Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари, Страница 11

Байрон Джордж Гордон - Двое Фоскари


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

sp;   ЛОРЕДАНО.
  
                   Да, ежели она
         Желаетъ этого.
  
             МАРИНA.
  
                   Кто подалъ голосъ
         За эту милость?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Тотъ, кто не ведетъ
         Войны и распрей съ женщиной.
  
             МАРИНА.
  
                             Зато
         Онъ притѣсняетъ всѣхъ людей. Я, впрочемъ,
         Обязана его благодарить
         За эту милость. Больше никакой
         Не приняла бъ я отъ него иль прочихъ
         Людей, ему подобныхъ
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Благодарность
         Имъ принята съ такимъ же точно чувствомъ,
         Съ какимъ предложена.
  
             МАРИНА.
  
                       И пусть ему
         Она послужитъ въ пользу ровно въ томъ же
         Размѣрѣ, но не больше.
  
             ФОСКАРИ.
  
                       Все ли вы
         Сказали намъ, синьоръ? Конечно, вамъ
         Должно извѣстнымъ быть, что намъ немного
         Дано часовъ для сбора и что ваше
         Присутств³е тревожитъ и стѣсняетъ
         Синьору эту, равную по крови
         И роду съ вами.
  
             МАРИНА.
  
                   Родъ мой выше.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                                 Чѣмъ?
  
             МАРИНА.
  
         Онъ выше благородствомъ. Говорятъ же
         Про быстраго коня, что кровь его
         Чиста и благородна. Я родилась
         Въ Венец³и, гдѣ есть всего четыре
         Коня и то изъ бронзы, но слыхала,
         Что выражались такъ венец³анцы,
         Живущ³е на берегахъ Египта
         И близкой съ нимъ Арав³и. Что жъ можетъ
         Намъ помѣшать оцѣнивать такими жъ
         Словами кровь людей? Высок³й родъ
         Гордиться долженъ чувствами, а вовсе
         Не древностью. Мой родъ не меньше древенъ,
         Чѣмъ вашъ, синьоръ, но онъ далеко лучше
         По представителямъ. Прошу, не хмурьтесь,
         А лучше проглядите хорошенько
         Рядъ предковъ вашихъ, столь извѣстныхъ славой
         И доблестью. Краснѣйте передъ ними
         И будьте въ томъ убѣждены, что всѣ
         Они бы покраснѣли точно такъ же
         За этакихъ потомковъ, полныхъ злобы <
         И низости.
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Опять, Марина!
  
             МАРИНА.
  
                                 Да!
         Опять Марина! Развѣ ты не видишь,
         Что онъ сюда явился лишь затѣмъ,
         Чтобы насытить злость свою, любуясь
         На наши горести; такъ потому пусть онъ
         И терпитъ вмѣстѣ съ нами.
  
             ФОСКАРИ.
  
                             Трудно очень
         Намъ этого достигнуть.
  
             МАРИНА.
  
                       О, повѣрь,
         Онъ мучится теперь уже. Пускай
         Скрываетъ онъ гнетущую тоску
         Подъ каменною маской и подъ видомъ
         Ирон³и; но все же онъ страдаетъ.
         Немного надо правды, чтобъ смутить
         Презрѣннаго клеврета сатаны -
         И я, повѣрь, своимъ короткимъ словомъ
         Заставила почувствовать его
         Такую жъ точно боль, какую будетъ
         Онъ чувствовать отъ адскаго огня,
         Когда умретъ. Взгляни, какъ онъ смущенъ,
         Какъ избѣгаетъ встрѣтиться глазами
         Съ моимъ лицомъ и поступаетъ такъ,
         Держа въ рукахъ оковы, смерть и ссылку!
         Но все оружье это не послужитъ
         Ему щитомъ: я поразить умѣла
         Его до глубины его холодной
         И каменной души. Онъ мнѣ не страшенъ.
         Мы можемъ только умереть, ему же,
         Напротивъ, ничего нѣтъ хуже жизни.
         Онъ съ каждымъ пережитымъ снова днемъ
         Все больше приближается къ проклятью
         И гибели.
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Ты говоришь, какъ будто
         Лишилася разсудка.
  
             МАРИНА.
  
                       Кто жъ заставилъ
         Насъ потерять его?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                       Оставьте: пусть
         Она болтаетъ, что угодно. Мнѣ
         Отъ этого не хуже.
  
             МАРИНА.
  
                       Нѣтъ, вы лжете!
         Цѣль вашего прихода заключалась
         Въ намѣреньи полюбоваться злобно
         Несчастьемъ нашимъ; вы навѣрно ждали
         Отъ насъ горячихъ просьбъ, хотѣли видѣть
         Потоки слезъ, искали насладиться
         Печальнымъ видомъ горькаго несчастья,
         Въ которое поверженъ вами сынъ
         Властительнаго герцога; короче,
         Хотѣлось вамъ попрать ногами тѣхъ,
         Кто безъ того уже поверженъ - дѣло,
         Котораго не сдѣлалъ бы палачъ,
         Чей видъ одинъ ужасенъ людямъ! Что же
         Успѣли вы? Несчастья наши точно
         Сильнѣй всего, что вы могли придумать,
         И все жъ при этомъ я спрошу: вы сами
         Что чувствуете?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   То же, что скала.
  
             МАРИНА.
  
         Скала подъ громовымъ ударомъ точно
         Не чувствуетъ, но все жъ бываетъ имъ
         Разрушена. Оставимъ же, Фоскари,
         Злодѣя этого. Лишь онъ одинъ
         Достоинъ быть жильцомъ подобной кельи,
         Которую онъ часто населялъ,
         Но никогда какъ слѣдуетъ, покуда
         Не будетъ самъ томиться въ ней.
  

Входить дожъ.

  
             ФОСКАРИ.
  
                             Отецъ мой!
  
             ДОЖЪ (обнимая его).
  
         Мой сынъ, Джакопо! сынъ мой!
  
             ФОСКАРИ.
  
                             Какъ давно
         Не слышалъ я, чтобъ вы произносили
         Мое и наше имя!
  
             ДОЖЪ.
  
                   Сынъ мой! если бъ
         Ты только зналъ!
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Я не привыкъ роптать.
  
             ДОЖЪ.
  
         О, это мнѣ извѣстно хорошо!
  
         МАРИНА (указываЯ на Лоредано).
  
         Дожъ! дожъ! смотри.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Я вижу; что жъ ты хочешь
         Сказать мнѣ этимъ?
  
             МАРИНА.
  
                       Дать тебѣ совѣтъ
         Быть осторожнымъ.
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                   Осторожность - точно
         Одно изъ замѣчательнѣйшихъ качествъ
         Синьоры этой, потому она
         Его рекомендуетъ и другимъ.
  
             МАРИНА.
  
         Я въ ней, синьоръ, не вижу вовсе качествъ,
         А лишь необходимость для того,
         Кто принужденъ вести дѣла съ злодѣемъ.
         Я точно такъ же подала бъ совѣтъ
         Быть осторожнымъ, если бъ увидала,
         Что кто-нибудь готовъ ступить ногой
         На голову эхидны.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Дочь моя,
         Ты ошибаешься: мнѣ хорошо
         Извѣстенъ Лоредано.
  
               ЛОРЕДАНО.
  
                       Вамъ онъ будетъ
         Извѣстенъ лучше.
  
             МАРИНА.
  
                   Но при этомъ худшимъ
         Не можетъ показаться.
  
             ФОСКАРИ.
  
                       Перестанемъ,
         Отецъ, терять минуты разставанья
         На лишн³е упреки. Неужели
         Дѣйствительно мы видимся съ тобой
         Въ послѣдн³й разъ?
  
             ДОЖЪ.
  
                   Взгляни, мой сынъ, на эти
         Сѣдые волосы.
  
             ФОСКАРИ.
  
                   Я убѣжденъ,
         Что не достигну никогда такихъ же
         Сѣдинъ, какъ ты. Позволь поцѣловать
         Тебя, отецъ. Ни разу въ цѣлой жизни
         Не чувствовалъ сильнѣе я, какъ крѣпко
         Тебя люблю. Не покидай, прошу,
         Дѣтей моихъ, оставшихся сиротъ
         Отъ твоего послѣдняго дитяти.
         Пусть будутъ для тебя они тѣмъ самымъ,
         Чѣмъ былъ я прежде, но избави Боже,
         Чтобъ имъ когда-нибудь пришлось извѣдать
         Судьбу отца. Могу ли я увидѣть
         Ихъ предъ отъѣздомъ?
  
             МАРИНА.
  
                       Нѣтъ! не здѣсь, не здѣсь!
  
             ФОСКАРИ.
  
         Не все ль равно, когда и гдѣ увидятъ
         Отца родныя дѣти?
  
             МАРИНА.
  
                       Пусть увидятъ
         Они его не тамъ, гдѣ страхъ и ужасъ
         Оледенятъ ихъ юныя сердца.
         Они одѣты, сыты, спятъ спокойно,
         Не зная страшной истины, что ихъ
         Отецъ отверженъ родиной. Конечно,
         Легко случиться можетъ, что и имъ
         Готовится подобная жъ судьбина.
         Но если такъ, то пусть, по крайней мѣрѣ,
         Они ее получатъ какъ наслѣдство,-
         Не какъ удѣлъ. Ихъ молодое сердце
         Хотя вполнѣ открыто для любви,
         Но въ то же время можетъ слишкомъ сильно
         Поддаться ужасу. А этотъ мрачный,
         Ужасный склепъ; плескъ волнъ морскихъ, шумящихъ '
         Гораздо выше мѣста, гдѣ теперь
         Съ тобою мы; тяжелый, спертый воздухъ,
         Врывающ³йся въ трещины,- все это
         Ихъ можетъ испугать. Имъ не въ привычку
         Дышать подобнымъ воздухомъ, хотя
         И ты и я, а болѣе всего
         Почтенный Лоредано, переносимъ
         Его безъ злыхъ послѣдств³й.
  
             ФОСКАРИ.
  
                             Правда! Я
         Объ этомъ не подумалъ. Надо будетъ
         Уѣхать, не видавши ихъ.
  
             ДОЖЪ.
  
                       Нѣтъ,
         Ты можешь ихъ увидѣть у меня.
  
             ФОСКАРИ.
  
         И я покинуть долженъ всѣхъ ихъ?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Да.
  
             ФОСКАРИ.
  
         Мнѣ не дадутъ ни одного?
  
             ЛОРЕДАНО.
  
                             Они
         Теперь принадлежатъ отчизнѣ
  
             МАРИНА.
  
                             Какъ?
         До

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа