Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 15

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



;  Он, дав отпор всему мещанскому лохмотью,
  
   Заветы Ленина преобразил в труды
  
   И ленинскую мысль облек живою плотью.
  
  
  Бойцы, чья боевой отвагой дышит грудь,
  
   Мы в этот день, в канун зовущих нас решений,
  
   Чьи цели ленинский предуказал нам гений,
  
   В челе со Сталиным, чьей воли не согнуть,
  
   _Клянемся превратить нам предстоящий путь
  
  
  В путь триумфальных завершений_!
  
  
  
  УЛЬТРАКОРОТКАЯ ВОЛНА
  
  
  
  
  Ультракороткие волны - подлинные "лучи
  
  
  
   смерти". В будущих войнах они будут играть
  
  
  
   решающую роль.
  
  
  
  
  
  
  
  Из буржуазных газет.
  
  
  
  
  Ультракороткие волны с полным основанием
  
  
  
   можно назвать "лучами жизни". Они в советских
  
  
  
   лабораториях
  успешно применяются для
  
  
  
   консервирования молочных и овощных продуктов,
  
  
  
   пастеризации томатов, облучения зерен на
  
  
  
   предмет повышения урожайности и т. д. В
  
  
  
   клиниках они с разительным успехом
  
  
  
   использованы для излечения малярии.
  
  
  
  
  
  
  
   Из советских газет.
  
  
   В писаньях прессы буржуазной
  
  
   За каждым словом западня,
  
  
   Уснащена приправой разной
  
  
   Одна и та же "злоба дня",
  
  
   Ее пройдохи-журналисты
  
  
   С большою помпой подают,-
  
  
   На слух неопытный - солисты,
  
  
   Как будто разное поют:
  
  
   Кто про мороз, а кто про иней,-
  
  
   Но партитура их одна.
  
  
   Была недавно героиней
  
  
   "Ультракороткая волна".
  
  
   О ней трубили так и этак,
  
  
   На лад различный расцветив,
  
  
   Но у статей и всех заметок
  
  
   Был общий, жуткий, лейтмотив.
  
  
   Дав пищу хищному экстазу,
  
  
   Значенья мрачного полна,
  
  
   Орудьем смерти стала сразу
  
  
   Ультракороткая волна.
  
  
   Заклокотало словоблудье
  
  
   Продажно-пишущей шпаны:
  
  
   "Какое мощное орудье
  
  
   Для истребительной войны!"
  
  
   "Весь вражий фронт из дальней дали
  
  
   Сразим невидимой волной!"
  
  
   "Война, какой мы не видали,
  
  
   Перекроит весь шар земной!"
  
  
   "Пред смертоносною волною
  
  
   Ничто все вражьи рубежи!"
  
  
   "Война!"
  
  
  
   "Войны!"
  
  
  
  
  
  "Войне!"
  
  
  
  
  
  
  "Войною!"
  
  
   На все склонялось падежи.
  
  
   И лишь в одной стране, в советской,
  
  
   Импульсов творческих полна,
  
  
   Содружна вузам, школе детской
  
  
   Ультракороткая волна.
  
  
   Она - с подмогой аппаратов -
  
  
   Осуществлять привлечена
  
  
   "Пастеризацию томатов"
  
  
   И "облучение зерна",
  
  
   Она работница - на грядке,
  
  
   Она на ниве - хлебодар,
  
  
   Наносит гибельный удар
  
  
   Она в больницах лихорадке.
  
  
   У нас - средь творческой структуры,
  
  
   Средь мирных подвигов страны,-
  
  
   Она - орудие культуры,
  
  
   А не орудие войны,-
  
  
   Оценена иной ценою,
  
  
   У нас волшебная волна
  
  
   Не смертоносною волною,
  
  
   "Волною жизни" названа.
  
  
   Крепя свои живые клетки,
  
  
   Цветет Советская страна.
  
  
   В ней жизнетворческой расцветки
  
  
   Не только дивная волна:
  
  
   Того же жизненного тона,
  
  
   Задачи той же зрелый плод -
  
  
   Стальная наша оборона,
  
  
   Красноармейский наш оплот,-
  
  
   В броне военной арматуры
  
  
   Богатыри родной страны -
  
  
   Орудье мира и культуры,
  
  
   А не грабительской войны.
  
  
   Но горе тем, кто с этой силой
  
  
   Рискнет померяться в бою:
  
  
   Оплатят собственной могилой
  
  
   Они нахрапистость свою,
  
  
   В часы ответной грозной кары
  
  
   Они узнают, как сильны
  
  
   Ультракороткие удары
  
  
   Ее стремительной волны!
  
  
  
   ОПРЕДЕЛЕННО!
  
  
  Выхожу на колхозно-газетное поле,
  
  
  Пишу в "Колхозном комсомоле",
  
  
  Зачислившись в комсомольскую бригаду.
  
  
  "Болтунов" комсомольских забираю в блокаду,
  
  
  Пощекочу им маленечко пятки.
  
  
  Занятные ребятки!
  
  
  Об одном таком
  
  
  Преболтливом парнишке
  
  
  Прочитал я в письмишке.
  
  
  Героя зовут Куликом.
  
  
  Он приходится мне земляком:
  
  
  На Херсонщине он "болтает" покуда,
  
  
  Я же родом оттуда.
  
  
  Вот места так места,
  
  
  Красота!
  
  
  Говорю я о них влюбленно.
  
  
  Там сейчас уже нет зимних вьюг.
  
  
  Это - юг.
  
  
  Определенно.
  
  
  Сейчас там тепло-претепло.
  
  
  Комсомольцы весеннему солнышку рады.
  
  
  Оживился колхоз "_Радяньске село_"
  
  
  Токаревской сельрады.
  
  
  Заходили люди торопливо,
  
  
  Комсомольцы же особливо.
  
  
  Глава комсомольской семейки,
  
  
  Кулик, секретарь комсомольской ячейки,
  
  
  Вышел утречком он на крыльцо,
  
  
  Посмотрел и сказал твердо так, закаленно:
  
  
  "Весна налицо.
  
  
  Определенно!"
  
  
  Сказал, точно он наложил резолюцию.
  
  
  И пошел он вдоль улицы с резвою цюцею,
  
  
  Со своею любимою цюценькой,
  
  
  С собачкою куценькой.
  
  
  Небо синее, чистое,
  
  
  Солнце греет лучистое,
  
  
  Ручейки говорливо лепечут,
  
  
  Птички щебечут!
  
  
  Картина ясна.
  
  
  Не похоже на зиму и отдаленно.
  
  
  Это весна.
  
  
  Определенно!
  
  
  Как секретарь справедливо отметил.
  
  
  Но, увы, не был светел
  
  
  Секретаря озабоченный лик.
  
  
  На почте Кулик
  
  
  С места на место газеты перекладывал,
  
  
  На проходящих рассеянно взглядывал,
  
  
  Морщины чело его бороздили,
  
  
  А мозг напряженный гвоздили
  
  
  Думы - мысли тревожные:
  
  
  "Лошади ненадежные...
  
  
  Не готовы книжные киоски..."
  
  
  Падал пепел с потухшей папироски.
  
  
  Эка забот!
  
  
  Эка хлопот!
  
  
  Эка!..
  
  
  Эка!..
  
  
  Нашла тоска на человека.
  
  
  Средь своего аппарата
  
  
  Он головою поник.
  
  
  А в обед прибежали ребята:
  
  
  "Мы за тобою, Кулик!
  
  
  Погодка выдалась, точно
  
  
  Нарочно.
  
  
  Дорожить надо этаким днем.
  
  
  Сорняки убирать надо срочно.
  
  
  Завтра сеять начнем!"
  
  
  Кулик отвечал одобрительно:
  
  
  "Дни днями... Я сам эти дни
  
  
  Мозгую вот план предварительно...
  
  
  Я занят... Бурьян убирайте одни".
  
  
  Кулик снова предался думам,
  
  
  Вдруг ворвались две девушки с шумом,
  
  
  Комсомолки из самых, что есть, озорных,
  
  
  Саша
  
  
  И Маша
  
  
  Черных:
  
  
  "Завтра сеять нам, слышно,
  
  
  Так мотаться не будем же мы никудышно,
  
  
  Нам, Кулик, знать охота
  
  
  Свое место: какая и где нам дается работа?"
  
  
  "У меня в голове, понимаете, планы...-
  
  
  Кулик отвечал им солидно.-
  
  
  Идите пока на бурьяны,
  
  
  А там будет видно!"
  
  
  Кулик после этого руки -
  
  
  В брюки
  
  
  И ушел домой от комсомольской докуки
  
  
  И от уборки бурьяна.
  
  
  На кровать повалился Кулик утомленно,
  
  
  Обессилев от плана
  
  
  Определенно!
  
  
  Новый день в постели застал Кулика.
  
  
  "План,- шептал он, - в нем первое дело - основа.
  
  
  В четкие формулы мысли одень".
  
  
  Кулик свой план обмозговывал снова
  
  
  Целый день.
  
  
  Вечерком предколхоза
  
  
  Сказал Кулику:
  
  
  "Что ты грустен? Аль в сердце заноза?
  
  
  Дай тебе я ее извлеку.
  
  
  Слышь, твои комсомольцы герои все, право.
  
  
  Как сегодня на севе работали браво!
  
  
  Сообща как тряхнули,
  
  
  Сто девяносто гектаров махнули.
  
  
  Живою рукой!
  
  
  В разгильдяйстве никто не замечен.
  
  
  Нам еще бы пригожий денечек такой,
  
  
  И сверхранний наш сев обеспечен!"
  
  
  "Так, так, так!" - зататакал Кулик,
  
  
  Засеянного ужаснувшися клина:
  
  
  "Каких еще надо улик?
  
  
  Вот она, комсомольская-то дисциплина!
  
  
  Без меня? Я-то здесь для чего?
  
  
  До какого дошли, подлецы, разложения!
  
  
  Сеять начали - а? Каково? -
  
  
  Без моего
  
  
  Распоряжения!
  
  
  Ну, а план-то, мой план надо знать им заранее?
  
  
  Для чего же мне голову надо ломать?
  
  
  Комсомольцам всем завтра назначу собрание.
  
  
  Покажу я им кузькину мать!"
  
  
  Но сорвалася отместка.
  
  
  Сев сорвался и без Куликовых угроз:
  
  
  В день собрания стукнул мороз.
  
  
  Устарела повестка.
  
  
  Собрание отменено.
  
  
  Про свой план секретарь выражался темно:
  
  
  "План готов... Констатирую...
  
  
  Я, однако, еще попланирую..."
  
  
  С неделю планировал мудрый Кулик,
  
  
  Наконец объявил результат окончательный,
  
  
  То-бишь, план. Этот план не велик.
  
  
  Привожу его текст замечательный:
  План работы комсомольского осередку колхоза "Радяньске село" Токаревской сельрады на севе.
  Производственная работа.
  Севцы будут выполнять и перевыполнять план.
  Пахари - то же самое.
  Бороновщики - то же самое.
  Подвозчики будут подвозить зерно и охранять общественную собственность.
  Культурная работа.
  Чтецы будут разъяснять решения съезда партии. Художественные постановки и декламации поручены пионерам.
  Руководящая работа.
  Комсорги будут выполнять критические стенгазеты и руководить комсомольцами.
  Мобилизовать массы и руководить буду - я.
  
  
  
  
  
  
  
   Секретарь Кулик.
  
  
  Комсомольцы, прочтя этот план, онемели
  
  
  И, лишась языка,
  
  
  Подозрительно крайне глядели
  
  
  На Кулика,
  
  
  Дескать, парень в уме ли?
  
  
  А Кулик... Не узнать паренька:
  
  
  Он, Кулик, вдохновенно-надменный,
  
  
  Удивительный и несравненный,
  
  
  Говорил, торжествуя, как в сладостном сне,
  
  
  В высшей степени планово и окрыленно:
  
  
  "Ну, ребята! Теперь мы готовы к весне!
  
  
  Определенно!"
  
  
  
  
  КАЛИНЫЧ
  
  
   Дав смертный бой всему гнилому,
  
  
   Сметя всю старую муру,
  
  
   Уж мы не учим по-былому
  
  
   Свою родную детвору.
  
  
   Культурой новою пригреты,
  
  
   Растут советские птенцы.
  
  
   Со стен на них глядят портреты -
  
  
   Иного строя образцы.
  
  
   Товарищ Сталин в окруженье
  
  
   Своих соратников-бойцов
  
  
   У нас в любви и уваженье,
  
  
   И у отцов и у юнцов.
  
  
   Вожди - их перечень не длинен.
  
  
   - Кто это?
  
  
  
  
  Маху не дает,
  
  
   "Михал Иванович Калинин!" -
  
  
   Грудной ребенок узнает.
  
  
   Калиныч! Кто ж его не знает!
  
  
   Михал Иваныч! Пустячки?
  
  
   Он словно что-то вспоминает,
  
  
   С портрета смотрит сквозь очки.
  
  
   Да, вспомнить может он о многом
  
  
   Из жизни славно прожитой.
  
  
   Боролся он с царем и богом,
  
  
   С насильем, с рабством, с темнотой.
  
  
   Деревни отпрыск бедной, хилой,
  
  
   Рабочий-токарь с юных дней,
  
  
   Боролся он с враждебной силой,
  
  
   Не отступая перед ней.
  
  
   Пред тем как пали вражьи стены,
  
  
   Узнать не раз пришлось ему
  
  
   Скорбь пораженья, яд измены,
  
  
   Изведать ссылку и тюрьму.
  
  
   Вот кто с шеренгою стальною
  
  
   Шагал, отвагою горя,
  
  
   Когда над нашею страною
  
  
   Гремели громы Октября.
  
  
   Прошла пора лихой напасти.
  
  
   Величьем классовым велик,
  
  
   Символом стал советской власти
  
  
   Рабочий-токарь-большевик.
  
  
   В любом углу Страны Советов
  
  
   Пятнадцать лет, великих лет,
  
  
   Среди излюбленных портретов
  
  
   Висит калининский портрет.
  
  
   Уже врагов не удивляет
  
  
   Столь неприятный им момент:
  
  
   Пятнадцать лет, как. укрепляет,
  
  
   Как власть _советов возглавляет
  
  
   Рабочий-токарь-президент_!
  
  
  Калиныч! Кто ж его не знает?
  
  
  Калиныча другого где найдешь?
  
  
  В собраниях, его завидя, начинает
  
  
  Приветливо шуметь и хлопать молодежь,
  
  
  Шумит и хлопает, восторга не скрывая,
  
  
  И слушает его, большого мудреца,
  
  
  Любовно слушает, очей не отрывая
  
  
  От "по-калинински" лукавого лица:
  
  
  Вдруг задрожит на нем смешливая морщинка,
  
  
  Предвестник острого и меткого словца,
  
  
  Словцо летит, и вот - обычная картинка -
  
  
  Смеются в зале все от старца до юнца.
  
 &nbs

Другие авторы
  • Галенковский Яков Андреевич
  • Званцов Константин Иванович
  • Крымов Юрий Соломонович
  • Водовозов Николай Васильевич
  • Заблудовский Михаил Давидович
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Д. П.
  • Петриенко Павел Владимирович
  • Умова Ольга Кесаревна
  • Герасимов Михаил Прокофьевич
  • Другие произведения
  • Бакунин Михаил Александрович - Народное Дело
  • Андерсен Ганс Христиан - На утином дворе
  • Дорошевич Влас Михайлович - Л.Д. Донской
  • Аксаков Иван Сергеевич - О деспотизме теории над жизнью
  • Некрасов Николай Алексеевич - Петербургские театры. (Статья вторая)
  • Катков Михаил Никифорович - Кто наши революционеры? (Характеристика Бакунина)
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Экспериментальный роман
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Уляна
  • Погодин Михаил Петрович - Петр Первый и национальное органическое развитие
  • Набоков Константин Дмитриевич - Испытания дипломата
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 374 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа