Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940), Страница 21

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, поэмы, повести (1930-1940)



>
  На сынков смотря сычом,
  
  
  
  Был заядлым... снохачом.
  
  
  
  Люди брали на примету,
  
  
  
  Что дралися бабы в кровь,
  
  
  
  Что невесток - ту и эту -
  
  
  
  Ненавидела свекровь,
  
  
  
  Что в семействе образцовом
  
  
  
  В поведении отцовом
  
  
  
  Крылась некая грязца,
  
  
  
  И два сына - были толки -
  
  
  
  Чай, не попусту, как волки,
  
  
  
  Озирались на отца,
  
  
  
  Озиралися с опаской,-
  
  
  
  Их отец своею лаской
  
  
  
  Тож не очень-то дарил;
  
  
  
  И работою морил,
  
  
  
  И грозился: "Знаю, черти,
  
  
  
  Ждете лишь отцовской смерти,
  
  
  
  Чтоб в сундук его залезть:
  
  
  
  Сколько денежек в нем есть?
  
  
  
  Не случилось бы промашки.
  
  
  
  Деньги все-таки... бумажки...
  
  
  
  Понимает их не всяк...
  
  
  
  Можно с ними так и сяк..."
  
  
  
  Глянешь так на человека,
  
  
  
  Жить ему б, кажись, два века:
  
  
  
  Прямо дуб! Высок, грудаст.
  
  
  
  Но... живет сто лет калека,
  
  
  
  Дуб же крякнет вдруг и - сдаст,
  
  
  
  Лист осыплется зеленый.
  
  
  
  И - сухой и оголенный -
  
  
  
  Дуб стоит, как мертвый пень.
  
  
  
  Так Авдей: смотрел весь день
  
  
  
  За хозяйством, как обычно,
  
  
  
  Отдавал приказы зычно,
  
  
  
  Выслал к вечеру обоз -
  
  
  
  Все семейство - на покос;
  
  
  
  Стало тихо: все живое -
  
  
  
  Он да внучка, в доме - двое.
  
  
  
  Ночь прошла, и поутру,
  
  
  
  Словно призрак, по двору
  
  
  
  Дед Авдей бродил, шатался,
  
  
  
  Часто за сердце хватался,
  
  
  
  Крикнул внучку: "Слышь, малец,
  
  
  
  Собирай скорей дровец".
  
  
  
  Взяв дрова, прогнал Марфушку:
  
  
  
  "Не входи теперь в избушку.
  
  
  
  Слышь? Пока не позову!"
  
  
  
  Вскипятил в воде траву.
  
  
  
  Весь водою той обмылся,
  
  
  
  В сундуке в углу порылся,
  
  
  
  Обрядился - чист и бел,
  
  
  
  Лапти новые надел.
  
  
  
  Долго - с приступом икотки -
  
  
  
  Наворачивал обмотки
  
  
  
  И, разгладив их рукой,
  
  
  
  Молвил: "Умник никакой
  
  
  
  Не раскусит этой штуки!"
  
  
  
  И к иконам головой
  
  
  
  Лег на лавку чуть живой,
  
  
  
  Образочек взявши в руки,-
  
  
  
  "Пусть теперь хоронят, суки!"
  
  
  
  Ввечеру, когда гуртом
  
  
  
  Вся семья вернулась с поля,
  
  
  
  Стало ясно: божья воля!
  
  
  
  Дед Авдей с раскрытым ртом,
  
  
  
  Снарядившись сам к отправке
  
  
  
  В невозвратный, смертный путь,
  
  
  
  С образком, прикрывшим грудь,
  
  
  
  Мертвецом лежал на лавке.
  
  
  
  В поле страдная пора,
  
  
  
  Каждый день за год в ответе,
  
  
  
  Так покойник со двора
  
  
  
  Был утащен на рассвете,
  
  
  
  А к полудню - летний быт -
  
  
  
  Был отпет он и зарыт.
  
  
  
  Вот и все. Одначе в поле
  
  
  
  Сыновей Авдея боле
  
  
  
  Не видали в эти дни:
  
  
  
  Дома шарили они
  
  
  
  В каждой дырке, в каждой щелке,
  
  
  
  И за печкой, и на полке,
  
  
  
  Перерыли все углы,
  
  
  
  Разломали все полы,
  
  
  
  Весь чердак разворошили,
  
  
  
  Весь амбар распотрошили,
  
  
  
  Двор изрыли, огород,
  
  
  
  Взбудоражили народ.
  
  
  
  "Во, гляди, как братья рыщут,
  
  
  
  Денег всё отцовских ищут".
  
  
  
  "Ищут. Тятька - вот беда!-
  
  
  
  Деньги скрыл невесть куда!"
  
  
  
  День искали, два искали,
  
  
  
  Дом на части растаскали,
  
  
  
  Разорив родимый кров,
  
  
  
  Два братана - Клим и Пров,-
  
  
  
  Под конец, без долгой речи,
  
  
  
  Ухватили мать за плечи:
  
  
  
  "Стерьва! Место укажи,
  
  
  
  А не то... возьмем в ножи!"
  
  
  
  Мать и так, и сяк, и этак
  
  
  
  Урезонивала деток,
  
  
  
  Разоравшихся орал:
  
  
  
  "Знаю вашего не боле...
  
  
  
  Я была ведь с вами в поле,
  
  
  
  Как отец-то помирал.
  
  
  
  На меня за что поруха?"
  
  
  
  "Врешь ты, подлая старуха!"
  
  
  
  "Говори, где клад, змея!"
  
  
  
  Озверели сыновья,
  
  
  
  Смертным бьют старуху боем.
  
  
  
  Бабка воет диким воем,
  
  
  
  Упираясь на своем:
  
  
  
  Ничего ей неизвестно.
  
  
  
  "Вспомни, мать!"
  
  
  
  "Открой нам честно,
  
  
  
  Деньги где, не то - убьем!"
  
  
  
  "Вспомни!"
  
  
  
  Мать не вспоминает:
  
  
  
  "Муж был строгий - кто не знает!
  
  
  
  Я при нем была глупа.
  
  
  
  Что меня вам врать неволит?"
  
  
  
  Сыновей старуха молит,
  
  
  
  Чтобы вызвали попа:
  
  
  
  "Пусть живая в землю лягу!
  
  
  
  При народе дам присягу!"
  
  
  
  "Присягай!"
  
  
  
  Явился поп.
  
  
  
  Собрался народный скоп.
  
  
  
  В виде жалостно-убогом,
  
  
  
  Вся в кровавых синяках,
  
  
  
  Бабка хрипло - "ках!-ках!-ках!" -
  
  
  
  Пред людьми и перед богом
  
  
  
  Поклялась, держась перстом
  
  
  
  За евангелье с крестом:
  
  
  
  "Вот подохнуть мне до срока!..
  
  
  
  В сыновьях не видеть прока!..
  
  
  
  Как на страшном вот суде!..
  
  
  
  Клад лежит не знаю где!"
  
  
  
  "Так божиться ей к чему бы?
  
  
  
  Бабка явственно не врет!"
  
  
  
  Загудел кругом народ:
  
  
  
  "Зря сынки-то, душегубы,
  
  
  
  Мать терзали на куски!"
  
  
  
  Клим и Пров кусали губы
  
  
  
  И скребли себе виски
  
  
  
  От досады и тоски:
  
  
  
  Что ж выходит? Дело ясно:
  
  
  
  Мать свою они напрасно
  
  
  
  Дули, гнули вперегиб.
  
  
  
  Клада нету! Клад погиб!
  
  
  
  Вдруг - у всех распухли уши!-
  
  
  
  Объявилась - от Марфуши!-
  
  
  
  Удивительная весть:
  
  
  
  В избу хоть и не входила,
  
  
  
  Внучка деда подследила
  
  
  
  И видала чрез окно,
  
  
  
  Как и долго и смешно
  
  
  
  Над лаптями он возился,
  
  
  
  Как кому-то он грозился,
  
  
  
  Собираясь их надеть.
  
  
  
  Как обмотки стал вертеть,
  
  
  
  Задыхаясь от натяжки,
  
  
  
  Как под них совал бумажки -
  
  
  
  По одной, по две, по три...
  
  
  
  "На, холера! На, смотри:
  
  
  
  Не такой ли размалевки?"
  
  
  
  "Вот такие!"
  
  
  
  "Сторублевки!"
  
  
  
  Чувств своих не поборов,
  
  
  
  Завопили Клим и Пров:
  
  
  
  "Что ж ты раньше, дрянь, молчала?
  
  
  
  "Знать бы это все сначала!"
  
  
  
  "Ладно. Знаем, наконец:
  
  
  
  Деньги в гроб унес отец!"
  
  
  
  Пров и Клим в одно мгновенье
  
  
  
  Тут же приняли решенье -
  
  
  
  Вскрыть могилу.
  
  
  
   "Стоп! Нельзя!"
  
  
  
  Поп сказал, крестом грозя:
  
  
  
  "Святотатство!.. Прегрешенье!..
  
  
  
  Кто позволит?!"
  
  
  
   Разрешенье
  
  
  
  На каких искать путях?
  
  
  
  Клад - в могиле, на кладбище,
  
  
  
  На ноге, поди, по тыще!-
  
  
  
  У покойника... в лаптях!
  
  
  
  Что тут было! Что творилось!
  
  
  
  Что тут только заварилось!
  
  
  
  Брату брат - смертельный враг,
  
  
  
  Брат от брата ни на шаг.
  
  
  
  Брат родной следит за братом,
  
  
  
  Как за лютым супостатом:
  
  
  
  На кладбище шпарит Пров,
  
  
  
  А уж братец - будь здоров!-
  
  
  
  Из куста ему навстречу,-
  
  
  
  Жди того, что вступят в сечу,
  
  
  
  Ухватясь за топоры!
  
  
  
  Всполошились все дворы,
  
  
  
  Всем не елось и не спалось,
  
  
  
  Об одном везде шепталось:
  
  
  
  "На кладбище у куста,
  
  
  
  У отцовского креста
  
  
  
  Братья кончат дело скверно,
  
  
  
  Перережутся, наверно!"
  
  
  
  "Чтоб беду предупредить,
  
  
  
  Надо стражу нарядить!"
  
  
  
  У Авдеевой могилы,
  
  
  
  Прихватив с собою вилы,
  
  
  
  Клад могильный сторожа,
  
  
  
  Заходили сторожа;
  
  
  
  Сбоку Клим и Пров ходили,
  
  
  
  За охраною следили,-
  
  
  
  И на весь на этот сбор
  
  
  
  Поп глядел через забор:
  
  
  
  "Проморгал какое дело!"
  
  
  
  У попа в башке гудело.
  
  
  
  Он не долго здесь торчал,
  
  
  
  К благочинному помчал.
  
  
  
  Долго батюшки грустили:
  
  
  
  "Экий случай упустили!"
  
  
  
  "Сторожат?"
  
  
  
  
   "И день и ночь".
  
  
  
  "Кто сумел бы нам помочь?"
  
  
  
  "С кем-то надо нам совместно..."
  
  
  
  "Кто решится?"
  
  
  
   "Кто? Известно!
  
  
  
  Нам поможет становой:
  
  
  
  И подлец, и с головой!"
  
  
  
  Покатили к становому.
  
  
  
  Разговор по-деловому
  
  
  
  Был поведен становым:
  
  
  
  "Вот вы с делом каковым!..
  
  
  
  Что ж! Не прочь я... от дележки.
  
  
  
  Устраню крестьян от слежки
  
  
  
  И, убрав народ, семью,
  
  
  
  Стражу выставлю свою".
  
  
  
  Становой в село примчался,
  
  
  
  Расшумелся, раскричался:
  
  
  
  "Беспорядки тут? Разврат?
  
  
  
  Искалечил брата брат!
  
  
  
  Сторожить могилу стали!
  
  
  
  А причина не пуста ли?
  
  
  
  Может, все - ребячий бред!
  
  
  
  Налагаю мой запрет!
  
  
  
  Сыновей и вашу стражу
  
  
  
  Я отсюдова спроважу.
  
  
  
  Эй, урядники! Гони!
  
  
  
  Разберемся тут одни!"
  
  
  
  "Разберутся, крокодилы!"
  
  
  
  Отшатнулася толпа.
  
  
  
  Лишь остались у могилы
  
  
  
  Становой и два попа
  
  
  
  Да урядников четверка,
  
  
  
  А народ вдали: галерка.
  
  
  
  Тут урядники в момент
  
  
  
  - Преогромнейшие каты! -
  
  
  
  В ход пустили инструмент,
  
  
  
  Припасенные лопаты.
  
  
  
  Через час был гроб открыт,
  
  
  
  Наверх вытащен и вскрыт.
  
  
  
  Над покойником зловонным
  
  
  
  С видом этаким законным,
  
  
  
  Как голодных три клопа,
  
  
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 332 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа