Главная » Книги

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения, Страница 4

Рылеев Кондратий Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

sp;
  
  
  Забудусь сладким сном...
  
  
   260 Так юного поэта,
  
  
  
  Вдали от шуму света,
  
  
  
  Проходят дни в глуши;
  
  
  
  Ничто его души,
  
  
  
  Мой друг, не беспокоит,
  
  
  
  И он в немой тиши
  
  
  
  Воздушны замки строит!
  
  
  
  Заботы никогда
  
  
  
  Его не посещают,
  
  
  
  Напротив, завсегда
  
  
   270 С ним вместе обитают
  
  
  
  Свобода и покой
  
  
  
  С веселостью беспечной...
  
  
  
  Но здесь мне жить не вечно,
  
  
  
  И час разлуки злой
  
  
  
  С пустынею немой
  
  
  
  Мчит время быстротечно!
  
  
  
  Покину скоро я
  
  
  
  Украинские степи,
  
  
  
  И снова на себя
  
  
   280 Столичной жизни цепи,
  
  
  
  Суровый рок кляня,
  
  
  
  Увы, надену я!
  
  
  
  Опять подчас в прихожей
  
  
  
  Надутого вельможи,
  
  
  
  Тогда как он покой
  
  
  
  На пурпуровом ложе
  
  
  
  С прелестницей младой
  
  
  
  Вкушает безмятежно,
  
  
  
  Ее лобзая нежно,
  
  
   290 С растерзанной душой,
  
  
  
  С главою преклоненной
  
  
  
  Меж _челядью златой_,
  
  
  
  И чинно и смиренно
  
  
  
  Я должен буду ждать
  
  
  
  Судьбы своей решенья
  
  
  
  От глупого сужденья,
  
  
  
  Которое мне дать
  
  
  
  Из милости рассудит
  
  
  
  Ленивый полуцарь,
  
  
   300 Когда его разбудит
  
  
  
  В полудни секретарь...
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  Для пылкого поэта
  
  
  
  Как больно, тяжело
  
  
  
  В триумфе видеть зло
  
  
  
  И в шумном вихре света
  
  
  
  Встречать везде ханжей,
  
  
  
  Корнетов-дуэлистов,
  
  
   310 Поэтов-эгоистов
  
  
  
  Или убийц-судей,
  
  
  
  Досужих журналистов,
  
  
  
  Которые тогда,
  
  
  
  Как вспыхнула война
  
  
  
  На Юге за свободу,
  
  
  
  О срам!, о времена!
  
  
  
  Поссорились за оду!..
  
  
  
  Лето 1821
  
  
  
  
  23. К С.
  
  
  
  Наш хлебосол-мудрец,
  
  
  
  В своем уединенье,
  
  
  
  Прими благодаренье,
  
  
  
  Которое певец
  
  
  
  Тебе в стихах слагает
  
  
  
  За ласковый прием
  
  
  
  И в них же предлагает
  
  
  
  Благой совет тишком:
  
  
  
  В своей укромной сени
  
  
  
  Живи, как жил всегда,
  
  
  
  Страшися вредной Лени
  
  
  
  И другом будь Труда.
  
  
  
  Люби, как любишь ныне,
  
  
  
  И угощай гостей
  
  
  
  В немой своей пустыне
  
  
  
  Бердяевкой своей. {1}
  
  
  
  Она печали гонит,
  
  
  
  Любовь к себе манит,
  
  
  
  К чистосердечью клонит
  
  
  
  И сердце веселит.
  
  
  
  Что б ни было с тобою,
  
  
  
  Ее не забывай,
  
  
  
  _Разгорячись порою,
  
  
  
  Но дома - не сжигай_!.. {2}
  
  
  
  Лето 1821
  1 Так прозвал он прекрасную свою наливку, сделанную им по наставлению майора Бердяева, славного гастронома.
  2 Один великий и беспокойный сутяга, лишив многих наследственного) достояния, угрожал и С-ву отнять у него дом... "Если он это сделает, - сказал мой гостеприимный сосед, - то поверь мне, что я сожгу дом свой; пусть и ему не достанется..."
  
  
   24. ПОСЛАНИЕ К Н. И. ГНЕДИЧУ
  
  
   (Подражание VII посланию Депрео)
  
   Питомец важных муз, служитель Аполлона,
  
   Певец, который нам паденье Илиона
  
   И битвы грозные ахеян и троян,
  
   С Пелидом бедственну вражду Агамемнона,
  
   Вторженье Гектора в враждебный греков стан,
  
   И бой и смерть сего пергамского героя
  
   Воспел пленительно на лире золотой,
  
   На древний лад ее с отважностью настроя,
  
   И путь открыл себе бессмертья в храм святой!
  
   10 Не думай, чтоб и ты, пленя всех лирой звучной,
  
   От всех хвалу обрел во мзду своих трудов;
  
   Борение с толпой совместников, врагов,
  
   И с предрассудками, и с завистью докучной -
  
   Всегдашний был удел отличнейших певцов!
  
   Ах! иногда они в друзьях врагов встречали,
  
   И, им с беспечною вверяяся душой,
  
   У сердца нежного змею отогревали
  
   И целый век кляли несчастный жребий свой...
  
   Судьи-завистники, убийцы дарований,
  
   20 Везде преследуют несчастного певца;
  
   И похвалы друзей, и шум рукоплесканий,
  
   И лавры свежие прекрасного венца -
  
   Всё души низкие завистников тревожит,
  
   Всё дикую вражду к их бедной жертве множит!
  
   Одна, одна лишь смерть гоненья прекратит,
  
  
   И, успокоясь в мирной сени,
  
   Дань должной похвалы возьмет с потомства гений
  
   И, торжествующий, зоилов постыдит.
  
   Таланта каждого сопутник неизменный,
  
   30 Негодование толпы непросвещенной
  
   И зависть злобная - его всегдашний враг -
  
   Оспоривали здесь ко славе каждый шаг
  
   Творца "Димитрия", "Фингала", "Поликсены";
  
   Любимца первого российской Мельпомены
  
   Яд низкой зависти спокойствия лишил
  
   И, сердце отравив, дни жизни сократил.
  
   Но весть печальная лишь всюду пролетела,
  
   Почувствовали все, что без него у нас
  
  
   Трагедия осиротела...
  
   40 Тогда судей-невежд умолк презренный глас,
  
   Венки посыпались, и зависть онемела...
  
   Судьбу подобную ж Фонвизин претерпел,
  
   И Змейкина, себя узнавши в Простаковой,
  
   Сулила автору жизнь скучную в удел
  
  
   В стране далекой и суровой.
  
   На трудном поприще ты только мог один
  
   В приятной звучности прелестного размера
  
   Нам верно передать всю красоту картин
  
  
   И всю гармонию Гомера.
  
   50 Не удивляйся же, что зависть вкруг тебя
  
  
   Шипит, как черная змея!
  
   И здесь, как и везде, нас небо наставляет;
  
  
   Мудрец во всем, во всем читает
  
  
  
  Уроки для себя:
  
   На лоне праздности дремавший долго гений,
  
   Стрелами зависти быв пробужден от лени,
  
   Ширяясь, как орел, на небеса парит
  
   И с высоты на низ с презрением глядит,
  
   Где клеветой его порочит пустомеля...
  
   60 Так деспот-кардинал с ученою толпой
  
   Уничижить хотел бессмертного Корнеля,
  
   На "Сида" воружил зоилов дерзкий рой!
  
   "Сид" бранью угнетен, но трагик оскорбленный
  
   Явился с "Цинною" во храме Мельпомены -
  
  
   И посрамленный кардинал
  
  
   Смотрел с ничтожными льстецами,
  
   Как гением своим Корнель торжествовал
  
   Над Академией и жалкими судьями!
  
   Так и Жуковский наш, любимый Феба сын,
  
   70 Сокровищ языка счастливый властелин,
  
   Возвышенного полн, Эдема пышны двери,
  
   В ответ ругателям, открыл для юной пери.
  
  
   И ты примеру следуй их,
  
   И на суждения завистников твоих,
  
   На площадн_у_ю брань и приговор суровый
  
   С Гомером отвечай всегда беседой новой.
  
   Орла ль, парящего среди эфирных стран,
  
   В полете карканьем удержит наглый вран?
  
   Иди бестрепетно проложенной стезею
  
   80 И лавры свежие рви смелою рукою;
  
   Пускай завистники вокруг тебя шипят!
  
   О Гнедич! Вопли их, и дикие и громки,
  
   Тобой заслужённой хвалы не заглушат:
  
   Защитник твой - Гомер, твои судьи - потомки!
  
   Зачем тревожиться, когда твоих трудов
  
   Не вздумает читать какой-нибудь Вралёв,
  
   Иль жалкий Азбукин, иль Клит-стихокропатель,
  
   Иль в колпаке магистр, или Дамон-ругатель?
  
   Нет, нет! читателей достоин ты других;
  
   90 Желаю, Гнедич, я, чтобы в стихах твоих
  
   Восторги сладкие поэты почерпали,
  
   Чтобы царица-мать красе дивилась их,
  
   Чтоб перевод прекрасный твой читали
  
  
   С воспламененною душой
  
   Изящного ценители прямые,
  
   Хранящие любовь к стране своей родной
  
   И посвященные муз в таинства святые.
  
   Не много их! Зато внимание певцам
  
   Средь вопля дикого должно быть драгоценно,
  
  100 Как в Ливии, от солнца раскаленной,
  
   Для странника ручей, журчащий по пескам...
  
   Между июнем и декабрем 1821
  
  
  
  
   25
  
  
   Поверь, я знаю уж, Дорида,
  
  
   Про то, что скрыть желаешь ты...
  
  
   Твой тусклый взор и томность вида
  
  
   Отцветшей рано красоты
  
  
   Мне слишком много объяснили:
  
  
   Тебя, прелестная, пленили
  
  
   Любви неясные мечты.
  
  
   Они, везде тебя тревожа,
  
  
   В уединение манят
  
  
   И среди девственного ложа
  
  
   Отраду слабую дарят,
  
  
   Лишь жажду наслаждений множа.
  
  
   Как жертвуешь ты сим мечтам
  
  
   При свете дня или во мраке ночи,
  
  
   Почти закрывшиеся очи
  
  
   Склоняешь с робостью к дверям,
  
  
   И если юная подруга
  
  
   Иль кто другой к тебе войдет,
  
  
   В одно мгновенье от испуга
  
  
   Румянец нежный пропадет.
  
  
   Потупишь взор... Несвязность речи,
  
  
   И твой смущенный робкий вид,
  
  
   И неожиданность сей встречи
  
  
   Тебя кой в чем изобличит...
  
  
   Но ты краснеешь, друг бесценный,
  
  
   Меня давно ты поняла,
  
  
   Оставь же сей порок презренный,
  
  
   Доколь совсем не отцвела...
  
  
   Беги! беги сего порока,
  
  
   В мечтах себя не погуби,
  
  
   Не будь сама к себе жестока,
  
  
   И хоть меня ты полюби.
  
  
   1821 (?)
  
  
  
  26. <А. А. БЕСТУЖЕВУ>
  
  
   Ты разленился уж некстати,
  
  
   Беглец Парнаса молодой!
  
  
   Скажи, что сделалось с тобой?
  
  
   В своем болотистом Кронштадте
  
  
   Ты позабыл совсем о брате
  
  
   И о поэте - что порой,
  
  
   Сидя, как труженик, в Палате,
  
  
   Чтоб свой исполнить долг святой,
  
  
   Забыл и негу и покой...
  
  
   Но тщетны все его порывы:
  
  
   Укоренившееся зло
  
  
   Свое презренное чело,
  
  
   Как кедр Ливана горделивый,
  
  
   Превыше правды вознесло.
  
  
   Так... сделавшись жрецом Фемиды,
  
  
   Я о Парнасе позабыл...
  
  
   К тому ж боюсь, чтоб Аониды
  
  
   За то, что я им изменил,
  
  
   Певцу не сделали обиды.
  
  
   Хоть я и некрасив собой,
  
  
   Но музы исстари ревнивы.
  
  
   А я - любовник боязливый...
  
  
   И вот что, друг мой молодой,
  
  
   В столице вкуса прихотливой
  
  
   Молчанью моему виной.
  
  
   Твое ж молчанье непонятно!..
  
  
   Драгун ты хоть куда лихой,
  
  
   Остришься ловко и приятно
  
  
   И, приголубив нежных муз,
  
  
   Их так пленить умел собою -
  
  
   Что, в детстве соверша союз,
  
  
   Они вертлявою толпою
  
  
   Везде порхают за тобою
  
  
   И не изменят никогда,
  
  
   Пока ты всем им не изменишь;
  
  
   Но кажется, что иногда
  
  
   Ты ласковость их худо ценишь.
  
  
   Так, например: прошел здесь слух,
  
  
   Не знаю я, по чьей огласке,
  
  
   Что будто Мейеровой глазки
  
  
   Твой возмутили твердый дух,
  
  
   И верность к девам песнопений
  
  
   Поработил свободный гений,
  
  
   Поколебал любви недуг...
  
  
   А между тем как очарован
  
  
   Ты юной прелестию глаз,
  
  
   Пафосских шалостью проказ
  
  
   К Кронштадту скучному прикован,
  
  
   Забвенью предаешь Парнас,
  
  
   Один пигмей литературный,
  
  
   Из грязи выникнув главой,
  
  
   Дерзнул взглянуть на свод лазурный
  
  
   И вызывать тебя на бой.
  
  
   26 апреля 1822
  
  
  
   27. <ЭПИГРАММА
  
  
   НА АВСТРИЙСКОГО ИМПЕРАТОРА>
  
  
  
  Весь мир великостию духа
  
  
  
   Сей император удивил:
  
  
  
  Он неприятель мухам был,
  
  
  
   А неприятелям был муха.
  
  
  
  1822 (?)
  
  
  
  28. НАДГРОБНАЯ РЫЖКУ
  
  
  Когда ты одарен чувствительной душою,
  
  
   Вздохни, прохожий, глубоко:
  
  
   Под сею насыпью простою,
  
  
  
  Увы! лежит Рыжко!
  
  
   Его завидовали доле
  
  
   Все лошади окрестных деревень!
  
  
  И не дождаться им вовек подобной холи!
  
  
   Бывало, кучеру нет воли
  
  
   Рыжка кнутом стегнуть за лень;
  
  
   Ему особенное стойло,
  
  
   И сена вдоволь и овса,
  
  
  И в Оредежи р_о_скошное пойло...
  
  
   Работы ж в месяц - _три часа_.
  
  
  Апрель 1823
  
  
  
  29. НА БОЛЕЗНЬ КРЫЛОВА
  
  
   Нет одобрения талантам никакого:
  
  
  
   В России глушь и дичь.
  
  
  
  О даровании Крылова
  
  
  
  Едва напомнил паралич.
  
  
   1823
  
  
  
   30. ВИДЕНИЕ
  
  
   Ода на день тезоименитства
  
  
   Его императорского высочества
  
  
  великого князя Александра Николаевича,
  
  
  
  30 августа 1823 года
  
  
  
  
   1
  
  
   Какое дивное виденье
  
  
   Очам представилось моим!
  
  
   Я вижу в сладком упоеньи:
  
  
   По сводам неба голубым
  
  
   Над пробужденным Петроградом

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа