Главная » Книги

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения, Страница 20

Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

bsp;С. 50. Песня.- НЛ. С. 219 (без деления на строфы). Неоднократно перепечатывалось в поэтических антологиях и хрестоматиях. 19 марта 1893 г. Гиппиус зафиксировала в дневник": "Я писала стихи сегодня, после многих лет. Пусть они плохи, но пищу их и повторяю потом - как молюсь. Есть неведомое чувство умиления и порыва в душе. О, если б молиться, пока жить!" Далее в дневнике приводится текст "Песни", существенно отличающийся от его окончательной редакции:
  
  
   "Окошко мое высоко над землею,
  
  
  
  Высоко над землею.
  
  
   Вижу я только небо с вечернею зарею,
  
  
  
  С вечернею зарею.
  
  
   И небо кажется пустым и бледным,
  
  
  
  Пустым и бледным.
  
  
   Оно не сжалится над сердцем бедным.
  
  
  
  Над моим сердцем бедным.
  
  
   Увы, в печали безумной я, умираю,
  
  
  
  Я умираю.
  
  
   И жажду того, чего я не знаю,
  
  
  
  Не знаю.
  
  
   И это желание не знаю откуда.
  
  
  
  Пришло откуда,
  
  
   Но сердце просит я хочет чуда.
  
  
  
  Чуда!
  
  
   Мои глаза его не видали,
  
  
  
  Никогда не видали,
  
  
   Но рвусь к нему в безумной печали,
  
  
  
  В безумной печали.
  
  
   О, пусть будет то, чего не бывает,
  
  
  
  Не бывает,
  
  
   Мне бледное небо чудес обещает,
  
  
  
  Оно обещает,-
  
  
   Но плачу без слез о неверном обете,
  
  
  
  О неверном обете.
  
  
   Мне нужно то, чего нет на свете,
  
  
  
  Чего нет на свете.
  
  
  
  
  
  После 17-го марта"
  (Contes d'amour, 1. С. 31-32). Та же редакция стихотворения (с небольшими разночтениями) имеется в беловом автограф"; (ИРЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 1122). Стихотворение написано Гиппиус после разрыва отношений с поэтом Ф. А. Червинским (17 марта 1893 г.; см.: Contes d'amour, 1. С. 30-31); ср. фразу в одном из недатированных писем Гиппиус к Червинскому: "Я хочу того, чего на свете нет, я хочу и жду чудес" (ЦГАЛИ. Ф. 154. Оп. 1. Ед. хр. 9).
  С. 60-61. Осень.- СВ. 1896. No9. С 80 (без ст. 30-33, вариант ст. 35: "Как призраки, тают"). Парки (рим. миф.) - богини судьбы, прядущие нити человеческих жизней.
  С. 66-68. Родина.- Зеркала. С. 294-296. Вариант (строфа 6, ст. 3-4): "Молю, не цепляйся за прутья // Решетки печальной" (Зеркала).
  С. 68. Сонет.- Зеркала. С. 298. Вариант ст; 5: "Моей душе, в безмолвие влюбленной" (Зеркала).
  С. 69. Вечерняя заря.- Зеркала. С. 297. Вариант (строфа 4, ст. 1): "Повеяло нездешнею отрадой" (Зеркала).
  С. 70. Вечер.- СВ. 1897. No 8. С. 220 (с посвящением Н. А. Борисовскому, без деления на строфы); Зеркала. С. 300 (без деления на строфы). Вариант ст. 2: "И уплывают тучи полосою" (СВ). Автограф, посланный З. А. Венгеровой, датирован: "17 июля, 97. Шевино" (ИР ЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 542); в Экз. ИМЛИ помета: "Шевино летом". Шевино - имение у станции Преображенская Варшавской железной дороги (близ Луги), Гиппиус и Мережковский жили там летом 1897 г.
  С. 71. Молитва.- СВ. 1897. No 10. С. 118; Зеркала. С. 301. В Экз. ИМЛИ помета: "Шевино осенью".
  С. 71-72. Серенада.- Зеркала. С. 302.
  С. 72-73. Снег.- Живописное обозрение. 1898. Т. I. С. 106: НП.
  С. 74. Лестница.- В Экз. ИМЛИ посвящено Лизе О<вербе>к. Баронесса Елизавета фон Овербек - по словам Гиппиус, "молоденькая англичанка, идеально музыкальная (она написала музыку "хор" к трагедиям Софокла и Эврипида, шедшим тогда на Александрийском театре)" (Пахмусс Т. Зинаида Гиппиус: "Эпоха "Мира искусства"" // Возрождение (Париж). 1968. No 203. С. 73). Н. А. Богомолов в своих примечаниях (Гиппиус З. Н. Стихотворения. Живые лица. М., 1991. С. 418-419) приводит подробную характеристику Овербек из письма Гиппиус к В. Д. Комаровой от 19 июля 1898 г.: "В последнее же мое путешествие, нынче весной, я встретилась с одной барышней, музыкантшей, с которой мы очень сошлись. Судьба ее трагическая: она русская, в раннем детстве была увезена из России родителями, бежавшими по политическим причинам в Англию и скоро умершими. Девочка не понимает ей слова по-русски, воспитана церемонной англичанкой. Кончила лондонскую консерваторию, издала уже несколько сборников своих песен, написала четыре симфонии, оперу, дирижирует оркестром и начинает приобретать известность. Но дело не в этом, а в том, что она волшебно музыкальна. Никогда я не встречала такого странного существа. Вы не поверите, как она была мне полезна, какие толчки уму в сторону музыки она мне дала" (ЦГАЛИ. Ф. 238. Оп. 1. Ед. хр. 154). Эпизод знакомства с Овербек на вилле Рейф весной 1898 г., отразившийся в стихотворении, Гиппиус воссоздает в ретроспективной дневниковой записи от 16 августа 1899 г.: "Мы спустились в сад, на крутой скале, и сели на камни. <...> У англичаночки была странная, красивая палка в руках, с перламутровыми инкрустациями. "Покажите мне вашу палку",- сказала я. И когда она мне ее протянула, у меня было неопределимое чувство, без слов: а ведь я с этим существом все могу сделать, что захочу, оно - мое. Слова потом пришли, очень вдолге. На другой день - вечер у Gloeden'a... Там <...> - музыка и опять то же бессловесное чувство. Вдвоем - только раз, на каменной лестнице" (Contes d'amour, 1. С. 45-46; Franz von Gloeden - живописец и художественный фотограф). Таким образом, авторская датировка стихотворения (1897) неточна. Близость Гиппиус к Овербек (приезжавшей в Петербург) не осталась незамеченной в литературной среде; в частности, В. Я. Брюсов записал в дневнике в начале 1903 г.: "При Зиночке состояла и Лиза Овербек, девица для лесбийских ласк, тощая, сухая, некрасивая, Лепечущая по-французски)" (ГБЛ. Ф. 386. Карт. 1. Ед. хр. 16. Л. 29 об.). Позднее Гиппиус вспоминала о своих отношениях с Овербек в письме к З. А. Венгеровой от 6 апреля 1908 г.: "Для меня не все равно, вдвоем, "втроем или соборне",- ибо малейший пол я признаю только, когда есть любое". А любовь непременно "тайна двух". <...> Постольку, поскольку есть Любовь между двумя,- нет "разврата". Они - взаимоисключающи. <...> Я не была субъективно, в меру моего тогдашнего сознания, да и объективно, развратна, вступая "в брак с Лизой". Но была, говоря вам об этом и "шаля" с вами. Сложностей вопроса я не касаюсь, но вот общие черты" (ИР ЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 542).
  С. 75. Mгновение.- НП. 1903. No 9. С. 86. В Экз. ИМЛИ под текстом помета "Аврора" (см. примеч. к с. 65).
  Круги.- В Экз. ИMЛИ посвящено Л. О<вербек>; под текстом помета "Гомбург" (в Гомбурге Мережковские жили летом 1899 и 1900 г.)
  С. 76-77. Прогулка вдвоем.- Ежемесячные сочинения. 1901. Т. IV. No 3. С. 202 (варианты - строфа 2, ст. 1, 5: "Мы слабы и оба устали"; строфа 3, ст. 7; "Не знала, что надо дойти"). В Экз. ИМЛИ посвящено Л. О<вербек>.
  С. 78-79. Там Харон (греч. миф.) - перевозчик умерших по водам подземных рек (Стыке, Лета).
  С. 82. Тихое пламя.- ЖдВ. 190?. No 8. Стб. 932 (без деления на строфы). Варианты - ст. 7: "Зачем мне грозное светило"; ст. 11: "И пламя робкое не может" (ЖдВ).
  С. 82-83. Мертвая заря.- ЖдВ. 1903. No 9, Стб. 1040 (без деления на строфы).
  С. 83. Глухота.- Мир искусства. 1901. No 5. С. 203 (с датировкой "6 марта", без деления на строфы).
  С. 84-85. Песни русалок.- СЦ - 1901. С. 2, 21 - в составе драмы З. Н. Гиппиус "Святая кровь", вошедшей затем в ее "Третью книгу рассказов" (СПб., 1902).
  С. 85. До дна.- Мир искусства. 1901. No 5. С. 202 (датировка "17 окт. 1900").
  С. 85-86. В гостиной.- Новое дело. 1902. No 12. С. 219 (под заглавием "Собрание"). В Экз. ИМЛИ подзаголовок "На журфиксе".
  С. 88-89. Истина или счастье? - Посвящение ("В. К."). Гиппиус расшифровывает в Экз. ИМЛИ: "Успенскому и К<арташе>ву вместе". Василий Владимирович Успенский - приват-доцент (позднее профессор) Петербургской духовной академии, участник Религиознофилософских собраний. Знакомство Гиппиус с ним (1902 г.) развивалось параллельно ее общению с Карташевым, который переживал тогда своеобразное увлечение ею. Говоря о Карташеве в записи от 16 февраля 1904 г., Гиппиус добавляет: "Другой профессор, Успенский, моложе и весь не то теленок, не то ребенок - и "кутейник" с виду; но они у меня оба почему-то неотделимо бывали, чем-то (новостью среды?) слитые, но я на Успенского почти не обращала внимания, так, "второй". Карташов бывал и отдельно, и я неудержимо говорила свое, торопясь дать ему что-то внешнее, ему недостающее (как мне казалось), чтобы он мог понимать мою, "декадентски"-отливающуюся, речь"; "Когда бывали оба -ля говорила больше с Успенским, но не видя его, или полувидя, а для Карташова. Я баловала их, я пыталась показать им настоящее красивое и заботливо создавала для них массу подлинных внешних мелочей, от густых деревьев ромашки в моей комнате до стихов Пушкина и Лермонтова (уже не Бальмонта), которые я им сама с любовью читала поздними вечерами. Я хотела и мечтала создать Карташову такой новый мир, который был бы для его растущей души дождем, и она, не смятая, расцвела бы для... всего будущего, моего" (Contes d'amour, 2. С. 46, 47).
  С 89. Не знаю.- ВД. 1903. No 9. С. 87. В Экз. ИМЛИ пояснение: "О "философии" Минского". Подразумевается мистико-философская теория "меонизма" - религии небытия,- подробно изложенная Минским в трактате "При свете совести. Мысли и мечты о цели жизни" (СПб., 1890).
  Христианин.- Одно из "иронических" стихотворений (см. выше, с. 606). Ефрем Сирин (ок. 306-373) - классик сирийской литературы, виднейший аскетико-моралистический писатель и церковный поэт.
  С. 90. Другой христианин.- Со мною меч - мой оплот...- В письме к В. Я. Брюсову от 11 января 1902 г. Гиппиус, приводя евангельскую формулу "не мир пришел Я принести, но меч" (Мф X, 34), добавляла: "Вот лицо грядущего Христа, Христа второго пришествия - (и того же самого, который был)" (ГБЛ. Ф. 386. Карт. 82. Ед. хр. 36).
  С. 91-92. Предсмертная исповедь христианина.- Одно из "иронических" стихотворений (см, выше, с. 606). Кто подразумевается за инициалами посвящения, неясно (возможно, А. В. Карташев).
  С. 92. Как все.- В Экз. ИМЛИ помета: "Мэонист"; в автографе, сохранившемся в архиве В. Я. Брюсова, подзаголовок "Мэоническая молитва" (ГБЛ. Ф. 386. Карт. 128. Ед. хр. 13). См. примеч. к с. 89.
  Смиренность.- Новое дело. 1902. No 9. С. 87.
  С. 94. Швея.- Новое дело! 1902. No 5. С. 50-51.
  С. 95-96. Ограда - НП. 1903. No 9. С. 91-92. Вариант ст. 24: "Вот чьи-то легкие виги" (НП).
  С. 96-97. Сосны.- СЦ - 1902. С. 106-107. Варианты - строфа 3, ст. 3: "И глубже боль сомнения"; строфа 5, ст. 1-2: "Унылые, 6ессильные, // Бескрылые мечты" (СД - 1902),
  С. 97-98. Тетрадь любви.- Под "тетрадью любви" подразумевается собрание дневниковых записей "Contes d'amour", которые Гиппиус заносила с большими хронологическими перерывами; в частности, между 11 апреля 1901 г. и 16 февраля 1904 г. записей не было (по содержанию стихотворения можно судить, что Гиппиус в 1901 г, приговорила тетрадь лежать "вечно закрытой"). Запись от 16 февраля 1904 г. начинается словами: "Три года тетрадь эта лежала в запечатанном конверте. Сегодня я разорвала конверт, но тетради не перечитаю, нарочно, до тех пор, пока не сделаю того, для чего разорвала конверт - не впишу нужного" (Cotises d'amour, 2. С. 45).
  С. 98-99. Два сонета.- ЖдВ. 1902. No 2. Стб. 191-192. Под общим заглавием "Сонеты". Лев Самойлович Бакст (Роэенберг; 1866-1924) - живописец, участник объединения "Мир искусства"; автор портрета З. Н. Гиппиус (1905). Упоминая Бакста в незаконченном очерке "Эпоха "Мира искусства"", Гиппиус добавляет: "Мы с ним весьма дружили" (Возрождение. 1968. No 203. С. 72). Дружба эта носила неровный характер: еще 20 октября 1899 г. Гиппиус сообщала З. А. Венгеровой, что "пошла к Баксту" и "совершенно и бесповоротно с ним порвала" (ИРЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 542), а в 1904 г., описывая свои встречи с Бакстом, заключала: "...если у Него и было что-нибудь ко мне - то... он только лежал у моих "ног". Выше моих ног его нежность не поднималась. Голова моя ему была не нужна, сердце - непонятно, а ноги казались достойными восхищения" (Contes d'amour, 2. С 52)" См. также некрологическую статью Гиппиус "Умная душа. О Баксте" (ПН. 1925. No 1446, 11 янв.).
  С. 99. Вместе.- ЖдВ. 1903. No 7. Стб. 807-808. Вариант ст. 10-12: "Для достижения // Господь прозрение // Нам ныне дал" (ЖдВ). В автографе стихотворения, хранящемся в архиве В. Я. Брюсова, зачеркнуто заглавие "Единая дорога" и проставлена точная дата: "28 марта 1902" (ГБЛ. Ф. 386. Карт. 128. Ед. хр. 13).
  С. 99-100. Что есть грех? - Новое дело. 1902. No 9. С. 86 (заглавие "Что есть грех"). Одно из "иронических" стихотворений (см. выше, с. 606). Вальтер Федорович Нувель (1871-1949) - чиновник особых поручении канцелярии министерства императорского двора, один из организаторов "Вечеров современной музыки" и руководителей "Мира искусства"; гимназический товарищ и близкий друг Д. В. Философова. Мережковские сблизились с Нувелем в 1901 г., надеясь с его помощью - а отчасти и нейтрализовав его влияние - всецело вовлечь Философова в мистический союз, объединенный идеей "новой церкви". В стихотворении отразились коллизии общения с Нувелем весной - летом 1901 г. и представления Гиппиус о его духовно-психологическом облике, зафиксированные в ее записях: "Говорила с Нувелем, возвращаясь в белую ночь от Розанова. Нувель мне показался страдающим, и что-то искреннее мелькнуло в нем. Накануне отъезда моего, днем, Нувель был у меня - но тут он мне показался только любопытствующим"; "Я виделась с ним, говоря себе, что для того вижусь, чтоб любить себя и его. А выходило, что я, во время этих свиданий, презираю и себя, к его, я ничего сделать нельзя. <...> А потом мы уже стали говорить прямее, и тогда выяснилось и для него, что между нами нет ничего общего"; "Он почти страшен отсутствием первого понятия о Любви. Жалость ему заменяет любовь. Говорил "я готов полюбить вас" - когда готов был пожалеть. <...> Ему все легко и все все равно" (О Бывшем, 1. С. 64-66).
  С. 100-101. Стариковы речи.- Новое дело. 1902. No 5. С. 49-50. Под заглавием "Старик". Одно из "иронических" стихотворений (см. выше, с 606).
  С. 104-105. 13.- 8 - бесконечность...- Подразумевается математический знак бесконечности. Число звериное...- "Кто имеет ум, тот сочти число зверя <...> Число его шестьсот шестьдесят шесть" (Откр. XIII, 18). В святую ночь беседы тайной // Еще прибавил - одного.- Подразумевается Тайная Вечеря Христа с 12-ю апостолами.
  С. 105-106. Мережи.- Мережи (диал.) - рыболовные сети.
  С. 110-111. Богиня.- Астарта - в западносемитской мифологии олицетворение планеты Венера, богиня любви и плодородия, богиня-воительница.
  С. 111-112. Сообщники.- НП. 1903. No 9. С. 96-97 (без посвящения). Посвящение стихотворения Валерию Яковлевичу Брюсову (1873-1924) отражает неоднократно возникавшие между ним И Гиппиус споры о христианстве, о вере и неверии; ср. фрагмент из письма Гиппиус к Брюсову от 11 января 1902 г.: "Иногда у меня (уж не сердитесь) к вам в душе - малодушная и смиренная шалость: кто его знает? а вдруг он что-нибудь поймет, и пойдет туда, где воистину "трудны и узки пути"? Не лучше ли жить так, в тихой эстетике, в мирных отречениях, в бездейственном самодовольстве маленькой свободы? Ведь у вас нет мученичества в душе, того ожога, который дает Огонь, впервые касаясь души, той боли, огромной и невыносимой, которую причиняет оскорбление Христу?" (ГБА. Ф. 386. Карт. 82. Ед. хр. 36).
  С. 115. Цепь.- НП. 1903. No 9. С. 98.
  
  
   СОБРАНИЕ СТИХОВ. КНИГА ВТОРАЯ.
  
  
  
  
  1903-1909
  Книга "Собрание стихов. Книга вторая. 1903-1909" вышла в свет в московском издательстве "Мусагет" в конце апреля - начале мая 1910 г. Печатается по тексту этого издания.
  Издание состоялось в "Мусагете" через посредничество Андрея Белого, одного из руководителей этого издательства, которому Гиппиус писала 8 декабря 1909 г.: "Я очень хочу, Боря, чтобы вы издали вторую книжку моих стихов. <...> Мне Брюсов писал, глухо, о вашем издательстве <...>"; в письме к Белому от 27 января 1910 т. она вновь касалась этой темы: "Сережа передавал мне, что вы не прочь издать мою новую книгу стихов" (ГБЛ. Ф. 25. Карт. 14. Ед. хр. 6; Сережа - СМ. Соловьев). Книга была подготовлена и выпущена в свет за несколько месяцев.
  Критические отклики на второй сборник стихов Гиппиус характеризуются преобладающим стремлением определить черты поэтической индивидуальности его автора - в отличие от многих отзывов на первый сборник, продиктованных главным образом противостоянием "декадентству" или приятием его. При этом вторая книга рассматривалась на фоне первой. Один из анонимных рецензентов, отмечавший, что уже в первой книге Гиппиус "ярко обнаружился острый, рассекающий ум этого поэта и болезненно-уединенная, жаждущая освобождения душа", полагал, что "внутренним раскрепощением, правда, еще не вполне осознанным и не вполне еще принятым, прежде всего и отличается вторая книга от первой" (Против течения. 1910. No 2 (22 окт.). С. 4). М. Кузмин, напротив, полагал, что вторая книга не меняет "почти ни одной черты в знакомом лице": "Ни падения, ни завоевания - ровная линия"; порицая стихи Гиппиус за чрезмерную отвлеченность, он в то же время отдавал должное ее дарованию: "...З. Гиппиус - подлинный и весьма значительный поэт с редкой концентрацией, ритмическим богатством, остротою чувства и мысли, большою четкостью, но поэт безуханный, без очарования, без певучести, с мыслями скорей рассудочными, чем поэтическими, с головной страстностью, с чрезмерной долей "мозгологии". Цветок, засушенный в томе логарифмов" (Письма о русской поэзии // Аполлон. 1910. No 8. Отд. II. С. 62-63).
  Упреки в рассудочности повторялись в нескольких рецензиях на вторую книгу. И. И. Ясинский, признавая, что Гиппиус - "настоящая поэтесса", заключал: "Рассудочность и надуманность часто берут верх над поэзией и, следовательно, над правдой" (Новое слово. 1911. No 3. С. 155. Подпись: М. Чуносов). Л. Н. Войтоловский утверждал, что "философско-критическое дарование Гиппиус гораздо выше и разностороннее ее поэтического таланта": "У нее беспокойное воображение, носящее сильно метафизическую окраску и совершенно чуждое внешнему, красочному миру. Оно, как выражаются французы, смотрит на мир полузакрытыми глазами размышления, и оттого поэзия Гиппиус исходит не от души, а из головы. У стихов ее больше культурности и мыслей, чем поэзии, а у мыслей - больше стремительности, чем содержания" (Парнасские трофеи. IV // Киевская мысль. 1910. No 215 (6 авг.). С. 5. Подпись: Л. В.). Б. А. Грифцов, также сетовавший на отвлеченность и "немоту" поэзии Гиппиус, признавал, однако, что "теоретизация - только досадное пятно среди стихов, где действительно найдены образы для сложных чувствований" (Утро России. 1910. No 153 (22 мая). С. 3). Краткую, но чрезвычайно емкую характеристику второй книги стихов Гиппиус дал в своей рецензии В. Я. Брюсов (РМ. 1910. No 7), как бы подводя разнородные впечатления и оценки к общему знаменателю: "Своеобразное, вполне самостоятельное дарование З. Гиппиус давно определилось и, кажется, по всем направлениям уже коснулось своих пределов! Ее стихи всегда обдуманны, умны, s них есть острая наблюдательность, направленная как вовне, так и в глубь души; они всегда сделаны просто, но изящно и с большим мастерством. Видно, что как художнику З. Гиппиус доступны все современные пути поэзии, но что сознательно она не хочет полной яркости и полной звучности, избегает слишком резких эффектов, слишком кричащих слов. <...> Несколько слабее среди новых стихотворений З. Гиппиус те, в которых решительно преобладает отвлеченная мысль, которые написаны как бы для проповеди определенных религиозных идей" (Брюсов В. Среди стихов. 1894-1924: Манифесты. Статьи. Рецензии. М., 1990. С. 316-317).
  С. 118. Петухи - РМ. 1909. No 1. Отд. I. С. 88 (без посвящения). Адресат посвящения - П. С. Соловьева (см. примеч. к с. 86-87).
  С. 118-119. Брачное кольцо.- Весы. 1906. No 3/4. С. 6 (4-е в цикле "Водоскат").
  С. 119-120. Благая весть.- НП. 1904. No 5. С. 53-54. Под заглавием "Весть". В основе сюжета - евангельский эпизод Благовещения Деве Марии (Лк I, 26-38).
  С. 122-123. Не здесь ли? - НП. 1904. No 12. С. 117-118.
  С. 123-124. Победы - Золотое руно. 1906. No 7/9. С. 102 (вариант предпоследнего ст.: "С каждым дыханьем любовь озареннее").
  С. 124. Успокойся?- НП. 1904. No 5. С. 56.
  С. 124-125. Дождичек.- ЖдВ. 1904. No 10. С. 580. Под заглавием "В ваши дни".
  С. 125. Они.- НП. 1904. No 12. С. 116.
  С. 126. Коростель.- ЖдВ. 1904. No 10. С. 580. Под заглавием "Весенний коростель". Вариант ст. 8: "Две обнявшиеся тени". Адресат посвящения - возможно, А. В. Карташев (см. примеч. к с. 87).
  С. 127. Мeжду.- Весы. 1907. No 5. С. 11-12 (с посвящением "Д. Ф-ву"). Адресат посвящения - Д. В. Философов.
  С. 127-128. Дома.- Образование. 1908. No 8. Отд. I. С. 44 (без деления на строфы).
  С. 131. Перебои.- Весы. 1906. No 3/4. С. 7 (5-е в цикле "Водоскат"). Неоднократно перепечатывалось в поэтических антологиях и хрестоматиях.
  С. 132-133. Земле.- Весы. 1906. No3/4. С. 17-18. Под заглавием "К земле" (13-е в цикле "Водоскат").
  С. 144-145. Малинка.- Весы. 1908. No 12. С. 7-8.
  С. 145-146. Август.- НП. 1904. No 8. С. 1.
  С. 149. Заклинанье.- Весы. 1906. No 3/4. С. 16.
  С. 149-150. Весенний ветер.- Утро. Понедельник. 1908. No 16 (15 сент.). С. 3 (без заглавия и посвящения, без деления на строфы; вариант последнего ст.: "Его сверкающий полет").
  С. 151. Черный серп.- Весы. 1908. No 12. С 13-14 (с делением на четверостишия).
  С. 151-152. Тоске времен.- Эпиграф - 1-я строка стихотворения Я. П. Полонского (1842).
  С. 155-156. Женское.- Юбилейный сборник Литературного фонда. 1859-1909. СПб., [1910]. С 214. Под заглавием "Женское. Венок", без деления на строфы.
  
  
  
  СТИХИ. ДНЕВНИК 1911-1921
  Книга "Стихи. Дневник 1911-1921" вышла в свет в Берлине в издательстве "Слово" в начале 1922 г. Печатается по тексту этого издания.
  Этой книге предшествовал сборник Гиппиус "Последние стихи. 1914-1918" (Пб., 1918). Из составляющих его 46-ти стихотворений 43 включены в "Стихи. Дневник 1911-1921". 3 стихотворения из "Последних стихов", не вошедшие в этот сборник, печатаются ниже в особом разделе.
  Книга "Стихи. Дневник 1911-1921" вызвала ряд критических отзывов в русской
  зарубежной
  печати.
  Большинство
  их
  объединяло настороженно-неприязненное отношение к политическим стихам Гиппиус, порой доходившее до резкого неприятия,- факт примечательный, в особенности, если учесть антибольшевистскую направленность печатных органов, поместивших эти отзывы. Молодой критик А. В. Бахрах, в частности, утверждал; "В Революции Гиппиус узрела лишь нечто внешнее, лишь разрушительное - подход к ней оказался с нотой обывательщины <...>. Поэзия не может рождаться из ненависти и превращается тогда в более или менее удачное и остроумное версификаторство" (Дни (Берлин). 1922. No 57.(7 янв.). С. 15). Другой рецензент, заявлявший, что Гиппиус в своем гневе "озлобленна и вульгарна", сетовал на то, что она приносит поэзию в жертву политике, и с особенной силой отвергал "Песню без слов": "Эти стихотворные призывы к палаческому ремеслу, это сладострастие вешателей - великолепный пандан из белого стана к чекистскому садизму, имеющему тоже своих песнопевцев" (Голос России (Берлин). 1922. No 1013 (23 июля). С. 5, 6. Подпись "Л-р"). Роман Гуль, ранее участник белого движения, также указывавший, на преобладание в книге "темных", "ночных" настроений, тем не менее отмечал: "Но мне кажется: ненависть Гиппиус больше всего ее личная боль, ее личная мука" (Новая русская книга (Берлин). 1922. No 8. С. 17).
  Еще увереннее на неоднозначность эмоций, господствовавших а книге Гиппиус, обращал внимание Вл. Кадашев (В. А. Амфитеатров): "Основное настроение "Дневника" - нестерпимо острое ощущение постигнувшей мир космической катастрофы и столь же острое сознание, что черный вихрь хаоса, веющий ныне над землею, будет преодолен творческою любовью. <...> Но окрыленный гнев только первое, почти инстинктивное движение сердца при виде злобных мелких бесов, погано-счастливых победою тьмы. Душа книги гораздо глубже. Она - в творческой и творящей любви". Критик подчеркивал и высокие эстетические достоинства книги: "...все та же строгая четкость стиха, все те же матово-жемчужные, благородные краски, какими Гиппиус давно пленяет нас" (Руль (Берлин). 1922. No 464 (28 мая). С. 9). Не менее высокую оценку дал книге Гиппиус Саша Черный, объяснявший разноголосицу поэтических тем и настроений "Дневника" непосредственным воздействием запечатленной в нем исторической реальности: "Бездарная звериная эпопея последних лет, конечно, давно уже антиреволюционна по своему существу, и сама по себе тема эта за пределами лирических откровений. Отсюда и срывы от надежды и любви во что бы то ни стало <...> к темной проклинающей безнадежности" (Новости литературы (Берлин). 1922. No 1. С. 55. Подпись: А. Черный).
  С. 162-163. А потом..?- НЖдВ. 1912. No 10. С. 49. Гиппиус написала автопародию на это стихотворение "Ангелы со мной не говорили..." (СП. С. 88-89).
  С. 165-166. Поэту родины.- Сирин. С. [XIV-XV] (4-е в цикле "Молчания").
  С. 166. Миндальный цветок.- НЖдВ. 1912. No 12. Стб. 17-18. Под заглавием "Предательство".
  С. 167. Его дочка.- Сирин. С. [XII-XIII] (3-е в цикле "Молчания"; вариант - строфа 4, ст. 3: "К Отцу, своему Учителю...").
  С. 169-170. Последние ст.- Сирин. С. [XVI] (5-е в цикле "Молчания").
  С. 170. Возня.- Сирин. С. [XIX] (7-е в цикле "Молчания"). ...вкруг летящего ядра.- Обыгрывается основной сюжетный мотив романов Ж юля Верна "С Земля на Луну" (1865) и "Вокруг Луны" (1870), герои которого совершают межпланетный полет внутри огромного пушечного ядра.
  С. 171-172. Псалмопевцу.- Сирин. С. [XVII-XVIII] (6-е в цикле "Молчания"). Вл. Бестужев - один из литературных псевдонимов поэта, критика, педагога Владимира Васильевича Гиппиуса (1876-1941), родственника З. Н. Гиппиус близкого к Мережковским по идейно-эстетический позициям. З. Н. общалась с Вл. Гиппиусом с начала 1890-х гг., содействовала его литературному самоопределении) и отходу от юношеского "декадентства". В 1900-1901 гг. Гиппиус входил в узкий круг лиц, в котором Мережковские выващивали идею "новой церкви"; вновь тесно сблизился с Мережковскими в 1910-е гг. См.: Гиппиус-Мережковская З. Дмитрий Мережковский. Париж, 1951. С. 65.
  С. 175-176. Напрасно.- Сирин. С. [XXVI-XXVII] (11-е в цикле "Молчания"). Варианты - строфа 5, ст. 4: "Не может стать моей?"; строфа 6, ст. 1: "Достойней плакать одному" (Сирин). Храни, храни ее ключи // И задыхайся - и молчи.- Ср. "Silentium!" Ф. И. Тютчева: "Взрывая, возмутишь ключи,- // Питайся ими - и молчи".
  С. 176-177. Все мое.- Новое слово. 1914. No 8. С. 3. Под заглавием "На севере", без посвящения, с эпиграфом "..Все ненужно, все чужое..." ("На юге",- Р-на) - подразумевается стихотворение В. Ропшина (Б. В. Савинкова). Елани (диад.) - луга, поляны, просторные лесные просеки.
  С. 177. L'imprevisibilite.- Сирин. С. (IX] (1-е в цикле "Молчалия", с датировкой: 1913); ПС. С. (III]. Под заглавием "Непредвиденное. 1913 г.". L'imprevisibilite (фр.- непредвиденность) - один из терминов философии Анрн Бергсона. Ср. запись Гиппиус (декабрь 1919 г.): "Ohe, Bergson! Мы вышли из твоей философии! Кончена imprevisibilite! Остался "учет",- по Ленину" (Дневники. С. 306).
  С. 178. Банальностям.- Очарованный странник. Вып. 3. СПб., 1914. Под заглавием "Банальность".
  С. 189-190. Сентябрь.- ПС. С. 32. Под заглавием "Сентябрьское".
  С. 200-201. Кто он?- Свобода. 1920. No 60 (25 сент.). С. 1. В стихотворении идет речь об А. Ф. Керенском (ср. запись Гиппиус от 14 марта 1917 г.: "Лицо Керенского <...> все - живое, чем-то напоминающее лицо Пьеро" - Дневники. С. 114). Гиппиус вспоминает о зиме 1915-1916 г.: "У нас бывало много народа, чаще всего бывал Керенский. Мы его знали давно. <...> Главное - в нем была какая-то мальчишеская живость, скорость движений и - кажется, обманчивая - решительность. Но была в нем, увы, и женская истеричность" (Гиппиус-Мережковская З. Дмитрий Мережковский. Париж, 1951. С. 217-218). В 1917 г. отношение Гиппиус к Керенскому эволюционировало от надежд на его активную роль в деле преобразования России (5 апреля 1917 г.: "Я верю Керенскому, лишь бы ему не мешали"; 20 мая 1917 г.: "Керенский военный министр. Пока что - он действует отлично. (.*.) Керенский- настоящий человек на настоящем месте") к глубокому разочарованию: "Да, фатальный человек; слабый... герой. Мужественный... предатель. Женственный... революционер. Истерический главнокомандующий. Нежный, пылкий, боящийся крови - убийца. И очень, очень, весь - несчастный" (Дневники. С. 129, 131, 207).
  С. 202. Где он?- Свобода. 1920. No 61 (26 сент.). С. 1 Под заглавием "1-го мая 1918 г.", с посвящением Борису Савинкову. Об отношениях Гиппиус и Савинкова - см. примеч. к с. 164. После октября 1917 г. Гиппиус не имела непосредственных контактов с Савинковым вплоть до встречи в начале 1920 г. в Варшаве.
  С. 202-203. Желтое окно.- Новые ведомости. Веч. вып. 1918. No 97 (28 июня). С. 5 (вариант - строфа 4, ст. 2: "Тела июньских рощ...").
  С. 205-206. Hапрасно.- Корделия - младшая дочь короля Лира в трагедии Шекспира (1605).
  С. 206. Есть речи...- СЗ. 1922. No 10. С. 121. Заглавие - первые слова стихотворения М. Ю. Лермонтова "Есть речи - значенье..." (1840).
  С. 207. Может быть...- Просто совьется свиток звездный...Ср.: "И небо скрылось, свившись, как свиток" (Откр VI, 14).
  С. 210. Тяжелый снег.- О В. А. Злобине см. примеч. к 190.
  С. 211-212. Тишь.- РМ (София). 1921. No 3/4. С. 3 (1-е в цикле "Из С. П. Б.-ского дневника 19 года"), с датировкой "Январь".
  С. 216. Ночь.- РМ (София). 1921. No 3/4. С. 6. Под заглавие"! "Совдепская ночь" (5-е в цикле "Из С. П. Б.-ского дневника 19 года"); Последние известия. 1921. No 148 (20 июня). С. 2. Под заглавием "Совдепская ночь".
  С. 217. Видение.- Сегодня (Рига). 1920. No 54 (6 марта). С. 3. Под заглавием "Рифмо-этюд". Аманты (фр. amant) - любовники. Бронштейн Лев - настоящее имя Л. Д. Троцкого. Антанта с большевиками заключает мир.- В декабре 1919 г. Верховный, совет Антанты принял решение о прекращении помощи белогвардейским силам на территории Восточной России, а 16 января 1920 г. формально снял блокаду советской России.
  С. 217-218. Оттуда? - Посвящено Дарье Павловне Соколовой (1856-?), няне Гиппиус.
  С. 218-219. Глаза из тьмы.- Свобода. 1920. No 46 (8 сент.). С. 2. Под заглавием "Наши сны"; Общее дело. 1921. No 210 (10 февр.). С. 2. Под заглавием "Сны" (вариант - строфа 4, ст. 2: "Неслышный стон...").
  С. 220. Будет.- Общее дело. 1921. No 210 (10 февр.). С. 2 (без посвящения; вариант ст. 9-10: "А если и умрем? // Россия воскреснет!"); СЗ. 1922. No 10. С. 124 (без посвящения; датировка "19 г. СПб."). Иван Иванович Манухин (1882-?) - врач, муж Т. И. Манухиной (см. предыдущее примеч.). Гиппиус называет Манухина "незабвенным другом нашим, удивительнейшим человеком": "Он,- и жена его,- люди, с которыми мы действительно вместе, почти не разлучаясь физически и душевно, переживали годы петербургской трагедии. <...> И. И.- редкое сочетание очень серьезного ученого, известного своими творческими работами в Европе,- и деятельного человека жизни, отзывчивого и гуманного. Типичные черты русского интеллигента - крайняя прямота, стойкость, непримиримость - выражались у него не словесно, а именно действенно. Он жил по соседству с нами, но во время войны мы не были знакомы" (Дневники. С. 234).
  
  
  
  ИЗ "ПОХОДНЫХ ПЕСЕН"
  С. 224-225. Божий суд.- ПП. С. 17-18. Бронштейн.- См. примеч. к с. 217.
  С. 225-227. Гость.- ПП. С. 19-22. Дэвид Ллойд-Джордж (1863-1945) - английский политический и государственный деятель, премьер-министр (с 1916 г.). Леонид Борисович Красин (18701926) - советский партийный и государственный деятель, в 1920 г.глава советского представительства в Лондоне.
  
  
  
  
  СИЯНИЯ
  Сборник "Сияния" вышел в свет в Париже в 1938 г. тиражом 200 экз. (серия "Русские поэты" (вып. 2.), выпускавшаяся издательской фирмой "Дом книги").
  Приводимые в комментариях датировки стихотворений сообщены Темирой Пахмусс (см.: СП. Т. I. С. XLII).
  Сопоставляя "Сияния" с предшествовавшими им книгами стихотворений Гиппиус, поэт и критик М. О. Цетлин заключал: "Стихи эти не очень отличаются от тех, которые в прошлом создали ей славу. Меньше, может быть, остроты и "игры", больше горечи, и сильнее зазвучали мотивы разочарования, почти отчаянья в жизни. <...> Больше стало в них сдержанности, меньше изысканности. <...> Все главное осталось. Осталась своеобразная смесь рефлексии, и даже дидактизма, и подлинного лирического чувства, иронии и религиозности, мужского ума, направленного на высшие вопросы духа, и женской манерности". Цетлин подчеркивает, что лирика Гиппиус обделена характерными признаками символистской поэтической школы, что по-своему сближает ее с современностью: "По-прежнему любит она неожиданные прозаизмы <...> и вообще стремится, чтобы стихи звучали не как "напевы", а как интимная, разговорная речь. То, что наиболее отталкивает теперешнего читателя в стихах символистов - чрезмерная насыщенность образами, излишняя декоративность, извилистость, непрямота линий,- всего этого нет в стихах З. Гиппиус. Ее стихи вообще лучше сравнивать не с живописью, а с графикой. Это тончайшие рисунки тушью или пером, изломанные капризные линии, ставшие, правда, теперь менее острыми и выразительными, чем раньше" (СЗ. 1938. No 67. С. 449-450).
  О верности Гиппиус в новой ее книге своему прежнему поэтическому облику говорили и другие рецензенты. Одних этот облик оставлял равнодушным: "Весь набор символистических отмычек налицо в этой книге (слегка ржавчиной покрытый)" (Мирный В. С. "Сияния" - стихи З. Гиппиус // Иллюстрированная Россия (Париж). 1938. No 24 (682) (4 июня). С. 19); другие, наоборот, подчеркивали, что сборник "Сияния" - "все та же своеобразная и острая поэзия", в которой, однако, "меньше едкости, меньше обреченности, чем в прежних стихах" (Осоки н С.//Рус записки (Париж). 1938. No 10. С. 193-194). С обстоятельными отзывами, содержавшими не только оценку "Сияний", но и характеристику поэтической индивидуальности Гиппиус в целом, выступили В. Ходасевич и Г. Адамович. "...Само обаяние этой поэзии,- писал Ходасевич,- в значительной мере возникает из происходящего в ней совершенно своеобразного внутреннего борения поэтической души с непоэтическим умом, художественного чутья с антихудожественными понятиями, вкуса с безвкусицей. Отсюда и происходит вся причудливость и вся в некотором роде прелестная хрупкость гиппиусовской поэзии, ежесекундно грозящей распасться, рассыпаться, безнадежно сорваться и - надо сказать правду - нередко в самом деле срывающейся" (Xодасевич Вл. Двадцать два // Возрождение (Париж). 1938. No 4136 (17 июня). С 9). Если Ходасевич задерживает внимание на специфических недостатках поэзии Гиппиус, заключающихся в "прегрешениях" перед формой (словесная неточность, приблизительность, "напрасная прихотливость"), то Адамович считает нужным сделать акцент на ее исключительном своеобразии: "Место стихам Гиппиус в русской литературе обеспечено по той простой причине, что других таких стихов не было и, вероятно, не будет. ("З. Гиппиус остается собой в соседстве с любым гением". "Сияниях, по мнению Адамовича, "не слабее и не лучше других ее книг" ("к штатам ее склада не применимо понятие развития"), но в них "заметнее, чем прежде у Гиппиус, стремление к простоте и чистоте" (Адамович Г. Литературные заметки // ПН. 1938. No 6283 (9 июня). С 3).
  С. 229-230. Над забвеньем.- СЗ. 1932. No 49. С. 203. Датировка "Сентябрь 1928 г.; Cafe des Allees, Cannes".
  С. 235. Ясность.- Виктор Андреевич Мамченко (19011982) - поэт; "друг No 1" Гиппиус в период ее парижской эмиграции. См. письма Гиппиус к Мамченко 1936-1944 гг. (Из переписки З. Н. Гиппиус. С. 448-460).
  Прорезы.- Окно (Париж). 1923. No 1. C. 52. Датировка "13 августа 1918 г. С.-Петербург"; другая датировка "13 марта 1918 г. Дружноселье". Варианты первой публикации - строфа 1, ст. 4: "Здесь - только радость лунного окна"; строфа 2, ст. 4: "Как мост, как путь в залунную страну"; строфа 3, ст. 1, 2: "Все эти дни, под ядовитым жалом, // (Безумные, как длительный - один!)"; строфа 4:
  
  
   И все прозрачнее, необычайней
  
  
   Прорез высокий моего окна.
  
  
   Люблю Любовь в ее последней тайне;
  
  
   Нездешняя и здешняя - одна.
  Ей в горах.- Цикл написан в 1928 г., адресован Н. Н. Берберовой, которая вспоминает: "...я прожила у них (Мережковских.- Ред.) три дня, в Торран, над Грассом, и она подарила мне листок с тремя стихотворениями, написанными в эти дни. Эти стихи удивили меня, они показали мне неожиданную нежность ее ко мне и тронули меня. <...> Торран - место в горах, высоко, высоко, в Приморских Альпах, и там, в старом замке, Мережковские снимали один этаж" (Берберова Н. Курсив мой. С. 284, 285). В автографе, подаренном Берберовой, цикл называется "Ей в Thorenc" и состоит из трех стихотворений; 3-е, заключительное, при жизни Гиппиус не было напечатано (см. с. 273 наст. изд.).
  С. 238. Прошла.- СЗ. 1923. No 14. С. 168 (вариант ст. 1: "На круглом выгибе лесного склона"). Датировка "1921, Висбаден".
  С. 239. St. Therese de l'Enfant Jesus.- СЗ. 1925. No 23. С. 207, 208. Под заглавием "Therese de l'Enfant Jesus". Варианты - ст. 7: "Милая девочка, чужая"; ст. 12: "Такою нежною радостью дышат...". Датировка "1 января 1925 г., Париж"; За свободу (Варшава). 1929. Ne 135 (2768) (26 мая). С. 3 (вариант ст. 7: "Милая девочка, чужая"). St. Therese de l'Enfant Jesus (фр.) - Св. Тереза Младенца Иисуса. Имеется в виду так называемая "маленькая Тереза" - Тереза Лизьеская (Мари Франсуаза Тереза Мартен, 1873-1897; канонизирована в 1925 г.), французская монахинякармелитка, чрезвычайно высоко почитавшаяся Мережковским и Гиппиус; в ней они видели живое воплощение своей метафизической концепции любви-"влюбленности". Подробнее см.; Мережковский Д. Маленькая Тереза / Под ред., со вступ ст. и коммент. Темиры Пахмусс. Ann Arbor, 1984.
  С. 241. 8 ноября.- Числа. 1933. No 9. С. 7 (с делением на четверостишия, перед ст. 9-12 строка отточий; варианты - ст. 3-4: "Розово-серая и безответная, // Тоже тихая, во мне печаль"; ст. 10: "К окнам высоким мрак приник"). Датировка "1933 г.". Радуйся, радуйся Архистратиг! - 8 ноября ст. ст. (день рождения Гиппиус) - собор Архистратига Михаила.
  Eternite fremissantе.- СЗ. 1934. No 54. С. 189. Без посвящения; под заглавием помета "Плотин - Бергсон". Датировка

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 408 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа