Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения, Страница 8

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

p;  Но ах! тебя уж нет! и хладная могила
  
   Навеки образ твой дражайший поглотила!..
  
   Навеки?.. А я жив!.. Я жив! Я существую!
  
   И в жизни мучуся, и плачу, и тоскую!
  
   И только смерть одну отрадой вижу я!
  
   Приди, желанная! С охотой жду тебя!..
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   Мою любезную теперь я воспевая
  
   И милую душу ее воспоминая,
  
   Чувствительность из глаз слез токи исторгает,
  
   И лира, орошась, нескладный звук пускает!
  
   29 сентября 1814
  
   Дрезден
  
  
   95. ПУТЕШЕСТВИЕ НА ПАРНАС {*}
  
  
  
  {* Подражание Крылову.}
  
  
   Итак, предпринят путь к Парнасу;
  
  
   Чего же медлить? Ну, смелей,
  
  
   Начнемте бить челом Пегасу,
  
  
   Чтоб он домчал нас поскорей!
  
  
   Боярский! сядь со мной в карету!
  
  
   Фролов! на козлы поскорей!
  
  
   И докажи, пожалуй, свету,
  
  
   Что ты мастак кричать: "Правей!"
  
  
   Смотри ж! Не вдруг! Поудержися:
  
  
  10 Четверка бойких разнесет!
  
  
   А пуще в гору берегися:
  
  
   Там скалы есть, там терн растет!
  
  
   Там многих авторов творенья,
  
  
   В пыли валяяся - гниют!
  
  
   Там Лета есть, река забвенья,
  
  
   В ней также много уж живут!
  
  
   Я видел, в ней как Львов купался
  
  
   И обмывал своих детей;
  
  
   Я зрел, Шихматов в ней остался,
  
  
  20 А с ним и тысяча дестей!
  
  
   Я сам свидетель был в то время,
  
  
   Как, несколько прочтя листов,
  
  
   За нанесенное тем бремя,
  
  
   Был столкнут с берега Хвостов!
  
  
   Я был при том, когда Гераков,
  
  
   Пузатый, лысый, небольшой,
  
  
   Потомок вздорливый Ираклов,
  
  
   Был Леты поглощен волной!
  
  
   Я зрел, как наш пиит слезливый
  
  
  30 Красу лужков, лазурь небес,
  
  
   И сельску жизнь, и злачны нивы
  
  
   Пел, пел, - и наконец - исчез!
  
  
   Такая ж участь, может статься,
  
  
   И нам, о други, суждена!
  
  
   Так лучше вдаль нам не пускаться,
  
  
   Чтоб не измерить Леты дна!
  
  
   Иль едем хоть, да непроворно,
  
  
   Где можно рысью, где шажком,
  
  
   И уж тогда, друзья, бесспорно
  
  
  40 Мы будем, где творцов содом!
  
  
   "Ну, что же трусить?!" - вдруг воскликнул
  
  
   Фролов, тут перервав мой глас,
  
  
   На удалых лошадок крикнул,
  
  
   И правил прямо на Парнас!..
  
  
   И вот мелькнули перед нами
  
  
   Рифей и Волга! Всё прости!..
  
  
   И, мчаты бодрыми конями,
  
  
   На половине уж пути!
  
  
   Там зрели мы, как девы красны
  
  
  50 Сбирали сочный виноград;
  
  
   Там расцвели древа прекрасны,
  
  
   А здесь пушистый снег и хлад!
  
  
   Но вот! поднялися и в горы!..
  
  
   Парнас! Парнас! Какая близь!..
  
  
   Как вдруг толчок! - и где рессоры? -
  
  
   Тю, тю! - и мы катимся внизь!
  
  
   С сим вместе я как раз проснулся,
  
  
   От страху мраз бродил по мне!
  
  
   Я окрестился, оглянулся -
  
  
  60 И рад, что было то во сне!
  
  
   15 октября 1814
  
  
   Дрезден
  
  
  
   86. ДРУЗЬЯМ
  
  
  
  
  (В Ротово)
  
  
  
  Нельзя ль на новоселье,
  
  
  
  О други, прикатить,
  
  
  
  И в пунше, и в веселье
  
  
  
  Всё горе потопить?
  
  
  
  Друзья! Прошу, спешите,
  
  
  
  Я ожидаю вас!
  
  
  
  Мрак хаты осветите
  
  
  
  Весельем в добрый час!
  
  
  
  В сей хате вы при входе
  
  
   10 Узрите, стол стоит,
  
  
  
  За коим на свободе
  
  
  
  Ваш бедный друг сидит
  
  
  
  В своем светло-кофейном,
  
  
  
  Для смеха сотворенном
  
  
  
  И странном сертуке,
  
  
  
  В мечтах, с пером в руке!
  
  
  
  Там кипа книжек рядом
  
  
  
  Любимейших лежит,
  
  
  
  Их переплет не златом,
  
  
   20 А внутрь добром блестит.
  
  
  
  Заступа от неволи,
  
  
  
  Любезные пистоли,
  
  
  
  Шинелишка, сертук,
  
  
  
  Уздечка и муштук;
  
  
  
  Ружье - подарок друга,
  
  
  
  Две сабли - как стекло,
  
  
  
  Надежная подпруга
  
  
  
  И Косовско седло -
  
  
  
  Вот всё, что прикрывает
  
  
   30 Стенную черноту;
  
  
  
  Вот всё, что украшает
  
  
  
  Сей хаты простоту.
  
  
  
  Друзья! Коль посетите
  
  
  
  Меня вы под часок,
  
  
  
  Яств пышных не просите:
  
  
  
  Под вечер - пунш, чаек,
  
  
  
  На полдень - щи с сметанкой,
  
  
  
  Хлеб черный, да баранки,
  
  
  
  И мяса фунта с два,
  
  
   40 А на десерт от брата,
  
  
  
  Хозяина-солдата -
  
  
  
  Приветные слова.
  
  
  
  Когда такой потравы,
  
  
  
  Друзья! хотя для славы
  
  
  
  Желает кто из вас,
  
  
  
  Тогда, тогда от службы
  
  
  
  Ко мне в свободный час,
  
  
  
  В Вежайцы, ради дружбы,
  
  
  
  Прошу я завернуть,
  
  
   50 И в скромный кров поэта,
  
  
  
  Под сень анахорета
  
  
  
  От скуки заглянуть.
  
  
  
  <1816>
  
  
  
   97. К ЛАЧИНОВУ
  
  
  
  
  (В Москву)
  
  
  
  Изящного любитель,
  
  
  
  Питомец муз младой,
  
  
  
  Прямой всего ценитель,
  
  
  
  Певец мой дорогой!
  
  
  
  К тебе я обращаю
  
  
  
  Нестройной лиры глас;
  
  
  
  С тобой, с тобой желаю
  
  
  
  Беседовать в сей час.
  
  
  
  С тобой, о обитатель
  
  
   10 Столицы пышных стен,
  
  
  
  Дев красных обожатель,
  
  
  
  Не знающий бремен,
  
  
  
  Епикурейцев чтитель!
  
  
  
  Веселый посетитель
  
  
  
  Театров и садов,
  
  
  
  Собраний, булеваров,
  
  
  
  Кофейниц, тротуаров
  
  
  
  И радостей домов,
  
  
  
  Где шумный рой лукавых
  
  
   20 Прелестниц молодых
  
  
  
  Сулят из глаз своих
  
  
  
  Утехи и забавы;
  
  
  
  Где ветреность и младость
  
  
  
  Прелестных дев любви
  
  
  
  И слов коварных сладость
  
  
  
  Льют нежный огнь в крови;
  
  
  
  Где ты подчас, пленившись
  
  
  
  Одною из цирцей,
  
  
  
  С ней взором согласившись,
  
  
   30 Издалека за ней
  
  
  
  Идешь с смиренным видом,
  
  
  
  Как скромник иль монах;
  
  
  
  Пришел - и одним мигом
  
  
  
  Забыл всё на грудях!
  
  
  
  В объятьях красоты
  
  
  
  Забыл беды, напасти,
  
  
  
  Забыл в восторгах страсти
  
  
  
  И друга, может, ты!..
  
  
  
  Меж тем как в отдаленной
  
  
   40 Здесь Жмуди жизнь влачу,
  
  
  
  И ах! душе стесненной
  
  
  
  Отрады не сыщу!..
  
  
  
  Здесь в дымной, чадной хате,
  
  
  
  В пустынной стороне,
  
  
  
  В безмолвной тишине,
  
  
  
  Я мыслю об утрате
  
  
  
  Прелестных, милых дней,
  
  
  
  Дней юных, драгоценных,
  
  
  
  Беспечно проведенных
  
  
   50 В кругу своих друзей.
  
  
  
  Ах! где Боярский милый,
  
  
  
  Мечтатель наш драгой?
  
  
  
  Увы! в стране чужой
  
  
  
  И с лирою унылой!
  
  
  
  Ах! там же и Фролов,
  
  
  
  Наш друг замысловатый,
  
  
  
  Сатирик тороватый
  
  
  
  И острый баснослов!
  
  
  
  Счастливцы! Они вместе!
  
  
   60 Завиден жребий их!
  
  
  
  А мне, а мне и вести
  
  
  
  Давно уж нет от них!
  
  
  
  Нет сердцу утешенья,
  
  
  
  Нет радостей _без вас_!
  
  
  
  Ах! скоро ль съединенья
  
  
  
  Наступит сладкий час?
  
  
  
  Ах! скоро ли в объятья
  
  
  
  Друг друга заключим?
  
  
  
  Прижмем, вздохнем, о братья!
  
  
   70 И - души съединим!
  
  
  
  <1816>
  
  
  
  
   98
  
  
   Минуты счастия промчались
  
  
   И вечно, вечно не придут,
  
  
   Печали, горести остались
  
  
   И вечно, вечно не пройдут.
  
  
   Недолго сердце биться станет,
  
  
   Недолго буду я грустить,
  
  
   В весенний день цветок увянет,
  
  
   Его коль с веткой разлучить.
  
  
   Я мнил счастливым быть тобою,
  
  
   В тебе зря душу красоты,
  
  
   Теперь прегорькою слезою
  
  
   Плачу за лестные мечты.
  
  
   Томлюсь, мучение ужасно!
  
  
   Своей я жизни не прерву;
  
  
   Ты, смерть, - отрада для несчастна,
  
  
   А я - для горести живу.
  
  
   Завеса с глаз моих сорвалась,
  
  
   И ты, о Лила, не моя!
  
  
   Не умирают, знать, с печали,
  
  
   Когда живу на свете я.
  
  
   Несносно жить всегда страдая,
  
  
   С утра до вечера всегда,
  
  
   И с просыпленьем ожидая,
  
  
   Что вновь готовится беда.
  
  
   1816 или 1817
  
  
  
  
  99. ВЕСНА
  
  
  Приветствую тебя, зеленый луг широкий!
  
  
  И с гор резвящийся, гремящий ручеек,
  
  
  И тень роскошная душистых лип высоких,
  
  
  И первенца весны приветный голосок!
  
  
  Холмы, покрытые муравкой молодою,
  
  
  Юнеют красотой цветочков голубых;
  
  
  И резвы мотыльки, собравшися толпою,
  
  
  Порхают в воздухе на крыльях золотых.
  
  
  Уж нежная свирель приятно раздается
  
  
  В кустах бродящего со стадом пастушка;
  
  
  Порою аромат с прохладою несется
  
  
  От белых ландышей на крыльях ветерка,
  
  
  Всё дышит негою, всё торжеством блистает,
  
  
  Всё обновляется для жизни молодой,
  
  
  И сердце как бы вновь для счастья расцветает,
  
  
  Любуяся весны улыбкой золотой!
  
  
  Душа волнуема восторгом удивленья!
  
  
  Природа пышная младой красе твоей
  
  
  Спешит восторженна!.. и ищет разделенья,
  
  
  Спешит излить восторг в сердца своих друзей!
  
  
  Как сладко с милыми от сердца поделяться
  
  
  Улыбкой тихою и томною слезой,
  
  
  И с ними вечерком природой любоваться,
  
  
  Гуляя по лугам роскошною весной!!!
  
  
  1816 или 1817
  
  
  
   100. МОТЫЛЕК
  
  
   Что ты вкруг огня порхаешь,
  
  
   Мотылек мой дорогой?
  
  
   Или, бедненький, не знаешь,
  
  
   Что огонь губитель твой?
  
  
   Иль тебе то неизвестно,
  
  
   Сколь обманчив блеск огня,
  
  
   И что свет его прелестный
  
  
   Может погубить тебя?
  
  
   Лети прочь! лети, несчастный!
  
  
   Вкруг огня ты не порхай!
  
  
   Бойся, бойся повсечасно,
  
  
   Не сгореть чтоб невзначай!
  
  
   Но не внемлет безрассудный!
  
  
   Ближе, ближе всё летит!
  
  
   Его блеск прелестный, чудный,
  
  
   Несчастливец! тебе льстит.
  
  
   Но напрасно, всё порхает!
  
  
   И вот - прямо в огонек
  
  
   Он влетел... и в нем сгорает!
  
  
   Знать, судил ему так рок!
  
  
   Так, увы! и я, плененный,
  
  
   Предаюсь любви своей
  
  
   И мечтаю, дерзновенный,
  
  
   Найти счастье свое в ней!
  
  
   Но быть может, заблуждаться
  
  
   Мне судил жестокий рок,
  
  
   И так точно, может статься,
  
  
   Я сгорю - как мотылек!
  
  
   <1817>
  
  
  101. НАТАЛЬЕ МИХАЙЛОВНЕ ТЕВЯШОВОЙ
  
  
  
   (В день Ангела ее)
  
   В день Ангела всегда чего-нибудь желают;
  
  
   Чего же мне тебе желать?
  
   Желать ли, чтоб тебя все стали обожать?
  
   Но уж тебя и так давно все обожают.
  
   Желать ли, чтобы ты богатством обладала?
  
  
   Но ах! богатство нам не щит!
  
   Поверь, тому и Крезовых сокровищ мало,
  
   Тому уж не до них, кого судьба тягчит!
  
   Желать ли, чтобы ты умом своим затмила
  
  
   И умниц всех, и мудрецов?
  
   Но им тебя и так природа одарила,
  
  
   И ты щадишь глупцов.
  
   Желат

Другие авторы
  • Капуана Луиджи
  • Быков Александр Алексеевич
  • Каразин Николай Николаевич
  • Андреевский Николай Аркадьевич
  • Виланд Христоф Мартин
  • Ландау Григорий Адольфович
  • Багрицкий Эдуард Георгиевич
  • Тумповская Маргарита Мариановна
  • Зотов Владимир Рафаилович
  • Равита Францишек
  • Другие произведения
  • Батюшков Федор Дмитриевич - Спор о перепечатках и Пинкертон в литературе
  • Лихтенштадт Марина Львовна - Лихтенштадт, Иосиф Моисеевич: некролог
  • Семенов Сергей Терентьевич - Старость
  • Вяземский Петр Андреевич - Жуковский. — Пушкин. — О новой пиитике басен
  • Горький Максим - Заключительная речь на первом всесоюзном съезде советских писателей 1 сентября 1934 года
  • Чужак Николай Федорович - Под знаком жизнестроения
  • Сумароков Александр Петрович - А.Белецкий. Сумароков
  • Дорошевич Влас Михайлович - A.B. Барцал
  • Адикаевский Василий Васильевич - В. В. Адикаевский: краткая справка
  • Диккенс Чарльз - Чей-то багаж
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 265 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа