Главная » Книги

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений, Страница 9

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

авещал, средь пошлой нашей жизни,
  
  Забытые слова.
  
   13 мая 1889
   Рунторт
  
  
  
   СЕЛЬСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
  
  И КАРТИНКИ
  
  (Серия вторая)
  
  
   ЛЕТОМ
  
  
  
  1
  
  ВЕЧЕРНЯЯ ЗАРЯ
   Была пора уборки хлеба,
   Пора в полях работы страдной.
   Садилось солнце, меркло небо,
   И ветерок подул прохладный.
  
   Уж бабы с граблями толпою
   Ушли с оконченной работы;
   И их напева, под горою,
   Чуть слышны тающие ноты.
  
   Ушли крестьяне молчаливо;
   А между тем уж солнце село,
   Когда покинутая нива
   Еще не вовсе опустела.
  
   В телеге кормит мать ребенка;
   Отец и мальчик расторопный
   Уж запрягли; но лошаденка
   Туда все тянется, где копны.
  
   И вдруг за этой кучкой черни,
   Над скудным бытом темных мира -
   Зажглись огни зари вечерней
   И развернулася порфира...
  
   Я их узрел, с их нищетою,
   С их видом кротким и усталым,
   Парчой убранных золотою,
   Среди лучей, под сводом алым.
  
   И мнилось мне, что с небосклона
   В юдоль труда и воздыханья
   Сошла явленная икона
   В венце небесного сиянья.
  
   1888
   Павловка
  
  
  
  2
   КАК ШУМЯТ МОИ ЛИПЫ
   В часы ли отрады иль горя
   Люблю навещать я мой сад.
   Там старые липы, мне вторя,
   Сочувственным звуком шумят.
  
   Сижу ли я утром в аллее,
   Погоде сияющей рад,-
   И липы мои веселее
   Как будто мне сверху шумят.
  
   Духовным ли взором порою,
   Грустя, оглянусь я назад,-
   Возросшие вместе со мною
   И липы так грустно шумят.
  
   Под вечер предамся ли думам,-
   Очнувшись, я слышу: мне в лад
   Каким-то таинственным шумом
   Задумчиво липы шумят.
  
   Спасибо им! Нынешним летом
   Мне, целыми днями подряд,
   Все добрым, радушным приветом
   Родимые липы шумят.
  
   Когда же на крае равнины
   Свершается солнца закат,-
   Молитву прошепчут вершины
   И в алой заре замолчат.
  
   21 августа 1888
   Павловка
  
  
  
  
   ВЕСНОЮ
  
  
   * * *
  
   На той же я сижу скамейке,
   Как прошлогоднею весной;
   И снова зреет надо мной
   Ожившей липы листик клейкий.
  
   Опять запели соловьи;
   Опять в саду - пора цветенья;
   Опять по воздуху теченье
   Ароматической струи.
  
   На все гляжу, всему внимаю
   И, солнцем благостным пригрет,
   Опять во всем ловлю привет
   К земле вернувшемуся маю.
  
   Вновь из соседнего леску,
   Где уже ландыш есть душистый,
   Однообразно, голосисто
   Ко мне доносится: ку-ку!..
  
   За цвет черемухи и вишни,
   За эти песни соловья,
   За всe, чем вновь любуюсь я,-
   Благодарю тебя, всевышний!
  
   9 мая 1891
   Стенькино
  
  
  
  
   ОСЕНЬЮ
  
  
  
  1
   Так полночь темная тепла,
   Так в жаркий полдень много света,
   Как будто осень не пришла
   И длится пламенное лето.
  
   Плывут и тают облака
   В просторе ярком и спокойном;
   На горизонте, как река,
   Струится воздух паром знойным;
  
   Освобожденные поля
   Блестят под паутиной тонкой;
   Порой на пашне вихрь, пыля,
   Бежит крутящейся воронкой;
  
   Плодами сильно пахнет сад;
   Гумно - мякиной и соломой;
   И дуба веет аромат
   Из рощи, с детства мне знакомой.
  
   Опять, как в юные года,
   Я здесь живу в тиши привольной...
   Мне было радостно тогда;
   Теперь - мне радостно и больно.
  
   21 августа 1889
   Павловка
  
  
  
  2
   Душа то грустию томима,
   То тихой радостью полна...
   Летели дни неуловимо,-
   И пролетело лето мимо,
   Как греза прерванного сна.
  
   Все к неминуемой развязке
   В природе вянущей идет.
   Нет с неба прежней теплой ласки!
   Уж был мороз; другие краски;
   Другие звуки; вид не тот.
  
   Аллея лип в саду раскрыта;
   И с высоты ветвей нагих,
   Где гнезд весною много свито,
   Грачи мне вслед кричат сердито
   За то, что я встревожил их.
  
   Тогда, как были дни светлее,
   Зайду, бывало, в старый сад -
   Темна тенистая аллея...
   Но я, о лете сожалея,
   Признаться, дням осенним рад.
  
   Пока есть слух, пока есть зренье
   И впечатление свежо,
   Любя в природе все явленья,
   Твержу я, полн благоговенья:
   "Все хорошо! Всe хорошо!"
  
   3 октября 1889
  
  
  
  3
   ВЕЧЕРНЯЯ ПРОГУЛКА В ОКТЯБРЕ
   Ненастные настали вечера,
   И сумерки на землю сходят рано.
   Я, запоздав, с прогулки шел вчера
   Не то сквозь дождь, не то среди тумана.
  
   И с ветром я из всех боролся сил,
   Медлительно шагая поневоле;
   А мимо он, бушуя, проносил,
   Как быстрых птиц, сухие листья в поле.
  
   И все темней средь поля и темней;
   Уж я едва мог различать дорогу...
   Но вот сперва - мигание огней,
   Затем и дом, все ближе понемногу.
  
   Он будто звал под мирный кров меня
   Оттуда, где так холодно и бурно;
   И слышалась, вой ветра заменя,
   Мелодия Шопенова ноктурна.
  
   Благая жизнь! Участья к нам полна
   И ласками приветствуя нас часто,
   Как услаждать умеет нас она
   Приемами красивого контраста!
  
   14 октября 1890
   Павловка
  
  
  
  
   ЗИМОЮ
  
  
  
  1
  
  ПЕРВЫЙ СНЕГ
   Поверхность всей моей усадьбы
   Сегодня к утру снег покрыл...
   Подметить все и записать бы,-
   Так первый снег мне этот мил!
  
   Скорей подметить! Он победу
   Уступит солнечному дню;
   И к деревенскому обеду
   Уж я всего не оценю.
  
   Там, в поле, вижу черной пашни
   С каймою снежной борозду;
   Весь изменился вид вчерашний
   Вкруг дома, в роще и в саду.
  
   Кусты в уборе белых шапок,
   Узоры стынущей воды,
   И в рыхлом снеге птичьих лапок
   Звездообразные следы...
  
   15 октября 1888
   Павловка
  
  
  
  2
  
  КРАСИВАЯ СМЕРТЬ
   Ни толкотни людей, ни бега экипажей,
   Ни улиц, ни домов не видно из окна.
   За днями дни идут, и лишь одна и та же
   Снегов глубоких гладь мне белая видна.
  
   То деревенское спокойствие, в котором
   Мне жить так по сердцу, не может быть полней.
   Пред слухом - тишина; пустыня - перед взором,
   И смерти чуется владычество над ней.
  
   Но, боже, что за смерть! О, как она красива,
   Когда, соединясь, и солнце и мороз
   В причудах инея, как сказочное диво,
   Меня уносят в мир как бы застывших грез!
  
   Гуляя меж снегов, и весело и странно
   Мне на пути встречать, в волшебные те дни,
   То формы скудные с отделкой филигранной,
   То искр бесчисленных холодные огни.
  
   Везде цепочки звезд, подвески и запястья;
   Всe радужной игрой лучей озарено...
   Зима не ведает отличья и пристрастья
   И жертвы смерти все украсила равно.
  
   27 февраля - 5 марта 1889
   Рунторт
  
  
  
  3
   ОБЫКНОВЕННЫЙ СЛУЧАИ
   Не саван простертый белеет, к обряду готов погребенья;
   Не хора хватает за сердце над гробом печальное пенье;
   Не гроб уже в яму опущен и прахом могильным покрыт;
   Не бледный покойник во гробе под крышкою низкой лежит;
  
   То снега белеет равнина, белеет от края до края;
   То мерзлая вьюга гуляет, крутит и метет, завывая!
   То в поле возок еле виден, в сугробе себя схоронив;
   То путник злосчастный полсуток сидит в нем не мертв и
  
  
  
  
  
  
  
  не жив.
  
   1890
   Павловка
  
  
  
  4
  
  ОДИНОЧЕСТВО
   Глубокая в доме царит тишина,
   И крадется время шагами нескорыми.
   Пред снежной пустыней стою у окна;
   Смотрю через мерзлые стекла с узорами.
  
   Близ дома: сугробы метель намела;
   Деревья покрыты пылинками инея;
   Вдали - непроглядная белая мгла;
   Меж небом и долом стушевана линия.
  
   Безмолвны долины, безмолвны холмы;
   Как будто объяла их дума угрюмая...
   И я - перед грустной картиной зимы -
   Безмолвно стою, вспоминая и думая.
  
   30 ноября 1890
   Павловка
  
  
  
  
  
   Стихотворения 1895-1908 годов
  
   "Скерцо" на гражданские мотивы
   Былые радости! Как ныне...
   Дума
   Еще о старости
   Итоги
   Когда душа, расправив крылья...
   Лесок при усадьбе
   Липы
   Льву Николаевичу Толстому
   Националисту
   Не помню
   О жизни
   О, когда б мне было можно...
   Погибшая нива
   Поминки
   Послание к старикам о природе
   При свете вечернем
   Раздумье
   Родная природа
   Семьдесят пять лет
   Сидючи дома, я в окна взгляну ли...
   Старая ракита
   Так прочен в сердце и в мозгу...
   Уж было так давно начало...
   В наши дни
   Возвращение холодов
   За шлагбаумом
   Завещание
  
  
  
  
   Стихотворения 1895-1908 годов
  
  
   "СКЕРЦО" НА ГРАЖДАНСКИЕ
  
  МОТИВЫ
  
   Все в бедной отчизне
   Преступно иль глупо!
   Все веянья жизни -
   Как запахи трупа!
  
   Считают потребным
   Сдавать - не впервые -
   Машинам служебным
   Вопросы живые!
  
   Те - рады не рады -
   С улыбкой безверья,
   Но, чая награды,
   Берутся за перья,
  
   Не видят, не слышат,
   Но, полны отваги,
   Все пишут, все пишут
   Бумаги, бумаги.
  
   И в пыльной их груде
   Сгнивают вопросы,
   Как в грязной посуде
   Гнилые отбросы...
  
   Хоть мы - патриоты,
   Но факт не случаен,
   Что наши заботы
   Все - ради окраин.
  
   Мы там как бы вроде
   Собаки на сене:
   Чуть речь о свободе -
   Кричим об измене.
  
   Ни духа не надо,
   Ни внешнего глянца!
   Отсюда досада
   У нас на финляндца.
  
   Коль вправду не манит
   К измене Европа,
   Пусть честно, мол, станет
   В условья холопа!
  
   Ход вольного роста
   Собрания сейма -
   Для нас это просто
   Позорные клейма!
  
   Хоть приняты меры -
   Все было б исправно,
   Однако же веры
   Не все православной.
  
   Поляков и полек
   Нас бесит привычка:
   Он вечно католик,
   Она - католичка.
  
   От Крыма до Колы,
   Сославшись на бога,
   Мы наши расколы
   Преследуем строго.
  
   Средь нравственной суши -
   Ни чувства, ни мысли;
   А честные души
   Разрыхли, раскисли.
  
   Я знаю - есть лица,
   Душа в них живая;
   Но что единицы
   Для целого края!
  
   Мне скажут: "Что ж лиру
   Ты держишь под мышкой?
   Ну, гаркни сатиру
   С гражданственной вспышкой!"
  
   Сатира, сатира -
   Великое дело!
   Но сильных бы мира
   Моя не задела.
  
   Такая уж доля
   Указана русским!
   Велит мне неволя
   Быть мелким и узким,
  
   С убогим багажем,
   С притупленным жалом,
   Хоть был бы я, скажем,
   Самим Ювеналом.
  
   В пылу вдохновенья
   Попробуй-ка, ухни -
   Сейчас на съеденье
   В цензурные кухни!
  
   Иль труд наш (быть может,
   Одобрив учтиво)
   Бартенев положит
   В портфели "Архива".
  
   Там, сысков цензурных
   Отравы кто не пил,
   Хранится, как в урнах
   Покойников пепел.
  
   Вот будущность в муках
   Рождаемым песням!
   А впрочем, при внуках,
   Быть может, воскреснем.
  
   Притом же, признаться,
   Сатирики жалки
   В странах, где боятся
   Не слова, а палки.
  
   При всей бы охоте,
   Не вызвать стихами
   Ни дум в идиоте,
   Ни доблести в хаме!
  
   Быть может, понятье
   У вас не такое;
   Но все ж меня, братья,
   Оставьте в покое.
  
   На рабские нравы,
   На срам публициста,
   На тех, кто неправы,
   На то, что нечисто,-
  
   В летах уже хилых,
   С душою усталой,
   Я гаркнуть не в силах;
   А плюнуть - пожалуй!
  
   Вот вместо сатиры
   Дарю вам от сердца
   В созвучиях лиры
   Шумливое скерцо.
  
   1895
   Петербург
  
  
  
  
   * * *
  
   Былые радости! Как ныне
   Я вас, далеких, назову?
   Напев родимый на чужбине;
   В лесу чуть слышное: ау!
   Приток в окно струи воздушной;
   Веселый возглас в тишине;
   Во тьме и грустно и радушно
   Огни, мигающие мне...
  
   Март 1898
   Тамбов
  
  
  
  
  
   ДУМА
  
   По времени - день, а дня нет из окна!
   Один, в полутьме, я сижу у камина,
   И грезится все мне картина одна,
   Просторна, привольна и света полна,-
   То сельская прошлого лета картина.
  
   И вот отчего она памятна мне:
   Был праздник природы - пора сенокоса;
   Сидел я на свежей, душистой копне;
   В лугу - никого; только копны одне,
   В окраске лучей, уже падавших косо.
  
   И я любовался на вид мне родной -
   Красивый, но скромный; простой, но могучий.
   И так был безмолвен природы покой,
   Что не было слышно в соседстве со мной
   Шуршание листьев березы плакучей.
  
   И вскоре возникла из глуби души
   И вдаль унесла меня тихая дума...
   Так птица большая, средь полной тиши,
   Вспорхнет из лесной, сокровенной глуши
   И реет под небом без крика и шума.
  
   Мне вспомнился ряд дорогих мне могил.
   Друзей и родных мной утрачено много,
   И думалось мне: я их всех схоронил,
   А все еще жизненных полон я сил...
   За что же мне милость такая от бога?
  
   Оплот непреклонный высоких начал,
   Меня исповедаться вызвала совесть.
   Мой словно двойник предо мною стоял;
   Он ставил вопросы, а я отвечал;
   И жизни слагалась правдивая повесть.
  
   И он, о моей размышляя судьбе,
   Роптал и скорбел, что могучего слова
   Зиждительный дар зарывал я в себе,
   И притчи Христа о лукавом рабе
   И зернах погибших напомнил сурово.
  
   На речь же мою, что готовлюсь к труду,
   Что сердцем я чуток, что ум еще светел,
   Что праздности прежней исправить беду
   Я силы живые ищу и найду,-
   "Уж поздно!"- двойник мне печально ответил.
  
   Я исповедь кончил. Итак, искупать
   Не время мои прегрешенья... Уж поздно!
   Отжитая жизнь не направится вспять;
   Не время сбираться, нельзя начинать,
   Когда уж конец приближается грозно.
  
   Меж тем всю окрестность задернула мгла;
   Ни дали не вижу, ни близкой березы...
   Не тьма наступила, не ночь уж пришла,
   Но камнем на сердце тоска налегла
   И зренье затмили нежданные слезы.
  
   1895
   Петербург
  
  
  
  
  ЕЩЕ О СТАРОСТИ
  
   Как часто жизнь любовью манит
   И шепчет мне: ты мой пока;
   И юной ласкою туманит
   Пытливый разум старика!
  
   О, как я суетно и праздно
   Влачу сочтенные мне дни
   Среди манящего соблазна
   И стерегущей западни!
  
   А между тем едва ль не чудо,-
   Когда вся жизнь уж позади,-
   Что сердце ветхое покуда
   Еще работает в груди.
  
   Приди же, время покаянья;
   Приди, досуг, для долгих дум;
   И не мешай, житейский шум,
   Мне погружаться в созерцанья!
  
   10 февраля 1901
   Петербург
  
  
  
  
  
   ИТОГИ
  
  
  
   Г о с т ь
  
  
   (входя)
   Вы заняты?
  
  
  
  
  Я
  
  
  Слегка - работой кой-какою.
   Присядьте.
  
  
  
   Г о с т ь
  
   Посижу, когда не беспокою.
  
  
  
  
  Я
   Теперь, к какому б я ни приступал труду,
   Боюсь, что до конца его не доведу.
   Жду смерти каждый день сознательно и просто:
   С прибавкой лишь трех лет - мне было б девяносто!
   Людской живучести я редкий образец,
   Но мне попреков нет: "Пора бы наконец!"
   Напротив: снисходя к моим преклонным летам,
   Маститым чествуют меня давно поэтом.
   А между тем ведь я, почти Мафусаил,
   Того, что сделать мог, живя, не совершил...
  
   Март 1908
   &

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 277 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа