Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929), Страница 11

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929)



align="justify">  
  
   Не сокращай наполовину!"
  
   "А, вот ты, сволочь, как? - забрызгал поп слюной. -
  
   Так чтоб тебе, рассукиному сыну,
  
   Не видеть век добра с женой!
  
   Чтоб сам ты окривел, живя с женой кривою!
  
   Чтоб у тебя она подохла от родов!
  
   Чтоб ты с полдюжиной детей остался вдов!
  
   Чтоб ты..." Осипнувший от вою,
  
   Благословлял отец своих духовных чад,
  
   Суля при жизни им и после смерти ад
  
   С мильоном ужасов, чертей и мук суровых...
  
   За три недоданных целковых!
  
   Случилось это все с десяток лет назад,
  
   А вот что вышло" в пору нашу:
  
   Вавила, выборный от местных прихожан,
  
   Брал в церкви ценности - на помощь для волжан:
  
   "А ну-ка, поп, давай серебряную чашу!
  
   Для бога все равно, что серебро, что медь".
  
   А поп шипел ему: "У, чтоб те очуметь!
  
   Вот чаша... на... бери!..
  
  
   Противиться не смею...
  
   На, недовенчанный... и подавися ею!"
  
  
  
  
   1923
  
  
  
   ОТВЕТ НА ОТВЕТ
  
  
  
  
  Наблюдателю. В прежнее время, товарищ,
  
  
  
   мелкобуржуазные газеты следили за мелочами,
  
  
  
   вроде падающих столбов или мусорных ям. Наше
  
  
  
   время налагает на красную печать широкие
  
  
  
   боевые задачи, и мелочами газете заниматься
  
  
  
   некогда.
  
  
  
  
  (Ответ в "Почтовом ящике" газеты "Правда
  
  
  
   Грузии".)
  
  
   Коль дан "ответ" в рассудке здравом,
  
  
   Боюсь, рассудок не дорос.
  
  
   Такой ответ мы с полным правом
  
  
   Должны поставить под вопрос.
  
  
   Мы здесь на этот счет упрямы:
  
  
   Твердим про мелочи, дабы:
  
  
   Не гнили мусорные ямы
  
  
   И не валилися столбы.
  
  
   Мы здесь гордимся, облекая
  
  
   Почетом черный труд крота,
  
  
   А там, подумайте, какая
  
  
   Партийных взглядов широта!
  
  
   Как не сказать тут (без злорадства,
  
  
   Но чтоб от спеси излечить!),
  
  
   Что широту от верхоглядства
  
  
   Порою трудно отличить!
  
  
  
   МАРИЯ ГОЛОШУБОВА
  
  
  
  
  В деревне Маховище первая, выписавшая
  
  
  
   "Бедноту" на 1923 г., была крестьянка Мария
  
  
  
   Яковлевна Голошубова.
  
  
  
  
  ("Беднота", 5 января 1923 г.)
  
  
   Был у нас товарец ходкий,
  
  
   Смех над бабьей головой:
  
  
   - Волос - долгий, ум - короткий! -
  
  
   Это голос вековой.
  
  
   Муж, нажравшись самогону,
  
  
   Знал к жене одну лишь речь:
  
  
   "Из-зу-ве-чу... по закону...
  
  
   Ежли дура - не перечь!"
  
  
   Мудрецов таких великих
  
  
   Прежде было - пруд пруди,
  
  
   Все понятий самых диких,
  
  
   Хоть с крестами на груди.
  
  
   Да и крест от дури тоже.
  
  
   Одолей-ка эту тьму.
  
  
   "Не учены, ела те боже!
  
  
   Нам книжонки ни к чему!"
  
  
   "А газеты и подавно.
  
  
   Шут нам в этом баловстве!"
  
  
   "До чего ж мы с кумом славно
  
  
   Напились на рождестве!"
  
  
   Вот деревня Маховище
  
  
   Средь равнины снеговой, -
  
  
   Словно в волчьем логовище,
  
  
   В ней стоял кулацкий вой.
  
  
   Ночь и темень без просвету.
  
  
   Не избушки - ряд могил.
  
  
   Кто ж от сна деревню эту
  
  
   Вещим словом разбудил?
  
  
   Кто, нарушивши обычай,
  
  
   В зиму внес весенний шум?
  
  
   Оказалось: не мужичий
  
  
   А "короткий" бабий ум!
  
  
   "Что нам делать с Марьей этой?!"
  
  
   "Денег куры не клюют?"
  
  
   "Привязалась тут с газетой!" -
  
  
   Мужики, озлясь, плюют.
  
  
   Закуривши козьи ножки,
  
  
   Густо в нос пускают дым.
  
  
   "Поищи другой дорожки.
  
  
   Сунься к дурням... молодым!"
  
  
   Марья билась, не сдавалась.
  
  
   "Ну и черт же!" - "Баба - во!"
  
  
   Наседала, добивалась
  
  
   И добилась своего.
  
  
   В Маховище - шутка ль дело? -
  
  
   Повели там жизнь не ту.
  
  
   "Слышь, в башке, брат, загудело,
  
  
   Как прочли мне "Бедноту"!"
  
  
   "Вот статеечка, к примеру,
  
  
   "О посеве", прямо шик!"
  
  
   "И охотно дашь ей веру,
  
  
   Потому - писал мужик:
  
  
   Дескать, сеял без кадила,
  
  
   Без кропила, без попов,
  
  
   А земля, где сноп родила,
  
  
   Уродила пять снопов".
  
  
   "Вот она, наука, братцы!"
  
  
   "Говорить на прямоту:
  
  
   Сеешь хлеб - гляди не в святцы,
  
  
   А в газету "Бедноту"!"
  
  
   "Каждый в ей найдеть што-либо!"
  
  
   "Прикопим ума с зимы!"
  
  
   "Ай да Марьюшка! Спасибо!"
  
  
   То же скажем ей и мы.
  
  
   СОЦИАЛ-ТРАУРНЫМ ПРЕДАТЕЛЯМ
  
  
  В бессильном трауре немецкая столица,
  
  
   Повсюду траурные лица.
  
  
  Что ни процессия, то - вот она, гляди! -
  
  
  Колонна социал-прохвостов впереди,
  
  
  Предатели! Трусы! Забейте ватой уши
  
  
  И трауром густым закройте зеркала:
  
  
   Вы обнажили догола
  
  
  Свой развращенный ум и слякотные души!
  
  
   Две силы разные теснят вас с двух сторон.
  
  
  Ни тут, ни там не ждет вас прибыль,
  
  
  Но вражеский кулак вам причинит урон,
  
  
  А пролетарская рука сулит вам гибель.
  
  
  О, жалостная тля, ты жалости ни в ком,
  
  
  Ни в ком не вызовешь и никого не тронешь,
  
  
  Ты, в траур обрядясь, сама себя хоронишь!
  
  
   Даря тебя своим презрительным плевком,
  
  
  На твой позорный гроб бросаю первый ком!
  
  
  
  
   РИСК
  
  
  
  (с древнегреческого)
  
  
  Фалей, лукавый грек, сквалыжный плут-купец.
  
  
  Корил носильщика Демада:
  
  
  "Обол? За этот груз? Опомнись, голубок,
  
  
  Корзина не ахти какая уж громада.
  
  
  Будь я моложе, сам я б снес ее домой,
  
  
  А ты - "обол"! Грабеж прямой!
  
   А впрочем,
  
   О чем мы зря хлопочем!
  
   Не в деньгах, милый мой,
  
   Не в деньгах счастье.
  
   Я к беднякам привык питать всегда участье,
  
   Да, на своем веку,
  
   И долгом и суровом,
  
  
  Не одному, брат, бедняку
  
  
  Помог я... добрым словом!
  
  
  Обол, ты говоришь? Бери, мне все равно.
  
  
  Но слово доброе... оно...
  
  
  Э... Как, бишь, звать тебя? Демадом?
  
  
  Корзину снес бы ты, Демадушка, мне на дом,
  
  
  С посудою она с хрустального. Неси,
  
  
  Да не тряси.
  
  
  За бескорыстную услугу
  
  
  Три мудрых правила скажу тебе, как другу".
  
   Польстясь на мудрые слова,
  
   Простец-Демад себе на спину
  
   Взвалил огромную корзину.
  
   Пыхтя, кряхтя, едва-едва
  
   Под тяжкой ношею волок бедняга ноги.
  
   "Фу! - Одолевши треть дороги,
  
   Носильщик стал. -
  
   Передохну. Вконец устал.
  
   Ну, что ж, - открой, Фалей, одно из мудрых правил!"
  
   Фалей Демада не заставил
  
   Ответа слишком долго ждать:
  
   "Демад, не верь тому, кто станет утверждать,
  
   Что для рабочего народа
  
   Милее рабство, чем свобода".
  
   "Вот на! - сказал Демад. - Какой же дуралей
  
   Чушь эту утверждать осмелится, Фалей!"
  
   Понес Демад корзину дале.
  
   "Послушай, милый друг! - Так на втором привале
  
   Демаду стал Фалей вещать. -
  
   Коль кто-нибудь тебя попробует смущать:
  
   Мол, богатеть куда как вредно, -
  
   Что только бедняки способны жить безбедно,
  
   Не зная ни хлопот, ни риску, ни потерь,
  
   Ты этому... не верь".
  
   "Благодарим на добром слове,
  
   Хотя и это нам не внове!"-
  
   Вздохнул с досадою Демад.
  
   Пошли опять. Фалей наш рад:
  
   "Сюда, Демад... Хе-хе... Вот ты и разумей-ка...
  
   Сюда, в переднюю, направо, где скамейка...
  
   Ну, что ж ты стал, как пень? Снимай корзину, что ль!"
  
   "Постой. Успеется, - гудит Демад в передней, -
  
   Делися мудростью... последней".
  
   "Изволь, - заегозил Фалей. - Изволь, изволь...
  
   Коль скажет кто тебе... Ну, все равно, что скажет...
  
   Чего ты смотришь, словно зверь?..
  
   Иной, брат, так тебе распишет да размажет...
  
   А ты... не верь..."
  
   Тут, изловчившися, Демад плечами двинул
  
   Да _о_земь так корзину кинул,
  
   Что только звон пошел от хрусталя вокруг.
  
   "Друг, - полумертвому от ужаса Фалею
  
   Сказал он, - пусть я околею,
  
   Коль ты неправ, любезный друг...
  
   Большое за твои три правила спасибо...
  
   Слышь? Если скажет кто: в корзине, мол, теперь
  
   Есть, кроме битого стекла, еще что-либо,
  
   Так ты ему... не верь..."
  
  
  
  
   *
  
   "Культура старая. Хрустальная лампада".
  
   Ну что ж. Культуре - исполать.
  
   Но коллективного российского Демада
  
   Фалеям нынешним уже не оседлать.
  
   "Три мудрых правила"... Подобную мякину
  
   Уже не пустишь в ход, чтоб жить чужим трудом.
  
   Хоть все "культценности" Демад, согнувши спину,
  
   Охотно понесет, но не в Фалеев дом,
  
   А в дом свой собственный, который, по фасаду
  
   Судить, Фалеев был, но перешел к Демаду!
  
  
  
   МАХРОВЫЕ ЦВЕТЫ
  
  
  
  
  Сотрудник
  "Воронежской
  коммуны"
  
  
  
   "пропечатал" начальника уголовного розыска
  
  
  
   города Задонска, некоего Белых.
  
  
  
  
  Белых, встретив этого сотрудника,
  
  
  
   набросился на него:
  
  
  
  
  "Ты што, мать твою, пишешь про меня?..
  
  
  
   Посидишь в тюрьме, так лет пять писать не
  
  
  
   будешь..."
  
  
  
  
  (См. "Известия ВЦИК", 19 янв.)
  
  
  
  Самодуров вроде Белых
  
  
  
  Развелось у нас - беда!
  
  
  
  Много их, ребяток смелых,
  
  
  
  Ждут сурового суда.
  
  
  
  Вот они орут площадно:
  
  
  
  "Упеку!.. Сгною!.. Мал-чать!"
  
  
  
  Раскрывай их беспощадно,
  
  
  
  Пролетарская печать!
  
  
  
  Посвящаю эти строчки
  
  
  
  Всем собратьям по перу:
  
  
  
  - Присылайте мне "цветочки",
  
  
  
  Я в "букет" их соберу.
  
  
  
  Сволочь каждую отметим,
  
  
  
  Воздадим ей "похвалы",
  
  
  
  Чтоб потом букетом этим
  
  
  
  Подметать в тюрьме полы!
  
  
  
   СОЦИАЛ-БОЛОНКИ
  
  
   Вы полюбуйтесь, что за франты
  
  
   Лакеи верные у госпожи Антанты.
  
  
   Рабочие кричат им издали: "Эй, эй!
  
  
  Чего вы, ироды, копаетесь? Живей!
  
  
  Пора всеобщую начать нам забастовку!"
  
  
  "Нет, ни за что! Нет, нет! -
  
  
  Лакеи им в ответ. -
  
  
  Намедни поднесли мы барыне листовку,
  
  
  В которой наплели вы дикой ерунды,
  
  
  Так барыня, когда листовку в руки взяли
  
  
  И прочитали всё: "Нехорошо! - сказали, -
  
  
  Держитесь далее от уличной орды.
  
  
  Всё это варвары, всё дураки и дуры,
  
  
  Они - вне общества, прогресса и культуры!
  
  
  Пора на цепь их посадить!"
  
  
  Все это барыня сказавши, стали хмуры
  
  
  И не велели к вам ходить!"
  
  
  
  
   *
  
  
  Собачек комнатных, товарищи, видали?
  
  
  Породистые есть, носящие медали.
  
  
  Впридачу блеска их собачьей красоте
  
  
  Им вяжут бантики на шее и хвосте
  
  
  И проманежиться на свежем ветерочке
  
  
  Их водят барыни на шелковом шнурочке.
  
  
  Вот Вандервельде! В нем болонку узнаю,
  
  
  Которая медаль и бантики носила.
  
  
  Так допустимо ли, чтоб барыню свою
  
  
  Такая стерва укусила?!
  
  
  
   НА ФРОНТЕ ПОБЕДНОМ
  
  
  
  
  Ко дню присяги в 15-й Сивашской дивизии
  
  
  
   грамотность будет доведена до 100 проц.
  
  
  
  
  ("Правда", 27 янв. 1923 г.)
  
  
   Опять - прорыв и одоленье.
  
  
   Бойца неграмотного нет!
  
  
   Орлам сивашским поздравленье
  
  
   И мой восторженный привет!
  
  
   Враги, дивясь такому чуду,
  
  
   Завоют: "Дети - не в отцов!"
  
  
   А я с двойным усердьем буду
  
  
   Писать для этих молодцов.
  
  
   Дорогу пламенным идеям!
  
  
   Какая радость жить, борясь,
  
  
   И с новым красным грамотеем,
  
  
   Евтеем, Силою, Авдеем,
  
  
   Держать упроченную связь!
  
  
  
   "БИЛ БЫ ЛБОМ"
  
  
  
   Посвящается многим "пролетарским" поэтам
  
  
   Гений шествует за гением!..
  
  
   - Эй, послушайте, юнцы,
  
  
   "Пролетарским" самомнением
  
  
   Зараженные певцы!
  
  
   Я с тревогою сторожкою
  
  
   Наблюдал ваш детский рост.
  
  
   Вы пошли чужой дорожкою,
  
  
   За чужой держася хвост.
  
  
   Увлекаясь "стихопластикой",
  
  
   Возведя в канон - "курбет",
  
  
   Вы дурацкою гимнастикой
  
  
   Надломили свой хребет.
  
  
   Вы, привив себе клинически
  
  
   "Пролеткультовский" порок,
  
  
   Дали _визг неврастенический_
  
  
   Вместо мужественных строк.
  
  
   Брюсов, Белый и Компания,
  
  
   Вот какой шмелиный рой
  
  
   Втиснул ваши начинания
  
  
   В свой упадочный настрой.
  
  
   Яд условности и сложности
  
  
   В души юные проник,
  
  
   Замутив до невозможности
  
  
   Пролетарских дум родник.
  
  
   Отравив себя отравою
  
  
   Опьянительной и злой,
  
  
   Вы кичитеся лукавою
  
  
   Буржуазной похвалой.
  
  
   Сквозь смешок пренебрежения -
  
  
   Лести каверзной прием:
  
  
   "Да! Вот это - достижения

Другие авторы
  • Круглов Александр Васильевич
  • Бульвер-Литтон Эдуард Джордж
  • Арсеньев Александр Иванович
  • Раевский Дмитрий Васильевич
  • Воскресенский Григорий Александрович
  • Вяземский Петр Андреевич
  • Мерзляков Алексей Федорович
  • Ходасевич Владислав Фелицианович
  • Брусилов Николай Петрович
  • Матюшкин Федор Федорович
  • Другие произведения
  • Старицкий Михаил Петрович - Недоразумение
  • Ильф Илья, Петров Евгений - Очерки, статьи, воспоминания
  • Ильин Сергей Андреевич - С. А. Ильин: справка
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Несправедливость
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич - Повесть о братьях Тургеневых
  • Горбачевский Иван Иванович - П. М. Головачев. Горбачевский И. И.
  • Верещагин Василий Васильевич - Очерки, наброски, воспоминания
  • Лесков Николай Семенович - М. Горький. Н.С.Лесков
  • Маяковский Владимир Владимирович - Плакаты
  • Флобер Гюстав - Легенда о св. Юлиане Странноприимце
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 243 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа