Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения, Страница 8

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения



justify">  
  
  Стремится к блаженству всемирного счастья
  
  
  И видит в нем личное счастье свое.
  
  
  Но, друг мой, напрасны святые порывы:
  
  
  На жизненной сцене, залитой в крови,
  
  
  Довольно простора для рынка наживы
  
  
  И тесно для светлого храма любви!..
  
  
  Но если и вправду замолкнут проклятья,
  
  
  Но если и вправду погибнет Ваал
  
  
  И люди друг друга обнимут, как братья,
  
  
  И с неба на землю сойдет идеал, -
  
  
  Скажи: в обновленном и радостном мире
  
  
  Ты, свыкшийся с чистою скорбью своей,
  
  
  Ты будешь ли счастлив на жизненном пире,
  
  
  Мечтавший о счастье печальник людей?
  
  
  Ведь сердце твое - это сердце больное -
  
  
  Заглохнет без горя, как нива без гроз:
  
  
  Оно не отдаст за блаженство покоя
  
  
  Креста благодатных страданий и слез.
  
  
  Что ж, если оно затоскует о доле
  
  
  Борца и пророка заветных идей,
  
  
  Как узник, успевший привыкнуть к неволе,
  
  
  Тоскует о мрачной темнице своей?
  
  
  Июль 1880
  
  
  
  
  ОТРЫВОК
  
  
   И вот, от ложа наслажденья
  
  
   И нег любви оторвана,
  
  
   Перед судилищем она
  
  
   Предстала с трепетом смущенья.
  
  
   Греха открытого позор
  
  
   К земле чело ее склоняет;
  
  
   Она молчит - и только- взор
  
  
   Молить о милости дерзает...
  
  
   Напрасны были б оправданья:
  
  
   Еще греховные лобзанья,
  
  
   Казалось, жгли ее уста,
  
  
   Грудь сладострастно волновалась,
  
  
   И вся звала, вся отдавалась
  
  
   Ее нагая красота.
  
  
   Она виновна, нет сомненья;
  
  
   Но грозный час суда настал,
  
  
   И рокового обвиненья
  
  
   Никто промолвить не дерзал.
  
  
   Закон суров, и казнь ужасна,
  
  
   А эта падшая жена
  
  
   Так упоительно-прекрасна,
  
  
   Так беззащитно-смущена.
  
  
   И в первый раз греховным взором
  
  
   Смущен, бесстрастный круг судей
  
  
   Сидел, замедля приговором
  
  
   В немом волненьи перед ней...
  
  
   1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Я не тому молюсь, кого едва дерзает
  
  
  Назвать душа моя, смущаясь и дивясь,
  
  
  И перед кем мой ум бессильно замолкает,
  
  
  В безумной гордости постичь его стремясь;
  
  
  Я не тому молюсь, пред чьими алтарями
  
  
  Народ, простертый ниц, в смирении лежит,
  
  
  И льется фимиам душистыми волнами,
  
  
  И зыблются огни, и пение звучит;
  
  
  Я не тому молюсь, кто окружен толпами
  
  
  Священным трепетом исполненных духов
  
  
  И чей незримый трон за яркими звездами
  
  
  Царит над безднами разбросанных миров, -
  
  
  Нет, перед ним я нем!.. Глубокое сознанье
  
  
  Моей ничтожности смыкает мне уста, -
  
  
  Меня влечет к себе иное обаянье -
  
  
  Не власти царственной, но пытки и креста.
  
  
  Мой бог - бог страждущих, бог, обагренный кровью,
  
  
  Бог - человек и брат с небесною душой, -
  
  
  И пред страданием и чистою любовью
  
  
  Склоняюсь я с моей горячею мольбой!..
  
  
  1880
  
  
  
  
  * * *
  
   Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат
  
  
  Кто б ты ни был, не падай душой.
  
   Пусть неправда и зло полновластно царят
  
  
  Над омытой слезами землей,
  
   Пусть разбит и поруган святой идеал
  
  
  И струится невинная кровь, -
  
   Верь: настанет пора - и погибнет Ваал,
  
  
  И вернется на землю любовь!
  
   Не в терновом венце, не под гнетом цепей,.
  
  
  Не с крестом на согбенных плечах, -
  
   В мир придет она в силе и славе своей,
  
  
  С ярким светочем счастья в руках.
  
   И не будет на свете ни слез, ни вражды,
  
  
  Ни бескрестных могил, ни рабов,
  
   Ни нужды, беспросветной, мертвящей нужды,
  
  
  Ни меча, ни позорных столбов!
  
   О мой друг! Не мечта этот светлый приход,
  
  
  Не пустая надежда одна:
  
   Оглянись, - зло вокруг чересчур уж гнетет,
  
  
  Ночь вокруг чересчур уж темна!
  
   Мир устанет от мук, захлебнется в крови,
  
  
  Утомится безумной борьбой -
  
   И поднимет к любви, к беззаветной любви,
  
  
  Очи, полные скорбной мольбой!..
  
   1880
  
  
  
  
  ПОЭЗИЯ
  
  
  За много лет назад, из тихой сени рая,
  
  
  В венке душистых роз, с улыбкой молодой,
  
  
  Она сошла в наш мир, прелестная, нагая
  
  
  И гордая своей невинной красотой.
  
  
  Она несла с собой неведомые чувства,
  
  
  Гармонию небес и преданность мечте, -
  
  
  И был закон ее - искусство для искусства,
  
  
  И был завет ее - служенье красоте.
  
  
  Но с первых же шагов с чела ее сорвали
  
  
  И растоптали в прах роскошные цветы,
  
  
  И темным облаком сомнений и печали
  
  
  Покрылись девственно-прекрасные черты.
  
  
  И прежних гимнов нет!.. Ликующие звуки
  
  
  Дыханием грозы бесследно унесло, -
  
  
  И дышит песнь ее огнем душевной муки,
  
  
  И тернии язвят небесное чело!..
  
  
  1880
  
  
  
  
  В АЛЬБОМ
  
  
  
  
  
  
  
  Е. А. Стобеус
  
  
  Непрошеный стучусь я в ваш альбом,
  
   Как странник, на пути застигнутый грозою,
  
   Стучит в чужую дверь, под вьюгой и дождем,
  
   Окоченелою от холода рукою:
  
   "Пустите, - молит он, - не прогоняйте прочь!
  
   Я долго честно шел к своей заветной цели,
  
   Но грозен черный лес в разгневанную ночь,
  
   Суров и страшен путь - и силы ослабели..."
  
   Услышат ли его? Отворится ль пред ним
  
   Вход в дом, иль он прождет до света за оградой?
  
   И как отворится: с участьем ли живым,
  
  
  Иль с тайною, холодною досадой?
  
   И, оглядев его оборванный наряд -
  
  
  След тайных бурь и ранних испытаний, -
  
  
  Не бросят ли ему обидный взгляд
  
  
  Сомненья в святости его желаний?
  
   1880
  
  
  
  
  МЕЛОДИЯ
  
  
  Я б умереть хотел на крыльях упоенья,
  
  
  В ленивом полусне, навеянном мечтой,
  
  
  Без мук раскаянья, без пытки размышленья,
  
  
  Без малодушных слез прощания с землей.
  
  
  Я б умереть хотел душистою весною,
  
  
  В запущенном саду, в благоуханный день,
  
  
  Чтоб купы темных лип дремали б надо мною
  
  
  И колыхалась бы цветущая сирень.
  
  
  Чтоб рядом бы ручей таинственным журчаньем
  
  
  Немую тишину тревожил и будил
  
  
  И синий небосклон торжественным молчаньем
  
  
  Об райской вечности мне внятно говорил.
  
  
  Чтоб не молился б я, не плакал, умирая,
  
  
  А сладко задремал и снилось мне б во сне,
  
  
  Что я плыву... плыву и что волна немая
  
  
  Беззвучно отдает меня другой волне...
  
  
  1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
  О, спасибо вам, детские годы мои,
  
  
   С вашей ранней недетской тоскою!
  
  
  Вы меня научили на слово любви
  
  
   Отзываться всей братской душою.
  
  
  Истомивши меня, истерзавши мне грудь,
  
  
   С глаз моих вы завесу сорвали,
  
  
  И блеснул предо мною неведомый путь -
  
  
   Путь горячей любви и печали...
  
  
  1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Если душно тебе, если нет у тебя
  
  
   В этом мире борьбы и наживы
  
  
  Никого, кто бы мог отозваться, любя,
  
  
   На сомненья твои и порывы;
  
  
  Если в сердце твоем оскорблен идеал,
  
  
   Идеал человека и света,
  
  
  Если честно скорбишь ты и честно устал, -
  
  
   Отдохни над страницей поэта.
  
  
  В стройных звуках своих вдохновенных речей,
  
  
   Чуткий к каждому слову мученья,
  
  
  Он расскажет тебе о печали твоей,
  
  
   Но расскажет, как брат, без глумленья;
  
  
  Он поднимет угасшую веру в тебе,
  
  
   Он разгонит сомненья и муку
  
  
  И протянет тебе, в непосильной борьбе,
  
  
   Бескорыстную братскую руку...
  
  
  Но умей же и ты отозваться душой
  
  
   Всем, кто ищет и просит участья,
  
  
  Всем, кто гибнет в борьбе, кто подавлен нуждой,
  
  
   Кто устал от грозы и ненастья.
  
  
  Научись беззаветно и свято любить,
  
  
   Увенчай молодые порывы, -
  
  
  И тепло тебе станет трудиться и жить
  
  
   В этом мире борьбы и наживы.
  
  
  1880
  
  
  
  
  * * *
  
   В мире были счастливцы, - их гимны звучали,
  
   Как хвалебные арфы бесплотных духов;
  
   В этих гимнах эдемские зори сияли
  
   И струилось дыханье эдемских садов;
  
   В этих гимнах - как в зеркале сонного моря
  
   Отражается небо и склон берегов -
  
   Отразились и слезы блаженного горя,
  
   И мечты, и желанья их дивных творцов.
  
   Полюбить ли случалось им - сила искусства
  
   Помогала им в каждую душу влагать
  
   К их избранницам те же горячие чувства,
  
   Тем же сладким недугом весь мир волновать;
  
   Имена их избранниц хвалой становились
  
   И в ряду знаменитых и славных имен,
  
   Сквозь бессильную давность годов, доносились
  
   Невредимо и свято до наших времен.
  
   Милый друг, твой певец не прославлен хвалою
  
   И тебя не прославит любовью своей,
  
   Но зато и живет он и дышит тобою,
  
   И на славу не сменит улыбки твоей...
  
   1880
  
  
  
  
  МЕЛОДИИ
  
  
  
  
   1
  
  
   Погоди: угаснет день,
  
  
   Встанет месяц над полями,
  
  
   На пруду и свет и тень
  
  
   Лягут резкими штрихами.
  
  
   В сладкой неге сад заснет,
  
  
   И к груди его, пылая,
  
  
   Полночь душная прильнет,
  
  
   Как вакханка молодая, -
  
  
   И умчится смутный рой
  
  
   Дум, страданья и сомненья,
  
  
   И склонится над тобой
  
  
   Этой ночи дух немой -
  
  
   Тихий гений примиренья...
  
  
  
  
   2
  
  
   На западе хмурые тучи
  
  
   За хмурые горы ползут,
  
  
   И молнии черные кручи
  
  
   Мгновенным лобзанием жгут,
  
  
   А справа уж, чуждая бури,
  
  
   Над гранями снежных высот,
  
  
   В сияющей звездной лазури
  
  
   Душистая полночь плывет...
  
  
  
  
   3
  
  
   Еще не затихли страданья
  
  
   В душе потрясенной моей,
  
  
   А счастье и мир упованья
  
  
   Уж робко ласкаются к ней;
  
  
   И после порывов мученья,
  
  
   Минувших с минувшей грозой,
  
  
   Ей вдвое дороже забвенье
  
  
   И вдвое отрадней покой...
  
  
   1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Вы смущены... такой развязки
  
  
   Для ежедневной старой сказки
  
  
   Предугадать вы не могли, -
  
  
   И, как укор, она пред вами
  
  
   Лежит, увитая цветами...
  
  
   Не плачьте ж - поздними слезами
  
  
   Не вырвать жертвы у земли!
  
  
   1880
  
  
  
   НА МГНОВЕНЬЕ
  
   Пусть нас давят угрюмые стены тюрьмы, -
  
  
  Мы сумеем их скрыть за цветами,
  
   Пусть в них царство мышей, паутины и тьмы, -
  
  
  Мы спугнем это царство огнями...
  
   Пусть нас тяжкая цепь беспощадно гнетет,
  
  
  Да зато нет для грезы границы:
  
   Что ей цепь?.. Цепь она, как бечевку, порвет
  
  
  И умчится свободнее птицы.
  
   Перед нею и рай лучезарный открыт,
  
  
  Ей доступны и бездны морские,
  
   И безбрежье степей, и пески пирамид,
  
  
  И вершины хребтов снеговые...
  
   В наши стены волшебно она принесет
  
  
  Всю природу, весь мир необъятный, -
  
   И в темнице нам звездное, небо блеснет,
  
  
  И повеет весной ароматной!
  
   Нам прожить остается одну эту ночь,
  
  
  Но зато - это ночь наслажденья,
  
   Прочь же мрачные думы и слезы, - всё прочь,
  
  
  Что рождает тоску и сомненья!..
  
   Мы на пир наш друзей и подруг созовем,
  
  
  Заглушив в себе стоны проклятий,
  
   И в объятьях любви беззаботно уснем,
  
  
  Чтоб проснуться для смертных объятий!
  
   И да будут позор и несчастье тому,
  
  
  Кто, осмелившись сесть между нами,
  
   Станет видеть упрямо всё ту же тюрьму
  
  
  За сплетенными сетью цветами;
  
   Кто за полным бокалом нам крикнуть дерзнет,
  
  
  К нам в слезах простирая объятья:
  
   "Братья, жадное время не терпит, не ждет!
  
  
  Утро близко!.. Опомнитесь, братья!"
  
   1880
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В роще зеленой, над тихой рекой
  
  
   Веет и вьется дымок голубой
  
  
   И, от костра подымаясь, столбом
  
  
   Тихо плывет над соседним кустом.
  
  
   Белая полночь тиха и ясна,
  
  
   В воздухе вкрадчиво веет весна,
  
  
   Веет и нежит, и к жизни зовет,
  
  
   Нежит, ласкает и песню поет.
  
  
   Чудная песня! Прислушайся к ней:
  
  
   "Смолкните слезы и стоны людей,
  
  
   Я, как вакханка, вернулась к земле
  
  
   С чашей - в руках и венком на челе..."
  
  
   1880
  
  
  
  
  ПОЭЗИЯ
  
  
   Прелестная, полунагая,
  
  
   С венком на мраморе чела,
  
  
   Она, как пери молодая,
  
  
   В наш мир из тихой сени рая,
  
  
   Стыдясь и радуясь, сошла.
  
  
   За колесницей триумфальной
  
  
   Она, ликуя, шла вослед,
  
  
   Над прахом урны погребальной
  
  
   Роняла песню и привет,
  
  
   Любовь и радости венчала,
  
  
   Чаруя музыкой речей,
  
  
   И за столом, под звон бокала,
  
  
   Заздравным гимном оживляла
  
  
   Кружок пирующих друзей.
  
  
   Везде, где речь лилась людская,
  
  
   Ей было место и почет,
  
  
   И мир встречал, благословляя,
  
  
   Ее божественный приход;
  
  
   И фимиам, и лавр, и клики
  
  
   Народ нес в дар ее жрецам,
  
  
   И с тайной завистью владыки

Другие авторы
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Мартынов Иван Иванович
  • Куйбышев Валериан Владимирович
  • Тарловский Марк Ариевич
  • Герцо-Виноградский Семен Титович
  • Ладенбург Макс
  • Одоевский Александр Иванович
  • Крайский Алексей Петрович
  • Гербель Николай Васильевич
  • Шаховской Яков Петрович
  • Другие произведения
  • Писемский Алексей Феофилактович - Просвещенное время
  • Чертков Владимир Григорьевич - С. Н. Дурылин. М. В. Нестеров и В. Г. Чертков
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Записки об уженье рыбы
  • Толстой Лев Николаевич - Севастополь в декабре месяце
  • Кони Анатолий Федорович - По делу о расхищении имущества умершего Николая Солодовникова
  • Крестовский Всеволод Владимирович - В дальних водах и странах
  • Чехов Антон Павлович - В овраге
  • Карнович Евгений Петрович - Патриотка
  • Кузмин Михаил Алексеевич - Заметки о русской беллетристике
  • Федоров Николай Федорович - Об обращении оружия, т. е. орудий истребления, в орудия спасения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 371 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа