Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения, Страница 15

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения



"justify">  
  
  А верует беде не прежде, как придет.
  
  
  <1797>
  
  
  
  
  ШАРЛАТАН
  
  
  Однажды Шарлатан во весь горланил рот:
  
  
  
   "Ступай ко мне, народ!
  
  
  Смотри и покупай: вот порошок чудесный!
  
  
  
   Он ум дает глупцам,
  
  
  Невеждам - знание, красоток - старикам,
  
  
  Старухам - прелести, достоинства - плутам,
  
  
  
   Невинность - преступленью;
  
  
   Вот первый способ к полученью
  
  
  Всех благ, какие нас удобны только льстить
  
  
   Поверьте, говорю неложно,
  
  
   Чрез этот порошок возможно
  
  
  На свете все достать, все знать и все творить;
  
  
  Глядите!" - И народ стекается толпами.
  
  
   Ведь любопытство не порок!
  
  
  Бегу и я... но что ж открылось перед нами?
  
  
   В бумажке - золотой песок.
  
  
  <1797>
  
  
  
   КОКЕТКА И ПЧЕЛА
  
  
  
   Прелестная Лизета
  
  
   Лишь только что успела встать
  
  
  С постели роскоши, дойти до туалета
  
  
   И дружеский совет начать
  
  
   С поверенным всех чувств, желаний,
  
  
   Отрад, веселья и страданий,
  
  
  С уборным зеркалом, - вдруг страшная Пчела
  
  
   Вокруг Лизеты зажужжала!
  
  
  
   Лизета обмерла,
  
  
  
   Вскочила, закричала:
  
  
   "Ах, ах! мисс Женни, поскорей!
  
  
  Параша, Дунюшка!" - Весь дом сбежался к ней;
  
  
  Но поздно! ни любовь, ни дружество, ни злато -
  
  
  Ничто не отвратит неумолимый рок!
  
  
  
   Чудовище крылато
  
  
  Успело уже сесть на розовый роток,
  
  
   И Лиза в обморок упала.
  
  
  "Не дам торжествовать тебе над госпожой!" -
  
  
  Вскричала Дунюшка и смелою рукой
  
  
   В минуту Пчелку поймала;
  
  
  А пленница в слезах, в отчаяньи жужжала:
  
  
  "Клянуся Флорою! хотела ли я зла?
  
  
  Я аленький роток за розу приняла".
  
  
  Столь жалостная речь Лизету воскресила.
  
  
  "Дуняша! - говорит Лизета. - Жаль Пчелы;
  
  
  Пусти, ее; она почти не уязвила".
  
  
  Как сильно действует и крошечка хвалы!
  
  
  <1797>
  
  
  
  
  ЖЕЛАНИЯ
  
  
   Сердися Лафонтен иль нет,
  
  
   А я с ним не могу расстаться.
  
   Что делать? Виноват, свое на ум нейдет,
  
  
   Так за чужое приниматься.
  
   Слыхали ль вы когда от нянек об духах,
  
   Которых запросто зовем мы домовыми?
  
   Как не слыхать! детей всегда стращают ими;
  
  
  
  Они во всех странах
  
   Живут между людей, неся различны службы, -
  
  
   Без всякой платы, лишь из дружбы;
  
   Кто правит кухнею, кто холит лошадей;
  
  
  
  Иные берегут людей
  
  
   От злого глаза и уроков,
  
  
   И все имеют дар пророков.
  
  
  
  Один из тех духов
  
  
   Был в Индии у мещанина
  
  
  
  Хранителем его садов;
  
  
   Он госпожу и господина
  
  
   Любил не меньше, чем родных;
  
  
  
  Всегда, бывало, их
  
  
   Своим усердьем утешает
  
  
   И в упражненьи всякий час:
  
   То мирточки садит, то лучший ананас
  
  
   К столу хозяев выбирает.
  
  
   Хозяям клад был гость такой!
  
  
   Но доброе всегда непрочно;
  
  
  
  Не знаю точно,
  
  
   Что было этому виной -
  
   Политика или товарищей коварство, -
  
   Вдруг от начальника приказ ему лихой
  
  
   Лететь в другое государство;
  
  
  
  Куда ж? сказать ли вам,
  
  
   Сердца чувствительны и нежны?
  
  
   Из мест, где счета нет цветам,
  
   Из вечного тепла - в сугробы, в горы снежны,
  
   На край Норвегии! Вдруг из индейца будь
  
   Лапландец! Так и быть, слезами не поправить,
  
  
   А только лишь надсадишь грудь.
  
   "Прощайте, господа! Мне должно вас оставить! -
  
   Со вздохом добрый дух хозяйвам говорил. -
  
  
  
  Я здесь уж отслужил;
  
   Наш князь указ наслал, предписывает строго
  
   Лететь на север мне. Хоть грустно, но лететь!
  
   Недолго, милые, уже на вас глядеть:
  
  
  
  С неделю, месяц много.
  
   Что мне оставить вам за вашу хлеб и соль,
  
  
  
  В знак моего признанья?
  
   Скажите: я могу исполнить три желанья".
  
   Известен человек: просить чего? - изволь,
  
  
  
  Сейчас готовы крылья.
  
  
   "Ах! изобилья, изобилья!" -
  
  
   Вскричали в голос муж с женой.
  
  
   И изобилие рекой
  
  
  
  На дом их полилося:
  
   В шкатулы золотом, в амбары их пшеном,
  
  
  
  А в выходы вином;
  
   Верблюдов табуны, - откуда что взялося!
  
   Но сколько ж и забот прибавилося с тем!
  
  
   Легко ли усмотреть за всем,
  
   Все счесть, все записать? Минуты нет покоя:
  
  
   В день доброхотов угощай,
  
   Тому в час добрый в долг, другому так давай,
  
  
   А в ночь дрожи и жди разбоя.
  
   "Нет, Дух! - они кричат, - возьми свой дар назад;
  
   С богатством не житье, а вживе сущий ад!
  
   Приди, спокойствия подруга неизменна,
  
  
  
  Наставница людей,
  
  
  
  Посредственность бесценна!
  
   Приди и возврати нам счастье прежних дней!.."
  
   Она пришла, и два желания свершились,
  
  
  
  Осталось третье объявить:
  
   Подумали они и наконец решились
  
  
  
  Благоразумия просить,
  
  
  
  Которое во всяко время
  
  
  
  Нигде и никому не в бремя.
  
   <1797>
  
  
  
  
  СОВЕСТЬ
  
   Не тигр, а человек - и сын убил... отца!
  
   Убил, но никому не ведомо то было;
  
  
  Однако ж сердце в нем уныло,
  
  
   Завянул цвет лица,
  
   Стал робок, одичал и Наконец сокрылся
  
  
   В дремучие леса.
  
   Однажды между тем как он бродил, томился,
  
  
   Попалося ему в глаза
  
   Воробышков гнездо; он подобрал каменья
  
  
   И начал в них лукать.
  
   Прохожий, видя то и выйдя из терпенья,
  
   Кричит ему: "Почто невинных убивать?" -
  
   "Как! - он ответствует, - легка ли небылица?
  
   Проклятые кричат, что я отцеубийца!"
  
   Прохожий на него бросает строгий взор;
  
  
  Он весь трясется и бледнеет;
  
   Злодейство на челе час от часу яснеет;
  
   Винится, и вкусил со смертию позор.
  
   О совесть! добрых душ последняя подруга!
  
  
  Где уголок земного круга,
  
  
  Куда бы не проник твой глас?
  
   Неумолимая! везде найдешь ты нас.
  
   <1798>
  
  
  
   МАГНИТ И ЖЕЛЕЗО
  
   Природу одолеть превыше наших сил:
  
   Смиримся же пред ней, не умствуя нимало.
  
   "Зачем ты льнешь?" - Магнит Железу говорил.
  
   "Зачем влечешь меня?" - Железо отвечало.
  
   Прелестный, милый пол! чем кончу я рассказ,
  
  
  
  Легко ты отгадаешь;
  
   Подобно так и ты без умысла прельщаешь;
  
   Подобно так и мы невольно любим вас.
  
   <1800>
  
  
  
  ПЕТУХ, КОТ И МЫШОНОК
  
  
  О, дети, дети! как опасны ваши лета!
  
  
  
  Мышонок, не видавший света,
  
  
  Попал было в беду, и вот как он об ней
  
  
  
  Рассказывал в семье своей:
  
  
  
   "Оставя нашу нору
  
  
  
  И перебравшись через гору,
  
  
  Границу наших стран, пустился я бежать,
  
  
  
   Как молодой мышонок,
  
  
  
  Который хочет показать,
  
  
  
   Что он уж не ребенок.
  
  
  Вдруг с р_о_змаху на двух животных набежал:
  
  
  
  Какие звери, сам не знал;
  
  
  Один так смирен, добр, так плавно выступал,
  
  
  
  Так миловиден был собою!
  
  
  Другой нахал, крикун, теперь лишь будто с бою;
  
  
  Весь в перьях; у него косматый крюком хвост;
  
  
  
  Над самым лбом дрожит нарост
  
  
  
  Какой-то огненного цвета,
  
  
  И будто две руки, служащи для полета;
  
  
  
   Он ими так махал
  
  
  
  И так ужасно горло драл,
  
  
  Что я таки не трус, а подавай бог ноги -
  
  
  
  Скорее от него с дороги.
  
  
  Как больно! Без него я, верно, бы в другом
  
  
  
  Нашел наставника и друга!
  
  
  В глазах его была написана услуга;
  
  
  Как тихо шевелил пушистым он хвостом!
  
  
  С каким усердием бросал ко мне он взоры,
  
  
  Смиренны, кроткие, но полные огня!
  
  
  Шерсть гладкая на нем, почти как у меня;
  
  
  Головка пестрая, и вдоль спины узоры;
  
  
  А уши как у нас, и я по ним сужу,
  
  
  Что у него должна быть симпатия с нами,
  
  
  
  Высокородными мышами".
  
  
  
  - "А я тебе на то скажу, -
  
  
  
  Мышонка мать остановила, -
  
  
  
   Что этот доброхот,
  
  
  Которого тебя наружность так прельстила,
  
  
  
   Смиренник этот... Кот!
  
  
  Под видом кротости он враг наш, злой губитель;
  
  
  Другой же был Петух, миролюбивый житель.
  
  
  Не только от него не видим мы вреда
  
  
  
   Иль огорченья,
  
  
  Но сам он пищей нам бывает иногда.
  
  
  Вперед по виду ты не делай заключенья".
  
  
  1802
  
  
  
   ЦАРЬ И ДВА ПАСТУХА
  
   Какой-то государь, прогуливаясь в поле,
  
  
  Раздумался о царской доле.
  
   "Нет хуже нашего, - он мыслил, - ремесла!
  
   Желал бы делать то, а делаешь другое!
  
   Я всей душой хочу, чтоб у меня цвела
  
   Торговля; чтоб народ мой ликовал в покое;
  
  
  А принужден вести войну
  
  
  Чтоб защищать мою страну.
  
   Я подданных люблю, свидетели в том боги,
  
   А должен прибавлять еще на них налоги;
  
  
  Хочу знать правду - все мне лгут,
  
  
  Бояра лишь чины берут,
  
  
  Народ мой стонет, я страдаю,
  
   Советуюсь, тружусь, никак не успеваю;
  
   Полсвета властелин - не веселюсь ничем!"
  
   Чувствительный монарх подходит между тем
  
  
   К пасущейся скотине;
  
   И что же видит он? рассыпанных в долине
  
  
  Баранов, тощих до костей,
  
   Овечек без ягнят, ягнят без матерей!
  
  
  Все в страхе бегают, кружатся,
  
   А псам и нужды нет: они под тень ложатся;
  
  
  Лишь бедный мечется Пастух:
  
   То за бараном в лес во весь он мчится дух,
  
   То бросится к овце, которая отстала,
  
   То за любимым он ягненком побежит,
  
   А между тем уж волк барана в лес тащит;
  
   Он к ним, а здесь овца волчихи жертвой стала.
  
   Отчаянный Пастух рвет волосы, ревет,
  
  
  Бьет в грудь себя и смерть зовет.
  
   "Вот точный образ мой, - сказал самовластитель, -
  
   Итак, и смирненьких животных охранитель
  
   Такими ж, как и мы, напастьми окружен,
  
  
  И он, как царь, порабощен!
  
   Я чувствую теперь какую-то отраду".
  
   Так думая, вперед он путь свой продолжал,
  
  
   Куда? и сам не знал;
  
   И наконец пришел к прекраснейшему стаду.
  
   Какую разницу монарх увидел тут!
  
   Баранам счету нет, от жира чуть идут;
  
   Шерсть на овцах как шелк и тяжестью их клонит;
  
   Ягнятки, кто кого скорее перегонит,
  
   Толпятся к маткиным питательным сосцам;
  
   А Пастушок в свирель под липою играет
  
   И милую свою пастушку воспевает.
  
  
  "Несдобровать, овечки, вам! -
  
   Царь мыслит. - Волк любви не чувствует закона,
  
   И Пастуху свирель худая оборона".
  
   А волк и подлинно, откуда ни возьмись,
  
  
  Во всю несется рысь;
  
   Но псы, которые то стадо сторожили,
  
   Вскочили, бросились и волка задавили;
  
   Потом один из них ягненочка догнал,
  
   Которой далеко от страха забежал,
  
   И тотчас в кучку всех по-прежнему собрал;
  
   Пастух же все поет, не шевелясь нимало.
  
   Тогда уже в царе терпения не стало.
  
   "Возможно ль? - он вскричал. - Здесь множество волков,
  
   А ты один... умел сберечь большое стадо!" -
  
   "Царь! - отвечал Пастух, - тут хитрости не надо:
  
  
  Я выбрал _добрых_ псов".
  
   1802
  
  
  
   ЛЕТУЧАЯ РЫБА
  
  
  Есть рыбы, говорят, которые летают!
  
  
  Не бойтесь: я хочу не Плиния читать,
  
  
   А только вам сказать,
  
  
   Что и у рыб бывают
  
  
  Такие ж мудрецы и трусы, как у нас;
  
  
  
  
  Вот и пример для вас.
  
  
  Одна из рыб таких и день и ночь грустила
  
  
   И бабушке своей твердила:
  
  
  "Ах, бабушка! Куда от злобы мне уйти?
  
  
  Гонение и смерть повсюду на пути!
  
  
  Лишь только я летать, орлы клюют носами;
  
  
  Нырну в глубь моря, там встречаема волками!"
  
  
  
  
  Старуха ей в ответ:
  
  
  "Что делать, дитятко! Таков стал ныне свет!
  
  
  Кому не суждено орлом быть или волком,
  
  
  Тому один совет, чтоб избежать беды:
  
  
  Держись всегда своей тропинки тихомолком,
  
  
  Плывя _близ_ воздуха, летая _близ_ воды".
  
  
  <1802>
  
  
  
   КАРЕТНЫЕ ЛОШАДИ
  
  
   Две лошади везли карету;
  
  
   Осел, увидя их, сказал:
  
   "С какою завистью смотрю на пару эту!
  
   Нет дня, чтоб где-нибудь ее я не встречал;
  
  
   Всё вместе: видно, очень дружны!"
  
   - "Дурак, дурак! при всей длине своих ушей, -
  
   Сказала вслед ему одна из лошадей, -
  
   Ты только лишь глядишь на признаки наружны;
  
   Диковинка ль всегда в упряжке быть одной,
  
  
  
  А розно жить душой?
  
   Увы! не нам чета живут на нас похоже!"
  
   Вчера мне Хлоин муж шепнул в собраньи то же.
  
   1802
  
  
  
   ЗМЕЯ И ПИЯВИЦА
  
  
  
  "Как я несчастна!
  
  
   И как завидна часть твоя! -
  
   Однажды говорит Пиявице Змея. -
  
   Ты у людей в чести, а я для них ужасна;
  
   Тебе охотно кровь они свою дают;
  
   Меня же все бегут и, если могут, бьют;
  
   А кажется, равно мы с ними поступаем:
  
  
   И ты и я людей кусаем".
  
   - "Конечно! - был на то пиявицын ответ. -
  
  
   Да в цели нашей сходства нет:
  
   Я, например, людей к их пользе уязвляю,
  
  
  
  А ты для их вреда;
  
   Я множество больных чрез это исцеляю,
  
   А ты и не больным смертельна завсегда.
  
   Спроси самих людей: все скажут, что я права;
  
  
   Я им лекарство, ты отрава".
  
   Смысл этой басенки встречается тотчас:
  
   Не то ли Критика с Сатирою у нас?
  
   <1803>
  
  
   МЫШЬ, УДАЛИВШАЯСЯ ОТ СВЕТА
  
  
  Восточны жители, в преданиях своих,
  
  
  Рассказывают нам, что некогда у них
  
  
  Благочестива Мышь, наскуча суетою,
  
  
   Слепого счастия игрою,
  
  
   Остави

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 675 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа