Главная » Книги

Хвостов Дмитрий Иванович - Стихотворения, Страница 6

Хвостов Дмитрий Иванович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

ign="justify">  
  
   Лев рассерчал,
  
  
  
   И говорил: в минуту
  
  
  
  Злодея вы на казнь ведите люту;
  
  
  
  А пастуха журил довольно крепко он,
  
  
  
  Сказав: в тебе самом не много видно толку!
  
  
  
  Зачем ягненка съесть позволил волку,
  
  
  
  И мне не доносил? ты ведаешь закон!
  
  
  
  Пастух ответствовал: ты Царь, Царь справедливый;
  
  
  
   Но ежели б не случай сей счастливый,
  
  
  
  
   Вовеки б это зло
  
  
  
   Ушей твоих коснуться не могло!
  
  
  
  Светила дневного кроты не любят;
  
  
  
  Не истинны лучи те, кои ближних губят.
  
  
  
  Несчастному до Бога высоко,
  
  
  
   А до Царя безмерно далеко.
  
  
  
  
  
  
   Лягушка и Бык
  
  
  
  
  Лягушка на поле увидела быка,
  
  
  
  Влюбилася в его широкие бока.
  
  
  
  Такая толщина для ней была угодна,
  
  
  
  
  И мыслит, что она ей так же сродна;
  
  
  
  
   Какой же был успех?
  
  
  
  Пыхтела, дулася и лезла вон из кожи. -
  
  
  
  Лягушка треснула и породила смех.
  
  
  
  
   С моей лягушкой схожи,
  
  
  
  Дворяне, что живут богато, как Князья,
  
  
  
  И обнищав, кричат: повеселился я!
  
  
  
  
  
  
   Эмпедокл и Туфли
  
  
  
  
  Не спорю, слава есть прелакомый кусок,
  
  
  
  Что сей богини раб питает дух высок,
  
  
  
  Чтобы из гроба зреть в своей потомство власти;
  
  
  
  Пороки гонит он и побеждает страсти. -
  
  
  
  
   Цари и воины, стихов творцы,
  
  
  
  
  
   И сами мудрецы
  
  
  
  Ее со кротостью приемлют глас устава.
  
  
  
  
  
   Она
  
  
  
  
  
   Одна
  
  
  
  Последняя их страсть, высоких душ забава;
  
  
  
   Но коль отраден плод, беспечность и покой,
  
  
  
   Покой, который веки многи,
  
  
  
  Как древность говорит, наследовали боги,
  
  
  
  Неравен он с грызущею тоской,
  
  
  
   Котора раны даст душе глубоки,
  
  
  
  Коль самолюбия стезя и корнь пороки.
  
  
  
  
  Преславный Эмпедокл над Этною сидел
  
  
  
  
   Не год один, но многи годы
  
  
  
  
   На действие огня глядел,
  
  
  
   Стараясь таинство познать природы;
  
  
  
  
  
   Но наконец
  
  
  
  
   Наскучил тем мудрец,
  
  
  
   В огонь скочил, не сделавши духовной,
  
  
  
  Вины не показав нимало благословной; -
  
  
  
  Как время не было гробницу созидать,
  
  
  
   Которою б себя в потомстве славил,
  
  
  
  В подошве у горы он туфли лишь оставил.
  
  
  
  
  Когда в огонь скакать,
  
  
  
  
  На что и туфли покидать.
  
  
  
  
  
  
   Сапожник и Врач
  
  
  
   Вот свет каков и вот его суды:
  
  
   Неправы, ветрены, с рассудком не согласны,
  
  
  
  
  Всегда пристрастны; -
  
  
   И словом заключить, не годны никуды.
  
  
   Сапожник трезвой был, искусной, не ленивой,
  
  
   И обувь на ноги Китайцам мог бы шить;
  
  
   Но в ремесле своем чрезмерно несчастливой,
  
  
  
   И хлеба должен был себя лишить,
  
  
   И лавку запереть, и шило и колодку
  
  
   Иль бросить в печь, иль дьяволу предать
  
  
  
   За тем, что не было чего глодать.
  
  
   Хотя сапожник мой Латине не учился,
  
  
  
   В число врачей включился,
  
  
   И самовольно стал он новой Иппократ,
  
  
  
   И лучше старого стократ.
  
  
   Всегда он смерть и жизнь с собою носит:
  
  
  
   Горячку, Паралич, как сено косит.
  
  
   Иное и больных не так махнув рукой,
  
  
  
  
  За труд такой,
  
  
   Хоть протянув ладонь, он их не просит,
  
  
   Но сами полились червонцы в дом рекой;
  
  
   Сапожник стал богат от глупости народной. -
  
  
   Сапожник был хорош, а врач негодной. -
  
  
   Вот мненье общества, вот люди каковы!
  
  
  
   К сапожнику все были строги.
  
  
   Кому сперва жалели верить ноги,
  
  
   Тому и жизнь свою вверяли вы.
  
  
  
  
  
  
   Осел и Рябина
  
  
  
  
  Скопились некогда средь лета облака,
  
  
  
  
   Не видно солнца боле;
  
  
  
  
   Пустым осталось поле,
  
  
  
  
   Лиет с небес река;
  
  
  
   Тогда бежит медведь в берлогу,
  
  
  
  
   Кроты сидят в норах,
  
  
  
  
   А птички на кустах;
  
  
  
  
   Тогда пошел в дорогу
  
  
  
  
   Осел один.
  
  
  
   Хотя осел не умной господин,
  
  
  
   Но боль он чувствует, как всякая скотина;
  
  
  
   Ослу как и лисе холодный дождь
  
  
  
  
   Наносит дрожь.
  
  
  
   Стояла на поле, где шел осел, рябина;
  
  
  
  Осел с приветством к ней: голубушка моя!
  
  
  
   По милости твоей не буду зябнуть я,
  
  
  
   Как епанча, листы твои меня покроют,
  
  
  
   Ослу приятну жизнь среди дождя устроют;
  
  
  
  
   Я вижу птички там, -
  
  
  
  
   Так для чего не быть ослам?
  
  
  
  
   Ослиной головой мотает
  
  
  
   И крепко лапами за дерево хватает;
  
  
  
  
  
  Ползет -
  
  
  
  
   И дерево грызет.
  
  
  
  
   Цепляется ногами,
  
  
  
  
   Но длинными ушами
  
  
  
  
   За ветку зацепил, осел
  
  
  
  
  
  Мой сел,
  
  
  
  
   И на рябине он висел.
  
  
  
  
   Все стало дело;
  
  
  
  
   Ослино тело
  
  
  
  
   Наверх нейдет
  
  
  
  
   И отпуска с рябины ждет.
  
  
  
  
   Кой как осел спустился:
  
  
  
   Но влезть на макушку он снова суетился;
  
  
  
   Коли не удалось мне так разгрызть орех,
  
  
  
   Я новым опытом найду успех,
  
  
  
   И поступлю не так, как прежде;
  
  
  
   На легкость я мою в надежде,
  
  
  
  На дерево скакну; - и вмиг
  
  
  
  
   Ослица прыг,
  
  
  
  Летит на дерево с размаху.
  
  
  
  Рябина потряслась - ослу последний час;
  
  
  
  
   Упал - находит раз.
  
  
  
  Теперь ослиного ищите праху!
  
  
  
  
  
  
   Рыбак и рыбка
  
  
  
  
  Мне гуся не сули, подай синицу в руки;
  
  
  
   Все знают, каковы судейски буки.
  
  
  
  Здесь дело не о них; о рыбаке,
  
  
  
  
   Не дураке.
  
  
  
  Ловил он щук, закинув сети;
  
  
  
  Но щуки не поймал, попались щучьи дети,
  
  
  
  
   И вежливо ему
  
  
  
  Сидя в ведре плели ласкательств тьму.
  
  
  
  Иль добычью, как мы, и малой и не лестной
  
  
  
  Ты господин рыбак, рыбак известный
  
  
  
  Доволен можешь быть - позволь ты нам роста
  
  
  
  И после невода и сети нас пусти,
  
  
  
  Какой из нас кусок? - мы малы и не жирны,
  
  
  
  Щучаты мы теперь и в щуках будем смирны. -
  
  
  
   Рыбак их слушал речь, имев досуг,
  
  
  
  
   Однако же щучат и щук
  
  
  
  
   Не выпустил из рук.
  
  
  
  
  
  
  Старуха и две служанки
  
  
  
  
  Старуха некогда служанок двух имела
  
  
  
  И от того считать барыш свой разумела.
  
  
  
  
  
  Их часть
  
  
  
  
   Была усердно прясть,
  
  
  
  И Парки адские, известны пряхи в свете,
  
  
  
  Их хуже знали толк. Ложились не в подклете;
  
  
  
  С хозяйкой рядышком, чтоб дело шло скорей;
  
  
  
  Работу в руки им - и всякой час твердила,
  
  
  
  Лениться незачем! - Пред утренней зарей
  
  
  
  
   Их всякий день будила.
  
  
  
   Лишь златовласый Феб с одра -
  
  
  
  
   И им вставать пора;
  
  
  
  А между тем петух, злонравный вестник,
  
  
  
  Как свет стоит, Аврорин друг, наперстник,
  
  
  
  
   Часа не промигал.
  
  
  
   Старуха с петухом согласна,
  
  
  
  И на плеча шугай: уже петух кричал,
  
  
  
  Как барыня сердита, самовластна.
  
  
  
  Пойдет гонять с постели девок прочь:
  
  
  
  Уже давно был свет; исчезла ночь. -
  
  
  
  То девкам не мило; умыслили сестрицы
  
  
  
  К Плутону петуха отправить петь,
  
  
  
  Чрез день петух попался в адску сеть,
  
  
  
  И больше не поет, нет голоса у птицы;
  
  
  
  Но девкам от того не лучше стало жить.
  
  
  
   Старуха рассудила:
  
  
  
  Нет пользы о певце тужить;
  
  
  
  И девок до свету за час всегда будила
  
  
  
  
  
  
  
  Две сумы
  
  
  
  
  Когда Зевес род смертных сотворил,
  
  
  
  Двумя сумами он людей всех подарил.
  
  
  
  Одну суму повесил за плечами,
  
  
  
   Другую пред очами.
  
  
  
  Пороки собственны в суме, что за спиной;
  
  
  
  В суме перед лицом порок чужой.
  
  
  
  Мы недостатки все у ближнего встречаем,
  
  
  
  
   Своих не примечаем.
  
  
  
  Короче заключить, читатель! я и ты
  
  
  
  Мы рыси для других, а для себя кроты.
  
  
  
  
  
  
   Нил и собака
  
  
  
  
   Река, которая Египет весь питает,
  
  
  
   Вся крокодилами полна бывает.
  
  
  
   Ужасен крокодил там псам,
  
  
  
   Как древле был Аттилла сам;
  
  
  
  И чтоб избавиться от зева крокодила,
  
  
  
  На краешке брегов лакают псы,
  
  
  
   Не смеют запустить подалее усы.
  
  
  
   Пришла собака пить на берег Нила,
  
  
  
  
  Ее увидел крокодил,
  
  
  
  
  К ней ближе подходил
  
  
  
  
  И разговор водил,
  
  
  
   Сказал: на берегу воды остатки;
  
  
  
  В средине у реки струи гораздо сладки;
  
  
  
  
  Иль вкус хороший не любя,
  
  
  
  
  Боишься утолять ты жажду?
  
  
  
   А пес ему на то: от жажды стражду;
  
  
  
   Но сладку воду пить, боюсь тебя.
  
  
  
  
  
  
   Скупой и прохожий
  
  
  
  
  Скупой над деньгами дышал,
  
  
  
  Друзьями их себе родными почитал,
  
  
  
  
   И столько трепетал
  
  
  
  
   Казны своей лишиться,
  
  
  
  Что за город отнес, и под кустом зарыл
  
  
  
  
  Лишь солнышко взойдет, ходил
  
  
  
  
  Любезным деньгам поклониться;
  
  
  
  
   Лишь солнышко садится,
  
  
  
  
   Опять придет проститься.
  
  
  
  Молодчик этого отнюдь не промигал,
  
  
  
  Подтибрил денежки, а сам, как сон, пропал.
  
  
  
  
   Скупой, увидя кладовую
  
  
  
  
  
   Пустую,
  
  
  
  
   На камень сел и зарыдал,
  
  
  
  
   Кусточку сторожу пенял,
  
  
  
  
   Схватя прохожего, кричал:
  
  
  
  Узнай, что здесь меня несчастие постигло:
  
  
  
  
   Мое сокровище погибло.
  
  
  
  
   Червонцы и рубли
  
  
  
  
   Отсюда воры унесли.
  
  
  
  Мне, с места не сходя, лишиться жизни должно.
  
  
  
  Как! деньги были здесь? - Под этим вот кустом.
  
  
  
  
   Пускай ты брат с умом,
  
  
  
  
   Но поступил неосторожно.
  
  
  
  Скажи, в кустарнике кто деньги бережет?
  
  
  
  При нужде - в доме их скорее вынуть можно,
  
  
  
  Чем из лесу таскать - теперь набегов нет!

Другие авторы
  • Чернов Виктор Михайлович
  • Соловьев Всеволод Сергеевич
  • Архангельский Александр Григорьевич
  • Водовозов Николай Васильевич
  • Флеров Сергей Васильевич
  • Лачинова Прасковья Александровна
  • Большаков Константин Аристархович
  • Верещагин Василий Васильевич
  • Чешихин Василий Евграфович
  • Толстой Николай Николаевич
  • Другие произведения
  • Зелинский Фаддей Францевич - Антоний и Клеопатра (Шекспира)
  • Жанлис Мадлен Фелисите - Знакомство Госпожи Жанлис с Жан-Жаком Руссо
  • Лажечников Иван Иванович - Иван Иванович Лажечников
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы и повести 1888-1891 гг.
  • Дмитриева Валентина Иововна - В. И. Дмитриева: биографическая справка
  • Бедный Демьян - Честь, слава и гордость русской литературы
  • Богданов Модест Николаевич - М. Н. Богданов: биографическая справка
  • Чарская Лидия Алексеевна - Дикарь
  • Зозуля Ефим Давидович - Герой
  • Гаршин Евгений Михайлович - Гуревич Яков Григорьевич
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа