Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 11

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



n="justify">  
  
   Дед дудил в свою дуду.
  
  
   "Раззовитесь, не пойду!"
  
  
   Нынче он сердитый, хмурый,
  
  
   Псом пришибленным, понурый
  
  
   На завалинке сидит
  
  
   И дудит, дудит, дудит,
  
  
   Тянет нудную волынку
  
  
   Про старинушку-старинку,
  
  
   Про минувшие дела:
  
  
   Дескать, вот где жизнь была!
  
  
   Речь Сысоя - вражий скрежет.
  
  
   Он издаст последний хрип,
  
  
   Смерть когда косой "подрежет"
  
  
   Ядовитый старый гриб!
  
  
  
  МАКСЫ-МОРИЦЫ НА РАБОТЕ
  
  
  
  
  Фашисты, ворвавшись в гамбургское
  
  
  
   отделение советского торгпредства, где - по их
  
  
  
   предположению - укрылся "человек, подлежащий
  
  
  
   аресту", произвели обыск, не давший ожидаемого
  
  
  
   фашистами результата.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Из газет.
  
  
   Максы-Морицы фашизма
  
  
   Вновь сыграли в дурачки.
  
  
   Приступ злой галлюцинизма
  
  
   Затуманил им зрачки.
  
  
   Примерещилось им сразу:
  
  
   "Макс, ты видишь?" - "Вижу, да!"
  
  
   "Жид!" - "Стреляй в него, в заразу!"
  
  
   "Где ж он?" - "Сгинул без следа!"
  
  
   Озверевши в "жидоедстве",
  
  
   Привидение ища,
  
  
   В нашем гамбургском торгпредстве
  
  
   Очутились два хлыща.
  
  
   С полицейскою подмогой
  
  
   Проложив в торгпредство ход,
  
  
   Подняли весь дом тревогой:
  
  
   "Доннер веттер!" - "О, мейн готт!"
  
  
   Но, мечась от места к месту,
  
  
   Сколько носом не вели,
  
  
   "Подлежащего аресту
  
  
   Человека" не нашли.
  
  
   Мозговым культурным грузом
  
  
   Не весьма нагружены,
  
  
   Из торгпредства шли с конфузом
  
  
   Макс и Мориц, "шалуны".
  
  
   "Мориц, гох немецкой расе!"
  
  
   "Гох!" - "Поищем вновь жида!"
  
  
   Все прохожие на штрассе
  
  
   От фашистов - кто куда.
  
  
   "Макс, ты видишь... там... фигура..."
  
  
   "Вижу: плачет у стены..."
  
  
   _Это плакала культура
  
  
   Опозоренной страны_.
  
  
   НА СТРАЖЕ МИРА И КУЛЬТУРЫ
  
  
   (Надпись к плакату ИЗОГИЗа)
  
  
   Ударил кризис по затылку,
  
  
   Капитализму в петлю лезть?
  
  
   И вот - с машины на кобылку
  
  
   Спешит он в страхе пересесть:
  
  
   Все, дескать, зло - от техницизма,
  
  
   Капитализму он - зарез.
  
  
   И лишь в стране социализма
  
  
   В чести технический прогресс.
  
  
   К чертям искусства и науки!
  
  
   От них - тревожный результат.
  
  
   Капитализм охотней в руки
  
  
   Берет божественный трактат.
  
  
   День каждый видя с миной хмурой,
  
  
   Как крахает за трестом трест,
  
  
   Капитализм над всей культурой
  
  
   Готов поставить желтый крест.
  
  
   Рать безработных и бездомных
  
  
   Стоит пред биржами труда.
  
  
   Куда ж девать юнцов дипломных?
  
  
   И кризис их зовет: "Сюда!
  
  
   Сюда, в пучину слез и гнева,
  
  
   В пучину горя и нужды!"
  
  
   От мозга потрясен до чрева
  
  
   Капитализм: "Святая дева,
  
  
   Спаси от классовой вражды!"
  
  
   Застой в промышленности. Крышка!
  
  
   Капитализму лишь одна,
  
  
   Одна спасительная вышка
  
  
   Осталась: новая война!
  
  
   Весь мир у грозной конъюнктуры.
  
  
   Дичает враг. И лишь одна
  
  
   _На страже мира и культуры
  
  
   Стоит Советская страна_!
  
  
  
  
   ЕЖ
  
   Где объявился еж, змее уж там не место.
  
   "Вот черт щетинистый! Вот проклятущий бес-то!
  
   Ну, погоди ужо: долг красен платежом!"
  
   Змея задумала расправиться с ежом,
  
   Но, силы собственной на это не имея,
  
   Она пустилася вправлять мозги зверьку,
  
  
  Хорьку:
  
   "Приятель, погляди, что припасла к зиме я:
  
  
  Какого крупного ежа!
  
  
  Вот закусить кем можно плотно!
  
   Одначе, дружбою с тобою дорожа,
  
   Я это лакомство дарю тебе охотно.
  
   Попробуешь, хорек, ежиного мясца,
  
  
  Ввек на захочешь есть иного!"
  
  
  Хорьку заманчиво и ново
  
   Ежа испробовать. Бьет у хорька слюнца:
  
  
  "С какого взять его конца?"
  
  
  "Бери с любого!
  
  
  Бери с любого! -
  
   Советует змея. - С любого, голубок!
  
   Зубами можешь ты ему вцепиться в бок
  
  
  Иль распороть ему брюшину,
  
   Лишь не зевай!"
  
  
   Но еж свернулся уж в клубок.
  
  
  Хорь, изогнувши нервно спину,
  
  
  От хищной радости дрожа,
  
  
  Прыжком метнулся на ежа
  
  
  И напоролся... на щетину.
  
   Змея шипит: "Дави! Дави его! Дави!..
  
   Да что ты пятишься? Ополоумел, что ли?!"
  
   А у хорька темно в глазах от боли
  
  
  И морда вся в крови.
  
   "Дави сама его! - сказал змее он злобно.-
  
  
  И ешь сама... без дележа.
  
   Что до меня, то блюдо из ежа,
  
   Мне кажется, не так-то уж съедобно!"
  
  
  Мораль: враги б давно вонзили в нас клыки,
  
  
  Когда б от хищников, грозящих нам войною,
  
  
  Не ограждали нас щетиною стальною
  
  
   Красноармейские штыки.
  
  
  
  
  ПЧЕЛА
  
  
  
  В саду зеленом и густом
  
  
  
  Пчела под розовым кустом
  
  
   Заботливо и радостно жужжала.
  
  
  
  А под кустом змея лежала.
  
  
   "Ах, пчелка, почему, скажи, судьба твоя
  
  
   Счастливее гораздо, чем моя?"
  
  
  
  Сказала так пчеле змея:
  
  
   "В одной чести с тобой мне быть бы надлежало.
  
  
  
  Людей мое пугает жало,
  
  
   Но почему ж тогда тебе такая честь
  
  
   И ты среди людей летаешь так привольно?
  
  
  
  И у тебя ведь жало есть,
  
  
   Которым жалишь ты, и жалишь очень больно!"
  
  
   "Скажу. Ты главного, я вижу, не учла,-
  
  
  
  Змее ответила пчела,-
  
  
   Что мы по-разному с тобою знамениты,
  
  
   Что разное с тобой у нас житье-бытье,
  
  
   Что ты пускаешь в ход оружие свое
  
  
   Для нападения, я ж - только для защиты".
  
  
  
   ЛОДЫРСКАЯ СУДЬБА
  
  
  
  
   1
  
  
   УХОД ЛОДЫРЯ ВЕСНОЮ ИЗ КОЛХОЗА
  
  
   Эх, весенняя погодка,
  
  
   До чего ж ты хороша!
  
  
   Как легка моя походка,
  
  
   Как поет моя душа!
  
  
   Все бранят меня, лентягу:
  
  
   Я в колхозе, дескать, ноль.
  
  
   Из колхоза дал я тягу,
  
  
   А куда, не все равно ль?
  
  
   Мне в Москву попасть охота:
  
  
   На постройку попаду.
  
  
   Не пондравится работа,
  
  
   На другую перейду.
  
  
   Погуляю, покочую,
  
  
   А как лето под откос,
  
  
   Холод-зимушку почую,
  
  
   Ну, вернусь тогда в колхоз!
  
  
  
  
   2
  
  
  
   ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛОДЫРЯ
  
  
  
   ОСЕНЬЮ В КОЛХОЗ
  
  
   Лодырь прет в колхоз обратно,
  
  
   Пробродяжив летний срок:
  
  
   "Здрас-сте!"
  
  
  
  
   "Очинно приятно".
  
  
   "Как делишки?"
  
  
  
  
  "Нам-то в прок".
  
  
   "Уродило?"
  
  
  
  
  "Уродило".
  
  
   "Будем, стало быть, с едой!"
  
  
   "Как сказать. Не всем хватило".
  
  
   "Мне, к примеру..."
  
  
  
  
  "Хрен с водой".
  
  
   "Я ж колхозник".
  
  
  
  
  "Никудышный".
  
  
   "Я ж работник".
  
  
  
  
  "Гулевой".
  
  
   "Вот прием какой!"
  
  
  
  
  "Не пышный".
  
  
   "Пай мой, значит?"
  
  
  
  
  "Нолевой".
  
  
   Гул машины. Говор дружный.
  
  
   На колхозный трудодень
  
  
   Смотрит лодырь, гость ненужный,
  
  
   Как в саду прогнивший пень.
  
  
  
   НАШИ ПЕРВОЦВЕТЫ
  
  
  
  
  Юным участникам Первого всесоюзного
  
  
  
   конкурса музыкантов.
  
  
   Ребята. Им играть бы в фанты.
  
  
   Меж тем не детская игра
  
  
   Нам выявляет их таланты:
  
  
   Какие диво-музыканты!
  
  
   Какие чудо-мастера!
  
  
   Какой в триумфе этом детском
  
  
   Отпор для вражьей клеветы!
  
  
   Смотрите все: _в саду советском
  
  
   Какие брызнули цветы_!
  
  
   Звучат их соло и дуэты.
  
  
   И с замиранием в груди
  
  
   Мы все- политики, поэты -
  
  
   Влагаем свой восторг в приветы.
  
  
   Ведь это - наши _первоцветы_,-
  
  
   А то ли будет впереди!
  
  
   Какая будет партитура!
  
  
   Какие будут мастера!
  
  
  
  Цвети, советская культура!
  
  
  
  Расти, родная детвора!
  
  
  
   ГЕРОЯМ, СТРОИТЕЛЯМ
  
  
   ЧЕЛЯБИНСКОГО ТРАКТОРНОГО ЗАВОДА
  
  
   Еще одна в родном краю
  
  
   Твердыня новая в строю.
  
  
   Труду, упорству и талантам,
  
  
   Бойцам, ударникам, гигантам,
  
  
   Героям тракторных побед
  
  
   Восторги наши и привет!
  
  
  
  
   КЛАД
  
  
   У мужика,
  
  
  Гаврилы-бедняка,
  
  
  Открылся клад на огороде,
  
  
  Не золото хотя, а что-то в этом роде.
  
  
  Бедняк и рад и горд,
  
  
  Он счастьем делится с женою, Акулиной:
  
  
   Открыл он глину - первый сорт!
  
  
  "Ну, заторгуем же теперь мы этой глиной!
  
  
   Горшок из глины из такой...
  
  
  Да оторвут его покупщики с рукой!"
  
  
   Деревня вся заговорила:
  
  
   "Ай да, Гаврила!"
  
  
  А богачи к нему уже и так и сяк
  
  
  И говорят о нем, как наилучшем друге:
  
  
  "Кто говорил, что ты и лодырь и босяк?
  
  
  Ты первый человек теперь во всей округе!
  
  
   Поклон нижающий супруге!
  
  
   Да вы дороже нам родни!
  
  
   Сказать по совести, одначе,
  
  
  При вашей бедности не быть у вас удаче,
  
  
  Нет, не управитесь вы с глиною одни.
  
  
  Гаврила, рассуди,- они твердили дале,-
  
  
   Тебе ли глина впрок?
  
  
   Ты беден, как сурок, -
  
  
  А мы бы с глиною при нашем капитале...
  
  
  Ты лучше огород, голубчик, нам продай
  
  
   Или в аренду сдай!..
  
  
   Продай иль сдай!..
  
  
   Продай иль сдай!.."
  
  
  В ушах Гаврилы зазвенело.
  
  
  Гавриле под конец всех слушать надоело:
  
  
  "На кой вы леший мне?.. Идите вы ко псам! -
  
  
  Гаврила объявил.- В мое не суйтесь дело!
  
  
  Я с глиною своей небось управлюсь сам!"
  
  
  Не таковы, одначе, воротилы,
  
  
   Чтобы отстать им от Гаврилы:
  
  
  То завлекут они его силком в трактир
  
  
   На пьяный пир,
  
  
  То к сделке ласковым враньем его охотят,
  
  
  То ночью темною, случалось, поколотят.
  
  
  Гаврила по двору уж ходит с топором.
  
  
  "Послушай, кончится все это не добром!
  
  
   Отдай нам огород!" В отчаянной досаде
  
  
  Вопит его жена; "Они ж нас изведут!
  
  
  Ведь мы теперь живем, гляди, в какой осаде!
  
  
  Ведь нам житья они, злодеи, не дадут!"
  
  
  "Тож скажешь,- отвечал Гаврила Акулине.-
  
  
  Я тож не вялая былинка при долине.
  
  
   Топор на что? Дадим отпор!"
  
  
   "Топор - отпор! Заладил, дятел!
  
  
   Кому отпор? С ума ты спятил?
  
  
  Они отнимут все - и огород и двор!"
  
  
   Чем кончился о глине спор,
  
  
  Я не могу сказать. Давно все это было.
  
  
  Но в памяти моей все дело это всплыло,
  
  
   Встав, как живое, предо мной,
  
  
  В связи с удачею советской, нефтяной,
  
  
  Она завистников доводит до кошмара:
  
  
  "У них,- кричат они,- ударил Лок-Батан!
  
  
  Нет, мы не вынесем подобного удара!
  
  
  Ведь это ж - кар-р-ра-ул! - не нефтяной фонтан,
  
  
   А нефтяная Ниагара!!"
  
  
   Нам при оказии при сей
  
  
  Подсчетов подводить не надо нам подробных,
  
  
  Чтоб точно уяснить, как много зло-утробных
  
  
   У нас прибавилось "друзей",-
  
  
  Мы не нуждаемся и в звуковом экране,
  
  
  Чтоб слышать щелканье зубами в этом стане
  
  
   И тот зловещий тра-ра-рам,
  
  
  Что происходит там при чтенье телеграмм
  
  
   О нашем дивном Лок-Батане!
  
  
  
  КРЕПЧЕ С НОВЫМ УРОЖАЕМ!
  
  
  
  
  Письмо
   областному
   слету
  
  
  
   иваново-вознесенских делегатов Всесоюзного
  
  
  
   съезда колхозников-ударников и представителей
  
  
  
   лучших колхозов области.
  
  
   Каждый день пишу бессменно.
  
  
   Время, знаете, не ждет.
  
  
   Будь досуг, я непременно
  
  
   Прилетел бы к вам на слет -
  
  
   Посмотреть на ваши лица
  
  
   И послушать разговор.
  
  
   К сожаленью, я не птица
  
  
   И к тому ж немного хвор,
  
  
   Не приехать к вам в трамвае:
  
  
   Не в версте от вас Москва.

Другие авторы
  • Баранцевич Казимир Станиславович
  • Колбановский Арнольд
  • Вишняк М.
  • Арапов Пимен Николаевич
  • Кржевский Борис Аполлонович
  • Гаршин Всеволод Михайлович
  • Месковский Алексей Антонович
  • Бекетова Мария Андреевна
  • Марков Евгений Львович
  • Тимашева Екатерина Александровна
  • Другие произведения
  • Федоров Николай Федорович - Конец философии
  • Д-Эрвильи Эрнст - Пение черепах
  • Гербель Николай Васильевич - Переписка Н. В. Гербеля с русскими литераторами
  • Пушкин Александр Сергеевич - Египетские ночи
  • Богданович Ангел Иванович - Последние произведения г. Чехова: "Человек в футляре", "Крыжовник", "Любовь"
  • Кемпбелл Томас - Уллин и его дочь
  • Барбе_д-Оревильи Жюль Амеде - Краткая библиография
  • Вяземский Петр Андреевич - Письма П. А. Вяземского к Чаадаеву
  • Аксаков Константин Сергеевич - Олег под Константинополем
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Дом литераторов в Петрограде 1919-1921 годов
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 360 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа