Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари, Страница 14

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

;теръ
         Задулъ благопр³ятный. Все готово.
  
             ФОСКАРИ.
  
         И я готовъ. Дай руку мнѣ, отецъ,
         Въ послѣдн³й разъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                   Возьми! О какъ дрожитъ
         Твоя рука!
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Отецъ, ты обманулся:
         Не я дрожу, а ты. Прощай! прощай!
  
             ДОЖЪ.
  
         Прощай и ты. Все ль сказано тобой
         Предъ разставаньемъ?
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Все. (Офицеру). Синьоръ, прошу васъ,
         Позвольте опереться мнѣ!
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                       Вы блѣдны!
         Держитесь за меня - вы пошатнулись!
         Эй! кто-нибудь! Воды!
  
             МАРИНА.
  
                       Онъ умираетъ!
  
             ФОСКАРИ.
  
         Нѣтъ, нѣтъ, мнѣ хорошо; лишь въ странномъ свѣтѣ
         Все представляется глазамъ... Гдѣ двери?
  
             МАРИНА.
  
         Уйдите всѣ; я поддержу его!
         Мой милый... Господи, какъ стало тихо
         Въ немъ биться сердце!
  
             ФОСКАРИ.
  
                       Свѣтъ! такъ это свѣтъ?
         Мнѣ дурно!
  
             ОФИЦЕРЪ (подавая воду).
  
                   Воздухъ освѣжитъ, быть можетъ,
         Потерянныя силы.
  
             ФОСКАРИ.
  
                       Нѣтъ! едва ли.
         Отецъ! жена! гдѣ руки ваши?
  
             МАРИНА.
  
                             Смерть
         Сквозитъ въ его померкшемъ взглядѣ. Милый,
         Какъ чувствуешь себя ты?
  
             ФОСКАРИ.
  
                             Хорошо.

(Умираетъ).

  
             ОФИЦЕРЪ.
  
         Онъ умеръ.
  
             ДОЖЪ.
  
                   Онъ свободенъ.
  
             МАРИНА.
  
                             Нѣтъ! нѣтъ! нѣтъ!
         Онъ живъ еще! Онъ такъ бы не оставилъ
         Меня одну!
  
             ДОЖЪ.
  
                   О, дочь моя!
  
             МАРИНА.
  
                             Молчи,
         Молчи, старикъ! я болѣе тебѣ
         Не дочь теперь; вѣдь ты лишился сына.
         О, Фоскари!
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                   Намъ надо унести
         Отсюда тѣло.
  
             МАРИНА.
  
                   Прочь! не смѣй касаться
         Къ нему, палачъ презрѣнный. Должность ваша
         Кончается со смертью! Если жертва
         Убита разъ, то даже вашъ жесток³й
         Законъ молчитъ предъ этимъ. Тѣло будетъ
         Оставлено на попеченье тѣхъ,
         Кто лучше васъ почтитъ его.
  
             ОФИЦЕРЪ.
  
                             Я долженъ
         Немедля доложить о всемъ Совѣту
         И сдѣлать то, что мнѣ прикажетъ онъ.
  
             ДОЖЪ.
  
         Ступай сказать, по приказанью дожа,
         Что Синьор³я не имѣетъ правъ
         Надъ мертвымъ тѣломъ. Фоскари при жизни
         Былъ собственностью родины, какъ всяк³й
         Изъ подданныхъ. Теперь онъ только мой!
         О, бѣдное дитя мое!

(Офицеръ уходитъ).

  
             МАРИНА.
  
                       Ужели
         Я буду жить?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Жить для дѣтей, Марина!
  
             МАРИНА.
  
         Да, правъ ты: дѣти живы - я должна
         Ихъ воспитать достойными слугами
         Отечеству, и умереть, какъ умеръ
         Несчастный ихъ отецъ! О, какъ завидна
         Въ Венец³и судьба безплодныхъ женщинъ!
         Зачѣмъ не прожила свой вѣкъ бездѣтной
         И мать моя?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Несчастныя созданья!
  
             МАРИНА.
  
         Какъ! наконецъ почувствовалъ и ты!
         Ты чувствуешь? Куда жъ дѣвалась твердость
         Владыки государства?
  
             ДОЖЪ (падая на тѣло сына).
  
                       Здѣсь она!
  
             МАРИНА.
  
         Да! плачь теперь! Я думала, въ тебѣ
         Нѣтъ больше слезъ, а ты, я вижу, пряталъ
         Ихъ до поры, когда онѣ излишни.
         Но впрочемъ, плачь! Онъ больше не заплачетъ
         Ужъ никогда.
  

Входятъ ЛОРЕДАНО и БАРБАРИГО.

  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Что здѣсь случилось?
  
             МАРИНА.
  
                                 А!
         Злой демонъ здѣсь, чтобъ оскорблять умершихъ?
         Прочь, сатана! Оставь святое мѣсто:
         Оно освящено невиннымъ прахомъ
         Умершаго! Ступай туда, гдѣ ты
         Привыкъ пытать людей.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Мы совершенно
         Не знали о случившемся; мы шли
         Изъ залы засѣданья.
  
             МАРИНА.
  
                       Такъ идите жъ!
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Мы ищемъ дожа.
  
         МАРИНА (указывая на лежащаго дожа).
  
                   Вотъ - гляди! Онъ занятъ
         Теперь трудомъ, который вы взвалили
         Ему на плечи. Что жъ! вполнѣ ль теперь
         Ты, счастливъ и доволенъ?
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Мы не станемъ
         Смущать семейныхъ горестей.
  
             МАРИНА,
  
                             О, нѣтъ!
         Вы ихъ лишь причиняете, а тамъ
         Вамъ все равно.
  
             ДОЖЪ (вставая),
  
                   Синьоры, я готовъ
         Теперь васъ слушать.
  
             БАРБАРИГО.
  
                   Для чего жъ такъ скоро?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Такъ надо; дѣло важно.
  
             дожъ.
  
                       Если такъ,
         То я могу лишь только повторить,
         Что слушать васъ готовъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Хотя теперь
         Венец³я дѣйствительно въ большомъ
         И крайнемъ затрудненьи, какъ корабль
         Надъ бездною, но мы умѣемъ чтить
         Семейныя несчастья.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Очень васъ
         Благодарю. Коль скоро вы явились
         Съ печальными вѣстями - говорите:
         Ничто уже не можетъ потрясти
         Меня сильнѣе зрѣлища, какое
         Вы видите. Когда же ваши вѣсти,
         Напротивъ, хороши - не бойтесь ими
         Меня утѣшить: это будетъ тщетно.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Я искренно желалъ бы васъ утѣшить.
  
             ДОЖЪ.
  
         Слова мои относятся не къ вамъ,
         А къ Лоредано: онъ ихъ понимаетъ.
  
             МАРИНА (смотря на трупъ).
  
         О! это такъ!
  
             ДОЖЪ.
                   Что хочешь ты сказать?
  
             МАРИНА.
  
         Тшъ! тшъ! Смотрите - струйка свѣжей крови
         Явилась на запекшихся губахъ
         Покойнаго. Вѣдь такъ всегда бываетъ
         Съ умершими при входѣ ихъ уб³йцъ.
         Смотри, палачъ законный: смерть сама
         Свидѣтельствуетъ явно о злодѣйствѣ,
         Въ которомъ ты виновенъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                             Дочь моя,
         Ты увлекаешься. Твоя печаль
         Тебя доводитъ до пустыхъ фантаз³й.
         Возьмите тѣло прочь! Теперь, синьоры,
         Когда угодно вамъ, я буду весь
         . Къ услугамъ вашимъ черезъ часъ.

(Дожъ, Марина и служители съ тѣломъ уходятъ).

  
             БАРБАРИГО.
  
                             Оставимъ
         Теперь его въ покоѣ.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Развѣ ты
         Не слышалъ самъ, какъ онъ сказалъ, что больше
         Не можетъ быть разстроеннымъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                             Все это
         Одни слова. Уединенья ищетъ
         Всегда, напротивъ, скорбь и было бъ намъ
         Жестоко возмущать его.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Печаль,
         Напротивъ, дѣйствуетъ сильнѣе вдвое
         Въ уединен³и. Нѣтъ средства лучше
         Отъ горести, какъ силою принудить
         Насъ возвратиться снова въ этотъ м³ръ
         Отъ мыслей объ иномъ. Во время дѣла
         Нѣтъ времени для слезъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Не потому ли
         И хочешь ты освободить его
         Отъ всякихъ дѣлъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Вопросъ рѣшенъ Совѣтомъ
         И Юнтою; кто можетъ возставать
         На изданный законъ?
  
             БАРБАРИГО.
  
                       Кто? человѣчность!
  
             ЛОРЕДАНО.
  
         Не потому ль, что онъ лишился сына?
  
             БАРБАРИГО.
  
         И даже не успѣлъ еще его
         Похоронить.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Когда бъ мы это знали
         Во время засѣданья - можетъ статься,
         Рѣшенье наше было бъ до поры
         Отложено; но если разъ законъ
         Прошелъ уже, то мѣста нѣтъ отсрочкамъ.
  
             БАРБАРИГО.
  
         Я съ этимъ не согласенъ.
  
     &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа