Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения, Страница 9

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения



ign="justify">  
  
   Внимали пламенным певцам!..
  
  
   К чему даны ей власть и звуки -
  
  
   Она ответить не могла;
  
  
   Глубокой мысли рай и муки
  
  
   Бежали детского чела.
  
  
   В часы небесных вдохновений
  
  
   Она не ведала сомнений,
  
  
   Она не плакала за мир, -
  
  
   Она лишь по цветам ступала,
  
  
   И жизнь ей весело сияла,
  
  
   Как вечный праздник, вечный пир...
  
  
   А между тем века бежали,
  
  
   С веками - вянули цветы,
  
  
   И тень сомнений и печали
  
  
   Легла на светлые черты.
  
  
   В ее божественные звуки
  
  
   Больные ноты слез и муки,
  
  
   Страдая, Истина вплела;
  
  
   Растоптан в прах венец лавровый,
  
  
   И терн кровавый, терн суровый,
  
  
   Как змей, обвился вкруг чела!..
  
  
   Вперед же, в новом обаяньи,
  
  
   С заветом без конца любить,
  
  
   Чтоб брата в горе и страданьи
  
  
   Участьем теплым оживить,
  
  
   Чтоб стать на бой с позором века
  
  
   Железом пламенных речей,
  
  
   Чтоб к идеалу человека
  
  
   Вести страдающих людей!..
  
  
   1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Море - как зеркало!.. Даль необъятная
  
  
  Вся серебристым сияньем горит;
  
  
  Ночь непроглядная, ночь ароматная
  
  
  Жжет и ласкает, зовет и томит...
  
  
  Сердце куда-то далеко уносится,
  
  
  В чудные страны какие-то просится,
  
  
   К свету, к любви, к красоте!..
  
  
  О, неужели же это стремление
  
  
  Только мечты опьяненной брожение?
  
  
  О, неужели же это стремление
  
  
  Так и замрет на мгновенной мечте?
  
  
  Море, ответь!..
  
  
  
  
   И оно откликается:
  
  
  "Слышишь, как тихо струя ударяется
  
  
  В серые камни прибрежных громад?
  
  
  Видишь, как очерки тучек туманные
  
  
  Море и небо, звездами затканные,
  
  
   Беглою тенью мрачат!.."
  
  
  1880
  
  
  
   ЦАРЕВНА СОФЬЯ
  
  
  
   Начало трагедии
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   Терем царевны Софьи. В глубине сцены и направо - двери. На
   авансцене справа - стол, на столе - переплетенная рукопись.
  Царевна Софья сидит у стола в высоком резном кресле синего бархата.
  У ног, на полу - мамка. По стенам скамейки, обитые персидской
  
  
  
  
  камкой.
  
  
  
   <Явление 1>
  
  
  
   <Софья и мамка.>
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  Сидит он это, матушка-царевна,
  
  
  Час, и другой, и третий - нет как нет!
  
  
  Уж солнышко за синий лес спустилось
  
  
  И ночь идет, темнешенька-темна;
  
  
  Вдруг - ровно светом осияло сад:
  
  
  Глядит он - и свести очей не может -
  
  
  Из терема девичьего с крыльца
  
  
  Спускается заморская царевна,
  
  
  Красавица, какой и нет другой!
  
  
  Идет она, земли ногой не тронет,
  
  
  А по бокам - всё мамушки да няньки
  
  
  И стражники с секирами в руках.
  
  
  Наряд на ней - весь в камнях самоцветных,
  
  
  Так и горит, так и слепит глаза;
  
  
  Дугою бровь, медвяные уста,
  
  
  Коса как ночь, вся в жемчуг перевита;
  
  
  И, диво дивное, - во лбу горит звезда!..
  
  
  Да ты никак не слушаешь, царевна?
  
  
  
   Софья не слышит.
  
  
  Царевна-матушка, да что ты, бог с тобой!...
  
  
  
  
  Софья
  
  
  А? что?..
  
  
  
   (Очнувшись)
  
  
  
   Да, да... Ты что ж остановилась?
  
  
  Я слушаю: Димитрий-королевич
  
  
  Убил царя Далмата!.. Продолжай.
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  И не убил! Как можно, чтоб убил!
  
  
  И сказку ту я кончила давно уж...
  
  
  За что убить? Отца-то, государя,
  
  
  И убивать?.. Нет, матушка-царевна,
  
  
  Не слушала меня ты!.. Ох, давно
  
  
  Я разумом холопским замечаю,
  
  
  Что ровно ты не по себе. Как тень,
  
  
  Печальная по терему ты бродишь,
  
  
  Всё думаешь о чем-то да грустишь.
  
  
  И то сказать, с пеленок не резва ты,
  
  
  Да всё-таки нет-нет и оживешь,
  
  
  Подымешь смех, и беготню, и игры,
  
  
  Затормошишь совсем меня, старуху,
  
  
  И не уймешь, бывало... А теперь?..
  
  
  Нет чтоб зайти по-прежнему в светлицу,
  
  
  Чтоб посмотреть, не ленятся ль работать
  
  
  Золотошвейки <и> какой узор
  
  
  По бархату заморскому выводят;
  
  
  Нет чтоб позвать к себе убогих странниц,
  
  
  Послушать их речей благочестивых
  
  
  Да поспросить о дальних городах;
  
  
  Нет чтоб наряд примерить драгоценный...
  
  
  
  
  Софья
  
  
  Ах, мамушка, постыли мне наряды!
  
  
  Не весь же век играть да наряжаться,
  
  
  Да и теперь не та, не та пора:
  
  
  Клобук - вот мой наряд!..
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  
   (испуганно)
  
  
  
  
  
  И, бог с тобою,
  
  
  Зачем клобук? Ты молода еще:
  
  
  Живи себе на счастье да на радость!
  
  
  Молельщиц, что ли, мало у тебя?
  
  
  Зачем тебе по службам и стояньям
  
  
  Трудить себя?.. Ты только прикажи -
  
  
  И вся Москва... что я, Москва!.. вся наша
  
  
  Русь-матушка, от мала до велика,
  
  
  Не разогнет спины в мольбе усердном!..
  
  
  
  
  Софья
  
  
  Молельщиц много - и врагов не мало:
  
  
  Задумают - без спроса постригут!
  
  
  И то сказать - по мне хоть в монастырь:
  
  
  Какая радость в терему, в неволе,
  
  
  Какая жизнь и счастье под замком!
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  
  
  (строго)
  
  
  Ой, не греши! Ой, не гневи, царевна,
  
  
  Создателя строптивостью напрасной!
  
  
  И то везде дурные слухи ходят,
  
  
  Что честь свою ты мало бережешь
  
  
  И новшества по теремам заводишь,
  
  
  
   (таинственно)
  
  
  Что будто ты, с Голицыным толкуя,
  
  
  Фату с лица отбросила пред мим!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
  (холодно)
  
  
  Отбросила, ну да... так что ж такое?
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  Ах, грех какой!..
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
   Да что же тут за грех?
  
  
  Не ведьма ж я и не уродка тоже,
  
  
  Чтоб мне в лицо бояться посмотреть.
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  Кто говорит, красавица ты наша!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  Так что ж за грех?
  
  
  
   (Оживляясь)
  
  
  
  
   Вон в греческой земле,
  
  
  Читала я, была одна царевна,
  
  
  Пульхерия, - так та у ног своих
  
  
  Не то бояр - посланников видала
  
  
  Из разных царств, от разных королей!
  
  
  За брата всей державой управляла, -
  
  
  А умер он - сама взошла на трон!
  
  
  А мы? Весь век сидим мы в теремах
  
  
  С холопками да с дурами своими!
  
  
  Не смей взглянуть, не смей поднять фаты,
  
  
  Всю жизнь тоскуй да плачь о лучшей доле
  
  
  Ах, воля, воля, где ты, и когда
  
  
  Спадут они, тяжелые оковы,
  
  
  Рассыплются железные замки!
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  
   (разводя руками)
  
  
  Н-ну!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
  (вставая)
  
  
  
  Господи, когда бы мне да власть,
  
  
  Когда б хоть миг, не в сказках и не в снах,
  
  
  А наяву побыть, как та царевна,
  
  
  Самодержавною владычицей. Тогда б
  
  
  Я знала бы, чт_о_ делать мне: сумела б
  
  
  И обласкать заехавшего гостя,
  
  
  И в прах стереть лукавого раба!..
  
   (Задумывается, потом говорит как бы в забытьи)
  
  
  Толпа бояр, покорных и дрожащих,
  
  
  И там, над ней, над этою толпой,
  
  
  Со скипетром и в царском облаченьи...
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  Господь с тобой, о чем ты говоришь?
  
  
  Чего тебе недостает, царевна?
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
   (задумчиво)
  
  
  Ах, воля, воля!..
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  
  
   Матушка-царевна,
  
  
  Послушай ты меня, свою холопку:
  
  
  Брось, не греши! Пусть в греческих землях
  
  
  Забыли стыд и девичий обычай, -
  
  
  Так мы не греки, господи прости,
  
  
  У них и всё не по-людски... Неужто ж
  
  
  Порядки их и нам перенимать?
  
  
  А что у нас насчет царевен строго -
  
  
  И хорошо!.. Сидите вы себе
  
  
  Как у Христа за пазухой. До вас
  
  
  И ласточка коснуться не посмеет,
  
  
  На вас и день с опаскою глядит!
  
  
  А толковать с боярами в совете
  
  
  Да королей заморских принимать -
  
  
  Девичье ль это дело?.. Да у вас
  
  
  И разума на это недостанет,
  
  
  И голова от думы заболит!..
  
  
  Нет, матушка, не впрок тебе ученье
  
  
  Пошло!.. Ну что хорошего: придет
  
  
  К тебе монах, сидит тут да толкует -
  
  
  И то не так и это вот не так!
  
  
  В чужих землях куда обычай лучше!
  
  
  Ему-то что? Сболтнул - и прочь убрался,
  
  
  А ты потом тоскуешь целый день!
  
  
  
  
  Софья
  
   продолжение предыдущего монолога стоит,
  
  
   задумавшись, на авансцене)
  
  
  Не от наук тоска, а от неволи!..
  
  
  
  
  Мамка
  
  
  Да что за воля, господи прости!
  
  
  И родилась и век свой скоротала -
  
  
  А никогда не слышала о ней!..
  
  
  
   За сценой шаги.
  
  
  Да вот никак боярин Милославский
  
  
  Сюда идет - ты лучше с ним толкуй,
  
  
  Прости меня, стара я ныне стала,
  
  
  Мне невдомек...
  
  
  
  
  (Уходит.)
  
  
  
  
  Явление 2
  
  
  
  <Софья и Милославский.>
  
  
  
   Милославский
  
  
  
  
  (входя)
  
  
  
  
   Царевне бью челом!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  Присядь, боярин; ты от государя?
  
  
  Каков он?
  
  
  
   Милославский
  
  
  
   Плох, не долго проживет!
  
  
  Мне давеча фон Годен говорил,
  
  
  Что дай-то бог, чтоб он до завтра дожил!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
  (вставая)
  
  
  Ах, господи, а я-то тут сижу!
  
  
  Пойду к нему!
  
  
  
   Милославский
  
  
  
  
  Пообожди, царевна,
  
  
  Есть дело до тебя. Его спасти
  
  
  Не сможешь ты, а о своем спасеньи
  
  
  Давно тебе подумать бы не грех...
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
   (осматриваясь)
  
  
  Я что-то не пойму тебя, боярин.
  
  
  
   Милославский
  
  
  
   (понижая голос)
  
  
  Как не понять! Не малое дитя!
  
  
  Господь тебя рассудком не обидел.
  
  
  А вот за то, что говоришь с опаской, -
  
  
  Хвалю!.. Теперь такие времена,
  
  
  Что без опаски ой... ой... ой!..
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
  
  
   Не знаю,
  
  
  К чему ведешь ты речь. Скажи прямее!
  
  
  
   Милославский
  
  
  Ну, как не знать! Грешно со мной хитрить!
  
  
  Твои враги - мои враги, царевна, -
  
  
  Погибнешь ты - и мне несдобровать!
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
   (нерешительно)
  
  
  Ты о Нарышкиных?
  
  
  
   Милославский
  
  
  
  
   О ком же больше!
  
  
  
   (Понижает голос)
  
  
  Одни они враги у нас с тобою,
  
  
  Одни они дышать нам не дают.
  
  
  И давеча - вхожу я к государю,
  
  
  Смотрю - они, как коршуны над трупом,
  
  
  Столпились там, дыханье затаив...
  
  
  В глаза глядят, подушки поправляют,
  
  
  А сами, чай, и ждут и не дождутся,
  
  
  Чтоб умер он да власть оставил им.
  
  
  Да, плох он, плох совсем! Идя к нему,
  
  
  Голицына я встретил ненароком...
  
  
  
  Софья делает движение.
  
  
  Ты что вспорхнулась?
  
  
  
  
  Софья
  
  
  
  
  
  Я? Я ничего!..
  
  
  
   Милославский
  
  
  
  
  (тихо)
  
  
  Он люб тебе - твое девичье дело, -
  
  
  И мне в него мешаться бы не стать!
  
  
  Я не в укор спросил тебя, царевна:
  
  
  Твой грех, - не мой! Мне что, я в стороне;
  
  
  И видел я - да ничего не видел,
  
  
  И слышал я - да слыхом не слыхал!
  

Другие авторы
  • Коллинз Уилки
  • Ознобишин Дмитрий Петрович
  • Фадеев
  • Семенов Сергей Александрович
  • Гейнце Николай Эдуардович
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Толстая Софья Андреевна
  • Де-Санглен Яков Иванович
  • Ратгауз Даниил Максимович
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич
  • Другие произведения
  • Майков Аполлон Николаевич - Княжна ***
  • Гольцев Виктор Александрович - Г. Алексеев. Макиавелли, как политический мыслитель
  • Щеголев Павел Елисеевич - Николай I в дневнике Пушкина
  • Розанов Василий Васильевич - В министерстве народного просвещения
  • Измайлов Александр Алексеевич - Букинист
  • Сомов Орест Михайлович - Письмо Д. П. Бутовскому
  • Дуроп Александр Христианович - Казак на родине. Романс
  • Андерсен Ганс Христиан - Стихотворения
  • Катков Михаил Никифорович - Ключ предстоящий реформы университетов
  • Плеханов Георгий Валентинович - Предисловие к первому тому первого издания Собрания сочинений.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 367 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа