Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 18

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



 
   Всегда готовые к труду и сбороне.
  
   Мы чтим восторженно героев имена,
  
   Нас вдохновляет вид их статуй и портретов.
  
   Герои - у станков, у пушек, у зерна,
  
   Средь чертежей и книг ученых кабинетов.
  
   Их нынче назовет любовно вся страна,
  
   Перекликая их на выборах советов.
  
   Всем, богатырский дух играет в чьей груди,
  
   Им в списках выборных всем место - впереди!
  
  
  
   СИМФОНИЯ МОСКВЫ
  
  
   И красочный и песнезвонный
  
  
   Весь день - такой неугомонный!-
  
  
   Звенел в ушах, сверкал в очах.
  
  
  Москва, отпраздновав Октябрьский день парадом,
  
  
  Вся изукрашена сверкающим нарядом,
  
  
  Купалась вечером в прожекторных лучах.
  
  
  Так было радостно, торжественно-бравурно!
  
  
   Так необычен был для глаз
  
  
   Людской поток, спадавший бурно
  
  
   К проспектам, зримым в первый раз.
  
  
  В Охотном выросли два дивных исполина.
  
  
   Как будто лампа Аладина
  
  
   Их в ночь в одну произвела.
  
  
  На месте Моховой асфальтная долина
  
  
   Волшебным видом расцвела.
  
  
  Проспект, ликующий и светом и простором,
  
  
   Открылся удивленным взорам
  
  
   Там, где бесследно сметены
  
  
   Остатки хилой старины:
  
  
   Поросшей мхом, покрытой сором
  
  
   Китайгородской нет стены!
  
  
  Затмивши древности величие седое,
  
  
  Там, где грядущего строительства крыльцо -
  
  
  Ряд площадей слился в одно полукольцо.
  
  
  _Явилось нам Москвы советски-молодое,
  
  
  Неузнаваемо-прекрасное лицо_.
  
  
  С сияющих витрин перед народной гущей,
  
  
  Перекрывая гул восторженной молвы,
  
  
  Звучала красками строительной канвы
  
  
  _Архитектурная симфония грядущей,
  
  
  Великой, Сталинской, победно-всемогущей,
  
  
   Гранитно-мраморной Москвы_!
  
  
  
  ЯРОСТЬ ОБРЕЧЕННОСТИ
  
  
  Великий наш Союз - он стал неузнаваем.
  
  
  Не покладая рук жизнь новую творим,
  
  
  И многие из нас - о всех не говорим -
  
  
  В порыве творческом порой мы забываем,
  
  
  Что классовый наш враг день каждый, каждый час
  
  
   Глядит озлобленно на нас,
  
  
   Следит за каждым нашим шагом
  
  
   С тем, чтоб - прием злодейский стар -
  
  
   Прокрасться к нам под мирным флагом
  
  
  И нанести предательский удар.
  
  
  Нет Кирова. Боец с сметенным нами царством,
  
  
  С народной кабалой, с похабным подлым барством,
  
  
  Герой всех трудовых и боевых фронтов,
  
  
  Строитель пламенный заводов, городов,
  
  
   Сраженный вражеским коварством,
  
  
  Он выключен в расцвет невиданных трудов
  
  
   Из наших творческих рядов.
  
  
   Вождь полный сил - он пал до срока.
  
  
  Он - грозовой таран для вражеской судьбы.
  
  
  Еще один пример жестокого урока,
  
  
   Урока классовой борьбы.
  
  
  Бессилье вражье, ты взъярилося недаром:
  
  
  Ты, разлучившее нас с другом боевым.
  
  
  Перед своим концом стоишь пред роковым,
  
  
   Пред нашим грозно-громовым,
  
  
   Уничтожающим ударом!
  
  
  
  
  К ОТВЕТУ!
  
  
   Есть радость в творческом горенье,
  
  
   Присуща силе красота,
  
  
   Мысль напряженная в паренье,
  
  
   Ясны - в волшебном озаренье -
  
  
   Даль, глубина и высота.
  
  
   В борьбе геройской и опасной
  
  
   Жизнь представляется другой -
  
  
   Такой приманчиво-прекрасной,
  
  
   Такой бесценно-дорогой,-
  
  
   Так жаждешь каждое мгновенье,
  
  
   Чтоб полноценный дали плод
  
  
   И сердца каждое биенье
  
  
   И мысли каждый поворот,
  
  
   Не утерять чтоб малой крохи
  
  
   Из дел великих, из идей
  
  
   Незабываемой эпохи
  
  
   Незабываемых людей,-
  
  
   Так жаждешь в винтик претвориться,
  
  
   Ремнем по валикам ходить,
  
  
   В рабочей массе раствориться
  
  
   И в общем фронте победить!
  
  
   Но пригвожденным к делу взглядом,
  
  
   Не озираяся кругом,
  
  
   Не досмотреть легко, что рядом
  
  
   Ползет, смертельным полный ядом,
  
  
   Злой гад, подосланный врагом,
  
  
   Врагом не прямо, так окольно
  
  
   Ведущим линию свою.
  
  
   Урок получен. С нас довольно.
  
  
   Убийц - на общую скамью!
  
  
   Слова? Им нету больше веры.
  
  
   Дела? Мы видели дела.
  
  
   Предатели и лицемеры
  
  
   Берут прицел из-за угла.
  
  
   Коварство их - оно пред нами,
  
  
   Разоблаченное насквозь.
  
  
   Мы с их знакомы именами,
  
  
   Всё те ж они, звучат не врозь,
  
  
   Те ж языки и те же перья.
  
  
   Лжецы, искавшие доверья,
  
  
   Должны ответить - все - пора! -
  
  
   Ученики, и подмастерья,
  
  
   И - вместе с ними - "мастера",
  
  
   Все, кто в прохвостах обалдело
  
  
   Своих пророков признавал,
  
  
   И - кто пустил оружье в дело,
  
  
   И - кто оружье им ковал!
  
  
  
   ЧУДЕСНОЕ ПИСЬМО
  
  
  
  
  
  
  Чем больше жену бьешь.
  
  
  
  
  
  
  Тем щи вкуснее.
  
  
  
  
  
  
  Всем бита, и об печь бита.
  
  
  
  
  
  
  Только печью не бита.
  
  
  
  
  
  
  
   Старые пословицы.
  
  
  
  
   1
  
  
  
  Как в Чапаевском колхозе
  
  
  
  Куры роются в навозе,
  
  
  
  Куры, куры, курочки,
  
  
  
  Серенькие дурочки.
  
  
  
  А петух-то, петушок
  
  
  
  Вскинул важно гребешок,
  
  
  
  Сам собой красуется,
  
  
  
  Всем интересуется -
  
  
  
  И коровушкою Машкой,
  
  
  
  И собачкою Кудлашкой,
  
  
  
  Задремавшей в конуре,
  
  
  
  Вешней радуясь поре,
  
  
  
  Черной кошкой,
  
  
  
  И хаврошкой,
  
  
  
  И жучком, и малой мошкой;
  
  
  
  Он - хозяин во дворе.
  
  
  
  Он - куриный повелитель,
  
  
  
  Муж-владыка и родитель
  
  
  
  Всем хохлаткам,
  
  
  
  Всем куряткам.
  
  
  
  Наблюдает за порядком:
  
  
  
  "Ко-ко-ко!..
  
  
  
  Ко-ко-ко!.."
  
  
  
  Прогневить его легко,
  
  
  
  Если что-нибудь случится,
  
  
  
  Кто в ворота постучится,
  
  
  
  Скрипнет где-нибудь запор,
  
  
  
  Ворон сядет на забор,
  
  
  
  Петушок распетушится,
  
  
  
  Он храбер, на все решится,
  
  
  
  Закричит он на весь двор,
  
  
  
  Крыльями захлопает,
  
  
  
  Ножками затопает.
  
  
  
  "Кто там? Кто там? Свой иль вор?
  
  
  
  Кто такой,
  
  
  
  Кто такой
  
  
  
  Нарушает мой покой?
  
  
  
   Захочу,
  
  
  
  Настою
  
  
  
  На своем приказе я!
  
  
  
  Затопчу,
  
  
  
  Заклюю!
  
  
  
  Что за безобразие!!!"
  
  
  
  Накричал,
  
  
  
  Замолчал,
  
  
  
  Быстро успокоился
  
  
  
  И, пока
  
  
  
  С пустяка
  
  
  
  Снова не расстроился,
  
  
  
  Позабывши о враге,
  
  
  
  На одной стоит ноге,
  
  
  
  На одной стоит ноге
  
  
  
  В яркокрасном сапоге
  
  
  
  С крепкою опорою,
  
  
  
  Боевою шпорою.
  
  
  
  Куры, куры, курочки,
  
  
  
  Серенькие дурочки,
  
  
  
  Роют мусор торопливо,
  
  
  
  На хозяина пугливо
  
  
  
  Смотрят, сузивши глаза:
  
  
  
  "Ну, гроза!"
  
  
  
  
   2
  
  
  На улице Пахом с Егором
  
  
  Коротким обменялись разговором.
  
  
  "Что, брат Егор?"
  
  
  "Что, брат Пахом?"
  
  
  "Гляжу на курицу. Не быть ей петухом".
  
  
  "А бабе - мужиком.
  
  
  Сказать ты это хочешь?"
  
  
  "Хоша б и так".
  
  
  "Гляди, не ошибись грехом".
  
  
  "Не ошибусь. Вот ты - за баб ты зря хлопочешь.
  
  
  Что сталось с бабами! Перевернулся свет!"
  
  
  "Вот бабы приберут к рукам ваш сельсовет,
  
  
  Так ты по-бабьи залопочешь".
  
  
  "Кто? Я? Ну, с этим, брат, еще мы погодим".
  
  
  "Потом увидим".
  
  
  "Поглядим.
  
  
  Пустые все твои нахвалки.
  
  
  Не выйти бабе ввек из-под мужицкой палки".
  
  
  Наслушался, Пахом, каких ты дураков?"
  
  
  "Пословица не зря идет от стариков:
  
  
  У баб мозги из пакли.
  
  
  Бей шубу, будет потеплей,
  
  
  Бей бабу, будет помилей.
  
  
  Сам прежде, вспомни-ка, ты говорил не так ли?"
  
  
  "Был прежде дураком".
  
  
  "А нынче стал умен?"
  
  
  "Не я один".
  
  
  "Мужик втесался в бабье стадо.
  
  
  Подумать, до каких мы дожили времен!"
  
  
  "Получше прежних, думать надо".
  
  
  "Да я... Коль с бабами своими я сшибусь..."
  
  
  "Не ошибись".
  
  
  "Не ошибусь!"
  
  
  
  
   3
  
  
   Пахом ошибся. Гроб! Убила!
  
  
   Его вдруг баба загрубила:
  
  
   "Иду в колхоз!"
  
  
   "Я тож иду!" -
  
  
   Дочь задудила в ту ж дуду.
  
  
   Пахом за палку в лютой злобе:
  
  
   "Вы это что? Взбесились обе?
  
  
   Да кто я в доме? Пес? Урод?
  
  
   Меня хотите - в оборот?
  
  
   Да я вас, чертовы наседки!"
  
  
   Глядь, у порога, у ворот
  
  
   Соседи сбились и соседки
  
  
   Шумят, чума их забери:
  
  
   "Брось, дядя, палку!"
  
  
  
  
  
   "Не дури!"
  
  
   Пахома вежливо, без свалки,
  
  
   Сгребли три пары дюжих рук.
  
  
   Жена - с соседками... Нахалки!
  
  
   Танюша, дочь, среди подруг.
  
  
   Пахом - осмеянный, без палки
  
  
   (Смеялась даже детвора!)
  
  
   Ушел сердитый со двора.
  
  
   Вернулся к ночи. Лег, не евши.
  
  
   Такая злость!
  
  
   Такая злость!
  
  
   Кряхтел на печке, разопревши.
  
  
   Про бабу думал: сучья кость!!
  
  
   На дочь ярился, на Танюшку,
  
  
   Угрюмо лежа на боку.
  
  
   "Пропала жизнь ни за понюшку,
  
  
   Ни за понюшку табаку!.."
  
  
   Он муж, отец... хозяин вроде...
  
  
   А уваженья ни на грош.
  
  
   И нет сочувствия в народе.
  
  
   Выходит, он же нехорош...
  
  
   Бунтует баба... Дочь - заноза...
  
  
   Ей ни во что указ отцов...
  
  
   "Ужели мне в конце концов
  
  
   Не отбрыкаться от колхоза?!.
  
  
   Хр-р-р-р!.. - Стал похрапывать Пахом.-
  
  
   Хр-р-р-р!.. Порастай, хозяйство, мхом!..
  
  
   Хр-р-р-р!.. Дали бабам своеволье..."
  
  
   Пахом ругался сквозь дрему,
  
  
   Ворочаясь как на уголье.
  
  
   Проснувшись, вглядывался в тьму,
  
  
   И все мерещилось ему,
  
  
   Что домовой скулит в подполье.
  
  
   "Скулит!.. Известно, почему!.."
  
  
  
  
   4
  
  
  
  Потерял Пахом охоту
  
  
  
  Приниматься за работу.
  
  
  
  Женка с дочерью одни
  
  
  
  Выполняли трудодни,
  
  
  
  Все наряды отбывали,
  
  
  
  От других не отставали,
  
  
  
  Становились впереди.
  
  
  
  У Пахома ком в груди.
  
  
  
  Он слоняется понуро,
  
  
  
  На людей глядит он хмуро,
  
  
  
  В двор уходит от ворот,
  
  
  
  Коль завидит, как народ,
  
  
  
  Особливо парни, девки,
  
  
  
  Жадно слушают припевки
  
  
  
  Озорного паренька,
  
  
  
  Балагура-шутника,
  
  
  
  Силуяна-гармониста,
  
  
  
  Как засвищет он в три свиста,
  
  
  
  Как Пахому он вдогонь,
  
  
  
  Растопыривши гармонь,
  
  
  
  - Чтоб те, черту, впасть в сухотку! -
  
  
  
  Загорланит во всю глотку:
  
  
  
  Как весна-то верх взяла
  
  
  
  Эх, да над морозами,
  
  
  
  Три деревни, два села
  
  
  
  Сделались колхозами.
  
  
  
  Фу-ты,
  
  
  
  Ну-ты,
  
  
  
  Вот дела!

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 372 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа