Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 23

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



   Явился в кассу. То да се.
  
  
   (А челюсть все-таки стучала!)
  
  
   "Вот, Еремей... принес... не всё:
  
  
   Четыре сотни для начала".
  
  
   Дед принял деньги, записал.
  
  
   Памфил глядел на деда дико.
  
  
   Ушел. А вечерком - гляди-ко!
  
  
   Обратно к деду причесал.
  
  
   "Верни мне деньги!"
  
  
  
  Дед с усмешкой
  
  
   Сказал: "Чудак ты друг, чудак.
  
  
   Бери, бери скорей, не мешкай,
  
  
   Ведь заболеть ты можешь так.
  
  
   Не веришь. Ясно: с непривычки.
  
  
   Все ж дома деньги стереги.
  
  
   А то пронюхают враги -
  
  
   В сундук залезут без отмычки!"
  
  
   Прошла всего лишь ночь одна,
  
  
   И в кассе вновь Памфил у деда:
  
  
   "Всё, понимаешь ли, жена...
  
  
   Да и моя в том есть вина...
  
  
   Сам не уверился покеда,
  
  
   Что тут сохраннее. Вот, на:
  
  
   Вношу полтыщи - всё сполна!"
  
  
   Ушел Памфил довольный крайне,
  
  
   Узнав от деда - "честный он!" -
  
  
   Что в кассе вклад - таков закон -
  
  
   Храниться должен в полной тайне.
  
  
   Зря деньги неча доставать:
  
  
   Никто не станет приставать.
  
  
   Вклад никого не станет зарить.
  
  
   Полтыщи долго ль разбазарить!
  
  
   Дед Еремей пример другим.
  
  
   "Фин-активист" он высшей марки.
  
  
   И с ним, подвижником таким,
  
  
   Кулак делить не станет чарки:
  
  
   Попытки эти здесь пусты.
  
  
   Глаз показать ему не смея,
  
  
   Кулак, завидя Еремея,
  
  
   Или шарахнется в кусты,
  
  
   Иль дунет крюку три версты.
  
  
  
  
   1935
  
  
  
  ДО НОВОЙ ВСТРЕЧИ {*}
  {* К закрытию 2-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников.}
  
  
   В момент торжественно-серьезный
  
  
   Гремела песней зала вся.
  
  
   ...Ушли на подвиг на колхозный,
  
  
   С собою образ грандиозный
  
  
   Вождя и друга унося
  
  
   И унося с собою гордость
  
  
   Не только им, но и собой,
  
  
   Своею радостной судьбой,
  
  
   Пред миром всем явившей твердость
  
  
   Того, что добыто борьбой,
  
  
   Что - если день настанет грозный -
  
  
   Покажет всем, что строй колхозный
  
  
   Вмиг из ограды трудсвэй
  
  
   Оградой станет боевой.
  
  
   Друзья мои, до новой встречи!
  
  
   Мужик природный, "столбовой",
  
  
   С какою радостью живой
  
  
   Я жадно слушал ваши речи!
  
  
   Как много дали мне они!
  
  
   Мне показались эти дни
  
  
   Сплошною сказкою волшебной
  
  
   По силе творчески-целебной
  
  
   И ваших слов и ваших дел.
  
  
   На вас глаза я проглядел.
  
  
   В быту взращенный стародавнем,
  
  
   Я вспоминал свой "отчий дом",
  
  
   Избу, стоявшую с трудом,
  
  
   Окно слепое с ветхим ставнем,
  
  
   Пустой сарай, амбар пустой,
  
  
   Среди двора бурьян густой,
  
  
   Соседей рваных и соседок,
  
  
   Детей, ходивших нагишом,
  
  
   Все, что терпел я малышом
  
  
   И от чего - пример не редок -
  
  
   Сбежал я в город напоследок.
  
  
   Я расскажу когда-нибудь,
  
  
   Какой прошел я тяжкий путь.
  
  
   О нем лишь к слову говорю я.
  
  
   Его, не плачась, не горюя,
  
  
   Будь этот путь трудней стократ,
  
  
   Преодолеть я был бы рад,
  
  
   Чтоб, несмотря на все подвохи,
  
  
   Что жизнь чинила мне порой,
  
  
   Дожить до радостной эпохи,
  
  
   Несущей миру новый строй,
  
  
   Дожить до этой встречи с вами,
  
  
   Упиться вашими словами
  
  
   О том, что прошлому - капут,
  
  
   Что не страшны его угрозы,
  
  
   Что в деревнях и там и тут
  
  
   В достатке крепнущем растут
  
  
   Культурно-крепкие колхозы.
  
  
   Как много хочется сказать!
  
  
   Но трудно мне слова низать.
  
  
   Я пел, когда я был моложе,
  
  
   Как птица вешним днем в лесу,-
  
  
   Теперь пишу я реже, строже,
  
  
   Любое слово на весу.
  
  
   К чему восторженные охи
  
  
   И пестрых красок карусель?
  
  
   Мы все - работники эпохи,
  
  
   Какой не видел мир досель.
  
  
   Мы строим, учимся, мы пашем
  
  
   И - кулаками зря не машем.
  
  
   Мы сами чувствуем свой рост,
  
  
   Язык речей на съезде вашем
  
  
   Был деловит и крайне прост.
  
  
   А сколько было в нем кристалин,
  
  
   Достойных речи мудреца!
  
  
   И как ловил их жадно _Сталин_,
  
  
   Не пропускавший ни словца!
  
  
   Венчало сталинское "браво!"
  
  
   Удачный мысли оборот.
  
  
   Нет, как же выросли мы, право!
  
  
   Неузнаваемый народ!
  
  
   На этом свой привет кончаю,
  
  
   Кончаю просто, без прикрас.
  
  
   До съезда третьего, я чаю,
  
  
   Поговорим еще не раз.
  
  
  
  ПРИВЕТ РАСТУЩЕЙ СИЛЕ {*}
  
   {* Текст к колхозно-женскому плакату ИЗОГИЗа.}
  
  
   Про "бабу" злые прибаутки
  
  
   У нас уж больше не в ходу.
  
  
   Про "бабу" старые погудки
  
  
   С культурой новой не в ладу.
  
  
   Цена такому балагурью -
  
  
   Антисоветская цена.
  
  
   Мы распростились с этой дурью
  
  
   Бесповоротно и сполна.
  
  
   Поставив крест на мире старом,
  
  
   Верша великие труды,
  
  
   _Колхозной женщиной_ недаром
  
  
   Мы так восторженно горды.
  
  
   Ее житейская дорога
  
  
   Уж не "от печки до порога",
  
  
   Пред нею новый, светлый путь
  
  
   Туда, где легче дышит грудь,
  
  
   Где неоглядные просторы,
  
  
   Где жизни радостной узоры
  
  
   И краски творческой весны
  
  
   Уже отчетливо ясны.
  
  
   Колхозный съезд второй недавно
  
  
   Нам показал ее так явно,
  
  
   Так полноценно: вот она,
  
  
   Возбуждена, увлечена
  
  
   Докладом, яркими речами,
  
  
   Чувств неиспытанных полна,
  
  
   Завороженными очами,
  
  
   Не отрывая их, глядит
  
  
   Туда, где _Сталин_ сам сидит.
  
  
   И вот - она уж на трибуне,
  
  
   И ей - да, ей! Петровой Дуне! -
  
  
   Все рукоплещут. Сталин тож.
  
  
   Он рукоплещет всех сильнее.
  
  
   Он - стало ей теперь виднее,-
  
  
   Как на портреты ни похож,-
  
  
   Вблизи он проще и роднее.
  
  
   Все надо в памяти сберечь,
  
  
   Чтоб вспомнить над колхозной пашней,
  
  
   Как Сталин жадно слушал речь
  
  
   Ее, телятницы вчерашней.
  
  
   Она - еще не грамотей -
  
  
   Телят любила, как детей,
  
  
   Потом - ударничала в поле,
  
  
   Не только в поле, но и в школе,
  
  
   Чтоб, поработавши, "как черт",
  
  
   Стать полеводом первый сорт.
  
  
   Сдала здоровьем даже малость,
  
  
   Но всю болезнь - верней, усталость -
  
  
   Сняла награда: Крым, курорт...
  
  
   Теперь придут весна и лето,
  
  
   И вновь здорова и сильна...
  
  
   Конечно, Сталин знает это!
  
  
   Он знает, знает, кто она!
  
  
   Но также знает он заочно
  
  
   - С ним вместе знает вся страна!-
  
  
   И уважает имена
  
  
   И подвиги таких же точно
  
  
   Колхозниц славных, как она.
  
  
   Они лавиной мощной, бурной
  
  
   К той жизни ринулись культурной,
  
  
   Которой в мире краше нет.
  
  
   Родной колхозно-деревенской
  
  
   Растущей новой силе женской
  
  
   Наш братский, пламенный привет!
  
  
   ПРИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ СТАЛОСЯ,
  
  
  О ЧЕМ ПРЕЖДЕ В СКАЗКАХ МЕЧТАЛОСЯ {*}
  
  
   {* Текст к плакату ИЗОГИЗа.}
  
  Мужик из века в век пыхтел-кряхтел над сошкой,
  
   А дармоедов - каждый с ложкой -
  
   За ним тянулось - целый фронт:
  
   "Ты - наш кормилец!"
  
   "Ты - наш поилец!"
  
   "Ты - раб наш вечный, Ферапонт!"
  
   Сам Ферапонт голодный,
  
   Холодный,
  
   Порою темною, ночной,
  
   Измученный дневной работой и заботой,
  
   Усталый и больной,
  
   Страдая костяной
  
   Ломотой,
  
   Окутан темнотой, лежал в своей избе,
  
   В своей безрадостной темнице,
  
   И в темноте мечтал о солнечной судьбе,
  
   О сказочной _жар-птице_:
  
   "Хотя бы перышко мне от нее достать,
  
   Чтоб у меня в избе оно могло блистать!"
  
   А нынче - погляди на этой вот странице! -
  
   Колхозник скажет ли: "Я в темноте живу"?
  
   В колхозной электросветлице
  
   Крестьянская мечта о сказочной жар-птице
  
   Осуществилась наяву!
  
   Дыряво-лапотный крестьянин, бессапожный
  
   И невылазно-бездорожный,
  
   Всю жизнь он маялся, как каторжник острожный,
  
   В своей отрезанной от мира конуре
  
   И, глядя на возок, застрянувший в болоте,
  
   Мечтал о сказочном _ковре,
  
   О самолете_.
  
   Теперь колхозники строчат письмо в Москву:
  
   "Когда ж обещанный нам самолет пришлете?"
  
   Вдруг гул. В небесную все смотрят синеву.
  
   Аэропланов там - собьешься прямо в счете.
  
   Крестьянская мечта о _чудо-самолете_
  
   Осуществилась наяву!
  
   Голодный мужичок с голодною женой
  
   Век проводили свой в голодной перебранке,
  
   И утешалися они мечтой одной,
  
   Мечтой о _скатерти - волшебной самобранке_
  
   Ей прикажи, и все - еда любая - есть.
  
   Хоть в сказке досыта поесть!
  
   Колхозник говорит: "Не лодырем слыву!
  
   Зато живу теперь уж не в былом хлеву,
  
   И ем зато теперь не отруби в лоханке!"
  
   Крестьянская мечта о _дивной самобранке_:
  
   Осуществилася в колхозах наяву!
  
   Бранили баре мужика
  
   Площадно,
  
   Пороли баре мужика
  
   Нещадно.
  
   Трещали исстари, века,
  
   У мужика
  
   Бока.
  
   Мужик, житье свое чтоб скрасить горевое,
  
   Мечтал о сказочной _дубинке-самобое_:
  
   "Всем, всем, кто тянется к мужицким пирогам,
  
   Царям, помещикам, несытым всем врагам,
  
   Утробы чьи страда крестьянская кормила,
  
   Она б хребты переломила!"
  
   А нынче - дальний враг и здешний,
  
   Вредитель внутренний и поджигатель внешний,
  
   Пришипившийся пан, фашистский ли Мамай -
  
  
   Остерегись! Нас не замай!
  
   Не зря мы празднуем рабочий "_Перво-май_",
  
   Наш общетрудовой всемирный праздник вешний!
  
   Покорно мы ль согнем перед врагом главу?
  
   Притронься не к руке нам враг, а к рукаву,
  
   Так приключится с ним такое!..
  
   На нападение ответим мы любое,
  
   Любую выжжем мы зловредную траву!
  
  
   Мечта о сказочной _дубинке-самобое_,
  
   Вот - воплощенная - пред нами наяву!
  
  
   РАДЗИВИЛЛОВСКИЙ "КРАКОВЯК"
  
  
  
  Современная баллада
  
  
  
   (с польского)
  
  
   Пышный зал - картина в рамке.
  
  
   Шпоры звонко звяк да звяк.
  
  
   С толстой Бертой в старом замке
  
  
   Князь танцует краковяк.
  
  
   - М_о_я краля! - О мейн Януш,
  
  
   Ире зеле... {1} - Ваша вся!
  
  
   - Варлихь? {2} - Езус! Ведь не спьяну ж
  
  
   Вам в любви я поклялся.
  
  
   - О мейн фирст! Мейн тапфер риттер! {3}
  
  
   Не коснется, Радзивилл,
  
  
   Большевистишес гевиттер {4}
  
  
   Ваших замков, ваших вилл!
  
  
   - Вы устали? - Нет.- Пше праше,
  
  
   Еще, фрейлен, еден тур!
  
  
   Нима в свете выше, краше
  
  
   Наших родственных культур.
  
  
   - На востоке вир цузаммен... {5}
  
  
   - Скоро ль? - Шнель! {6} - Когда б скорей!
  
  
   - Клятва? - Клятва! - Амен? - Амен!
  
  
   - Дритта, дрит-та! - Эйнс, цвей, дрей!
  
  
   - Мы покажем красной хамке:
  
  
   Нет таких, как мы, вояк! -
  
  
   ...С толстой Бертой в старом замке
  
  
   Князь танцует краковяк.
  
  
   Вьется князь вокруг соседки,
  
  
   Ей отдавши сердце в плен,
  
  
   Радзивилловские предки
  
  
   Смотрят сумрачно со стен,
  
  
   Словно им подать охота
  
  
   Знак потомку своему,
  
  
   Словно ведомо им что-то,
  
  
   Что не ведомо ему,
  
  
   Что нависло над вельможей
  
  
   И о чем - и у ворот,
  
  
   И вкруг замка, и в прихожей -
  
  
   Шепчет сумрачный народ.
  {1 Ваша душа...
  2 Правда?
  3 О мой князь! Мой храбрый рыцарь!
  4 Большевистская гроза
  5 Мы вместе...
  6 Скоро!}
  
  
  
   О "ДОБРОТЕ"
  
  
   (По документальным материалам)
  
  
  Над губами ладонь или платок.
  
  
  Обывательский шепоток
  
  
  О большевистской морали
  
  
  (Тема приобрела остроту):
  
  
  "За что человека покарали?
  
  
  За доброту!"
  
  
  Доброта! Распрекрасное слово,
  
  
  Но приглядимся к нему.
  
  
  Скажем, я прослыл за человека презлого
  
  
  А почему?
  
  
  Будь я урчащим
  
  
  Лириком,
  
  
  А не рычащим
  
  
  Сатириком,
  
  
  Разводи в стихах турусы на колесах
  
  
  О тихих заводях и плесах,
  
  
  О ловле по утрам пескарей,
  
  
  О соловье иль кукушке в роще,
  
  
  Не было б меня добрей
  
  
  И - проще.
  
  
  Есть пограничная черта,
  
  
  Где качество переходит в контркачество,
  
  
  Отвага - в лихачество,
  
  
  Деловитость - в делячество,
  
  
  Краснота в иные цвета,
  
  
  Бережливость -в скупость,
  
  
  _И доброта -
  
  
  В глупость,
  
  
  А глупость - в преступление_.
  
  
  Обычное явление!
  
  
  Глупая доброта становится той
  
  
  Простотой,
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 339 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа