Главная » Книги

Григорьев Аполлон Александрович - Избранные стихотворения

Григорьев Аполлон Александрович - Избранные стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

>Аполлон Александрович Григорьев.
Избранные стихотворения
  ------------------------------------
   Источник: Библиотека поэта. Большая серия.
  Ленинград: Советский писатель, 1959.
  ------------------------------------

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Е. С. Р.
  • "Нет, за тебя молиться я не мог..."
  • Доброй ночи
  • Обаяние
  • Комета
  • "Вы рождены меня терзать..."
  • "О, сжалься надо мной!.. Значенья слов моих..."
  • Волшебный круг
  • "Нет, никогда печальной тайны..."
  • "Над тобою мне тайная сила дана..."
  • К Лавинии ("Что' не тогда явились в мир мы с вами...")
  • Женщина
  • К Лавинии ("Для себя мы не просим покоя...")
  • Молитва
  • Тайна скуки
  • Памяти В***
  • К*** ("Мой друг, в тебе пойму я много...")
  • Памяти одного их многих
  • Воззвание
  • Две судьбы
  • Зимний вечер
  • Прости
  • Молитва
  • Отрывок из сказаний об одной темной жизни
  • Город
  • "Когда в душе твоей, сомнением больной..."
  • Героям нашего времени
  • Песня духа над Хризалидой
  • Призрак
  • Вопрос
  • Ночь
  • Владельцам альбома
  • Два сонета
  • К Лелии
  • "Расстались мы - и встретимся ли снова..."
  • Город
  • "Нет, не рожден я биться лбом..."
  • Всеведенье поэта
  • Ожидание
  • В альбом В. С. М(ежеви)ча

  • Элегии

  • 1. "В час, когда утомлен бездействием душно-тяжелым..."
  • 2. "Будет миг... мы встретимся, это я знаю- недаром..."
  • 3. "Часто мне говоришь ты, склонясь темно-русой головкой..."

  • К *** ("Была пора... В тебе когда-то...")

  • Старые песни, старые сказки

  • 1. "Книга старинная, книга забытая..."
  • 2. "В час томительного бденья..."
  • 3. "Бывают дни... В усталой и разбитой..."
  • 4. "То летняя ночь, июньская ночь была..."
  • 5. "Есть старая песня, печальная песня одна..."
  • 6. "Старинные, мучительные сны..."

  • К*** ("Ты веришь в правду и в закон...")
  • Артистке
  • "С тайною тоскою..."
  • Тополю
  • Автору "Лидии" и "Маркизы Луиджи"

  • Подражания

  • 1. Песня в пустыне
  • 2. Проклятие

  • Послание к друзьям моим А. О., Е. Э. и Т. Ф.

  • Искусство и правда

  • 1. "Была пора: театра зала..."
  • 2. "И вот, пришла пора другая..."
  • 3. "Театра зала вновь полна..."

  • "За вами я слежу давно..."
  • Отрывок из неконченного собрания сатир

  • Борьба

  • 1. "Я ее не люблю, не люблю..."
  • 2. "Я измучен, истерзан тоскою..."
  • 3. "Я вас люблю... что делать - виноват..."
  • 4. "Опять, как бывало, бессонная ночь..."
  • 5. "О! кто бы ни был ты, в борьбе ли муж созрелый..."
  • 6. "Прости меня, мой светлый серафим..."
  • 7. "Доброй ночи!... Пора!..."
  • 8. "Вечер душен, вечер воет..."
  • 9. ""Надежду!" - тихим повторили эхом..."
  • 10. "Прощай, прощай! О, если б знала ты..."
  • 11. "Ничем, ничем в душе моей..."
  • 12. "Мой ангел света! Пусть пред тобой..."
  • 13. "О, говори хоть ты со мной..."
  • 14. Цыганская венгерка
  • 15. "Будь счастлива... Забудь о том, что было..."
  • 16. "В час томительного бденья..."
  • 17. "Благословенье да будет над тобою..."
  • 18. "О, если правда то, что помыслов заветных..."

  • Титании
  • "Хоть тихим блеском глаз, улыбкой, тоном речи..."

  • Импровизации странствующего романтика

  • 1. "Больная птичка запертая..."
  • 2. "Твои движенья гибкие..."
  • 3. "Глубокий мрак, но из него возник..."
  • 4. "О, помолись хотя единый раз..."
  • 5. "О, сколько раз в каком-то сладком страхе..."

  • Песня сердцу
  • "Страданий, страсти и сомнений..."
  • Отзвучие карнавала
  • "Прощай и ты, последняя зорька..."
  • К мадонне Мурильо в Париже
  • "Мой старый знакомый, мой милый альбом..."
  • "И все же ты, далекий призрак мой..."

  • Два эгоизма

    (Драма в четырех действиях, в стихах)


  • ПОЭМЫ:

  • Олимпий Радин (рассказ)
  • Видения
  • Предсмертная исповедь
  • Встреча
  • Первая глава из романа "Отпетая"
  • Venezia la bella
  • Вверх по Волге

  • Переводы с немецкого:

  • Гимны

  • 1. К мудрости (Из Эмлера)
  • 2. Песня художников
  • 3. "Не унывайте, не падет..."
  • 4. (Из Гердера)
  • 5. "Неразрывна цепь творенья..."
  • 6. "Кто родник святых стремлений..."
  • 7. "Тихо спи, измученный борьбою..."
  • 8. Песнь о розе
  • 9. "Что дух бессмертных гор'е веселит..."
  • 10. "Еще бог древний жив..."
  • 11. Дружеская песня
  • 12. Похоронная песня (Из Гете)
  • 13. "Судия, дух'ов правитель..."
  • 14. "Жизнь хороша..."
  • 15. Надежда (Из Шиллера)

  • Гете

  • Божественное
  • Покаяние
  • Перемена
  • Молитва парии
  • На озере
  • Лесной царь
  • "Единого, Лилли, кого ты любить могла..."
  • Певец
  • "Кто со слезами свой хлеб не едал..."
  • "О, кто одиночества жаждет..."
  • Завет

  • Гейне

  • "Они меня истерзали..."
  • "Ядовиты мои песни..."
  • "Страдаешь ты, и молкнет ропот мой..."
  • "Жил-был старый король..."
  • "Пригрезился снова мне сон былой..."
  • "Не пора ль из души старый вымести сор..."

  • Переводы с французского:


  •   
      

    Е. С. Р.

      
      Да, я знаю, что с тобою
       Связан я душой;
      Между вечностью и мною
       Встанет образ твой.
      
      И на небе очарован
       Вновь я буду им,
      Всё к чертам к одним прикован,
       Всё к очам одним.
      
      Ослепленный их лучами,
       С грустью на челе,
      Снова бренными очами
       я склонюсь к земле.
      
      Связан буду я с землею
      Страстию земной, -
      Между вечностью и мною
       Встанет образ твой.
      
      (1842)
      
      

      * * *
      
      Нет, за тебя молиться я не мог,
      Держа венец над головой твоею.
      Страдал ли я, иль просто изнемог,
      Тебе сказать я не умею, -
      Но за тебя молиться я не мог.
      
      И помню я - чела убор венчальный
      Измять венцом мне было жаль: к тебе
      Так шли цветы... Усталый и печальный,
      Я позабыл в то время о мольбе
      И всё берег чела убор венчальный.
      
      За что цветов тогда мне было жаль-
      Бог ведает: за то ль, что без расцвета
      Им суждено погибнуть, за тебя ль
      Не знаю я... в прошедшем нет ответа...
      А мне цветов глубоко было жаль...
      
       (1842)
      
      

    Доброй ночи

      
      Спи спокойно - доброй ночи!
       Вон уж в небесах
      Блещут ангельские очи
       В золотых лучах.
      Доброй ночи... выйдет скоро
       В небо сторож твой
      Над тобою путь дозора
       Совершать ночной.
      
      Чтоб не смела сила злая
       Сон твой возмущать:
      Час ночной, пора ночная -
       Ей пора гулять.
      В час ночной, тюрьмы подводной
       Разломав запор,
      Вылетает хороводной
       Цепью рой сестер.
      
      Лихорадки им прозванье;
       Любо им смущать
      Тихий сон - и на прощанье
       Губы целовать.
      Лихоманок-лихорадок,
       Девяти подруг,
      Поцелуй и жгуч, и сладок,
       Как любви недуг.
      
      Но не бойся: силой взора
       С неба сторож твой
      Их отгонит - для дозора
       Светит он звездой.
      Спи же тихо - доброй ночи!..
       Под лучи светил,
      Над тобой сияют очи
       Светлых божьих сил.
       (Июнь 1843)
      
      

    Обаяние

      
      Безумного счастья страданья
      Ты мне никогда не дарила,
      Но есть на меня обаянья
      В тебе непонятная сила.
      
      Когда из-под томной ресницы
      Лазурное око сияет,
      Мне тайная сила зеницы
      Невольно и сладко мыкает.
      
      И больше все члены объемлет,
      И лень, и таинственный трепет,
      А сердце и дремлет, и внемлет
      Сквозь сон твой ребяческий лепет.
      
      И снятся мне синие волны
      Безбрежно-широкого моря,
      И, весь упоения полный,
      Плыву я на вольном просторе.
      
      И спит, убаюкано морем,
      В груди моей сердце больное,
      Расставшись с надеждой и горем,
      Отринувши счастье былое.
      
      И грезится только иная,
      Та жизнь без сознанья и цели,
      Когда, под рассказ усыпляя,
      Качали меня в колыбели.
      
       (Июнь 1843)
      
      

    Комета

      
      Когда средь сонма звезд, размеренно и стройно,
      Как звуков перелив, одна вослед другой,
      Определенный путь свершающих спокойно,
      Комета полетит неправильной чертой,
      Недосозданная, вся полная раздора,
      Невзнузданных стихий неистового спора,
      Горя еще сама и на пути своем
      Грозя иным звездам стремленьем и огнем,
      Чт"о нужды ей тогда до общего смущенья,
      До разрушения гармонии?.. Она
      Из лона отчего, из родника творенья
      В созданья стройный круг борьбою послана,
      Да совершит путем борьбы и испытанья
      Цель очищения и цель самосознанья.
      
       (Июнь 1843)
      
      

      * * *
      
      Вы рождены меня терзать -
      И речью ласково-холодной,
      И принужденностью свободой,
      И тем, что трудно вас понять,
      И тем, что жребий проклинать
      Я поневоле должен с вами,
      Затем, что глупо мне молчать
      И тяжело играть словами.
      Вы рождены меня терзать,
      Зане друг другу мы чужие.
      И ничего, чего другие
      Не скажут вам, мне не сказать.
      
       (Июнь 1843)
      
      

       * * *
      
      О, сжалься надо мной!.. Значенья слов моих
      В речах отрывистых, безумных и печальных
      Проникнуть не ищи... Воспоминаний дальных
      Не думай подстеречь в таинственности их.
      Но если на устах моих разгадки слово,
      
      Полусорвавшись с языка,
      Недореченное замрет на них сурово
      
      Иль беспричинная тоска
      Из гр"уди, сдавленной бессвязными речами,
      Невольно вырвется... молю тебя, шепчи
      Тогда слова молитв безгрешными устами,
      Как перед призраком, блуждающим в ночи.
      Но знай, что тяжела отчаянная битва
      
      С глаголом тайны роковой,
      Что для тебя одной спасительна молитва,
      
      Неразделяемая мной...
      
      (29 июля 1843)
      
      

    Волшебный круг

      
      Тебя таинственная сила
      Огнем и светом очертила,
      
      Дитя мое.
      И всё, что грустно иль преступно,
      Черты бояся недоступной,
      
      Бежит ее.
      
      И всё, что душно так и больно
      Мне давит грудь и так невольно
      
      Перед тобой
      Порою вырвется невнятно, -
      Тебе смешно иль непонятно,
      
      Как шум глухой...
      
      Когда же огненного круга
      Коснется веянье недуга, -
      
      Сливаясь с ним
      И совершая очищенья,
      К тебе несет оно куренье
      
      И мирры дым.
      
       (Июль 1843)
      
      

      * * *
      
      Нет, никогда печальной тайны
      
      Перед тобой
      Не обнажу я, ни случайно,
      
      Ни мыслью злой...
      Наш путь иной... Любить и верить -
      
      Судьба твоя;
      Я не таков, и лицемерить
      
      Не создан я .
      Оставь меня... Страдал ли много,
      
      Иль знал я рай
      И верю ль в жизнь, и верю ль в бога -
      
      Не узнавай.
      Мы разойдемся... Путь печальный
      
      Передо мной...
      Прости, - привет тебе прощальный
      
      На путь иной.
      И обо мне забудь иль помни
      
      Мне всё равно:
      Забвенье полное давно мне
      
      Обречено.
      
      

       * * *
      
      Над тобою мне тайная сила дана,
      
      Это - сила звезды роковой.
      Есть преданье - сама ты преданий полна -
      
      Так послушай: бывает порой,
      В небесах загорится, средь сонма светил,
      
      Небывалое вдруг иногда,
      И гореть ему ярко господь присудил -
      
      Но падучая это звезда...
      И сама ли нечистым огнем сожжена,
      Или, звездному кругу чужда,
      
      Серафимами свержена с неба она, -
      Рассыпается прахом звезда;
      И дано, говорят, той печальной звезде
      
      Искушенье посеять одно,
      Да лукавые сны, да страданья звезде,
      
      Где рассыпаться ей суждено.
      
      Над тобою мне тайная сила дана,
      
      Эту силу я знаю давно:
      Так уносит в безбрежное море волна
      
      За собой из залива судн"о,
      Так, от дерева лист оторвавши, гроза
      
      В вихре пыли его закружит,
      И, с участьем следя, не увидят глаза,
      
      Где кружится, куда он летит...
      Над тобою мне тайная сила дана,
      
      И тебя мне увлечь суждено,
      И пускай ты горда, и пускай ты скрытна, -
      
      Эту силу я понял давно.
      
      (Август 1843)
      
      

    К Лавинии

      
      Чт"о не тогда явились в мир мы с вами,
      
      
      Когда он был
      Еще богат любовью и слезами
      
      
      И полон сил?..
      Да! вас увлечь так искренно, так свято
      
      
      В ха"ос тревог
      И, может быть, в паденье без возврата
      
      
      Тогда б я мог...
      И под топор общественного мненья,
      
      
      Шутя почти,
      С таким святым порывом убежденья
      
      
      Вас подвести...
      Иль, если б скуп на драмы был печальный
      
      
      Всё так же рок,
      Всё ж вас любить любовью идеальной
      
      
      Тогда б я мог...
      А что ж теперь? Не скучно нам обоим
      
      
      Теперь равно,
      Что чувство нам, хоть мы его и скроем,
      
      
      Всегда смешно?..
      Что нет надежд, страданий и волненья,
      
      
      Что драмы - вздор
      И что топор общественного мненья -
      
      
      Тупой топор?
      
       (Сентябрь 1843)
      
      

    Женщина

      
      Вся сетью лжи причудливого сна
      Таинственно опутана она,
      И, может быть, мирятся в ней одной
      Добро и зло, тревога и покой...
      И пусть при ней душа всегда полна
      Сомнением мучительным и злым -
      Зачем и кем так лживо создана
      Она, дитя причудливого сна?
      Но в этот сон так верить мы хотим,
      Как никогда не верим в бытие...
      Волшебный круг, опутавший ее,
      Нам странно-чужд порою, а порой
      Знакомою из детства стариной
      На душу веет... Детской простотой
      Порой полны слова ее, и тих,
      И нежен взгляд, - но было б верить в них
      Безумием... Нежданный хлад речей
      Неверием обманутых страстей
      За ними вслед так странно изумит,
      Что душу вновь сомненье посетит:
      Зачем и кем так лживо создана
      Она, дитя причудливого сна?
      
       (Декабрь 1843)
      
      

      К Лавинии
      
      Для себя мы не просим покоя
      И не ждем ничего от судьбы,
      И к небесному своду мы двое
      Не пошлем бесполезной мольбы...
      Нет! пусть сам он над нами широко
      Разливается яркой зарей,
      Чтобы в грудь нам входили глубоко
      Бытия тишина и покой...
      Чтобы тополей старых качанье,
      Обливаемых светом луны,
      Да лепечущих листьев дрожанье
      Навевали нам детские сны...
      Чтобы ухо средь чуткой дремоты,
      В хоре вечном зиждительных сил,
      Примирения слышало ноты
      И гармонию хода светил;
      Чтобы вечного шума значенье
      Разумея в таинственном сне,
      Мы хоть раз испытали забвенье
      О прошедшем и будущем дне.
      Но доколе страданьем и страстью
      Мы объяты безумно равно
      И доколе не верим мы счастью,
      Нам понятно проклятье одно.
      И проклятия право святое
      Сохраняя средь гордой борьбы,
      Мы у неба не просим покоя
      И не ждем ничего от судьбы...
      
      (Декабрь 1843)
      
      

    Молитва

      
      По мере горенья
      Да молится каждый
      Молитвой смиренья
      Иль ропотом жажды,
      Зане, выгорая,
      Горим мы недаром
      И, мир покидая
      Таинственным паром,
      Как дым фимиама,
      Всё дальше от взоров
      Восходим до хоров
      Громадного храма.
      По мере страданья
      Да молится каждый -
      Тоскою желанья
      Иль ропотом жажды!
      
      

    Тайна скуки

      
      Скучаю я, - но, ради бога,
      Не придавайте слишком много
      Значенья, смысла скуке той.
      Скучаю я, как все скучают...
      О чем?.. Один, кто это знает, -
      И тот давно махнул рукой.
      
      Скучать, бывало, было в моде,
      Пожалуй, даже о погоде
      Иль о былом - что всё равно...
      А нынче, право, до того ли?
      Мы все живем с умом без воли,
      Нам даже помнить не дано.
      
      И даже... Да, хотите - верьте,
      Хотите - нет, до самой смерти
      Охоты смертной в сердце нет.
      Хоть жить уж вовсе не забавно,
      Но для чего ж не православно,
      А само вольно кинуть свет?
      
      Ведь ни добра, ни худа
      Без непосредственного чуда
      Нам жизнью нашей не нажить
      В наш век пристойный...Часом ране
      Иль позже - дьявол не в изъяне, -
      Не в барышах ли, может быть?
      
      Оставьте ж мысль - в зевоте скуки
      Душевных ран, душевной муки
      Искать неведомых следов...
      Что вам до тайны тех страданий,
      Тех фосфорических сияний
      От гнили, тленья и гробов?..
      
      (1843)
      
      

      Памяти В***
      
      Он умер... Прах его истлевший и забытый,
      В глуши, как жизнь его печальная, сокрытый,
      Почиет под одной фамильною плитой
      Со многими, кому он сердцем был чужой...
      Он умер -и давно... О нем воспоминанье
      Хранят немногие, как старое преданье,
      Довольно темное... И даже для меня
      Темнее и темней тот образ день от дня...
      Но есть мгновения... Спадают цепи лени
      С измученной души - и память будит тени,
      И длинный ряд годов проходит перед ней,
      И снова он встает... И тот же блеск очей
      Глубоких, дышащих таинственным укором,
      Сияет горестным, но строгим приговором,
      И то же бледное, высокое чело,
      Как изваянное, недвижно и светло,
      Отмечено клеймом божественной печати,
      Подъемлется полно дарами благодати -
      Сознания борьбы, отринувшей покой,
      И року вечному покорности немой.
      
      (1843)
      
      

    К***

      
      Мой друг, в тебе пойму я много,
      Чего другие не поймут,
      За что тебя так судит строго
      Неугомонный мира суд...
      Передо мною из-за дали
      Минувших лет черты твои
      В часы суда, в часы печали
      Встают в сиянии любви,
      И так небрежно, так случайно
      Спадают локоны с чела
      На грудь, трепещущую тайно
      Предчувствием добра и зла...
      И в робкой деве влагой томной
      Мечта жены блестит в очах,
      И о любви вопрос нескромный
      Стыдливо стынет на устах...
      
      (1843)
      
      

    Памяти одного их многих

      
      В больной груди носил он много, много
      Страдания, - но было ли оно
      В нем глубоко и величаво строго,
      Или в себя неверия полно -
      Осталось тайной. Знаем мы одно,
      Что никогда ни делом, даже словом
      Для нас оно не высказалось новым...
      
      Вопросам, нас волнующим, и он,
      Холодности цинизма не питая,
      Сочувствовал. Но, видимо страдая,
      Не он научен, удручен.
      Ему, быть может, современный стон
      Передавал неведомые звуки
      Безвременной, но столь же тяжкой муки.
      
      Хотел ли он страдать, как сатана,
      Один и горд - иль слишком неуверен
      В себе он был, - таинственно темна
      Его судьба; но нас, как письмена,
      К себе он влек, к которым ключ потерян,
      Которых смысл стремимся разгадать
      Мы с жадною надеждой - много знать.
      
      А мало ль их, пергаментов гнилых,
      Разгадано без пользы? Что за дело!
      Пусть ложный след обманывал двоих,
      Но третий вновь за ним стремится смело...
      
      Таков удел, и в нем затаено
      Всеобщей жизни вечное зерно.
      
      И он, как все, он шел дорогой той,
      Обманчивой, но странно-неизбежной.
      С иронией ли гордою и злой,
      С надеждой ль, волнующей мятежно,
      Но ей он шел; в груди его больной
      Жила одна, нам общая тревога...
      Страдания таилось много, много.
      
      И умер он - как многие из нас
      Умрут, конечно, - твердо и пристойно;
      И тень его в глубокой ночи час
      Живых будить не ходит беспокойно.
      И над его могилою цветут,
      Как над иной, дары благой природы;
      И соловьи там весело поют
      В час вечера, когда стемнеют воды
      И яворы старинные заснут,
      Качаяся под лунными лучами
      В забвении зелеными глазами.
      
       <1844>
      
      

    Воззвание

      
      Восстань, о боже! - не для них,
      Рабов греха, жрецов кумира,
      Но для отпадших и больных,
      Томимых жаждой чад твоих, -
      Восстань, восстань, спаситель мира!
      Искать тебя пошли они
      Путем страдания и жажды...
      Как ты (лим"а савахван"и)
      Они взывали не однажды,
      И так же видели они
      Твой дом, наполненный купцами,
      И гордо встали - и одни
      Вооружилися бичами...
      
      (Январь 1844)
      
      

    Две судьбы

      
      Лежала общая на них
      Печать проклятья иль избранья,
      И одинаковый у них
      В груди таился червь страданья.
      Хранить в несбыточные дни
      Надежду гордую до гроба
      С рожденья их осуждены
      Они равно, казалось, оба.
      Но шутка ль рока то была -
      Не остроумная нимало, -
      Как он, горда, больна и зла,
      Она его не понимала.
      Они расстались... Умер он,
      До смерти мученик недуга,
      И где-то там, под небом юга,
      Под сенью гор похоронен.
      А ей послал, как он предрек,
      Скупой на всё, дающий вволю,
      Чего не просят, мудрый рок
      Благополучнейшую долю:
      Своя семья, известный круг
      Своих, которые играли
      по гр"ошу в преферанс, супруг,
      Всю жизнь не ведавший печали,
      Романов враг, халата друг, -
      Ей жизни цветами украшали.
      А всё казалось, что порой
      Ей было душно, было жарко,
      Что на щеках горел так ярко
      Румянец грешный и больной,
      Что жаждой прежних, странных снов
      Болезненно сияли очи,
      Что не одной бессонной ночи
      Вы б доискались в ней следов.
      
      (Август 1844)
      
      

    Зимний вечер

      
      Душный вечер, зимний вечер;
      Всё окно заволокло,
      Нагорели тускло свечи -
      Не темно и не светло...
      Брось "Дебаты", ради бога!
      Брось заморское!.. Давно
      В "Москвитятине" премного
      О Содоме решено.
      Слушай лучше... Тоном выше
      Тянет песню самовар,
      И мороз трещит по крыше -
      Оба, право, божий дар, -
      В зимний вечер, в душный вечер...
      Да и вечер нужен нам,
      Чтоб без мысли и без речи

    Другие авторы
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Салов Илья Александрович
  • Полетаев Николай Гаврилович
  • Тургенев Александр Михайлович
  • Никольский Николай Миронович
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Калинина А. Н.
  • Губер Эдуард Иванович
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Дмитриев Михаил Александрович
  • Другие произведения
  • Федоров Николай Федорович - По ту сторону сострадания, или смех Сверхчеловека
  • Вяземский Петр Андреевич - Допотопная или допожарная Москва
  • Горький Максим - Товарищ!
  • Добролюбов Николай Александрович - К биографии Н. А. Добролюбова
  • Слепушкин Федор Никифорович - Уборка льна
  • Ли Ионас - Когда железный занавес падает
  • Доде Альфонс - Нума Руместан
  • Крейн Стивен - А. Кудрявицкий. Плавание за горизонт
  • Карамзин Николай Михайлович - Философа Рафаила Гитлоде странствования в Новом Свете и описание любопытства достойных примечаний (!!) и благоразумных установлений жизни миролюбивого народа острова Утопии.
  • Байрон Джордж Гордон - Вернер или наследство
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 342 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа