Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 15

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



">  
  
   Путь далекой не манит..."
  
  
   Бабка тихо бубонит:
  
  
  
  "Отправляясь в путь-дорогу,
  
  
   Помолися, детка, богу,
  
  
   Божью помощь призови, -
  
  
   Но и беса не гневи.
  
  
   Бес -он всюду... всюду... всюду...
  
  
   От него - вся пакость люду,
  
  
   Всяка скорбь и маята,
  
  
   Разоренье живота..."
  
  
   За стеною ветер злится,
  
  
   То в окошко постучится,
  
  
   То захмыкает в трубу:
  
  
  
  Бу... бу... бу!..
  
  
   Спит Ариша под овчиной,
  
  
   Спит и бредит чертовщиной,
  
  
   Вся дрожит-горит в бреду.
  
  
   Ну-тка к сказке перейду!
  
  
   Эко дело! Эко дело!
  
  
   Как ведь время пролетело!
  
  
   Был мороз, и вот - жара;
  
  
   Вместо снежного бугра
  
  
   Под окошком - куст зеленый,
  
  
   Запыленный, опаленный;
  
  
   Спит Кудлаша в холодке;
  
  
   Куры роются в песке;
  
  
   Вьются ласточки под крышей;
  
  
   Препотешно пред Аришей
  
  
   Воробьи в густой пыли
  
  
   Злую драку завели.
  
  
   "Где же, батя, мать и Гриша?
  
  
   Где же бабка?" - И Ариша,
  
  
   Утирая пот с лица,
  
  
   Громко кличет мать, отца...
  
  
   Никого. Арише жутко.
  
  
   Глядь, во двор бежит Гришутка:
  
  
   "Здесь я! Вот я! Дашь поесть?
  
  
   Аль уж время в поле несть?"
  
  
   Вся тут жуть с Ариши спала:
  
  
   "Ох, я голову проспала!
  
  
   Да, никак, теперь страда?" -
  
  
   И скорей - туда, сюда;
  
  
   Здесь поищет, там пошарит.
  
  
   Воду носит, кашу варит
  
  
   Для жнецов родных своих:
  
  
   Поспевает за двоих.
  
  
   Каша сварена в минутку.
  
  
   Накормив вперед Гришутку,
  
  
   В поле шлет его с едой -
  
  
   Хлебом, кашей и водой.
  
  
   Узелки все увязала,
  
  
   Все, что надо, наказала -
  
  
   Главно, мол, иди шажком,
  
  
   Не размахивай горшком.
  
  
   От жары устав и дела,
  
  
   Долго вслед мальцу глядела
  
  
   И крестила сонно рот,
  
  
   Прислонившись у ворот.
  
  
   Вдруг - в испуге обернулась,
  
  
   Побледнела, пошатнулась,
  
  
   Зачуралась трижды вслух:
  
  
   "Чур меня, нечистый дух!
  
  
   Сгинь туда, откуль явился!"
  
  
   По деревне вихорь вился,
  
  
   Крутень, чертов хоровод:
  
  
   С диким ревом самоход
  
  
   По дороге мчался тряской.
  
  
   Вслед за чертовой коляской,
  
  
   Растянувшись в длинный ряд,
  
  
   Черный двигался отряд.
  
  
   Ближе... ближе... С гиком-криком
  
  
   В самоходе, страшен ликом,
  
  
   Развалился сам старшой.
  
  
   "Знать, за чьею-то душой! -
  
  
   Так Ариша рассуждает,
  
  
   Лютой смерти ожидает,
  
  
   Плачет: - Господи, прости!
  
  
   Только братца бы спасти!
  
  
   Ежли дале путь направят,
  
  
   Беспременно ведь задавят.
  
  
   Сгинь, мара лихая, сгинь!
  
  
   Свят-свят-свят! Аминь-аминь!"
  
  
   Тут - отколь взялася сила? -
  
  
   Трах! Ариша угодила
  
  
   Камнем прямо в самоход
  
  
   И, спасаясь, в огород
  
  
   Задала бедняжка тягу:
  
  
   "Где-нибудь во рву прилягу!"
  
  
   Сзади крик: "Лови!.. Держи!..
  
  
   Стой!.. Аркань ее!.. Вяжи!.."
  
  
   И поймали, и связали,
  
  
   И старшому показали:
  
  
   "Вот, разбойница, она!"
  
  
   Ухмыльнулся сатана,
  
  
   Ухмыльнулся, улыбнулся,
  
  
   Крякнул-ахнул, поперхнулся
  
  
   И, насупившись, как ночь,
  
  
   Грозно рявкнул: "Чья ты дочь?"
  
  
   "Фа... Фаддея..." - "Так, Фаддея.
  
  
   Привести сюда злодея,
  
  
   Да живее, черти, ну!"
  
  
   И Фаддея и жену
  
  
   С поля шустрые анчутки
  
  
   Притащили в две минутки.
  
  
   У старшого рот свело, -
  
  
   Рявкнул он на все село:
  
  
   "Эт-то ваше, что ли, чадо?
  
  
   Проучить вас, гадов, надо -
  
  
   Добрых всыпать вам плетей
  
  
   За распущенность детей!"
  
  
   "Ваша власть и ваша воля".
  
  
   Между тем анчутки с поля
  
  
   Всех пригнали мужиков.
  
  
   "Вот народец здесь каков! -
  
  
   Сатана озлился пуще. -
  
  
   Разберись-ка в этой гуще!
  
  
   Ну, да я уж разберусь!
  
  
   Уж до вас я доберусь!"
  
  
   "Ох, ни в чем мы не причинны,
  
  
   Не причинны, не повинны. -
  
  
   Загудела вся толпа: -
  
  
   Ведь девчонка-то глупа!"
  
  
   "Что?! - Кругом шипела нежить. -
  
  
   Всех бы надо проманежить,
  
  
   Всем бы наперво накласть!"
  
  
   "Ваша воля - ваша власть".
  
  
   Много было суматохи:
  
  
   Брань, и крик, и плач, и вздохи...
  
  
   Как умчался самоход,
  
  
   Долго чухался народ:
  
  
   "Где ж Фаддей-то, братцы?"
  
  
  
  
  
  
   "Нету".
  
  
   "Взяли, стало быть, к ответу".
  
  
   "Вот беда-то! Вот беда!"
  
  
   Устремись бог весть куда,
  
  
   Ничего вокруг не слыша,
  
  
   Горько плакала Ариша,
  
  
   Припадала до земли:
  
  
   "Тять-ку... чер-ти... у-ве-ли!"
  
  
   За стеною ветер злится,
  
  
   То в окошко постучится,.
  
  
   То захмыкает в трубу:
  
  
  
  Бу... бу... бу!..
  
  
   Спит Ариша под овчиной,
  
  
   Спит и бредит чертовщиной.
  
  
   Кто б, ребятушки, сходил,
  
  
   Кто б Аришу разбудил,
  
  
   Приласкал бы, прилелеял,
  
  
   Сны ей черные развеял -
  
  
   Всю треклятую беду,
  
  
   Что мерещится в бреду?!
  
  
  
   ВСЯКОМУ СВОЕ
  
  
  Весенним теплым днем
  
  
   Свинья с конем,
  
  
  Гуляя по двору, нашли клочок газетки.
  
  
  Савраска грамоту немного разумел,
  
  
  Так потому прочел хавронье, как умел:
  
  
   "_Про-вин-цияль-ные заметки_!..
  
  
  Про-вин-цияль-ные... Словцо-то, бог ты мой!"
  
  
  Конь долго разбирал. Свинья коню внимала,
  
  
  Хоть ни черта не понимала.
  
  
   "_В борьбе с бесправием и тьмой...
  
  
   В порыве к истине и свету...
  
  
   Наш пред народом долг прямой_..."
  
  
  "Брось, - хрюкнула свинья, - ужо нашли газету!
  
  
  Плетет незнамо что, а главного и нету:
  
  
   Насчет помой!"
  
  
  
  
  ЗВОНОК
  
  
  
  
  Сказка
  
   Где, как и почему, - сказал бы вам подробно,
  
  
  Да не совсем удобно, -
  
  
  Со становым лиса свела
  
  
   Такую дружбу
  
  
  И стала так ему мила,
  
  
  Что с ним и ела, и спала,
  
  
   И ездила на службу.
  
   Вот как-то становой разнежился, раскис,
  
  
  Как самый добрый лис:
  
  
  Лису он тешит и милует,
  
  
  То в рыльце поцелует,
  
  
  То жирною губой
  
  
  Прильнет к пушистой шубке.
  
   "И как же, - говорит, - доволен я тобой!
  
   Проси! что хошь, проси! Подарок дам любой
  
  
  Моей голубке!"
  
   "Ах, ничего-то мне, - лиса ему в ответ, -
  
  
  Ах, ничего не надо!
  
   И без подарков я люблю тебя, мой свет,
  
  
  Моя услада!
  
   Но коль приспичило дарить, так уж дари..."
  
  
   "Что, дуся? Говори!"
  
  
  "Звонок! Звонку почет повсюду!
  
  
  Махнув-тряхнув твоим звонком,
  
  
  С иным нахалом мужиком
  
   И разговарить я по-иному буду".
  
  
  "Бери звонок, моя краса!
  
  
   Бери!"
  
  
   Взяла звонок лиса
  
  
  И... задала, не медля, тягу!
  
  
  В печали лютой становой
  
  
  О землю бился головой:
  
  
  "Убью! И сам в могилу лягу!"
  
  
  Извелся весь, бродил, как тень.
  
  
  А на четвертый, что ли, день
  
  
  Из петли вынули беднягу.
  
  
  Меж тем обманщица-лиса
  
  
  Через поля, через леса,
  
  
  Звеня звоночком без умолку,
  
  
  Примчала прямо к куму-волку.
  
   Кум это: где была? Ругаться. То да се.
  
  
  Лиса ему с двух слов про все
  
  
  (Ну, знамо, кой с какой утайкой):
  
  
  "Пора, мол, взяться нам за ум,
  
   Пора тебе, голубчик кум,
  
   Уж перестать бродить с голодной волчьей шайкой.
  
   Как у первейшего хозяина с хозяйкой,
  
   Теперь у нас пойдет не жизнь, а прямо рай.
  
  
  Что раздобыла я, смекай?"
  
  
  "Ну?"
  
  
  
  "Скатерть-самобранку!
  
   Ты впредь уж натощак не взвоешь спозаранку:
  
   Вся ежа пред тобой, - сиди да убирай!"
  
  
  "Не врешь, кума?"
  
  
   "Не вру, ей-богу!"
  
  
  "А мне как брюхо подвело!"
  
  
  "Айда со мной".
  
  
   "Куда?"
  
  
   "В село".
  
  
  "Ни в жизнь! И так вот хром на ногу".
  
  
  "Дурак ты". Битых два часа
  
  
  Проспорив, под вечер лиса
  
  
  Пустилась с кумом в путь-дорогу.
  
  
  "Ой, подведешь под монастырь!
  
   Вот и село. Кума, влетим мы в передрягу,
  
  
  Уж ты сама, что можно, стырь,
  
  
  А я за стогом здесь прилягу".
  
  
  "Ах, кум, пустые страхи кинь.
  
  
  Смотри, что будет!" Тут ретиво
  
  
  Лиса звонком: динь-динь-динь-динь!..
  
   Глядит бирюк, глазам не верит. Что за диво?
  
  
  Да, может, вправду это сон?
  
  
  Бежит околицей на звон
  
  
  Без шапки - явно: в страхе! -
  
  
   Мужик при бляхе:
  
  
  "Ваш Бродья! Господи, прости!
  
  
  Никак, вы сбилися с пути!
  
  
  Да уж и темень, право слово..."
  
  
  "Ну, ладно там! - Издалека
  
  
  Орет лиса на мужика. -
  
   Беги скорей назад. Скажи: от станового
  
   Проездом. Некогда. Провизии конец.
  
  
  Чтоб в час нам было все готово!
  
  
  Доставить парочку овец...
  
  
   Да пару поросяток...
  
  
  Да кур... примерно, так, с десяток.
  
  
  Управишься один?"
  
  
   "Так точно".
  
  
  
   "Молодец!
  
  
  Старайся!"
  
  
   "Рад стараться!"
  
   "Убрался этот черт? - Бирюк опять куме: -
  
   Не лучше ли и нам скорей отсель убраться!
  
   Доверься мужичью! Что там у них в уме,
  
  
  Не разгадаешь сразу.
  
  
  Не оглядишься - подведут!.."
  
   Покамест волк ворчал, уж бляха тут как тут:
  
   "Ваш Бродья, здеся всё... что надоть... по приказу!
  
   Да, окромя того, лошадкам куль овса!"
  
  
  "Спасибо, - молвила лиса, -
  
  
  Хвалю за сметку и проворство...
  
   А как там... на селе?., порядок?.. Объясни,
  
   Чтоб мужики... того... без всяких там!.. Ни-ни!..
  
   Власть - не на то, чтоб им оказывать потворство!
  
   Хе-хе! Ну, с богом, брат... Ступай теперь домой!.."
  
  
  Засели кум с кумой
  
  
  За пир-обжорство!
  
   "Вкусненько, куманек?.. Ну что ж, теперь ворчи.
  
   Постой, подавишься, смотри ты, ненароком!
  
   Чего торопишься? Не стеснены ведь сроком".
  
   "Ой, кумушка, боюсь: казенные харчи
  
  
  Не вышли бы нам боком".
  
  
  "Ешь! Дело не твое.
  
   Ведь говорила я: пойдет у нас житье!
  
  
  Все со звонком тебе достану!"
  
   Всю зиму рыскала кума с дружком по стану.
  
   Пришла весна. Народ не рад весенним дням.
  
   "Что ж это? - Стон стоял по селам, деревням. -
  
  
  Что ни неделя, то поборы!"
  
  
  Пошли повсюду разговоры:
  
  
  "Прямой грабеж!"
  
  
   "Разбой!"
  
   "Да, братцы, подлинно ль то ездит становой,
  
  
  А не ночные воры?"
  
  
  Решили приследить
  
  
   И приследили:
  
   Пришлося кумовьям от смерти уходить.
  
  
  Лисичке хвост весь отрубили,
  
  
  А что досталось бирюку!
  
  
  Так молотили, молотили,
  
  
  Что сноп хороший на току!
  
   Увидя, что прошло почтение к звонку
  
  
  И от него не ждать подмоги,
  
  
  Бирюк с лисой давай бог ноги.
  
   Бежать им вряд ли так случалось на веку!
  
   Опомнившись в лесу дремучем, верст за двести,
  
   Друзья беду свою оплакивали вместе!
  
  
  Лиса, простясь навек с хвостом,
  
  
  Скулила тихо под кустом;
  
   Бирюк ей подвывал, зализывая раны:
  
   "Властей не признают!.. С-собаки!..
  
  
  
  
  
   Ху-ли-га-ны!!"
  
  
  
  
   1914
  
  
  
   "ПИРОГ ДА БЛИН"
  
  
  
  
  Сказка
  
  
  Жил негде старичок,
  
  
  Убогий мужичок,
  
  
  С женой старушкой.
  
   Вот как-то говорит старуха: "Дед, а дед?
  
   Как быть-та? Что тебе я дам-от на обед?
  
   Вечор последнею ты ужинал краюшкой".
  
  
  Впал дед в тоску,
  
  
  Рвет бороду по волоску,
  
  
  Кряхтит, усы топорщит,
  
  
  Седые брови морщит:
  
  
  "Ох, мать, не вой,
  
  
  Чай, не впервой.
  
   Знать, не нашлось для нас у бога лучшей доли.
  
  
  Бери лукошко, что ли.
  
   Идем-ка в лес".
  
  
  Пошли. Набравши желудей,
  
   Вернулися домой. "Чем хуже мы людей? -
  
   Дед бабе говорит. - Глянь, не обед - пирушка!"
  
  
  Заплакала старушка.
  
  
  Да, плакавши, один-то желудок
  
  
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 330 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа