Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения, Страница 2

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

  
   Угрюмый Аквилон нагонит тучи мрачны,
  
  
  В уныние природу приведет,
  
  
   Оденет снегом долы злачны, -
  
  
   Твой взор и стебля не найдет...
  
   Так точно, Делия, дни жизни скоротечной
  
  
  Умчит Сатурн завистливый и злой
  
  
   И блага юности беспечной
  
  
   Ссечет губительной косой...
  
   Всё изменяется под дланью Крона хладной
  
  
  Остынет младости кипящей кровь;
  
  
   Но скука жизни безотрадной
  
  
   Под старость к злу родит любовь!
  
   Тогда, жестокая, познаешь, как ужасно
  
  
  Любовью тщетною в душе пылать
  
  
   И на очах не пламень страстный,
  
  
   Но хлад презрения встречать.
  
   <1821>
  
  
  
  11. НЕЧАЯННОЕ СЧАСТИЕ
  
  
  
  (Подражание грекам)
  
  
  О радость, о восторг!.. Я Лилу молодую
  
  
  Вчера нечаянно узрел полунагую!
  
  
  Какое зрелище отрадное очам!
  
  
  Власы волнистые небрежно распущенны
  
  
   По алебастровым плечам,
  
  
  И перси девственны, и ноги обнаженны,
  
  
  И стройный, тонкий стан под дымкою одной,
  
  
  И полные огня пленительные очи,
  
  
  И всё, и всё - в часы глубокой ночи,
  
  
  При ясном свете ламп, в обители немой!
  
  
  Дыханья перевесть не смея в изумленья,
  
  
  На прелести ее в безмолвии взирал -
  
  
  И сердце юное пылало в восхищеньи;
  
  
  В восторгах таял я, и млел, и трепетал,
  
  
  И взоры жадные сквозь дымку устремлял!
  
  
  Но что я чувствовал, когда младая Лила,
  
  
  Увидев в храмине меня между столпов,
  
  
  Вдруг в страхе вскрикнула и руки опустила -
  
  
  И с тайных прелестей последний спал покров.
  
  
  1820 или 1821 (?)
  
  
   12. ПЕРЕВОДЧИКУ "АНДРОМАХИ"
  
  
  (На случай пятого издания перевода
  
  
  сей прекрасной Расиновой трагедии)
  
   Пусть современники красот не постигают,
  
   Которыми везде твои стихи блестят;
  
   Пускай от _зависти_ их даже не читают
  
  
  
  И им забвением грозят!
  
   Не верь зоилам сим: они шипят из праха,
  
   Ни дарования, ни вкус им не даны,
  
   Коль Гермиона, Пирр, Орест твой, Андромаха
  
  
  
   Им кажутся смешны...
  
  
   Хвостов! будь тверд и не страшись забвенья
  
   Твой славный перевод Расина, Буало,
  
   В награду за труды и дивное терпенье,
  
  
  
  Врагам, _завистникам_ назло,
  
   Венцом бессмертия венчал твое чело.
  
  
  
  Так, так; твои стихотворенья
  
  
  
  В потомстве будут все читать
  
  
  
   И слезы сожаленья
  
  
  
  На мавзолей твой проливать.
  
   1821
  
  
  
   13. ПУТЬ К СЧАСТИЮ
  
  
  
  
  Сатира {*}
  
  {* Сочиненная на польском языке Ф. В. Булгариным.}
  
  (РАЗГОВОР ПОЭТА С БОГАЧОМ - СТАРИННЫМ ЕГО ЗНАКОМЦЕМ)
  
  
  
  
   Поэт
  
   Придумать не могу, какой достиг дорогой
  
   В храм изобилия, приятель мой убогой?
  
   Давно ли ты бродил пешком по мостовой,
  
   Едва не в рубище, с поникшей головой?
  
   Тогда ты не имел нередко даже пищи,
  
   Был худ, как труженик или последний нищий!
  
   Теперь защеголял в одеждах дорогих;
  
   В карете щегольской, на четверне гнедых
  
   Летишь, как вихрь, и, пыль взвивая за собою,
  
   10 Знакомым с важностью киваешь головою!
  
   Сияя роскошью владетельных князей,
  
   Твой дом есть сборище отличнейших людей.
  
   С тобою в дружестве министры, генералы,
  
   Ты часто им даешь и завтраки и балы;
  
   Что прихоть с поваром лишь изобресть могла,
  
   Всё в дань со всех сторон для твоего стола...
  
   Меж тем товарищ твой, служитель верный Феба,
  
   И в прозе, и в стихах бесплодно просит хлеба.
  
   Всю жизнь в учении с дней юных проведя,
  
   20 Жить с счастием в ладу не научился я...
  
   Как ты достиг сего, скажи мне, ради бога?
  
  
  
  
  Богач
  
   Уметь на свете жить - одна к тому дорога!
  
   И тот, любезный друг, бывал уже на ней,
  
   Кто пользу извлекал из глупости людей;
  
   Чьи главны свойства - лесть, уклончивость, терпенье
  
   И к добродетели холодное презренье...
  
   Сам скажешь ты со мной, узнав короче свет, -
  
   Для смертных к счастию пути другого нет.
  
  
  
  
   Поэт
  
   Хотя с младенчества внимая гласу чести,
  
   30 Душ мелких ремесло я видел в низкой лести,
  
   Но, угнетаемый жестокою судьбой,
  
   И я к ней прибегал с растерзанной душой;
  
   И я в стихах своих назвал того Катоном,
  
   Кто пресмыкается, как низкий раб, пред троном.
  
   И я Невеждину, за то, что он богат,
  
   Сказал, не покраснев: "Ты русский Меценат!"
  
   И если трепетать душа твоя привыкла
  
   В восторге пламенном при имени Перикла,
  
   То подивись! я так забылся наконец,
  
   40 Что просвещенья враг, невежда и глупец
  
   И, словом, жалкий Клит, равно повсюду славный,
  
   Воспет был, как Перикл, на лире своенравной!
  
   И всяк, кто только был богат иль знаменит,
  
   У бедного певца был Цесарь, Брут иль Тит!
  
   И что ж? достиг ли я чрез то желанной цели?
  
   Увы! я и теперь, как видишь, без шинели;
  
   И столь хвалимое тобою ремесло
  
   Одно презрение и стыд мне принесло!
  
   Что ж до терпения... его, скажу неложно,
  
   50 Так много у меня, что поделиться можно.
  
   Ко благу нашему, любезный друг, оно
  
   В удел писателям от неба суждено.
  
   Ах, кто бы мог без сей всевышнего помоги
  
   Снести цензуры суд привязчивый и строгий,
  
   Холодность публики, и колкость эпиграмм,
  
   Злость критик, что дают превратный толк словам,
  
   И дерзких крикунов не дельное сужденье,
  
   И сплетни мелких душ, и зависти шипенье,
  
   И площадную брань помесячных вралей,
  
   60 И грозный приговор в кругу невежд-судей,
  
   И, наконец, гнев тех, которые готовы
  
   На разум наложить протекших лет оковы!
  
   И, словом, всюду я, куда ни посмотрю,
  
   Лишь неприятности и беспокойства зрю;
  
   С терпеньем всё сношу, узреть плоды в надежде,
  
   Но остаюсь без них, как и теперь и прежде.
  
  
  
  
  Богач
  
   По правилам твоим давая ход делам,
  
   Нельзя успеха ждать и зреть плоды трудам.
  
   Искусно должно льстить, чтоб быть льстецом приятным;
  
   70 К чему приписывал ты добродетель знатным,
  
   Коль ни ее в них нет, ни побужденья к ней!
  
   Как в зеркале себя мы зрим в душе своей,
  
   И мнимых свойств хвала вельмож не восхищает,
  
   Но чаще их краснеть к досаде заставляет;
  
   Не в дружбе жить с тобой ты сам принудишь их,
  
   Но бегать от тебя и от похвал твоих.
  
   Когда же вздумаешь, опять за лиру взяться,
  
   То помни, что всегда долг первый твой - стараться
  
   Не добродетели в вельможах выхвалять,
  
   80 Но слабостям уметь искусно потакать.
  
   Грабителю тверди, что наживаться в моде,
  
   Скажи, что всё живет добычею в природе;
  
   Красы увядшей вид унынием зови;
  
   Кокетку старую - царицею любви.
  
   Кто ж сластолюбия почти погиб в пучине,
  
   Тому изобрази в прелестнейшей картине
  
   Все ласки нежные прелестниц записных,
  
   И их объятия, и поцелуи их,
  
   И чувства пылкие, и негу сладострастья,
  
   90 Прибавь, что только в нем искать нам должно счастья.
  
   Невеждам повторяй, что просвещенье вред,
  
   Что завсегда оно причиной было бед,
  
   Что наши праотцы, хоть книг и не любили,
  
   Но чуть не во сто крат счастливей внуков жили;
  
   Творца галиматьи зови красой певцов,
  
   Дивись высокому в бессмыслице стихов...
  
   Но чтоб без бед пройти по скользкой сей дороге,
  
   Подчас будь глух и нем и забывай о боге;
  
   У знатных бар шути и забавляй собой,
  
  100 В день другом будь для них, а в сумерки слугой;
  
   Скрыв самолюбие под маской униженья,
  
   С терпением внимай глас гнева и презренья
  
   И, если вытерпишь и боле что-нибудь,
  
   Смолчи, припомнивши, что это к счастью путь!
  
   Располагаясь так, ты будешь всем приятен,
  
   И так богат, как я, и точно так же знатен...
  
  
  
  
   Поэт
  
   Нет, нет! не уступлю за блага жизни сей
  
   Ни добродетели, ни совести моей!
  
   Не заслужу того, чтобы писатель юный,
  
  110 Бросающий в порок со струн своих перуны,
  
   Живыми красками, в разительных чертах,
  
   Меня изобразил и выставил в стихах...
  
  
  
  
  Богач
  
   Так думая, мой друг, ты в нищете, конечно,
  
   При прозе и стихах останешься навечно!
  
   Но било семь... прощай! Сенатор граф Глупон
  
   Просил меня к себе приехать на бостон!
  
   Зима или весна 1821
  
  
  
   14. А. П. ЕРМОЛОВУ
  
  
   Наперсник Марса и Паллады!
  
  
  Надежда сограждан, России верный сын,
  
  
  Ермолов! Поспеши спасать сынов Эллады,
  
  
   Ты, гений северных дружин!
  
  
   Узрев тебя, любимец славы,
  
  
   По манию твоей руки,
  
  
  С врагами лютыми, как вихрь, на бой кровавый
  
  
  
   Помчатся грозные полки -
  
  
  И, цепи сбросивши панического страха,
  
  
  
   Как феникс молодой,
  
  
   Воскреснет Греция из праха
  
  
  Их древней доблестью ударит за тобой!..
  
  
  Уже в отечестве потомков Фемистокла
  
  
  Повсюду подняты свободы знамена,
  
  
  Геройской кровию земля промокла
  
  
  И трупами врагов удобрена!
  
  
  Проснулися вздремавшие перуны,
  
  
   Отвсюду храбрые текут!
  
  
  Теки ж, теки и ты, о витязь юный,
  
  
  Тебя все ратники, тебя победы ждут...
  
  
  Весна 1821
  
  
  
  
   15
  
  
   Давно мне сердце говорило:
  
  
   Пора, младый певец, пора,
  
  
   Оставив шумный град Петра,
  
  
   Лететь к своей подруге милой,
  
  
   Чтоб оживить и дух унылый,
  
  
   И смутный сон младой души
  
  
   На лоне неги и свободы,
  
  
   И расцветающей природы
  
  
   Прогнать с заботами в тиши.
  
  
   Настал желанный час - и с тройкой
  
  
   Извозчик ухарской предстал,
  
  
   Залился колокольчик звонкой -
  
  
   И юный друг твой поскакал...
  
  
   Едва заставу Петрограда
  
  
   Певец унылый миновал,
  
  
   Как разлилась в душе отрада,
  
  
   И я дышать свободней стал,
  
  
   Как будто вырвался из ада...
  
  
   20 июня 1821
  
  
   16. <НА РОЖДЕНИЕ Я. Н. БЕДРАГИ>
  
  
  Да будешь, малютка, как папа, бесстрашен,
  
  
  Пусть пламень гусара пылает в крови;
  
  
  Как маменька - доброй душою украшен
  
  
   И общей достоин любви.
  
  
  Но что я желаю - любезность, отвага
  
  
   И пылкость души молодой
  
  
  Уже в колыбели, малютка, с тобой,
  
  
   Без них - не родится Бедрага.
  
  
  13 июля 1821
  
  
  17-18. <ИЗ ПИСЬМА К Ф. В. БУЛГАРИНУ>
  
  
  
  
   1
  
  
   Когда от русского меча
  
  
   Легли моголы в прах, стеная,
  
  
   Россию бог карать не преставая,
  
  
   Столь многочисленный, как саранча,
  
  
   Приказных род в странах ее обширных
  
  
  
   Повсюду расселил,
  
  
   Чтобы сердца сограждан мирных
  
  
   Он завсегда, как червь, точил...
  
  
  
  
   2
  
   Кто не слыхал из нас о хищных печенегах,
  
   О лютых половцах иль о татарах злых,
  
  
   О их неистовых набегах
  
  
  
  И о хищеньях их?
  
   Давно ль сей край, где Дон и Сосна протекают
  
   Средь тучных пажитей и бархатных лугов
  
   И их холодными струями напояют,
  
  
   Был достояньем сих врагов?
  
   Давно ли крымские наездники толпами
  
  
  
  Из отческой земли
  
   И старцев, и детей, и жен, тягча цепями,
  
  
   В Тавриду дальнюю влекли?
  
   Благодаря творцу, Россия покорила
  
  
  
  Врагов надменных всех
  
   И лет за несколько со славой отразила
  
  
  Разбойника славнейшего набег...
  
  
   Теперь лишь только _при наездах_
  
   Свирепствуют одни исправники в уездах.
  
   Начало августа 1821
  
  
  
   19. К К<ОСОВСКО>МУ
  
  
  
   В ОТВЕТ НА СТИХИ,
  
  
   В КОТОРЫХ ОН СОВЕТОВАЛ МНЕ
  
  
   НАВСЕГДА ОСТАТЬСЯ НА УКРАИНЕ
  
  
  
   Чтоб я младые годы
  
  
  
   Ленивым сном убил!
  
  
  
   Чтоб я не поспешил
  
  
  
   Под знамена свободы!
  
  
  
   Нет, нет! тому вовек
  
  
  
   Со мною не случиться;
  
  
  
   Тот жалкий человек,
  
  
  
   Кто славой не пленится!
  
  
  
   Кумир младой души -
  
  
  
   Она меня, трубою
  
  
  
   Будя в немой глуши,
  
  
  
   Вслед кличет за собою
  
  
  
   На берега Невы!
  
  
  
   Итак простите вы:
  
  
  
   Краса благой природы,
  
  
  
   Цветущие сады,
  
  
  
   И пышные плоды,
  
  
  
   И Дона тихи воды,
  
  
  
   И мир души моей,
  
  
  
   И кров уединенный,
  
  
  
   И тишина полей
  
  
  
   Страны благословенной, -
  
  
  
   Где, горя, и сует,
  
  
  
   И обольщений чуждый,
  
  
  
   Прожить бы мог поэт
  
  
  
   Без прихотливой нужды;
  
  
  
   Где б дни его текли
  
  
  
   Под сенью безмятежной
  
  
  
   В объятьях дружбы нежной
  
  
  
   И родственной любви!
  
  
  
   Всё это оставляя,
  
  
  
   Пылающий поэт
  
  
  
   Направит свой полет,
  
  
  
   Советам не внимая,
  
  
  
   За чародейкой вслед!
  
  
  
   В тревожном шуме света,
  
  
  
   Средь горя и забот,
  
  
  
   В мои младые лета,
  
  
  
   Быть может, для поэта
  
  
  
   Она венок совьет.
  
  
  
   Он мне в уединенья,
  
  
  
   Когда я буду сед,
  
  
  
   Послужит в утешенье
  
  
  
   Средь дружеских бесед.
  
  
  
   Лето 1821
  
  
  
  20. НАДГРОБНАЯ НАДПИСЬ
  
  
  Пр<асковье> Тих<оновне> Чир - ной
  
  
   Под тенью миртов и акаций
  
  
  
   В могиле скромной сей
  
  
  Лежит прелестная подруга юных граций:
  
  
  Ни плачущий Эрот, ни скорбный Гименей,
  
  
  
   Ни прелесть майской розы,
  
  
  Ни друга юного, ни двух младенцев слезы
  
  
   Спасти Полину не могли!
  
  
  Судьбы во цвете лет навеки обрекли
  
  
   Ее из пламенных объятий
  
  
  Супруга нежного, детей, сестер и братии

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа