Главная » Книги

Жуковский Василий Андреевич - Собрание стихотворений, Страница 5

Жуковский Василий Андреевич - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

ustify">  Я смотрю на небеса...
  Облака, летя, сияют
  И, сияя, улетают
  За далекие леса.
  
  Иль опять от вышины
  Весть знакомая несется?
  Или снова раздается
  Милый голос старины?
  Или там, куда летит
  Птичка, странник поднебесный,
  Всё еще сей неизвестный,
  Крайжеланного сокрыт?. .
  Кто ж к неведомым брегам
  Путь неведомый укажет?
  Ах! найдется ль, кто мне скажет,
  Очарованное Там?
  
  

  ПЕСНЯ
  
  Кольцо души-девицы
  Я в море уронил;
  С моим кольцом я счастье
  Земное погубил.
  
  Мне, дав его, сказала:
  "Носи! не забывай!
  Пока твое колечко,
  Меня своей считай!"
  
  Не в добрый час я невод
  Стал в море полоскать;
  Кольцо юркнуло в воду;
  Искал... но где искать!..
  
  С тех пор мы как чужие!
  Приду к ней - не глядит!
  С тех пор мое веселье
  На дне морском лежит!
  
  О ветер полуночный,
  Проснися! будь мне друг!
  Схвати со дна колечко
  И выкати на луг.
  
  Вчера ей жалко стало:
  Нашла меня в слезах!
  И что-то, как бывало,
  Зажглось у ней в глазах!
  
  Ко мне подсела с лаской,
  Мне руку подала;
  И что-то ей хотелось
  Сказать, но не могла!
  
  На что твоя мне ласка!
  На что мне твой привет!
  Любви, любви хочу я...
  Любви-то мне и нет!
  
  Ищи, кто хочет, в море
  Богатых янтарей...
  А мне мое колечко
  С надеждою моей.
  
  

  СОН
  
  Заснув на холме луговом,
  Вблизи большой дороги,
  Я унесен был легким сном
  Туда, где жили боги.
  
  Но я проснулся, наконец,
  И смутно озирался:
  Дорогой шел младой певец
  И с пеньем удалялся.
  
  Вдали пропал за рощей он -
  Но струны всё звенели.
  Ах! не они ли дивный сон
  Мне на душу напели?
  
  

ПЕСНЯ БЕДНЯКА

  
  Куда мне голову склонить?
  Покинут я и сир;
  Хотел бы весело хоть раз
  Взглянуть на божий мир.
  
  И я в семье моих родных
  Когда-то счастлив был;
  Но горе спутник мой с тех пор,
  Как я их схоронил.
  
  Я вижу з"амки богачей
  И их сады кругом...
  Моя ж дорога мимо их
  С заботой и трудом.
  
  Но я счастливых не дичусь;
  Моя печаль в тиши;
  Я всем весёлым рад сказать:
  Бог помочь! от души.
  
  О щедрый бог, не вовсе ж я
  Тобою позабыт;
  Источник милости твоей
  Для всех ровно открыт.
  
  В селеньи каждом есть свой храм
  С сияющем крестом,
  С молитвой сладкой и с твоим
  Доступным алтарем.
  
  Мне светит солнце и луна;
  Любуюсь на зарю;
  И, слыша благовест, с тобой,
  Создатель, говорю.
  
  И знаю: будет добрый пир
  В небесной стороне;
  Там буду празновать и я;
  Там место есть и мне.
  
  
  

СЧАСТИЕ ВО СНЕ

  
  Дорогой шла девица;
  С ней друг её младой:
  Болезнены их лица;
  Наполнен взор тоской.
  
  Друг друга лобызают
  И в очи и в уста-
  И снова расцветают
  В них жизнь и красота.
  
  Минутное веселье!
  Двух колоколов звон:
  Она проснулась в келье
  В тюрьме проснулся он.
  
  

УТЕШЕНЬЕ В СЛЕЗАХ

  
  "Скажи, что так задумчив ты?
  Всё весело вокруг;
  В твоих глазах печали след;
  Ты, плакал, друг?"
  
  "О чём грущу, то в сердце мне
  Запало глубоко;
  А слёзы... слёзы в радость нам;
  От них душе легко".
  
  К тебе ласкаются друзья,
  Их ласки не дичись;
  И что бы ни утратил ты,
  Утратой поделись.
  
  "Как вам, счастливцам, то понять,
  Что понял я тоской?
  О чём... о нет! оно моё,
  Хотя и не со мной".
  
  Не унывай же, ободрись;
  Ещё ты в цвете лет;
  Ищи - найдёшь; отважным, друг,
  Несбыточного нет.
  
  "Увы! Напрасные слова!
  Найдёшь, - сказать легко;
  Мне до него, как до звезды
  Небесной далеко".
  
  На что ж искать далёких звёзд?
  Для неба их краса;
  Любуйся ими в ясну ночь,
  Не мысля в небеса.
  
  "Ах! я любуюсь в ясный день;
  Нет сил и глаз отвесть;
  А ночью... ночью плакать мне,
  Покуда слёзы есть".
  
  

К МЕСЯЦУ

  
  Снова лес и дол покрыл
  Блеск туманный твой:
  Он мне душу растворил
  Сладкой тишиной.
  
  Ты блеснул... и просветлел
  Тихо тёмный луг:
  Так улыбкой наш удел
  Озаряет друг.
  
  Скорбь и радость давних лет
  Отозвались мне,
  И минувшего привет
  Слышу в тишине.
  
  Лейся, мой ручей, стремись!
  Жизнь уж отцвела;
  Так надежды пронеслись;
  Так любовь ушла.
  
  Ах! то было и моим,
  Чем так сладко жить,
  То, чего расставшись с ним,
  Вечно не забыть.
  
  Лейся, лейся, мой ручей,
  И журчанье струй
  С одинокою моей
  Лирой согласуй.
  
  Счастлив, кто от хлада лет
  Сердце охранил,
  Кто без ненависти свет,
  Бросил и забыл,
  
  Кто делит с душой родной,
  Втайне от людей,
  То, что презрено толпой,
  Или чуждо ей.
  
  

   МИНА
  
  Романс
  
  Я знаю край! там негой дышит лес,
  Златой лимон горит во мгле древес,
  И ветерок жар неба охладит,
  И тихо мирт и гордо лавр стоит...
  Там счастье, друг! туда! туда
  Мечта зовёт! Там сердцем я всегда!
  
  Там светлый дом! на мраморных столбах
  Поставлен свод; чертог горит в лучах;
  И ликов ряд недвижимых стоит;
  И, мнится, их молчанье говорит...
  Там счастье, друг! туда! туда
  Мечта зовёт! Там сердцем я всегда!
  
  Гора там есть с заоблачной тропой!
  В туманах мул там путь находит свой;
  Драконы там мутят ночную мглу;
  Летит скала и воды на скалу!...
  О друг, пойдём! туда! туда
  Мечта зовёт!.. Но быть ли там когда?
  
  

НОВАЯ ЛЮБОВЬ - НОВАЯ ЖИЗНЬ

  
  Что с тобой вдруг, сердце, стало?
  Что ты ноешь? Что опять
  Закипело, запылало?
  Как тебя растолковать?
  Всё изчезло, чем ты жило,
  Чем так сладостно грустило!
  Где беспечность? где покой?..
  Ах! что сделалось с тобой?
  
  Расцветающая ль младось,
  Речи ль, полные душой,
  Взора ль пламенная сладость
  Овладели так тобой?
  Захочу ли ободриться,
  Оторваться, удалиться -
  Бросить томный, томный взгляд!
  Ах! я к ней лечу назад!
  
  Я неволен, очарован!
  Я к неволе золотой,
  Обессиленный, прикован
  Шелковинкою одной!
  И бежать очарованья
  Нет ни силы, ни желанья!
  Рад тоске! хочу любить!. .
  Видно, сердце, так и быть!
  
  

  ВЕРНОСТЬ ДО ГРОБА
  
  Младый Рогер свой острый меч берёт:
  За веру, честь и родину сразиться!
  Готов он в бой... но к милой он идёт:
  В последний раз с прекрасною сразиться.
  "Не плачь: над нами щит творца;
  Ещё нас небо не забыло;
  Я буду верен до конца
  Свободе, мужеству и милой".
  
  Сказал, свой шлем надвинул, поскакал;
  Дружина с ним; кипят сердца их боем;
  И скоро строй неустрашимых стал
  Перед врагов необозримым строем.
  "Сей вид не страшен для бойца;
  И смерть ли небо мне сулило -
  Останусь верен до конца
  Свободе, мужеству и милой".
  
  И на врага взор мести бросив, он
  Влетел в ряды, как пламень-истребитель;
  И вспыхнул бой и враг уж истреблен;
  Но... победив, сражён и победитель.
  Он почесть бранного венца.
  Приял с безвременной могилой,
  И был он верен до конца
  Свободе, мужеству и милой.
  
  Но где же ты, певец великих дел?
  Иль песнь твоя твоей судьбою стала?..
  Его уж нет; он в край тот улетел,
  Куда давно мечта его летала.
  Он пал в бою - и глас певца
  Бессмертно дело осветило;
  И он был верен до конца
  Свободе, мужеству и милой.
  
  

  ГОРНАЯ ДОРОГА
  
  Над страшной бездной дорога бежит,
  Меж жизнью и смертью мчится;
  Толпа великанов её сторожит;
  Погибель над нею гнездится.
  Страшись пробужденья лавины ужасной:
  В молчаньи пройди по дороге опасной.
  
  Там мост через бездну отважной дугой
  С скалы на скалу перегнулся;
  Не смертною был он поставлен рукой -
  Кто смертный к нему бы коснулся?
  Поток под него разъяренный бежит;
  Сразить его рвётся и ввек не сразит.
  
  Там, грозно раздавшись, стоят ворота;
  Мнишь, область теней пред тобоою;
  Пройди их - долина, долин красота,
  Там осень играет с весною.
  Приют сокравенный! Желанный предел!
  Туда бы от жизни ишёл, улетел!
  
  Четыре потока оттуда шумят -
  Не зрели их выхода очи.
  Стремятся они на восток, на закат;
  Стремятся к полудню, к полночи;
  Рождаются вместе; родясь, расстаются;
  Бегут без возврата и ввек не сольются.
  
  Там в блеске небес два утёса стоят,
  Превыше всего, что земное:
  Кругом облако золотые кипят,
  Эфира семейство младое;
  Ведут хороводы в стране голубой;
  Там не был, не будет свидетель земной.
  
  

  "Ясный месяц! не сияй..."
  
  Ясный месяц! не сияй;
  Ах! я глаз твоих боюся!
  Как взглянуть? О чувствий рай!
  Неравно проговорюся!
  
  Ясный месяц! не сияй,
  Если будем целоваться!
  Он сказал: я честен, знай!
  Верю... но боюсь свыкаться!
  
  Ясный месяц! не сияй,
  В час печальный разлученья.
  Сердце бедно, не страдай!
  Друг, не чувствуй ты мученья!
  
  Ясный месяц! не сияй!
  Как он станет возвращаться,
  Пусть... но вот он! поспешай!..
  Нет, укроюсь... где деваться?
  
  

  ОЖИДАНИЕ ЛЮБЕЗНОГО
  
  Где ты, в какой земле, в каких странах безвестных,
  Неразделяемый навек с моей душой?
  Где ты, мечтаний бог, и томных, и прелестных,
  Всегда присутственный, но, ах! незримый мной?
  
  Напрасно страстна мысль вослед тебе стремится,
  Желанье на крылах летит из града в град;
  Ах, сердце трепетно напрасно суетится
  Отгадывать в мечтах твой радостный возврат.
  
  Нетерпеливая, стараюсь я напрасно
  Услышать, где мой друг, куда послать мой вздох.
  Так странник в тьме лесов, в час вечера ненастный,
  Дорогу потеряв, на влажный падши мох,
  
  Внимательный свой слух на каждый шум склоняет,
  В малейшем шорохе мнит друга он узнать,
  И всякий свет вдали вождя ему являет;
  Но миг - и свет угас, и шума не слыхать!
  
  Всё глухо, вести нет, и всё покрыто тьмою!
  Отчаянной душе всё чуждый, мёртвый вид!
  И пламенник любви не светит предо мною,
  И луч надежды мне стези не озарит!
  
  Отдайте мне его, о боги моря, неба!
  О рощи и поля! отдайте мне его!
  Весна прелестная, дщерь пламенного Феба,
  Приди и возврати полсердца моего!
  
  Зефиры кроткие! хоть раз об нём шепните!
  Носитесь перед ним и ускоряйте путь!
  Умершим вы полям вновь жизнь и цвет дарите:
  Ах, влейте жизнь в мою отчаянную грудь!
  
  Амур, всесильный бог! к тебе, к тебе взываю!
  Найди жестокого и власть свою яви,
  Влей в дух его тоску, которой я страдаю,
  Дай чувствовать ему мучения любви!
  
  Расторгни все его держащие препоны,
  Плени его, влеки, дай крылья ты свои,
  Дай нежность нежности забывшему законы
  И возврати опять мне радости мои.
  
  <1815>
  
  

  ДУЭТ
   (На голос известной малороссийской песни) ("Ихав козак за Дунай... ")
  
  Первый голос
  
  В час разлуки пастушок,
  Слёзный взор склоня в поток,
  Говорил своей любезной:
  "Нет, тому не быть!
  
  Нет, не будешь ты моя:
  Ты богата - беден я.
  Будь счастлива, будь спокойна;
  Пусть один терплю!"
  
  Второй голос
  
  На любезного взглянув,
  Страстно, сладостно вздохнув,
  Так пастушка отвечала:
  "Нет, тому не быть!
  
  Нет! ты мой, и навсегда!
  Бедность, друг мой, не беда.
  Кто богат, как мы, любовью,
  Тот и всем богат!"
  
  Первый голос
  
  Ах! безроден я и сир,
  Дом и двор мой - целый мир.
  Что же добры люди скажут
  О любви твоей?
  
  Второй голос
  
  Люди знают лишь бранить,
  А не знают, как любить.
  Мне не нужны род и племя -
  Нужен ты один!
  
  Первый голос
  
  В счастье ты теперь живёшь,
  Горе ты со мной найдёшь;
  Тяжко плакать, но тяжеле
  Быть виною слёз!
  
  Второй голос
  
  С другом горесть мне сладка,
  Радость без него горька;
  Мы смешаем наши слёзы ,
  И беда пройдёт!
  
  Первый голос
  
  Я не знал, чт"о василёк,
  Чт"о нарцисс, чт"о ноготок,
  А любил уже для милой
  Собирать цветы!
  
  Царица сидит высоко и светло
  На вечно незыблемом троне;
  Чудесной красой обвивает чело,
  И блещет в алмазной короне;
  Напрасно там солнцу сиять и гореть;
  Её золотит, но не может согреть.
  
  

  МЕЧТА
  
  Ах! если б мой милый был роза-цветок,
  Его унесла бы я в свой уголок;
  И там украшал бы моё он окно;
  И с ним я душой бы жила заодно.
  
  К нему бы в окно ветерок прилетал,
  И свежий мне запах на грудь навевал;
  И я б унывала, им сладко дыша,
  И с милым бы, тая, сливалась душа.
  
  Его бы я ранней и поздней порой
  Я, нежа, поила струёй ключевой;
  Ко мне прилипая, живые листы
  Шептали б: я милый, а милая ты.
  
  Не села бы пчёлка на милый мой цвет;
  Сказала б я: меду для пчёлки здесь нет;
  Для пчёлки-летуньи есть шёлковый луг;
  Моим без раздела останься, мой друг.
  
  Сильфиды бы лёгкой слетелись толпой
  К нему любоваться его красотой;
  И мне бы шепнули, целуя листы:
  Мы любим, что мило, мы любим, как ты.
  
  Тогда б встрепенулся мой милый цветок,
  С цветка сорвался бы румяный листок,
  К моей бы щеке распалённой пристал,
  И пурпурным жаром на ней заиграл.
  
  Родная б спросила: что, друг мой, с тобой?
  Ты вся разгорелась, как день молодой.
  "Родная, родная, сказала бы я,
  Мне в душу свой запах льёт роза моя"
  
  

  ПЕСНЯ
  
  Минувших дней очарованье,
  Зачем опять воскресло ты?
  Кто разбудил воспоминанье
  И замолчавшие мечты?
  Шепнул душе привет бывалой;
  Душе блеснул знакомый взор;
  И зримо ей минуту стало
  Незримое с давнишних пор.
  
  О милый гость, святое (прежде),
  Зачем в мою теснишься грудь?
  Могу ль сказать: ( живи ) надежде?
  Скажу ль тому, что было: ( будь)?
  Могу ль узреть во блеске новом
  Мечты увядшей красоту?
  Могу ль опять одеть покровом
  Знакомой жизни наготу?
  
  Зачем душа в тот край стремится,
  Где были дни, каких уж нет?
  Пустынный край не населится;
  Не узрит он минувших лет;
  Там есть (один) жилец безгласный,
  Свидетель милой старины;
  Там вместе с ним все дни прекрасны
  В единый гроб положены.
  
  

  УТЕШЕНИЕ
  
  Светит месяц; на кладбище
  Дева в черной власянице
  Одинокая стоит
  И слеза любви дрожит
  На густой её реснице.
  
  "Нет его; на том он свете;
  Сердцу смерть его утешна:
  Он достался небесам,
  Будет чистый ангел там -
  И любовь моя безгрешна".
  
  Скорбь её к святому лику
  Богоматери подводит:
  Он стоит в огне лучей,
  И на деву из очей
  Милость тихая нисходит.
  
  Пала дева пред иконой
  И безмолвно упованья
  От пречистыя ждала...
  И душою перешла
  Неприметно в мир свиданья.
  
  

  К ЭММЕ
  
  Ты в дали, ты скрыто мглою,
  Счастье милой старины,
  Неприступною звездою
  Ты мелькаешь с вышины!
  Ах! звезды не приманить!
  Счастью бывшему не быть!
  
  Если жадною рукою
  Смерть тебя от нас взяла,
  Ты была б моей тоскою,
  В сердце все бы ты жила!
  Ты живешь в сияньи дня!
  Ты живешь не для меня!
  
  То, что нас одушевляло,
  Эмма, как то пережить?
  Эмма, то что миновало,
  Как тому любовью быть!
  Небом в сердце зажжено,
  Умирает ли оно!
  
  

К МИМОПРОЛЕТЕВШЕМУ ЗНАКОМОМУ ГЕНИЮ

  
  Скажи, кто ты, пленитель безымянный?
  С каких небес примчался ты ко мне?
  Зачем опять влечешь к обетованной,
  Давно, давно покинутой стране?
  
  Не ты ли тот, который жизнь младую
  Так сладостно мечтами усыплял
  И в старину про гостью неземную -
  Про милую надежду ей шептал?
  
  Не ты ли тот, кем всё во дни прекрасны
  Так жило там в счастливых тех краях,
  Где луг душист, где воды светло-ясны,
  Где весел день на чистых небесах?
  
  Не ты ль во грудь с живым весны дыханьем
  Таинственной унылостью влетел,
  Ее теснил томительным желаньем
  И весельем волновал?
  
  Поэзии священным вдохновеньем
  Не ты ль с душой носился в высоту,
  Пред ней горел божественным виденьем,
  Разоблачал ей жизни красоту?
  
  В часы утрат, в часы печали тайной,
  Не ты ль всегда беседой сердца был,
  Его смирял утехою случайной
  И тихою надеждою целил?
  
  И не тебе ль она внимала
  В чистейшие минуты бытия,
  Когда судьбы святыню постигала,
  Когда лишь бог свидетель был ея?
  
  Какую ж весть принес ты, мой пленитель?
  Или опять мечтой лишь поманишь
  И, прежних дум напрасный побудитель,
  О счастии шепнешь и замолчишь?
  
  О Гений мой, побудь еще со мною
  Бывалый друг , отлетом не спеши;
  Останься, будь мне жизнию земною;
  Будь ангелом-хранителем души.
  
  
  

  ЖИЗНЬ
  
  Отуманенным потоком
  Жизнь унылая плыла:
  Берег в сумраке глубоком;
  На холодном небе мгла;
  Тьмою звезды обложило;
  Бури нет один туман;
  И вдали ревет уныло
  Скрытый мглою океан.
  
  Было время - был день ясный,
  Были пышны берега,
  Были рощи сладкогласны,
  Были зелены луга.
  И за ней вились толпою
  Светлокрылые друзьяо
  Юность легкая с Мечтою
  И живых Надежд семья.
  
  К ней теснились, услаждали
  Мирный путь ее игрой
  И над нею расстилали
  Благодатный парус свой.
  К ней Фантазия летала
  В блеске радужных лучей
  И с небес к ней прикликала
  Очарованных гостей:
  
  Вдохновение с звездою
  Над возвышенной главой
  И Хариту с молодою
  Музой, Гения сестрой;
  И она, их внемля пенье,
  Засыпала в тишине
  И ловила привиденье
  Счастья милого во сне!..
  
  Bсё пропало, изменило;
  Разлетелися друзья;
  В бездне брошена унылой
  Одинокая ладья;
  Року странница послушна,
  Не желает и не ждёт
  И прискорбно-равнодушна
  В беспредельное плывет.
  
  Что же вдруг затрепетало
  Над поверхностью зыбей?
  Что же прелестью бывалой
  Вдруг повеяло над ней?
  Легкой птичкой встрепенулся
  Пробуждённый ветерок;
  Сонный парус развернулся;
  Дрогнул руль; быстрей челнок.
  
  Смотрит... ангелом прекрасным
  Кто-то светлый прилетел,
  Улыбнулся взором ясным
  Подарил и в лодку сел;
  И запел он песнь надежды;
  Жизнь очнулась, ожила
  И с волненьем робким вежды
  На красавца подняла.
  
  Видит... мрачность разлетелась;
  Снова зеркальна вода;
  И приветно загорелась
  В небе яркая звезда;
  И в неё проникла радость,
  Прежней веры тишина,
  И как будто снова младость
  С упобаньем отдана.
  
  О хранитель небом данной!
  Пой, небесный, и ладьёй
  Правь ко пристани желанной
  За попутною звездой.
  Будь иянье, будь ненастье;
  Будь, что надобно судьбе;
  Все для жизни будет счастье,
  Добрый спутник, при тебе.
  
  

  ПЕСНЯ
  
  Отымает наши радости
  Без замены хладный свет;
  Вдохновенье нашей младости
  Гаснет с чувством жертвой лет;
  Не один ланит пылание
  Тратим с юностью живой -
  Видим сердца увядание
  Прежде юности самой.
  
  Наше счастье разбитное
  Видим мы игрушкой волн;
  И в далёкий мрак сердитое
  Море мчит наш бедный челн;
  Стрелки нет путеводительной
  Иль вотще её магнит
  В бурю к пристани спасительной
  Челн беспарусный манит?
  
  Хлад, как будто ускоренная
  Смерть заходит в душу к нам;
  К наслажденью охлажденная,
  Охладев к самим бедам,
  Без стремленья, без желанья,
  В нас душа заглушена
  И навек очарования
  Слез отрадных лешина.
  
  На минуту ли улыбкою
  Мертвый лик наш оживет,
  Или прежнее ошибкою
  В сердце сонное зайдет -
  То обман; то плющ играющий
  По развалинам седым;
  Сверху лист благоухающий -
  Прах и тление под ним.
  
  Оживите сердце вялое;
  Дайте быть по старине;
  Иль оплакивать бывалое
  Слез бывалых дайте мне.
  Сладко, сладко появленье
  Ручейка в пустой глуши;
&n

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа