Главная » Книги

Хвостов Дмитрий Иванович - Стихотворения, Страница 3

Хвостов Дмитрий Иванович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

div align="justify">  
  
  
  Неблагодарная! мужик ей отвечал:
  
  
  
  Какую от тебя награду получал!
  
  
  
  Умри! и взяв топор, средь гнева жара
  
  
  
   Змее три дал удара,
  
  
  
  И хвост и голову от тела отделил.
  
  
  
   Змея рассечена скакала
  
  
  
   И части съединить искала;
  
  
  
  Но труд ее напрасен был.
  
  
  
  
  
  
   Лев состаревшейся
  
  
  
  
  Всему есть мера, вес, всему конец.
  
  
  
  
  Был Лев герой, героям образец,
  
  
  
  Стал стар и ни куда он не годится;
  
  
  
  
  Без силы мудрено гордиться.
  
  
  
  
  Лев жалок стал, Лев плачет за углом;
  
  
  
  
  Лев ноет и лежит в пещере,
  
  
  
  Как Иов, в море зол, а не в высокой мере.
  
  
  
  
  Приходит конь ко Льву, не бить челом, -
  
  
  
  Копытом Льву туза, а бык рогами,
  
  
  
  
   Собака Льва зубами
  
  
  
  
   Не сотни, миллион;
  
  
  
  И звери все, что прежде на поклон
  
  
  
  
   Ко Льву ходили,
  
  
  
  А нынче бить бессильна рассудили:
  
  
  
   И наконец осел, в пещеру скок;
  
  
  
   Но Лев ему сказал: я чувствую мой рок,
  
  
  
   Для всякого смерть злостна,
  
  
  
  Но твой удар снести сугуба смерть, поносна.
  
  
  
  
  
  
   Осел и Хозяин
  
  
  
  
  Без крылей на Парнас, на небо не спеши; -
  
  
  
  Кто создан не орлом, летая не смеши!
  
  
  
   Собачка малинька, Гишпанка родом,
  
  
  
   Но гордости чужда, жила в дому,
  
  
  
   Где лишь хозяину в угодность своему,
  
  
  
   Вилася вкруг него, и так была с доходом,
  
  
  
   Готово молоко, готов собачке сыр;
  
  
  
   Собачке всякой день бывает пир:
  
  
  
   На бархатной подушке почивала,
  
  
  
   И космы у нее служанка завивала.
  
  
  
   Глядит в глаза хозяин ей,
  
  
  
  
  
  Ее целует,
  
  
  
  
  
  Ее балует
  
  
  
   И чтет утехою своей.
  
  
  
   Собачке вольно и свободно,
  
  
  
   Лишь было бы угодно
  
  
  
  На груди взлесть, хозяина обнять;
  
  
  
  Никто не смеет ей за то пенять;
  
  
  
  О зависть, страсть злосердого невежды!
  
  
  
  
  
  Осел увидел то,
  
  
  
   Ушами хлоп, открыл большие вежды,
  
  
  
  
  
  И говорит: я что?
  
  
  
   Осел, собаки чай не хуже;
  
  
  
  Зачем имею я и часть не ту же?
  
  
  
  За чем я не в чести? - На холоде, не сыт?
  
  
  
  Тружусь, потею век и не щажу копыт;
  
  
  
  
  
  Но люди прихотливы,
  
  
  
  
  
  За труд не наградят;
  
  
  
  
  
  У них лишь те счастливы,
  
  
  
  
  
  Которы им в глаза глядят,
  
  
  
  
  
  Понравятся и угодят. -
  
  
  
  Собачкин разум тут, собачкина тут сказка;
  
  
  
  
  
  И вот за то ей ласка,
  
  
  
  
  
  И мне нередко таска;
  
  
  
   Осел уверяся о том,
  
  
  
   Прыгнул хозяину на шею
  
  
  
   И завизжал: к тебе ласкаться смею;
  
  
  
   Хозяин отвечал: я дружбы не имею
  
  
  
  
  
   С ослом:
  
  
  
  
  
  Слуга! дубиной
  
  
  
   Управься со скотиной.
  
  
  
  
  
  
  Любовь и дурачество
  
  
  
   Любовь, дурачество, божки из первых в мире,
  
  
   Как дети разрезвясь, играв на небесах,
  
  
  
  Заспорили о власти, о порфире
  
  
  
  И о своих судьбах;
  
  
   Амур хотел на весь богов совет преславный
  
  
  
  И на Олимп державный
  
  
  
  
  Сослаться в том.
  
  
  
  Дурачество без дальня разговора,
  
  
  
  Не продолжая спора,
  
  
   Поподчивало вдруг Амура тумаком,
  
  
  
  
  
  Тузами,
  
  
   Так сильно, что навек простился он с глазами,
  
  
  
  
  
  Стал слеп.
  
  
   Пошла молва и шум и пересуды,
  
  
  
  Ершатся боги все, как в море чуды;
  
  
  
  Тот на дурачество, Амуру тот свиреп:
  
  
  
  
  Богиня красоты Венера,
  
  
  
  
  Как женщина, как мать,
  
  
  
  
  Не хочет вопля унимать;
  
  
   На апелляцию мнит дело поднимать;
  
  
   К Зевесу с просьбою. - Юпитер знает,
  
  
  
  
   И понимает:
  
  
   Любовь, дурачество, два бога на земли,
  
  
   Без коих жить нельзя, кого ни удали;
  
  
  
  Без каждого земля погибнет.
  
  
   Не хочет он при том Венере досадить.
  
  
   Какой же суд дурачество постигнет? -
  
  
   Юпитер приказал дурачеству водить
  
  
  
  
  Слепого купидона
  
  
  
  
  Для сохранения закона.
  
  
   Мы видим вместе век и встарь и вновь
  
  
  
  
  С дурачеством любовь.
  
  
  
  
  
  
   Петух и Лисица
  
  
  
  
  Петух проворный был, петух боец,
  
  
  
  
   По-русски молодец;
  
  
  
  Сидел как на часах, на дереве высоком,
  
  
  
   Бежала тут лисица ненароком;
  
  
  
  Увидя петуха, кричит: ты знай, что я гонец,
  
  
  
   Приятель мой и кум любезной!
  
  
  
   Я слух несу полезной,
  
  
  
  А именно, бегу я в околоток весь
  
  
  
  Сказать, что мир у нас уставлен здесь,
  
  
  
   Как петухи, так и лисицы
  
  
  
   Между собой и братья и сестрицы;
  
  
  
   Сойди ко мне, позволь себя поцеловать
  
  
  
   И праздник не забудь давать,
  
  
  
  Иллюминацию везде бегу устроить.
  
  
  
   Петух лисе: постой!
  
  
  
  На что тебе себя так много беспокоить?
  
  
  
  Я вижу близ тебя пята с пятой
  
  
  
   Летят собаки
  
  
  
   И верно не для драки,
  
  
  
   А мир торжествовать;
  
  
  
  Мы станем взапуски друг друга целовать;
  
  
  
   Лиса в ответ: мне эту весть
  
  
  
   Скорее надобно разнесть;
  
  
  
   А правда то, что от собак трухнула
  
  
  
   И плута петуха не обманула.
  
  
  
  
  
  
   Учитель и Ученик
  
  
  
   Почтенной древности воспитанник на ус*,
  
  
  
   Не Немец, не Француз;
  
  
  
   Наперстник муз,
  
  
   Русак простой в латыню погруженной
  
  
   И не осел, ослинус уваженной;
  
  
   Но все нельзя латынью задавлять,
  
  
  
  
   Читать уроки;
  
  
   Виргилия рядил в российски строки;
  
  
  
   Пошел учитель мой гулять,
  
  
  
   И стадо с ним латынско;
  
  
   Гулял в саду, - там пруд случился близко.
  
  
  
   Ребята резвятся, - один шалун
  
  
   Играя, бегая упал без спросу,
  
  
  
   Не пощадя руки, ни носу,
  
  
   Упал куда? - где царствует Нептун;
  
  
  
   Однако ж не в реку, не в озеро, не в море,
  
  
   Но в пруд упал дитя, напасти, горе!
  
  
  
   Кричит ребенок из воды,
  
  
  
   Подите батюшки сюды,
  
  
   Не дайте потонуть: я чуть не захлебнулся.
  
  
  
   Учитель встрепенулся;
  
  
   И шагом важности, нахмуря бровь,
  
  
  
   Пришел и ну сердиться;
  
  
  
   На мальчика кричать и вновь
  
  
   Стал над Риторикой и Тропами трудиться,
  
  
  
   И если б хрию досказал,
  
  
  
   То верно мальчик бы пропал;
  
  
   Но тот барахтался; что толковать невежде,
  
  
   Доскажешь после речь, вынь из воды ты прежде!
  
  
  
  
  
  
   Юпитер и Звери
  
  
  
  
   Кто самолюбия не раб?
  
  
  
   Кто для себя не слаб?
  
  
   Мы все свои достоинства возносим,
  
  
  
  
   Других поносим.
  
  
   Юпитер некогда всех сколько есть зверей
  
  
   К великолепному велел пустить престолу,
  
  
  
   И каждому из них по произволу
  
  
   Поправить обещал щедротою своей,
  
  
   Что каждый ни найдет нескладно, некрасиво
  
  
  
  
   В себе.
  
  
   Тут обезьяна вмиг: благодарю судьбе,
  
  
   Я так, как должно быть, не чудо и не диво,
  
  
  
  
   А куманек медведь
  
  
   Не то, как видеть мы привыкли Аонида;
  
  
  
   И то ему нимало не обида,
  
  
   Что на него не весело глядеть;
  
  
   И ежель моего послушает совета,
  
  
  
   Ему не должно списывать портрета.
  
  
  
   Медведь не захотел свово менять лица,
  
  
   Сказав, что он пленил медведиц тьмы сердца,
  
  
   А росту у слона хотел прибавить;
  
  
   Но нечто слон в ките нашел поправить.
  
  
   Так муравей в осе, а муха в пауке;
  
  
   Комар в кузнечике, кузнечик в червяке;
  
  
   Тьма насекомых, птиц и все четвероноги,
  
  
   Собой осталися довольны так, как боги.
  
  
  
  
  
  
  Болван и Богомольцы
  
  
  
  
  Болван пожалован был негде в боги,
  
  
  
  Готов ему олтарь, курение и жрец;
  
  
  
  Готовы и мольбы от искренних сердец.
  
  
  
   Текут толпы народа многи;
  
  
  
  Как люди, тот зимы, тот просит теплых дней;
  
  
  
   Один воды, другой огня.
  
  
  
  Болвана моего лелеют и ласкают
  
  
  
   И пыль в глаза пускают;
  
  
  
  Все малы, как сверчки, и мыслят, что болван
  
  
  
  
  Пред всеми великан.
  
  
  
  Кадят болвана в нос, и кровь от жертвы льется,
  
  
  
  
  Болван не ворохнется,
  
  
  
  Болван болваном остается;
  
  
  
   Молебщики увидя то,
  
  
  
   Смекнули, что
  
  
  
   На смех народу
  
  
  
  Болвана бросить в воду,
  
  
  
  Сказав ему: изволь Нептунов сок сосать;
  
  
  
  Ты не возмог казнить и не умел спасать.
  
  
  
  
  
  Вельможи
  
  
  
   С таким божком не редко схожи.
  
  
  
  
  
  
   Сократов дом
  
  
  
   По тщетной пышности мы судим о вещах;
  
  
   Будь честен, будь мудрец, когда не на коврах
  
  
   Ты спишь, на золоте стола ты не имеешь,
  
  
   Напрасно ты титул примать достоинств смеешь!
  
  
  
  
  Все ведают о том,
  
  
  
  
  Что был Сократ с умом,
  
  
  
  
  Сократ построил дом,
  
  
  
   Сократово строение поносят,
  
  
  
   Гостиной длинной просят,
  
  
   А галерея-то не очень глубока;
  
  
   Наружность, внутренность все кажется мелка;
  
  
  
   И говорят, не все у нас Сократы,
  
  
  
   Как он, для знатна мудреца
  
  
  
  
  Почтенного лица
  
  
   Потребен храм, органные палаты.
  
  
   А им Сократ в ответ: наружность лишь обман;
  
  
   Для истинных друзей доволен и чулан.
  
  
  
  
  
  
   Собака без ушей
  
  
  
  
  
  О горесть! о беда! свирепы души
  
  
  
  У датска кобеля отрезали вмиг уши.
  
  
  
  
  Тоскует, плачет пес,
  
  
  
  Пришло мне спрятаться в дремучий лес;
  
  
  
  
  Как я таким уродом
  
  
  
  
  Предстану пред народом?
  
  
  
  Собака бедная, пожалуй ты не вой!
  
  
  
  
  Еще не короток век твой;
  
  
  
  Пусть уши у тебя, собака, не велики,
  
  
  
  
  Привыкнут видеть их;
  
  
  
  А ты вперед и в случаях таких
  
  
  
  Останешься как конь, век права без улики.
  
  
  
  
  
  
  
  Осел кумир
  
  
  
  
  Везли чай в Дельф кумира,
  
  
  
  Кумир без ног, кумир, как барин, сел.
  
  
  
  Кумира на плечи поднял осел
  
  
  
  И божество пространна мира
  
  
  
 &nb

Другие авторы
  • Леонтьев Алексей Леонтьевич
  • Гюнтер Иоганнес Фон
  • Туган-Барановский Михаил Иванович
  • Пяст Владимир Алексеевич
  • Трубецкой Евгений Николаевич
  • Леру Гюг
  • Рони-Старший Жозеф Анри
  • Гринвуд Джеймс
  • Гуревич Любовь Яковлевна
  • Каразин Николай Николаевич
  • Другие произведения
  • Свиньин Павел Петрович - Наблюдения русского в Америке
  • Льдов Константин - Господин учитель Жук
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - Дедушка Поликарп
  • Левинсон Андрей Яковлевич - Гумилев
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Рассуждение о восьми исторических драмах Шекспира, и в особенности о Ричарде Третьем
  • Тургенев Иван Сергеевич - (Стихотворения Баратынского)
  • Д-Эрвильи Эрнст - Акулина Комова
  • Краснов Петр Николаевич - На внутреннем фронте
  • Анненский Иннокентий Федорович - О современном лиризме
  • Дорошевич Влас Михайлович - Как писать рецензии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 143 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа