Главная » Книги

Жуковский Василий Андреевич - Собрание стихотворений, Страница 11

Жуковский Василий Андреевич - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Сопутников младенчества родных...
  Вас жадная рука не удержала,
  И голос ваш, пленив меня, затих.
  О будет вам заменою свиданья
  Мой северный цветок воспоминанья!
  
  Он вспомнит вам союза час священный,
  Он возвратит вам прошлы времена...
  О сладкий час! о вечер незабвенный!
  Как божий рай цвела там сторона;
  Безоблачен был запад озаренный,
  И свежая на землю тишина
  Как ясное предчувствие сходила;
  Природа вся с душою говорила.
  
  И к нам тогда, как Гений прилетало
  За песнею веселой старины,
  Прекрасное, что некогда бывало
  Товарищем младенческой весны;
  Отжившее нам снова оживало;
  Минувших лет семьей окружены,
  Всё лучшее мы зрели настоящим;
  И время нам казалось нелетящим.
  
  И (Верная) была незримо с нами...
  Сии окрест волшебные места,
  Сей тихий блеск заката над горами,
  Сия небес вечерних чистота,
  Сей мир души, согласный с небесами,
  Со всем была, как таинство, слита
  (Ее) душа, присутствием священным,
  Невидимым, но сердцу откровенным.
  
  И нас (ее) любовь благословляла;
  И ободрял на благо тихий глас...
  Друзья, тогда Судьба еще молчала
  О жребиях, назначенных для нас;
  Не избранны, на дне ее фиала
  Они еще таились в оный час;
  Играли мы на тайном праге света...
  Тогда был дан вам мною (цвет завета).
  
  И где же вы?.. Разрознен круг наш тесный;
  Разлучена веселая семья;
  Из области младенчества прелестной
  Разведены мы в розные края...
  Но розно ль мы? Повсюду в поднебесной,
  О верные, далекие друзья,
  Прекрасная всех благ земных примета,
  Для нас цветет наш милый цвет завета.
  
  Из северной, любовию избранной
  И промыслом указанной страны
  К вам ныне шлю свой дар обетованный;
  Да скажет он друзьям моей весны,
  Что выпал мне на часть удел желанный;
  Что младости мечты совершены;
  Что не вотще доверенность к надежде,
  И что (Теперь) пленительно, как (Прежде).
  
  Да скажет он, что в наш союз прекрасной
  Еще один товарищ приведен...
  На путь земной из люльки безопасной
  Нам подает младую руку он;
  Его лицо невинностию ясно,
  И жизнь над ним как легкий веет сон;
  Беспечному предав его веселью,
  Судьба молчит над тихой колыбелью.
  
  Но сладостным предчувствием теснится
  На сердце мне грядущего мечта:
  Младенчества веселый сон промчится,
  Разоблачат житейское лета,
  Огнём души сей взор воспламенится,
  И мужески созреет красота;
  Дойдут к нему возвышенные вести
  О праотцах, о доблести, о чести...
  
  О! да поймет он их знаменованье,
  И жизнь его да будет им верна!
  Да перейдет, как чистое преданье
  Прекрасных дел, в другие времена!
  Что б ни было судьбы обетованье,
  Лишь благом будь она освящена!..
  Вы ж, милые, товарища примите
  И путь его земной благославите.
  
  А ты, наш цвет, питомец скромный луга,
  Символ любви и жизни молодой,
  От севера, от запада, от юга,
  Летай к друзьям желанною молвой;
  Будь голосом, приветствующим друга;
  Посол души, внимаемый душой,
  О верный цвет, без слов беседуй с нами
  О том, чего не выразить словами.
  
  

  К ПОРТРЕТУ ГЕТЕ
  
  Свободу смелую приняв себе в закон,
  Всезрящей мыслию над миром он носился,
  И в мире всё постигнул он -
  И ничему не покорился.
  
  

  НЕВЫРАЗИМОЕ
  
   (отрывок)
  
  Что наш язык земной перед дивною природой?
  С какой небрежною и легкою свободой
  Она рассыпала повсюду красоту
  И разновидное с единством согласила!
  Но где, какая кисть ее изобразила?
  Едва, едва одну ее черту
  С усилием поймоть удастся вдохновенью...
  Но льзя ли в мертвое живое передать?
  Кто мог создание в словах пересоздать?
  Невыразимое подвластно ль выраженью?..
  Святые таинства, лишь сердце знает вас.
  Не часто ли в величественный час
  Вечернего земли преображенья -
  Когда душа сметенная полна
  Пророчеством великого виденья
  И в беспредельное унесена -
  Спирается в груди болезненное чувство,
  Хотим прекрасное в полете удержать,
  Ненареченному хотим названье дать -
  И обессиленно безмолствует искусство!
  Что видимо очам - сей пламень облаков,
  По небу тихому летящих,
  Сие дрожанье вод блестящих,
  Сии картины берегов
  В пожаре пышного заката -
  Сии столь яркие черты -
  Легко их ловит мысль крылата,
  И есть слова для их блестящей красоты.
  Но то, слито с сей блестящей красотою -
  Сие столь смутное, волнующее нас,
  Сей внемлемый одной душою
  Обворожающего глас,
  Сие к далекому стремленье,
  Сей миновавшего привет
  (Как прилетевшее незапно дуновенье)
  (От луга родины, где был когда-то цвет)
  (Святая молодость, где жило упованье),
  Сие шепнувшее душе воспоминанье
  О милом радостном и скорбном старины,
  Сия сходящая святыня с вышины,
  Сие присутствие создателя в созданье -
  Какой для них язык?.. Гор"е душа летит,
  Всё необъятное в единый вздох теснится,
  И лишь молчание понятно говорит.
  
  

  ТРИ ПУТНИКА
  
  В свой край возвратяся из дальней земли,
  Три путника в гости к старушке зашли.
  
  "Прими, приюти нас на темную ночь;
  Но где же красавица? Где твоя дочь?" -
  
  "Принять, приютить вас готова, друзья;
  Скончалась красавица дочка моя".
  
  В светлице свеча пред иконой горит:
  В светлице красавица в гробе лежит.
  
  И первый, поднявши покров гробовой,
  На мертвую смотрит с унылой душой:
  
  "Ах, если б на свете еще ты жила,
  Ты мною б отныне любимой была".
  
  Другой покрывало опять наложил,
  И горько заплакал и взор опустил:
  
  "Ах, милая, милая, ты ль умерла?
  Ты мною так долго любима была".
  
  Но третий опять покрывало поднял,
  И мертвую в бледны уста целовал:
  
  "Тебя я любил; мне тебя не забыть;
  Тебя я и в вечности буду любить".
  
  
  
  
  

ЛИРИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ИЗ "ОРЛЕАНСКОЙ ДЕВЫ"

  
  Ах! почто за меч воинственный
  Я мой посох отдала
  И тобою, дуб таинственный,
  Очарована была?
  Мне, владычица, являла ты
  Свет небесного лица;
  И венец мне обещала ты...
  Недостойна я венца.
  
  Зрела я небес сияние,
  Зрела ангелов в лучах...
  Но души моей желание
  Не живет на небесах.
  Грозной силы повеление
  Мне ль бессильной совершить?
  Мне ли дать ужесточение
  Сердцу, жадному любить?
  
  Нет, из чистых небожителей
  Избирай твоих свершителей;
  С неприступных облаков
  Призови своих духов,
  Безмятежных, не желающих,
  Не скорбящих, не теряющих...
  Деву снежною душей
  Да минует выбор твой.
  
  Мне ль свирепствовать в сражении?
  Мне ль решить судьбу царей?..
  Я пасла в уединении
  Стадо родины моей...
  Бурный путь мне указала ты,
  В дом царей меня ввела;
  Но... лишь гибель мне послала ты...
  Я ль сама то избрала?
  
  
  

ВОСПОМИНАНИЕ

  
  О милых спутниках, которые наш свет
  Своим сoпутствием для нас животворили,
  Не говори с тоской: "их нет";
  Но с благодарностию: "были".
  
  
  

  МОРЕ
  
   Элегия
  Безмолвное море, лазурное море,
  Стою очарован над бездной твоей.
  Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,
  Тревожною думой наполнено ты.
  Безмолвное море, лазурное море,
  Открой мне глубокуютайну твою:
  Что движет твое необьятное лоно?
  Чем дышит твоя напряженная грудь?
  Иль тянет тебя из земныя неволи
  Далекое, светлое небо к себе?..
  Таинственной, сладостной полное жизни,
  Ты чисто в присутствии чистом его.
  Ты льешься его светозарной лазурью,
  Вечерним и утренним светом горишь,
  Ласкаешь его облака золотые
  И радостно блещешь звездами его.
  Когда же сбираются темные тучи,
  Чтоб ясное небо отнять у тебя -
  Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
  Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...
  И мгла исчезает, и тучи уходят;
  Но, полное прошлой тревоги своей,
  Ты долго вздымаешь испуганны волны,
  И сладостный блеск возвращенных небес
  Не вовсе тебе тишину возвращает;
  Обманчив твоей неподвижности вид:
  Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
  Ты, небом любуясь, дрожишь за него.
  Я Музу юную, бывало,
  Встречал в подлунной стороне,
  И Вдохновение летало
  С небес, незванное, ко мне;
  На всё земное наводило
  Животворящий луч оно -
  И для меня в то время было
  Жизнь и Поэзия одно.
  
  Но дарователь песнопений
  Меня давно не посещал;
  Бывалых нет В душе видений,
  И голос арфы замолчал.
  Его желанного возврата
  Дождатся ль мне когда опять?
  Или навек моя утрата,
  И вечно арфе не звучать?
  
  Но всё, что от времен прекрасных,
  Когда он мне доступен был,
  Всё, что от милых темных, ясных
  Минувших дней я сохранил -
  Цветы мечты уединенной
  И жизни лучшие цветы -
  Кладу на твой алтарь священной,
  О Гений чистой красоты!
  
  Не знаю, светлых вдохновений
  Когда воротится чреда -
  Но ты знаком мне, чистый Гений!
  И светит мне твоя звезда!
  Пока еще ее сиянье
  Душа умеет различать:
  Не умерло очарованье!
  Былое сбудется опять.
  
  

  СМЕРТНЫЙ И БОГИ
  
  Клеанту ум вскружил Платон.
  Мечтал ежеминутно он
  О той гармонии светил,
  О коей мудрый говорил.
  И стал Зевеса он молить:
  Хотя минуту усладить
  Его сим таинством небес!..
  "Несчастный, - отвечал Зевес, -
  О чем ты молишь? Смертным, вам
  Внимать недолжно небесам,
  Пока вы жители земли!"
  Но он упорствовал. "Внемли!
  Отец, тебя твой молит сын!"
  И неба мощный властелин
  Безумной просьбе уступил
  И слух безумцу отворил:
  И стал внимать он небесам,
  Но что ж послышалося там?..
  Земных громов стозвучный стук,
  Всех молний свист, из мощных рук
  Зевеса льющихся на нас,
  Всех яростных орканов глас
  Слабей жужжанья мошки был
  Пред всей гармонией светил!
  Он побледнел, он в прах упал.
  "О что ты мне услышать дал?
  То ль небеса твои, отец?.. "
  И рек Зевес: "Смирись, слепец!
  И знай: доступное богам
  Вовеки недоступно вам!
  Ты слышишь бурю грозных сил...
  А я - гармонию светил".
  
  

  ДВЕ ЗАГАДКИ
  
  I
  
  Не человечьими руками
  Жемчужный разноцветный мост
  Из вод построен над водами,
  Чудесный вид! огромный рост!
  Раскинув паруса шумящи,
  Не раз корабль под ним проплыл;
  Но на хребет его блестящий
  Еще никто не восходил!
  Идешь к нему - он прочь стремится,
  С своим потоком он родится,
  И вместе исчезает с ним.
  
  II
  
  На пажити необозрмой,
  Не убавляясь никогда,
  Скитаются неисчислимо
  Сереброрунные стада.
  В рожок серебрянный играет
  Пастух, приставленный к стадам:
  Он их в златую дверь впускает
  И счет ведет им по ночам.
  И недочета им не зная,
  Пасет он их давно, давно;
  Стада поит вода живая
  И умирать им не дано.
  Ои одной дорогой бродят,
  Под стражей пастырской руки,
  И юноши их там находят,
  Где находили старики;
  У них есть вождь - Овен прекрасный
  Их сторожит огромный Пес,
  Есть Лев меж ними неопасный
  И Дева - чудо из чудес.
  
  

  РУССКАЯ ПЕСНЬ
  
   на взятие Варшавы
  (на голос "Гром победы раздавайся!")
  
  Раздавайся гром победы!
  Пойте песню старины:
  Бились храбро наши деды;
  Бьются храбро их сыны.
  
  Пробуждай, вражда, измену!
  Подымай знамена, бунт!
  Не прорвать вам нашу стену,
  Наш железный русский фрунт!
  
  Мы под теми же орлами;
  Те же с нами знамена;
  Лях, бунтующий пред нами,
  Помнит русских имена.
  
  Где вы? где вы? Строем станьте!
  Просит боя русский крик.
  В стену слейтесь, тучей гряньте,
  Грудь на грудь и штык на штык.
  
  Нет врага... но здесь Варшава!
  Развернися, русский стан!
  Братья, слышите ли? Слава!
  Бьет на приступ барабан.
  
  С богом! Час ударил рока,
  Час ожиданный давно.
  Сбор гремит - а издалека
  Русь кричит: Бородино!
  
  Чу! как пламенные тромбы,
  Поднялися и летят
  Наши мстительные бомбы
  На кипящий бунтом град.
  
  Что нам ваши палисады!
  Здеся не нужно лестниц нам!
  Мы штыки вонзим в ограды
  И взберемся по штыкам!
  
  Спи во гробе, Забалканский!
  Честь тебе!
  Стамбул дрожал!
  Путь твой кончил Эриванский
  И на грудь Варшавы стал.
  
  "Эриванский! князь Варшавы!"
  Клик один во всех устах.
  О, как много русской славы
  В сих волшебных именах!
  
  За Араксом наши грани;
  Арарата чудный плен,
  И орлы средь Эривани,
  И разгром варшавских стен
  
  Спор решен! дана управа!
  Пала бунта голова!
  И святая наша слава,
  Слава русская жива!
  
  Соберитесь под знамена,
  Братья, долг свой сотворя!
  Возгласите славу трона
  И поздравьте с ней царя.
  
  На него надежна вера:
  В мирный час - он в душу льет
  Пламень чистого примера;
  В час беды - он сам вперед!
  
  Славу, взятую отцами,
  Сбережет он царски нам,
  и с своими сыновьями
  Нашим даст ее сынам.
  
  

   * * *
  
  Плачь о себе: твое мы счастье схоронили;
  Ее ж на родину из чужи проводили.
  Не для земли она назначена была.
  Прямая жизнь ее теперь лишь началася -
  Она уйти от нас спешила и рвалася,
  И здесь в свой краткий век два века прожила.
  Высокая душа так много вдруг узнала,
  Так много тайного небес вдруг поняла,
  Что для нее земля темницей душной стала,
  И смерть ей выкупом из тяжких уз была.
  Но в миг святой, как дочь навек смежила вежды,
  В отца проникнул вдруг день веры и надежды...
  
  
  

  СТИХОТВОРЕНИЯ, ПОСВЯЩЕННЫЕ...
  
  СТИХОТВОРЕНИЯ, ПОСВЯЩЕННЫЕ
  ПАВЛУ ВАСИЛЬЕВИЧУ
  И АЛЕКСАНДРЕ ВАСИЛЬЕВНЕ ЖУКОВСКИМ
  
  

  1. ПТИЧКА
  
  Птичка летает,
  Птичка играет,
  Птичка поет;
  Птичка летала,
  Птичка играла,
  Птички уж нет!
  Где же ты, птичка?
  Где ты, певичка?
  В дальнем краю
  Гнездышко вьешь ты;
  Там и поешь ты
  Песню свою.
  
  

  2. КОТИК И КОЗЛИК
  
  Там котик усатый
  По садику бродит,
  А козлик рогатый
  За котиком ходит;
  И лапочкой котик
  Помадит свой ротик;
  А козлик седою
  Трясет бородою.
  
  

  3. ЖАВОРОНОК
  
  На солнце темный лес зардел,
  В долине пар белеет тонкий,
  И песню раннюю запел
  В лазури жаворонок звокий.
  
  Он голосисто с вышины
  Поет, на солнышке сверкая;
  Весна пришла к нам молодая,
  Я здесь пою приход весны;
  
  Здесь так легко мне, так радушно,
  Так беспредельно, так воздушно;
  Весь божий мир здесь вижу я,
  И славит бога песнь моя!
  
  

  4. МАЛЬЧИК С ПАЛЬЧИК
   Сказка
  
  Жил маленький мальчик:
  Был ростом он с пальчик,
  Лицом был красавчик,
  Как искры глазенки,
  Как пух волосенки;
  Он жил меж цветочков;
  В тени их листочков
  В жары отдыхал он,
  И ночью там спал он;
  
  С зарей просыпался,
  Живой умывался
  Росой, наряжался
  В листочек атласной
  Лилеи прекрасной;
  Проворную пчелку
  В свою одноколку
  Из легкой скорлупки
  Потом запрягал он,
  И с пчелкой летал он,
  И жадные губки
  С ней вместе впивал он
  В цветы луговые.
  К нему золотые
  Цикады слетались,
  И с ним забавлялись,
  Кружась с мотыльками,
  Жужжа и порхая,
  И ярко сверкая
  На солнце крылами;
  Ночною ж порою,
  Когда темнотою
  Земля покрывалась,
  И в небе с луною
  Одна за другою
  Звезда зажигалась,
  На луг благовонный
  С лампадой зажженной
  Лазурно-блестящий
  К малютке являлся
  Светляк; и сбирался
  К нему в круговую
  На пляску ночную
  Рой альфов летучий;
  Они-как бегучий
  Источник волнами -
  Шумели крылами,
  Свивались, сплетались,
  Проворно качались
  На тонких былинках,
  В перловых купались
  На травке росинках,
  Как искры сверкали
  И шумно плясали
  Пред ним до полночи.
  Когда же на очи
  Ему усыпленье,
  Под пляску, под пенье,
  Сходило - смолкали
  И вмиг исчезали
  Плясуньи ночные;
  Тогда, под живые
  Цветы угнездившись,
  И в сон погрузившись,
  Он спал под защитой
  Их кровли, омытой
  Росой до восхода
  Зари лучезарной
  Небесного свода.
  Так милый красавчик
  Жил мальчик наш с пальчик...
  
  
  

  Царскосельский лебедь
  
  Лебедь белогрудый, лебедь белокрылый,
  Как же нелюдимо ты, отшельник хилый,
  Здесь сидишь на лоне вод уединенных!
  Спутников давнишних, прежней современных
  Жизни, переживши, сетуя глубоко,
  Их ты понимаешь думой одинокой!
  Сумрачный пустынник, из уединенья
  Ты на молодое смотришь поколенье
  Грустными очами; прежнего единый
  Брошенный обломок, в новый лебединый
  Свет на пир веселый гость неприглашенный,
  Ты вступить дичишься в круг неблагосклонный
  Резвой молодежи. На водах широких,
  Пред Чесменской гордо блещущей колонной,
  Лебеди младые голубое лоно
  Озера тревожат плаваньем, плесканьем,
  Боем крыл могучих, белых шей купаньем;
  День они встречают, звонко окликаясь;
  В зеркале прозрачной влаги отражаясь,
  Длинной вереницей, белым флотом стройно
  Плавают в сияньи солнца по спокойной
  Озера лазури; ночью ж меж звездами
  В небе, повторенном тихими водами,
  Облаком перловым, вод не зыбля реют,
  Иль двойною тенью; дремля, в них белеют;
  А, когда гуляет месяц меж звездами,
  Влагу расшибая сильными крылами,
  В блеске волн, зажженных месячным сияньем,
  Окруженны брызгов огненных сверканьем,
  Кажутся волшебных призраков явленьем -
  Племя молодое, полное кипеньем
  Жизни своевольной. Ты ж старик печальный,
  Молодость их образ твой монументальный
  Резвую пугает; он на них наводит
  Скуку, и в приют твой ни один не входит
  Гость из молодёжи, ветренно летящей
  Вслед за быстрым мигом жизни настоящей.
  Но не сетуй, старец, пращур лебединый:
  Ты родился в славный век Екатерины,
  Был её ласкаем царскою рукою, -
  Памятников гордых битве под Чесмою,
  Битве при Кагуле воздвиженье зрел ты;
  С веком Александра тихо устарел ты;
  И почти столетний, в векеНиколая
  Видишь, угасая, как вся Русь святая
  Вкруг царёвой силы, - вековой зелёный
  Плющь вкруг силы дуба, - вьётся, под короной
  Царской, от окрестных бурь ища защиты.
  
  Дни текли за днями. Лебедь позабытый
  Таял одиноко; а младое племя
  В шуме резвой жизни забывало время...
  Раз среди их шума раздался чудесно
  Голос, всю пронзивши бездну поднебесной;
  Лебеди, услышав голос, присмирели,
  И стремимы тайной силой, полетели
  Н"а голос: пред ними, вновь помолоделый,
  Радостно вздымая перья груди белой,
  Голову на щее гордо распрямлённой
  К небесам подъёмля - весь воспламенённый
  Лебедь благородный дней Екатерины
  Пел, прощаясь с жизнью, гимн свой лебединый!
  А когда допел он - на небо взглянувши-
  И крылами сильно дряхлыми взмахнувши -
  К небу, как во время оное бывало,
  Он с земли рванулся... и его не стало
  В высоте... и навзничь с высоты упал он;
  И прекрасен мёртвый на хребте хребте лежал он,
  Широко раскинув крылья, как летящий,
  В небеса вперяя взор уж негорящий.
  
  
  

  НЕОПУБЛИКОВАННОЕ ПРИ ЖИЗНИ
  
  
  
  

  НА СМЕРТЬ А(НДРЕЯ ТУРГЕНЕВА)
  
  О друг мой! неужли твой гроб передо мною!
  Того ль, несчастный я от рока ожидал?
  Забывшись, я тебя бессмертным почитал!
  Святая благодать предвечного с тобою!
  
  Покойся, милый прах, твой сон завиден мне!
  В сем мире, без тебя, с душою, благ лишённой!
  Я буду странствовать, как в чуждой стороне,
  Но долго ль слёзы лить на пепел твой священный!
  
  Ах! нет! пройдёт и жизнь, ты будешь мой опять!
  Во гробе нам судьбой назначено свиданье!
  Надежда сладкая, приятно ожиданье!
  С каким веселием я буду умирать!
  
  
  

  К * * *
  
  Увы! протёк свинцовый год,
  Год тяжкий горя, испытанья;
  Но безрассудный, злобный рок
  Не обличил твои страданья.
  
  Напрасно жалобной слезой
  Смягчить старался провиденье!
  Оно не тронулось мольбой
  И не смягчило чувств томленье.
  
  Как хладной осени рука
  С опустошительной грозою
  Лишает прелести цветка
  Своей безжалостной косою, -
  
  Так ты безжалостной судьбой
  Лишён веселья в жизни бренной.
  Цветок заблещет вновь весной,
  Твоё ж страданье неизменно!
  
  

  РОМАНС ИЗ "ДОН КИХОТА"
  
  Скупой сокровища скрывает;
  Надменный гордые мечты,
  Мудрец, питомец простоты,
  Безвестно век свой провождает.
  Любовь лишm тайны не хранит,
  Амур ребенок, он шумит! -
  
  Не смея ввериться надежде,
  Хочу Темиры убегать!
  Бегу, но - как растолковать! -
  Еще я ближе к ней , чем прежде!
  Амур всегда мне изменит!
  Амур ребенок - он шумит! -
  
  Случайно ль скажут предо мною
  Любезной имя - я вскричу,
  И вдруг смешаюсь, замолчу,
  И все молчанием открою!
  Амур всегда мне изменит,
  Амур ребенок - он шумит!
  
  Решусь ли обратившись - с нею
  При людях я поговорить -
  Язык откажется служить,
  Глаза потуплю, покраснею!
  Амур всегда мне изменит,
  Амур ребенок - он шумит!
  
  Что ж делать мне? - увы! не знаю! -
  Свободен иль смущен мой

Другие авторы
  • Дмоховский Лев Адольфович
  • Глинка Михаил Иванович
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Леткова Екатерина Павловна
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Зайцев Варфоломей Александрович
  • Стромилов С. И.
  • Аничков Иван Кондратьевич
  • Брежинский Андрей Петрович
  • Ал.Горелов
  • Другие произведения
  • Сумароков Александр Петрович - Загадки
  • Горький Максим - Жизнь Клима Самгина. Часть первая
  • Ткачев Петр Никитич - Иезуиты, полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до настоящего времени
  • Ключевский Василий Осипович - Происхождение крепостного права в России
  • Карамзин Николай Михайлович - Благой Д. Карамзин
  • Достоевский Федор Михайлович - Мальчик у Христа на елке
  • Достоевский Федор Михайлович - Другие редакции и варианты
  • Тарасов Евгений Михайлович - Тарасов Е. М.: биобиблиографическая справка
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Золотая птица
  • Гайдар Аркадий Петрович - В дни поражений и побед
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 235 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа