Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 26

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



v>
  
  
  Не вчера ли бурлила в кремлевском дворце
  
  
  Богатырско-рабочая юная сила?
  
  
  Не вчера ль в гениальном вожде и борце,
  
  
  В мудром слове его и в шутливом словце,
  
  
  Молодая отвага сквозила?
  
  
  Средь любимых вождей их соратник седой,
  
  
  Облик чей пролетарски и сбит и подклинен,
  
  
  Тот, чей путь боевой так же прям, как и длинен,
  
  
  Разве не был он весь озорной, молодой,
  
  
  Рукоплещущий юным героям Калинин?
  
  
  Чудотворный прибой плодоносной волны
  
  
  Прогремел над страной неоглядно-обширной.
  
  
  Гениальная молодость нашей страны -
  
  
  Это молодость жизни рабоче-всемирной.
  
  
  Пусть поглотит врагов наших Лета-река,
  
  
  Пусть забвенье покроет их тиной зловонной, -
  
  
  Мы, строители нового мира, в века
  
  
  Перейдем молодой и бессмертной колонной!
  {* Лета - древнегреческое название мифической загробной реки забвения. "Кануть в Лету" - быть наглухо забытым.}
  
  
  
   КОГО МЫ БИЛИ
  
  
  
  
  КОРНИЛОВ
  
  
   Вот _Корнилов_, гнус отборный,
  
  
   Был Советам враг упорный.
  
  
   Поднял бунт пред Октябрем:
  
  
   "Все Советы уберем!
  
  
   Все Советы уберем,
  
  
   Заживем опять с царем!"
  
  
   Ждал погодки, встретил вьюгу.
  
  
   В Октябре подался к югу.
  
  
   Объявившись на Дону,
  
  
   Против нас повел войну.
  
  
   Получил за это плату:
  
  
   В лоб советскую гранату.
  
  
  
  
  КРАСНОВ
  
  
   Как громили мы _Краснова_!
  
  
   Разгромив, громили снова
  
  
   И добили б до конца,-
  
  
   Не догнали подлеца.
  
  
   Убежав в чужие страны,
  
  
   Нынче он строчит романы,
  
  
   Как жилось ему в былом
  
  
   "Под двуглавым..."
  
  
   Под Орлом.
  
  
   Настрочив кусок романа,
  
  
   Плачет он у чемодана:
  
  
   "Съела моль му-у-ундир... шта-ны-ы-ы-ы,
  
  
   Потускнели галуны-ы-ы-ы".
  
  
  
  
  ДЕНИКИН
  
  
   Вот _Деникин_ - тоже номер!
  
  
   Он, слыхать, еще не помер,
  
  
   Но, слыхать, у старика
  
  
   И досель трещат бока.
  
  
   То-то был ретив не в меру.
  
  
   "За отечество, за веру
  
  
   И за батюшку-царя"
  
  
   До Орла кричал: "Ур-р-ря!"
  
  
   Докричался до отказу.
  
  
   За Орлом охрип он сразу
  
  
   И вовсю назад подул,
  
  
   Захрипевши: "Кар-ра-ул!"
  
  
   Дорвался почти до Тулы.
  
  
   Получив, однако, в скулы,
  
  
   После многих жарких бань
  
  
   Откатился на Кубань,
  
  
   Где, хвативши также горя,
  
  
   Без оглядки мчал до моря.
  
  
   На кораблике - удал! -
  
  
   За границу тягу дал.
  
  
  
  
  ШКУРО
  
  
   Слыл _Шкуро_ - по зверству - волком,
  
  
   Но, удрав от нас пешком,
  
  
   Торговал с немалым толком
  
  
   Где-то выкраденным шелком
  
  
   И солдатским табаком.
  
  
   Нынче ездит "по Европам"
  
  
   С небольшим казацким скопом
  
  
   Ради скачки верховой
  
  
   На арене... цирковой.
  
  
  
  
  МАМОНТОВ
  
  
   Это _Мамонтов_-вояка,
  
  
   Слава чья была двояка,
  
  
   Такова и до сих пор:
  
  
   - Генерал и вместе - вор!
  
  
   "Ой да, ой да... Ой да, эй да!" -
  
  
   Пел он весело до "рейда",
  
  
   После рейда ж только "ой" -
  
  
   Кое-как ушел живой;
  
  
   Вдруг скапутился он сразу,
  
  
   Получивши то ль заразу,
  
  
   То ль в стакане тайный яд.
  
  
   По Деникина приказу
  
  
   Был отравлен, говорят,
  
  
   Из-за зависти ль, дележки
  
  
   Протянул внезапно ножки.
  
  
  
  
  КОЛЧАК
  
  
   Адмирал _Колчак_, гляди-ко,
  
  
   Как он выпятился дико.
  
  
   Было радостью врагу
  
  
   Видеть трупы на снегу
  
  
   Средь сибирского пространства:
  
  
   Трупы бедного крестьянства
  
  
   И рабочих сверхбойцов.
  
  
   Но за этих мертвецов
  
  
   Получил Колчак награду:
  
  
   Мы ему, лихому гаду,
  
  
   В снежный сбив его сугроб,
  
  
   Тож вогнали пулю в лоб.
  
  
  
  
  АННЕНКОВ
  
  
   Сел восставших усмиритель,
  
  
   Душегуб и разоритель,
  
  
   Искривившись, псом глядит
  
  
   Борька _Анненков_ бандит.
  
  
   Звал себя он атаманом,
  
  
   Разговаривал наганом;
  
  
   Офицерской злобой пьян,
  
  
   Не щадя, губил крестьян,
  
  
   Убивал их и тиранил,
  
  
   Их невест и жен поганил.
  
  
   Много сделано вреда,
  
  
   Где прошла его орда.
  
  
   Из Сибири дал он тягу.
  
  
   Все ж накрыли мы беднягу,
  
  
   Дали суд по всей вине
  
  
   И - поставили к стене.
  
  
  
  
  СЕМЕНОВ
  
  
   Вот _Семенов_, атаман,
  
  
   Тоже помнил свой карман.
  
  
   Крепко грабил Забайкалье.
  
  
   Удалось бежать каналье.
  
  
   Утвердился он в правах
  
  
   На японских островах.
  
  
   Став отпетым самураем,
  
  
   Заменил "ура" "банзаем"
  
  
   И, как истый самурай,
  
  
   Глаз косит на русский край.
  
  
   Ход сыскал к японцам в штабы:
  
  
   "Эх, война бы! Ух, война бы!
  
  
   Ай, ура! Ур... зай! Банзай!
  
  
   Поскорее налезай!"
  
  
   Заявленья. Письма. Встречи.
  
  
   Соблазнительные речи!
  
  
   "Ай, хорош советский мед!"
  
  
   Видит око - зуб неймет!
  
  
  
  
  ХОРВАТ
  
  
   _Хорват_ - страшный, длинный, старый,
  
  
   Был палач в Сибири ярый
  
  
   И в Приморье лютый зверь.
  
  
   Получивши по кубышке,
  
  
   Эта заваль - по наслышке -
  
  
   "Объяпонилась" теперь.
  
  
  
  
  ЮДЕНИЧ
  
  
   Генерал _Юденич_ бравый,
  
  
   Тоже был палач кровавый,
  
  
   Прорывался в Ленинград,
  
  
   Чтоб устроить там парад:
  
  
   Не скупился на эффекты,
  
  
   Разукрасить все проспекты,
  
  
   На оплечья фонарей
  
  
   Понавесить бунтарей.
  
  
   Получил под поясницу,
  
  
   И Юденич за границу
  
  
   Без оглядки тож подрал,
  
  
   Где тринадцать лет хворал
  
  
   И намедни помер в Ницце -
  
  
   В венерической больнице
  
  
   Под военно-белый плач:
  
  
   "Помер истинный палач!"
  
  
  
  
  МИЛЛЕР
  
  
   Злой в Архангельске палач,
  
  
   _Миллер_ ждал в борьбе удач,
  
  
   Шел с "антантовской" подмогой
  
  
   На Москву прямой дорогой:
  
  
   "Раз! Два! Раз! Два!
  
  
   Вир марширен нах Москва!"
  
  
   Сколько было шмерцу герцу,
  
  
   Иль, по-русски, - боли сердцу:
  
  
   Не попал в Москву милок!
  
  
   Получил от нас он перцу,
  
  
   Еле ноги уволок!
  
  
  
  
  МАХНО
  
  
   Был _Махно_ - бандит такой.
  
  
   Со святыми упокой!
  
  
   В нашей стройке грандиозной
  
  
   Был он выброшенным пнем.
  
  
   Так чудно в стране колхозной
  
  
   Вспоминать теперь о нем!
  
  
  
  
  ВРАНГЕЛЬ
  
  
   Герр барон фон _Врангель_. Тоже -
  
  
   Видно аспида по роже -
  
  
   Был, хоть "русская душа",
  
  
   Человек не караша!
  
  
   Говорил по-русски скверно
  
  
   И свирепствовал безмерно.
  
  
   Мы, зажав его в Крыму,
  
  
   Крепко всыпали ему.
  
  
   Бросив фронт под Перекопом,
  
  
   Он подрал от нас галопом.
  
  
   Убежал баронский гнус.
  
  
   За советским за кордоном
  
  
   Это б нынешним баронам
  
  
   Намотать себе на ус!
  
  
  
  
   *
  
  
   Мы с улыбкою презренья
  
  
   Вспоминаем ряд имен,
  
  
   Чьих поверженных знамен
  
  
   После жаркой с нами схватки
  
  
   Перетлевшие остатки
  
  
   Уж ничто не обновит:
  
  
  Жалок их позорный вид,
  
  
  Как жалка, гнусна порода
  
  
  Догнивающего сброда,
  
  
  Что гниет от нас вдали,
  
  
  Точно рыба на мели.
  
  
   Вид полезный в высшей мере
  
  
   Тем, кто - с тягой к злой афере,
  
  
   Злобно выпялив белки,
  
  
   Против нас острит клыки.
  
  
  
  
   1936
  
  
  
  
  НОВЫЙ ГОД
  
  
  В раздумье есть высокая черта.
  
  
  Ему чужды пустая суета
  
  
  И мелочность с их логикою зыбкой.
  
  
  Раздумье говорит движеньем легким рта,
  
  
  Усмешкой мудрою, спокойною улыбкой.
  
  
  Оно в уверенном развитии своем
  
  
  Сметает вражью ложь, рвет вражеские путы.
  
  
   Встречая Новый год - пред тем как взять подъем
  
  
  Порыва нового, - раздумью отдаем
  
  
  Мы года старого последние минуты.
  
  
   Не устрашает нас размах двойной, тройной
  
  
  Гигантских замыслов, рожденных новым строем.
  
  
  Страна, взгремевшая стахановской волной,
  
  
  Недаром сделалась Великою Страной,
  
  
  Где труд стал доблестью и труженик - героем,
  
  
  Где соревнуются деревни, города
  
  
  В замене творческой - средь бодрого веселья -
  
  
   Аристократией труда
  
  
   Аристократии безделья.
  
  
   В бою мы не трубим еще в победный рог.
  
  
   Встречая Новый год в раздумье мудро-строгом,
  
  
  Мы знаем: встретим мы невзорванный порог
  
  
   За каждым взорванным порогом.
  
  
   Но также знаем мы: порогов вражьих ряд
  
  
   Сколь ни велик, но мы пробьем сквозь них дорогу,
  
  
  И недалек тот день - враги уж бьют тревогу!-
  
  
  Когда ударит наш решающий снаряд
  
  
   По их последнему порогу.
  
  
  
   ПЕРВОЕ СЛОВО
  
  
  
  
  Пленуму Союза советских писателей,
  
  
  
   назначенному в г. Минске и посвященному
  
  
  
   советской поэзии.
  
  
   Через Минск шли части фронтовые,
  
  
   На панов шли красные бойцы.
  
  
   Я тогда увидел вас впервые,
  
  
   Белорусские певцы.
  
  
   Не забыть мне кипы книжных связок
  
  
   Белорусского письма.
  
  
   От легенд от ваших и от сказок
  
  
   Я тогда сходил с ума.
  
  
   Нынче жизнь все сказки перекрыла.
  
  
   Бодрый гул идет со всех концов.
  
  
   И летит - звонка и быстрокрыла -
  
  
   В красный Минск семья родных певцов
  
  
   Из Москвы, из Киева, Казани,
  
  
   Из Тбилиси, из Баку,
  
  
   Сходных столь по духу их писаний,
  
  
   Разных столь по языку.
  
  
   Речь пойдет о мастерстве о новом,
  
  
   О певцах о всех и о себе,
  
  
   _Но средь слов пусть будет первым словом
  
  
   Ваше слово о борьбе_,
  
  
   О борьбе, которой нету краше,
  
  
   О борьбе, которой нет грозней,
  
  
   О борьбе, в которой знамя наше
  
  
   Возвестит конец фашистских дней;
  
  
   О борьбе великой, неизбежной,
  
  
   Мировой, решающей борьбе,
  
  
   В коей мы призыв к семье мятежной,
  
  
   Боевой, рабоче-зарубежной,
  
  
   Позабыв на срок о флейте нежной,
  
  
   Протрубим на боевой трубе!
  
  
  
   ЦВЕТЫ И КОРНИ {*}
  
  
   {* Написано к X съезду ВЛКСМ.}
  
  
  
  
   1
  
  
  
  Вдохновенные речи
  
  
  
  Про соцстроительство.
  
  
  
  Где?
  
  
  
  В Кремле,
  
  
  
  В бывшем царском покое.
  
  
  
  В президиуме правительство?
  
  
  
  Правительство.
  
  
  
  Да какое!
  
  
  
  Ораторша - дельная,
  
  
  
  Не балаболка,
  
  
  
  А по виду -
  
  
  
  Так "молода-зелена",
  
  
  
  Трактористка,
  
  
  
  Ударница
  
  
  
  И комсомолка -
  
  
  
  Паша Анг_е_лина.
  
  
  
  Ее слово
  
  
  
  И дело
  
  
  
  Живут неотторженно,
  
  
  
  Между словом
  
  
  
  И делом
  
  
  
  Разрыва нет злого.
  
  
  
  Овацией
  
  
  
  Зал отвечает восторженно
  
  
  
  На каждое меткое,
  
  
  
  Звонкое
  
  
  
  Слово.
  
  
  
  "Мы, комсомолки,
  
  
  
<

Другие авторы
  • Стурдза Александр Скарлатович
  • Готовцева Анна Ивановна
  • Кусков Платон Александрович
  • Гиппиус Василий Васильевич
  • Чернышевский Николай Гаврилович
  • Плевако Федор Никифорович
  • Новиков Николай Иванович
  • Сомов Орест Михайлович
  • Д-Эрвильи Эрнст
  • Горбунов Иван Федорович
  • Другие произведения
  • Крыжановская Вера Ивановна - Мертвая петля
  • Сервантес Мигель Де - Славный рыцарь Дон-Кихот Ламанчский. Часть вторая
  • Катков Михаил Никифорович - Роман Тургенева и его критики
  • Горчаков Михаил Иванович - Памяти О. Ф. Миллера
  • Лоскутов Михаил Петрович - Тени корсаров
  • Тимковский Николай Иванович - Тимковский Н. И.: Биографическая справка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Осада Севастополя, или Таковы русские
  • Сумароков Александр Петрович - Чем тебя я оскорбила...
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Валерий и Амалия, или Несчастное семейство. Повесть Алексея Тимофеева
  • Голенищев-Кутузов Павел Иванович - Письмо министру народного просвещения гр. Разумовскому
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа