Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 14

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



с позором.
  
  
  Фриц... Боже мой!.. Не чистый немец он!..
  
  
  Он не фашист и не чиновник боле!..
  
  
  Он... может быть, уж он Израильсон...
  
  
  Он, тот, кто был Геробером дотоле!..
  
  
  Он... Это явь или кошмарный сон?..
  
  
  Позора Фриц снести не может доле:
  
  
  "Жиды, жиды за все ответ дадут!"
  
  
  И Фриц бежит в тот самый институт.
  
  
  В тот институт, где жизнь ему вернули.
  
  
  За жертвенность свою ответил врач:
  
  
  Геробер в лоб ему всадил три пули,
  
  
  Он, своего спасителя палач.
  
  
  Фашистский суд признал его... вину ли?!
  
  
  Геробер вновь на линии удач:
  
  
  Был приговор о нем, как немце чистом,
  
  
  Который вновь достоин быть фашистом.
  
  
  Ну, вот и все. Фриц круглым стал, как шар.
  
  
  Фашистский хлеб так распирает тело.
  
  
  Фриц говорит, что в рейхстаге пожар,
  
  
  Конечно же, еврейское все дело,
  
  
  И коммунизм - еврейский тоже дар:
  
  
  "Еврейство кр-р-ровь, кр-р-ровь нашу пить хотело!"
  
  
  Кровь... Как забыть о жертвенном враче?
  
  
  У Фрица вновь шесть чирьев на плече!
  
  
  
   НА НОВУЮ СТУПЕНЬ
  
   Шестнадцать лет борьбы. Гигантские ступени.
  
   Иная высота и горизонт иной.
  
   Поверженных врагов уродливые тени,
  
   Дрожа, теряются за нашею спиной.
  
   Еще не все враги хлебнули смертной чаши,
  
   И нам грозит напор их бешеной орды.
  
   Но твердости полны несокрушимой наши
  
   Победоносные ряды.
  
   Смыкая фронт бойцов пред боевой тревогой,
  
   Которой можно ждать в наш самый мирный день,
  
   Наш прозорливый вождь в уверенности строгой
  
   Ведет нас ленинской дорогой
  
   Туда, где высится скалой крутопорогой
  
   Подъем - семнадцатый! - на новую ступень.
  
  
   МОЙ РАПОРТ XVII СЪЕЗДУ ПАРТИИ
  
  
   Писатель я простой породы,
  
  
   И простота - моя черта.
  
  
   Мои стихи - сатиры, оды
  
  
   Про героические годы -
  
  
   Мои живые рапорта.
  
  
   Я рапортую ежедневно,
  
  
   Еженедельно, как могу,
  
  
   И наношу я раны гневно
  
  
   Непримиримому врагу.
  
  
   Свалив противника ударом,
  
  
   Я - не отравленный угаром -
  
  
   Горжусь открыто - вот, гляди!-
  
  
   Что знаки доблести недаром
  
  
   Я на своей ношу груди.
  
  
   Моих стихов лихая рота,-
  
  
   Я с нею весело иду.
  
  
   Моя газетная работа
  
  
   У всех свершалась на виду.
  
  
   Все, все нашло в ней отраженье:
  
  
   Враждебной силы разложенье,
  
  
   Ее погибель и погост,-
  
  
   Уклада старого сверженье
  
  
   И новой жизни буйный рост,
  
  
   И власть рабочих, и комбеды,
  
  
   Борьба при _Ленине_ живом,
  
  
   На боевых фронтах победы
  
  
   И героизм на трудовом,-
  
  
   Троцкизма труп зло-эмигрантский,
  
  
   Что нами начисто отпет,
  
  
   И образ _Сталина_ гигантский
  
  
   На фоне сказочных побед,-
  
  
   Уклон кулацкого покроя,
  
  
   Убивший дряблые сердца,
  
  
   И чудеса Магнитостроя,
  
  
   Всех Чудостроев без конца,-
  
  
   Рост, несмотря на все уклоны,
  
  
   Колхозных сел и деревень,
  
  
   И укрепленье обороны,
  
  
   Готовой встретить грозный день.
  
  
   От заводских громад до хаты
  
  
   Искал я верной колеи,
  
  
   И любо мне, что в них плакаты
  
  
   Со стен беседуют - мои.
  
  
   Я не писал про одалисок,
  
  
   Про нежных котиков и кисок,-
  
  
   Рабочей формы я стилист.
  
  
   Моих стихов обширный список
  
  
   Мне не вместить в печатный лист.
  
  
   В них были промахи, не скрою
  
  
   (Впадают в дурь и мудрецы!),
  
  
   Но удавалось мне порою
  
  
   Давать в работе образцы.
  
  
   Сквозь поэтическую давку
  
  
   - Наперекор моим годам -
  
  
   Иду, неся мой паспорт-справку,
  
  
   Что в инвалидную отставку
  
  
   Не так-то скоро я подам.
  
  
   Но как бы ни был век мой краток,
  
  
   Коль враг пойдет на нас стеной,
  
  
   В боях, в огне жестоких схваток
  
  
   Я дней и сил моих остаток
  
  
   Удорожу тройной ценой.
  
  
   Пусть грянут вражьи тулумбасы!
  
  
   В грядущей грозной полосе,
  
  
   Когда в боях столкнутся массы,
  
  
   Узнает враг, кривя гримасы,
  
  
   Что я - не перепел в овсе,
  
  
   Что я - певец рабочей массы
  
  
   И что мои огнеприпасы
  
  
   Еще истрачены не все!
  
  ЕСТЬ К УРОЖАЮ ПУТЬ ПРЯМОЙ - К ВЕСНЕ ГОТОВИТЬСЯ ЗИМОЙ
  
  
   Колхозный слет. Плакаты. Флаги.
  
  
   Стол. На столе лежат бумаги.
  
  
   Докладчик речь о том ведет,
  
  
   Как наш весенний сев пройдет?
  
  
   Все ль подготовлено зимою,
  
  
   Чтоб сев прошел без перебою
  
  
   И чтоб "товарищ Урожай"
  
  
   Повысил наш колхозный пай?
  
  
   Ударник дома за газетой -
  
  
   Он тоже полон думой этой
  
  
   И даже бредит он во сне:
  
  
   Все ль подготовлено к весне?
  
  
   В зерне здоровом - вещь большая!-
  
  
   Секрет двойного урожая.
  
  
   С зерноочисткой не зевай,
  
  
   Скорей машину задувай:
  
  
   Машины нету благодарней,
  
  
   Лишь поработай с ней ударней.
  
  
   Быть надо вредным кулаком
  
  
   Иль разгильдяем несерьезным,
  
  
   Чтоб выезжать к полям колхозным
  
  
   С плохим зерном и сорняком.
  
  
   Зимою если кони в холе,
  
  
   Весной они играют в поле,
  
  
   И в посевные трудодни
  
  
   Не знают устали они.
  
  
   На клячах много не напашешь,
  
  
   Кнутом без пользы только машешь.
  
  
   А конь холеный что творит,
  
  
   Как за уход благодарит!
  
  
   Ни кнут не нужен, ни прутинка.
  
  
   Преблагодарная скотинка!
  
  
   Посевы ранние - по грязи.
  
  
   В них с урожаем столько связи!
  
  
   Всход лучше, чем земля сырей,
  
  
   И - жатвы срок придет скорей.
  
  
   У сеялки у рядовой
  
  
   Немалый тоже козырь свой.
  
  
   Ручной посев уже старинка:
  
  
   То редок он, то слишком част.
  
  
   Зато уж сеялка-машинка
  
  
   Она оплешины не даст
  
  
   И не швырнет зерна без толку.
  
  
   Потом, как выйдешь на прополку
  
  
   Или придет пора косить,
  
  
   Так не придется голосить,
  
  
   Что перепутались колосья,
  
  
   Как на башке иной волосья,
  
  
   А глянешь с радостным смешком:
  
  
   "Как причесали гребешком!"
  
  
   Хорошей сеялки награда:
  
  
   Полоть, косить - одна отрада.
  
  
   Поставить тракторы во фронт,
  
  
   Проверить зимний их ремонт,
  
  
   Все осмотреть винты и трубки,
  
  
   Чтоб никакой нигде зарубки,
  
  
   Пробоя, ржавого пятна.
  
  
   Придет желанная весна,
  
  
   На смотр машины выйдут строем.
  
  
   И старики и детвора
  
  
   Поднимут крик: "Ура! Ура!"
  
  
   Минувший год хоть был героем,
  
  
   Его мы нынче перекроем!
  
  
   Вперед к зажиточной поре!
  
  
   - К весне готовься в декабре!
  
  
  
   ЛАСКОВЫЙ ПРИВЕТ
  
  
   Предисловие к альбому карикатур
  
  
  
  селькоров-художников
  
  
   Рисунки эти - первоцвет.
  
  
   Не в мастерстве еще их сила.
  
  
   Но в них уж четки тень и свет,
  
  
   И жизне-влага наших лет
  
  
   Живой росой их оросила.
  
  
   Штрихи селькорского пера -
  
  
   Еще не красочная гамма.
  
  
   Но их направленность остра,
  
  
   Но их отзывчивость быстра,
  
  
   Как боевая телеграмма.
  
  
   Они смеются и клеймят,
  
  
   Они карают и смеются.
  
  
   Селькоры - новый тип ребят,-
  
  
   Они тоске не поддаются,
  
  
   Они все знают, что громят,
  
  
   За что с отвагой юной бьются.
  
  
   В рисунках их - колхозный стиль,
  
  
   И к темам их подход серьезный:
  
  
   Смеются, где противник - гниль,
  
  
   Суровы там, где враг серьезный.
  
  
   Вся их тематика мудра,
  
  
   Вся их насмешливость бодра,
  
  
   Распашка нови - без огреха.
  
  
   Они еще не мастера,
  
  
   Но в отраженьях их пера
  
  
   Нет бесшабашного "ура"
  
  
   И нет бессмысленного смеха.
  
  
   Их боевое торжество
  
  
   Дарит нас первыми дарами.
  
  
   В них молодое озорство,
  
  
   Еще им чуждо мастерство,
  
  
   Но мастерство - не за горами.
  
  
   Не за горами та пора,
  
  
   Когда венки советских премий,
  
  
   Честь всеколхозного двора,
  
  
   Наденут чудо-мастера
  
  
   Колхозных наших академий.
  
  
   Они, отсталость поборов,
  
  
   Так зарисуют - будь здоров!
  
  
   Вот почему - пред их расцветом -
  
  
   Мы все, уверенные в этом,
  
  
   Грядущих наших мастеров
  
  
   - Не от сохи, от тракторов -
  
  
   Встречаем ласковым приветом!
  
  
  
  
   1934
  
  
  
   ОСО-БОГАТЫРЬ
  
  
  
  
  Баллада
  
  
   На далеком на востоке,
  
  
   Там, где солнце всходит утром,
  
  
   Где под солнцем гладь морская
  
  
   Отливает перламутром,
  
  
   Тих там воздух, море тихо.
  
  
   Но кровавой жаждет бури
  
  
   Сердце злобного вояки
  
  
   Шимо-Саки-Яп-О-Нури.
  
  
   Испытал свою он силу,
  
  
   Шимо-Саки-Яп-О-Нури.
  
  
   Покорил своей он власти
  
  
   Чан-Ла-Пши и Ман-Джиури.
  
  
   Победивши Чана с Маном
  
  
   Без особенной натуги,
  
  
   Шимо стал смотреть границы
  
  
   Завоеванной округи.
  
  
   И сказал коварный Шимо,
  
  
   Что границы нету точной,
  
  
   Что полмира может Шимо
  
  
   Объявить страной восточной.
  
  
   Не успел на запад Шимо
  
  
   Сделать шаг иль два, не боле,
  
  
   Как окликнут был он кем-то:
  
  
   "Друг, куда ты и отколе?"
  
  
   Отвечал могучий Шимо:
  
  
   "Здесь лежит моя округа".
  
  
   И окинул злобным взглядом
  
  
   Новоявленного "друга".
  
  
   "Друг" пред ним стоял веселым,
  
  
   Озорным таким парнишкой
  
  
   С дальнобойного винтовкой,
  
  
   С новым компасом и книжкой.
  
  
   "Шимо я!" - промолвил Шимо,
  
  
   Посмотрев на "друга" косо.
  
  
   "Оч-чень рад! - сказал парнишка.-
  
  
   А меня зовут все - Осо!"
  
  
   "В этом месте очутился
  
  
   Ты каким же это родом?"
  
  
   Отвечал с усмешкой Осо:
  
  
   "Очутился... мимоходом".
  
  
   "С новым компасом?" - "В дороге
  
  
   Нужен он, не сбиться чтобы".
  
  
   "С книжкой?" - "Химия, как видишь.
  
  
   Прихватил я для учебы".
  
  
   "А винтовку,- молвил Шимо,-
  
  
   Ты с собою взял на что же?"
  
  
   "Для учебы,- молвил Осо,-
  
  
   И на всякий случай тоже".
  
  
   Тут почудилося Шимо,
  
  
   Будто слышит звук он странный,
  
  
   То ли шум автомобильный,
  
  
   То ли гул аэропланный.
  
  
   И сказал могучий Шимо:
  
  
   "Ты не знаешь, Осо, кто там?"
  
  
   "Мимоездом, знать, кто-либо
  
  
   Иль кто-либо мимолетом".
  
  
   "Мимоходом... Мимоездом...
  
  
   Мимолетом... - молвил Шимо.-
  
  
   Осо. Звать тебя как полно?"
  
  
   "Звать - Осо-ави-ахихо!-о
  
  
   "Богатырь ты, Осо!" - "Я-то?
  
  
   Я еще богатыренок.
  
  
   Миллионы нас таких-то
  
  
   Младших братьев и сестренок.
  
  
   Но со старшими в учебе
  
  
   Мы шагаем в ногу дружно".
  
  
   "Где же старшие, скажи мне?"
  
  
   "Там они, где быть им нужно".
  
  
   "Здесь их нету... мимоходом?..
  
  
   Мимоездом?.. Мимолетом?"
  
  
   Мысли черные на Шимо
  
  
   Навалились тяжким гнетом.
  
  
   И сказал он: "Я здесь тоже
  
  
   Проходил случайно мимо".
  
  
   На него глядел с усмешкой
  
  
   "Друг" - _Осо-ави-ахимо_.
  
  
  
  
  КЛЯНЕМСЯ!
  
   Десятилетняя жизнь провела кайму,
  
   Но не было ни дня, ни часа, ни мгновенья,
  
   Когда б в труде, в борьбе, в порывах вдохновенья
  
   Не обращалися мы памятью к тому,
  
   Чье имя никогда не погрузится в тьму
  
  
  И в холод мертвого забвенья.
  
   На стыке двух эпох, на грани межевой,
  
   Где пролетарский фронт смёл в натиске ударном
  
   Разбойничий форпост всей банды биржевой,
  
   Стоит пред нами он, волнующе-живой
  
  
  В своем величье легендарном.
  
   Бессмертье дел его пред нами наяву.
  
  
  Многомильонным отраженьем
  
   Отражено во всем, что встало во главу
  
   Всех наших подвигов, что сделало Москву
  
   Центрально-мировым культурным выраженьем.
  
   Что превратило край чиновничьих кокард,
  
   Страну с политикой казарменно-трактирной,
  
   _В Союз_, где строит жизнь геройский авангард
  
  
  Рабочей армии всемирной,
  
  
  Где гениальный ученик,
  
   Сменивший Ленина на поприще великом,
  
   Ни на единый миг главою не поник
  
   И не дал дрогнуть нам пред вражьим злобным кликом.
  
  
  Сомкнув железные партийные ряды,
  
 

Другие авторы
  • Кельсиев Василий Иванович
  • Гиероглифов Александр Степанович
  • Гуд Томас
  • Веселовский Юрий Алексеевич
  • Курсинский Александр Антонович
  • Шестов Лев Исаакович
  • Майков Леонид Николаевич
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич
  • Слезкин Юрий Львович
  • Брусянин Василий Васильевич
  • Другие произведения
  • Арватов Борис Игнатьевич - Маркс о художественной реставрации
  • Федоров Николай Федорович - Две противоположности
  • Козлов Петр Кузьмич - Северная Монголия
  • Григорьев Василий Никифорович - Вл. Муравьев. В. Н. Григорьев
  • Достоевский Федор Михайлович - Игрок
  • Елисеев Александр Васильевич - На берегу Красного моря
  • Стивенсон Роберт Льюис - Путешествие внутрь страны
  • Кольцов Алексей Васильевич - Кольцов А. В.: Биобиблиографическая справка
  • Добролюбов Николай Александрович - Жизнь Магомета
  • Майков Василий Иванович - Пигмалион, или сила любви
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 308 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа