички,
  
  
   Ломаю крылья у птички...
  
  
   Девочка в сером платьице,
  
  
   Девочка с глазами пустыми,
  
  
   Скажи мне, как твое имя?
  
  
   - А по-своему зовет меня всяк:
  
  
   Хочешь эдак, а хочешь так.
  
  
   Один зовет разделеньем,
  
  
   А тот враждою,
  
  
   Зовут и сомненьем
  
  
   Или тоскою.
  
  
   Иной зовет скукою,
  
  
   Иной мукою...
  
  
   А мама-Смерть - Разлукою
  
  
   Девочку в сером платьице...
  
  
   Январь 1913, СПб
  
  
  
  
  КОЛОДЦЫ
  
  
  
  
  
  
  Александру Блоку
  
  
   Слова, рожденные страданьем,
  
  
   Душе нужны, душе нужны.
  
  
   Я не отдам себя молчаньям,
  
  
   Слова как знаки нам даны.
  
  
   Но сторожит молчаний демон
  
  
   Колодцы черные свои.
  
  
   Иду - и знаю:
  
  
   Страшен тем он,
  
  
   Кто пил от горестной струи.
  
  
   Слова в душе - ножи и копья...
  
  
   Но воплощенные, в устах -
  
  
   Они как тающие хлопья,
  
  
   Как снежный дым, как дымный прах.
  
  
   Ты лёт мгновенный их не встретил,
  
  
   Бессильный зов не услыхал,
  
  
   Едва рожденным,- не ответил,
  
  
   Детей, детей не удержал!
  
  
   Молчанье хитрое смеется:
  
  
   Они мои, они во мне,
  
  
   Пускай умрут в моем колодце,
  
  
   На самом дне, на самом дне...
  
  
   О друг последний мой! Кому же,
  
  
   Кому сказать? Куда идти?
  
  
   Пути всё уже, уже, уже...
  
  
   Смотри: кончаются пути.
  
  
   Февраль 1913, СПб
  
  
  
  
  У ПОРОГА
  
  
   На сердце непонятная тревога,
  
  
   Предчувствий непонятный бред.
  
  
   Гляжу вперед - и так темна дорога,
  
  
   Что, может быть, совсем дороги нет.
  
  
   Но словом прикоснуться не умею
  
  
   К живущему во мне - ив тишине.
  
  
   Я даже чувствовать его не смею:
  
  
   Оно как сон. Оно как сон во сне.
  
  
   О, непонятная моя тревога!
  
  
   Она томительней день ото дня.
  
  
   И знаю: скорбь, что ныне у порога,
  
  
   Вся эта скорбь - не только для меня!
  
  
   1913, СПб
  
  
  
  
  ПЕРЕМЕННО
  
  
   Какой сегодня пятнистый день:
  
  
   То оживляю дугу блестящую,
  
  
   То вижу солнца слепого тень,
  
  
   По ширмам рдяной иглой скользящую.
  
  
   Какой на сердце бесстыдный страх!
  
  
   Какие мысли во мне безумятся!
  
  
   И тьмы, и светы в моих стенах.
  
  
   Автомобили поют на улице.
  
  
   Неверно солнце и лжет дождем.
  
  
   Но дождь январский еще невернее.
  
  
   Мороз ударит как кистенем.
  
  
   В кристаллы мгленье сожмет вечернее.
  
  
   А я не выйду,- куда во мглу
  
  
   Пойду по льду я, в туманы талые?
  
  
   Там жгут, колдуя, во льду, в снегу
  
  
   На перекрестках жаровни алые.
  
  
   Январь 1914, СПб
  
  
  
  
  ТИШЕ!
  
  
  
  
   Громки будут великие дела...
  
  
  
  
  
  
  Ф. Сологуб 7.8.1914
  
  
   Поэты, не пишите слишком рано,
  
  
   Победа еще в руке Господней.
  
  
   Сегодня еще дымятся раны,
  
  
   Никакие слова не нужны сегодня.
  
  
   В часы неоправданного страданья
  
  
   И нерешенной битвы
  
  
   Нужно целомудрие молчанья
  
  
   И, может быть, тихие молитвы.
  
  
   8 августа 1914, СПб
  
  
  
  
  ОПРОЩЕНИЕ
  
  
  Армяк и лапти... да, надень, надень
  
  
  На Душу-Мысль свою, коварно-сложную,
  
  
  И пусть, как странница, и ночь, и день,
  
  
  Несет сермяжную суму дорожную.
  
  
   В избе из милости под лавкой спит,
  
  
   Пускай наплачется, пускай намается,
  
  
   Слезами едкими свой хлеб солит,-
  
  
   Пусть тяжесть земная ей открывается...
  
  
  Тогда опять ее прими, прими
  
  
  Всепобедившую, смиренно-смелую...
  
  
  Она, крылатая, жила с людьми,
  
  
  И жизнь вернула ей одежду белую.
  
  
  <1915>
  
  
  
  
  БОЖЬЯ
  
  
  Милая, верная, от века Суженая,
  
  
   Чистый цветок миндаля,
  
  
  Божьим дыханьем к любви разбуженная,
  
  
   Радость моя - Земля!
  
  
  Рощи лимонные - и березовые,
  
  
   Месяца тихий круг.
  
  
  Зори Сицилии, зори розовые,-
  
  
   Пенье таежных вьюг.
  
  
  Даль неохватная и неистовая,
  
  
   Серых болот туман -
  
  
  Корсика призрачная, аметистовая
  
  
   Вечером, с берега Канн.
  
  
  Ласка нежданная, утоляющая
  
  
   Неутолимую боль,
  
  
  Шелест, дыханье, память страдающая,
  
  
   Слез непролитых соль,-
  
  
  Всю я тебя люблю, Единственная,
  
  
   Вся ты моя, моя!
  
  
  Вместе воскреснем, за гранью таинственною,
  
  
   Вместе,- и ты, и я!
  
  
  Ноябрь 1916, СПб
  
  
  
  
  А. БЛОКУ
  
  
  
  
  
  
  
  
  Дитя,
  
  
  
  
  
  
  потерянное всеми...
  
  
   Все это было, кажется, в последний,
  
  
  
  В последний вечер, в вешний час...
  
  
   И плакала безумная в передней,
  
  
  
  О чем-то умоляя нас.
  
  
   Потом сидели мы под лампой блеклой,
  
  
 &

Другие авторы
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Гливенко Иван Иванович
  • Анненский Иннокентий Федорович
  • Терещенко Александр Власьевич
  • Вельтман Александр Фомич
  • Загоскин Михаил Николаевич
  • Вагнер Николай Петрович
  • Пильский Петр Мосеевич
  • Ирецкий Виктор Яковлевич
  • Курочкин Василий Степанович
  • Другие произведения
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Взгляд на русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 года
  • Дмитриев Иван Иванович - Письма
  • Рашильд - Две овечки
  • Замятин Евгений Иванович - Апрель
  • Тучков Сергей Алексеевич - Тучков С. А.: Биографическая справка
  • Андреев Леонид Николаевич - Возврат
  • Стурдза Александр Скарлатович - Воспоминания о Михаиле Леонтьевиче Магницком
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Избранные поэтические переводы
  • Лесков Николай Семенович - Шерамур
  • Майков Аполлон Николаевич - Петр Михайлович Цейдлер
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 384 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа