Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Избранные переводы, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Избранные переводы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

p; 
   Да владеет он царством народов,
  
  
   Да достигнет преклонного возраста.
  
  
   В свершение этих желаний,
  
  
   Да воздвигнется холм серебра,
  
  
   Да стоят высоко алтари,
  
  
   Да будут навек благосклонны
  
  
   К великому царству Ассура
  
  
   Могучие боги Ассирии.
  
  
  
  
  ИНДИЯ
  
  
  
  ИЗ ВЕДИЙСКИХ ГИМНОВ
  
  
  
   ИЗНАЧАЛЬНОСТЬ
  
  
  В том изначальном не существовали
  
  
  Ни Что-нибудь, ни темное Ничто.
  
  
  Лазури светлой не было, ни кровли
  
  
  Широко распростершихся Небес.
  
  
  Что покрывало все? И где приют был?
  
  
  Была ли там бездонность? Глубь Воды?
  
  
  Там не было ни Смерти, ни Бессмертья,
  
  
  Меж Днем и Ночью не было черты.
  
  
  Единое одно, само собою,
  
  
  Дышало без дыхания везде.
  
  
  Все было Тьмой, все покрывал сначала
  
  
  Глубокий мрак, был Океан без света.
  
  
  Единая пустынность без границ.
  
  
  Зародыш, сокровенностью объятый,
  
  
  Из внутреннего пламени возник.
  
  
  Любовь тогда первее всех восстала
  
  
  В Сознании, из силы семенной.
  
  
  В свои сердца глубоко заглянувшим,
  
  
  Открылось мудрым, что в Небытии
  
  
  Есть Бытия родство. И протянули
  
  
  Они косую длинную межу.
  
  
  Там был ли Низ? Там был ли Верх? Там были
  
  
  Даятели семян, там были Силы.
  
  
  Внизу самодержавность Бытия,
  
  
  Вверху протяжность мощная Пространства.
  
  
  Кто знает тайну? Кто ее поведал?
  
  
  Откуда Мир, откуда он явился?
  
  
  Тех далей и Богам не досягнуть,
  
  
  Они пришли позднее. Кто же знает?
  
  
  Откуда, как возник весь этот Мир?
  
  
  Откуда же Вселенная явилась,
  
  
  Мир создан был или он был не создан?
  
  
  Об этом знает только Он, Всезрящий,
  
  
  Все видящий с небесной высоты.
  
  
  Иль, может быть, и Он того не знает?
  
  
  
  
   ИРАН
  
  
  
   ИЗ "ЗЕНД АВЕСТЫ"
  
  
  
  
  АГУРАМАЗДА
  
   Это я, Агурамазда, создал ночь я яркий свет,
  
   Создал дружное теченье вечно-огненных планет.
  
   Тех светил одушевленных, чьи лучистые тела
  
   Породила, оттенила довременной ночи мгла.
  
   Это я рукою щедрой бросил в землю семена,
  
   Повелел, чтоб их будила златокудрая весна.
  
   В теле каждого растенья нежных жилок создал ткань,
  
   Оживил одним дыханьем лес и травку, льва и лань.
  
   И наполнил все созданья опьяняющим огнем,
  
   Что блистает не сжигая, светит ночью, греет днем.
  
  
   УТРЕННЯЯ И ВЕЧЕРНЯЯ МОЛИТВА
   Добрые мысли, доброе слово, доброе дело - по воле Моей.
   Злые мысли, злые слова, злые дела - не по воле Моей.
   Добрые мысли, доброе слово, доброе дело - в Рай приведут.
   Злые мысли, злые слова, злые дела - в Ад приведут.
   Добрые мысли, доброе слово, доброе дело - радуги - в Рай.
  
  
  
  
  СОБАКА
  
  
  Собака нрав восьми существ имеет:
  
  
  Воителя, жреца, и земледельца,
  
  
  Бродячего певца, и вора, зверя,
  
  
  Блудницы, и ребенка. Эти восемь
  
  
  С собакою один имеют нрав.
  
  
  Она вперед выходит - как воитель,
  
  
  Сражается за стадо - как воитель,
  
  
  Идет из дому первой - как воитель,
  
  
  И в этом всем воитель есть она.
  
  
  Она, как жрец, умеренна в питаньи,
  
  
  Она, как жрец, скромна и терпелива,
  
  
  Она, как жрец, куска лишь хлеба хочет,
  
  
  И в этом всем собака есть как жрец.
  
  
  Спит чутким сном она - как земледелец,
  
  
  Идет из дому в ранний час - как он,
  
  
  Хозяйство бережет - как земледелец,
  
  
  Домой, как он, приходит в поздний час,
  
  
  И в этом всем она есть земледелец.
  
  
  Она капризна - как певец бродячий,
  
  
  Она бранчлива - как певец бродячий,
  
  
  И любит звуки - как певец бродячий,
  
  
  Певец бродячий в этом всем она.
  
  
  Как вор - собака любит тьму ночную,
  
  
  Как вор - она готова объедаться,
  
  
  Как вор - она добру плохой хранитель,
  
  
  И в этом всем собака есть как вор.
  
  
  Как зверь - она бродяжничает ночью,
  
  
  Как зверь - она довольна черной тьмою,
  
  
  Как зверь - она всегда напасть готова,
  
  
  И в этом всем собака есть как зверь.
  
  
  Кто близок к ней, тех ранит - как блудница,
  
  
  По всем путям проходит - как блудница,
  
  
  Причудлива и вздорна - как блудница,
  
  
  И в этом всем блудница есть она.
  
  
  Она нежна, дремотна - как ребенок,
  
  
  Она всегда болтлива - как ребенок,
  
  
  И роет лапой землю - как ребенок,
  
  
  И в этом всем ребенок есть она.
  
  
  Собака нрав восьми существ имеет,
  
  
  Но сверх сего и нрав имеет свой,
  
  
  А в этом с нею кто сравниться может?
  
  
  Она само-одета и обута,
  
  
  Внимательна, бессонна, острозуба,
  
  
  На злых бросает мощь и тяжесть тела,
  
  
  От злых добро и жизни охраняет,
  
  
  И волк и вор находят в ней врага,
  
  
  Она чутьем издалека их слышит,
  
  
  Предупреждает их явленье лаем
  
  
  И рвет в куски, и тает враг, как снег.
  
  
  Собака создана Агурамаздой,
  
  
  Агурамазда возлюбил хозяйство,
  
  
  Им для хозяйства дан нам верный страж.
  
  
  В глазах собаки - преданность и верность.
  
  
  
  
  ОКЕАНИЯ
  
  
  
  
  СОЛНЦЕ
  
  
  Солнце есть женщина. Имя - Окэра.
  
  
  Днем она светится. Бродит внизу.
  
  
  Ходит, восходит. Свершается мера.
  
  
  Тучи проводит. Сбирает грозу.
  
  
  Вот нагулялась в полях распростертых.
  
  
  Хочется спать ей. Уютно ли тут.
  
  
  Солнце проходит чрез области мертвых.
  
  
  Только приблизилась, тени растут.
  
  
  Солнцу блестящему призраки рады,
  
  
  Смотрят, толпятся, зовут погостить.
  
  
  Только недолги ночные услады,
  
  
  Утром ей нужно от них уходить.
  
  
  Призраки Солнце из тьмы провожают.
  
  
  Красного шкуру дают кенгуру.
  
  
  Скучно им. Пасмурны. Сумрачно тают.
  
  
  Солнце же красным встает поутру.
  
  
  
  
  ЗВЕЗДЫ
  
  
   Когда скончались племена,
  
  
   Что были звери здесь и птицы,
  
  
   Тогда ущербная Луна
  
  
   Ждала совета от Зарницы.
  
  
   Когда скончались племена,
  
  
   Что были птицы здесь и звери,
  
  
   Вмиг стала звездной вышина,
  
  
   Чтоб в мире не было потери.
  
  
   И вон - созвездие Орла,
  
  
   И вон - созвездье зоркой Рыси,
  
  
   Вся степь небесная светла,
  
  
   Покрыты душами все выси.
  
  
   А та звезда, чей яркий сон -
  
  
   Меж малых звезд в узоре тесном,
  
  
   То Ворон, Черный, это он,
  
  
   Со свитой жен, в пути небесном.
  
  
  
  
  ВОРОН
  
  
   В незапамятное время
  
  
   Старый путник, старый Ворон,
  
  
   Сел над быстрою рекою,
  
  
   Над текучею водой.
  
  
   В час, когда он в мир родился
  
  
   Из отливного агата,
  
  
   На себя взглянув, он молвил:
  
  
   "Да, я Сокол золотой".
  
  
   И потом еще подумал:
  
  
   "Нет, не так, я слишком черен.
  
  
   Я - Орел, который мчится,
  
  
   Ветер в воздухе струя".
  
  
   И потом еще подумал:
  
  
   "Нет, я слишком длиннокрылый".
  
  
   На себя взглянул и молвил:
  
  
   "Знаю, знаю, Ворон я".
  
  
   Так, себя узнав, летал он,
  
  
   И чернел в ветрах, и каркал,
  
  
   И, когда блистало Солнце,
  
  
   Он садился в высоте.
  
  
   А когда спускалось Солнце,
  
  
   Он с вершин срывался черных
  
  
   И тонул среди ущелий,
  
  
   В их глубинной черноте.
  
  
   И увидев меж созданий
  
  
   Недосозданных уродцев,
  
  
   Им расправил члены клювом,
  
  
   Каркнул, выпрямил узор.
  
  
   А свершив свое, он умер.
  
  
   И его похоронили,
  
  
   Там блестящий черный камень
  
  
   Можно видеть до сих пор.
  
  
  
  
  МУРАМУРА
  
  
   В первозданьи Мурамура
  
  
   Создал много-много черных
  
  
   Малых ящериц проворных.
  
  
   Змейно-тонкая их шкура
  
  
   По коре дерев мерцала,
  
  
   Как мерцает в наша дии,
  
  
   Ими тешился не мало,
  
  
   Ведь нарядные они.
  
  
   Размышлял он, кто же будет
  
  
   Между ними, но над ними,
  
  
   Кто-нибудь из них, для них,
  
  
   Коли нужно, так рассудит,
  
  
   Коль веселье, легкий будет
  
  
   В пляске быстрой править ими
  
  
   Меж дерев и трав густых.
  
  
   Вот он выбрал, вот наметил
  
  
   Между ящериц проворных
  
  
   Быстрым взором быстро встретил,
  
  
   Прикоснулся их лица,
  
  
   Нос мелькнул, глаза и брови,
  
  
   Щеки, в свете теплой крови,
  
  
   Все довел он до конца.
  
  
   Поперечно чуть касался
  
  
   Указательным перстом,
  
  
   Рот румяный засмеялся,
  
  
   Зубы белые со ртом,
  
  
   Улыбнулся, залукавил
  
  
   И с ответного улыбкой
  
  
   Этой ящерице гибкой
  
  
   Мурамура стать велел.
  
  
  
  
  ЧАС ЛЮБВИ
  
  
   Выходи, дочь моя, чтоб тебя
  
  
   Кто-нибудь,
  
  
   Пав на грудь,
  
  
   Ел, любя.
  
  
   Коль теперь дать себя,
  
  
   Ты вкусна,
  
  
   Будет есть, ты на вкус так нежна.
  
  
   Свежий мед
  
  
   Будет есть, будет пить,
  
  
   Обоймет,
  
  
   Будет нить
  
  
   И любить.
  
  
   А себя
  
  
   Не отдашь ты теперь,
  
  
   Жить скорбя
  
  
   Будешь тускло, - о, верь.
  
  
   Выходи, дочь моя, чтоб тебя
  
  
   Кто-нибудь,
  
  
   Пав на грудь,
  
  
   Сжал, любя.
  
  
  
  
  * * *
  
   Мертв мой владыка и друг,
  
   Мой друг в дни голодные, в час темноты,
  
   Мой друг в дни, когда все иссохло вокруг,
  
   Мой друг в долгий час нищеты,
  
   Мой друг в дождь и ветер, и в солнце, и в зной,
  
   Мой друг в горней стуже, на злой вышине,
  
   Мой друг в град бичующий, в вихрь круговой,
  
   Мой друг в тишине,
  
   Мой друг в переменах восьми морей.
  
   Мой друг, мой угадчик. Беда мне, беда!
  
   Мой друг отошел, друг всей жизни моей.
  
   Уж он не придет, никогда.
  
  
  
   ПОХОРОННАЯ ПЕСНЬ
  
  
  
   (Два голоса)
  
   Нет для меня больше жизни, осталось лишь зло.
  
   Солнце, чей свет согревал меня, Солнце зашло.
  
   Месяц, который светил мне, ушел в темноту,
  
   Звезда, что вела, отошла, умерла на лету.
  
   Все потерял я, отныне нет счастия дней,
  
   Нет больше радости сердца, улыбки моей.
  
   Тот, кем был жив весь народ наш, ушел навсегда.
  
   Что с нами будет! Нет жизни. Лишь смотрит беда.
  
   Я - схороненный отныне в глубокой ночи,
  
   Горечь - мне Море, в ней все потонули лучи.
  
   Я погружаюсь в пучину, бессильно весло,
  
   Солнце, что грело и пело мне, Солнце зашло.
  
  
  
  ИЗ МАЛАЙСКИХ ЗАГОВОРОВ
  
  
  
   ЗАГОВОР О СТРЕЛЕ
  
  
  Я спускаю стрелу, закатилась Луна,
  
  
  Я спускаю стрелу, чаша Солнца темна,
  
  
  Я спускаю стрелу, звезды дымно горят,
  
  
  Задрожали, глядят, меж собой говорят.
  
  
  Я не звезды стрелой поразил, поразил,
  
  
  И не Солнце с Луной я стрелою пронзил,
  
  
  Все в цветок мои стрелы вонзились, горят,
  
  
  Я сердечный цветок поразил через взгляд.
  
  
  Я стрелу за стрелою до сердца продлю,
  
  
  Выходи же, душа той, кого я люблю,
  
  
  Приходи и приляг на подушку мою,
  
  
  Я стрелою, душа, я стрелой достаю.
  
  
  
   ЗАГОВОР ЛЮБОВНЫЙ
  
  
   Черная Ягода - имя твое,
  
  
   Птица Багряная - имя мое.
  
  
   "Майя!" пропел я. Внемли,
  
  
   Мысли ко мне все пошли.
  
  
   Мною пребудь зажжена.
  
  
   Любишь и будь влюблена.
  
  
   Будь как потеряна ночью и днем.
  
  
   Будь вся затеряна в сердце моем.
  
  
   Днем семикратно смутись,
  
  
   В ночь семикратно проснись.
  
  
   Быстро домой воротись.
  
  
   Я говорю: "Ты - моя!"
  
  
   В Месяц ли глянь - это я.
  
  
  
   ЗАГОВОР ДЛЯ ПАМЯТИ
  
  
   Я принес тебе вкрадчивый лист,
  
  
   Я принес тебе пряный бетель.
  
  
   Положи его в рот, насладись.
  
  
   Полюбив меня, помни меня.
  
  
   Солнце встанет ли, помни меня,
  
  
   Солнце ляжет ли, помни меня,
  
  
   Как ты помнишь отца или мать,
  
  
   Как ты помнишь родимый свой дом,
  
  
   Помнишь двери и лестницу в нем,
  
  
   Днем ли, ночью ли, помни меня.
  
  
   Если гром загремел, вспомяни,
  
  
   Если ветер свистит, вспомяни,
  
  
   Если в небе сверкают огни,
  
  
   Вспомяни, вспомяни, вспомяни.
  
  
   Если звонко петух пропоет,
  
  
   Если слышишь, как время идет,
  
  
   Если час убегает за час,
  
  
   И бежит и ведет свой рассказ,
  
  
   Если Солнце идет за Луной,
  
  
   Будь всей памятью вместе со мной.
  
  
   Стук, стук, стук. Это я прихожу.
  
  
   Стук, стук, стук. Я в окошко гляжу.
  
  
   Слышишь сердце? В нем столько огня.
  
  
   Душу чувствуешь? Помни меня!
  
  
  
  
  ЭЛЛАДА
  
  
  
  ИЗ ОРФИЧЕСКИХ ГИМНОВ
  
  
  
   ГИМН К НОЧИ
  
  
  
  Воскурение светильников
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 207 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа