Главная » Книги

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения, Страница 7

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

fy">  
   Ах! долго ли нам грязнуть в тине
  
  
   И мороситься под дождем?
  
  
   Ноябрь у нас уж в половине!
  
  
   Тебя теперь мы, зиму, ждем,
  
  
   Приди, сбери в морщины строги
  
  
   Умяклое лицо земли
  
  
   И на святой Руси дорога
  
  
   Пушистым снегом устели,
  
  
   Чтоб наши радовались ноги,
  
  
  20 Неву и Бельта воды бурны,
  
  
   В которых нынешней порой
  
  
   Не виден неба свод лазурный
  
  
   И Феб на кои взгляд понурный
  
  
   Бросает, лучше ты покрой
  
  
   Своей алмазною корой!
  
  
   И дай нам странствовать по суху
  
  
   Над пенной хлябию реки;
  
  
   Подставив под ноги коньки,
  
  
   Крылатому подобно духу,
  
  
  30 Не уступать в бегу коням,
  
  
   Катиться легким вслед саням,
  
  
   Саням, усаженным четами
  
  
   Младых красавиц в соболях,
  
  
   Под пурпур_о_выми фатами.
  
  
   Они на новых сих полях
  
  
   Явятся новыми цветами,
  
  
   Чтоб царство украшать зимы,
  
  
   И с ними не озябнем мы!
  
  
   Дохни, Борей, на нас сурово
  
  
  40 И влажный осуши эфир, -
  
  
   С тобою русакам здорово.
  
  
   А ты, обманчивый Зефир,
  
  
   Что веешь к нам с Варяжска моря,
  
  
   Ты нам теперь причиной горя:
  
  
   Ведь дождь и слякоть от тебя;
  
  
   Поди ж и дуй своим поэтам,
  
  
   Которы, и зимой и летом
  
  
   Тебе похвальну песнь трубя,
  
  
   Бесстыдно лгут пред целым светом,
  
  
  50 Теплу и стуже время есть.
  
  
   И то нам и другое в честь.
  
  
   Не итальянцы мы, не греки,
  
  
   Которым наших зим не снесть,
  
  
   У коих не живут и снеги.
  
  
   Они пусть хвалят злак лугов,
  
  
   Журчащих ручейков прохладу,
  
  
   И жизнь невинных пастухов,
  
  
   И собиранье винограду:
  
  
   Не чужды нам забавы их,
  
  
  60 Но знают ли они отраду
  
  
   Трескучих зимушек лихих?
  
  
   Как под снегами зреет озимь,
  
  
   Так внутрення в нас жизнь кипит
  
  
   И члены ко трудам крепит.
  
  
   Доколи бодрость в нас не спит,
  
  
   Мы рук и ног не отморозим.
  
  
   И русских удалых сынов
  
  
   Так не обидела природа,
  
  
   Чтоб им и помощь и покров
  
  
  70 Не дать от мразов, хладов норда!
  
  
   В лесах надолго станет дров,
  
  
   И есть полезны там соседи:
  
  
   Лисицы, волки и медведи -
  
  
   Для теплых шуб обильный лов!
  
  
   С куниц и с соболей пужливых
  
  
   Драгие мехи совлекут,
  
  
   Дубравы целые ссекут
  
  
   Для топли изб гостелюбивых.
  
  
   И если не ущедрил Вакх
  
  
  80 Студеный край наш виноградом,
  
  
   Довольны русским мы Усладом {*}
  
  
   При добрых брагах и медах.
  
  
   Конец 1807 или начало 1808
  
  
   {* Славянский бог пиршеств.}
  
  
  
   22. К ГАРПОКРАТУ
  
  
  
  
  ОДА НЕМОГО
  
  
   Священный бог молчанья,
  
  
   Которому, увы! невольно я служу!
  
  
   Несчастлив я и счастлив,
  
  
   Что на устах моих твою печать держу.
  
  
   Несчастлив, коль безмолвен
  
  
   В беседе с добрым я и с умным. Ни излить
  
  
   Пред ним советно мысли,
  
  
   Ни время с ним могу приятно разделить!
  
  
   Язык имея связан,
  
  
  10 Истолкователя сердечных чувств и нужд,
  
  
   Я должен, сжавши сердце,
  
  
   Полезных многих дел и радостей быть чужд,
  
  
   Которыми владеет
  
  
   Последний из людей, когда он получил
  
  
   Божественный дар слова,
  
  
   Сего слугу ума и движителя сил.
  
  
   Но мне, его лишенну,
  
  
   Роптать ли и других завидовать судьбе?
  
  
   Нет, я не мене счастлив,
  
  
  20 Что скрыться иногда могу в самом себе,
  
  
   С тобою, бог молчанья!
  
  
   Когда злословием бываю оглушен
  
  
   И диким пустословьем,
  
  
   О радость! отвечать я им не принужден.
  
  
   Могу лишь помаваньем
  
  
   Главы иль знаками отделаться от них,
  
  
   Ни в спорах бесполезных,
  
  
   Ниже часы губя в учтивостях пустых.
  
  
   И от пороков многих,
  
  
  30 Молчанья строгий бог, меня ты оградил;
  
  
   Я поневоле скромен,
  
  
   Смирен и терпелив. Во мне ты притупил
  
  
   Сей обоюдуострый
  
  
   Опасный меч - язык. Ах! может быть, во зло
  
  
   Он был бы мне и ближним?
  
  
   Твое хранение меня от бед спасло.
  
  
   Из сети искушенья
  
  
   Не ты ли отрока меня еще извлек
  
  
   И в сень уединенья
  
  
  40 Принес, и чистых муз служению обрек?
  
  
   Священный бог молчанья,
  
  
   Которому, увы! невольно я служу,
  
  
   Несчастлив я и счастлив,
  
  
   Что на устах моих твою печать держу!
  
  
   <1811>
  
  
  
  23. ГИМН НЕГОДОВАНИЮ
  
  
  
   (С греческого) {*}
  
  
   Крилатое Негодованье!
  
  
   Строгоочита Правды дщерь!
  
  
   Жизнь смертных на весы кладуща,
  
  
   Ты адамантовой своей уздою
  
  
   Их бег порывистый умерь!
  
  
   Не терпишь ты гордыни вредной
  
  
   И зависть черную женешь,
  
  
   А счастию - отцу гордыни -
  
  
  Таинственным твоим, вечнобегущим
  
  
   Превратность колесом даешь!
  
  
   Невидимо следя за нами,
  
  
   Смирительница гордых вый,
  
  
   Склонив свои зеницы к персям,
  
  
   Не престаешь неложным мерять лактем
  
  
   Удел комуждо роковый.
  
  
   Но и смягчись к проступкам смертных,
  
  
   Судяще жизнь их правотой,
  
  
   Крилатое Негодованье!
  
  
  Тебя поем, тебя мы ублажаем
  
  
   С подругою твоей святой,
  
  
   Со Правосудьем грозномстящим!
  
  
   Его же приближенье к нам
  
  
   На крыльях, шумно распростертых, -
  
  
  Смирит и гордость, и негодованье:
  
  
   Ему послушен Тартар сам!
  
  
   1812
  {* У греков обоготворяема была Немезис, т. е. Негодование, возбуждаемое в нас всяким неправедным, гордым, обидным для человечества поступком. Богиня сия изображалась иногда с крыльями, приподнимающею покров на груди своей, с опущенным на оную взором, или пригнувшею локоть свой ко груди, как бы для вымеряния чего оным, или имеющею у ног своих колесо, а в шуйце - узду, или же держащею в руке колесо, пращу, узду и ветвь древесную. Почти все сии различные изображения Немезиды соединены в сем гимне, сохранившемся до нас с другими отрывками греческой поэзии. Сочинителем оного почитается некто Мезодим.}
  
  
  
   24. К РОССИЯНАМ
  
  
  
   В октябре 1812
  
  
   Година страшных испытаний
  
  
  На вас ниспослана, росс_и_яне, судьбой.
  
  
   Но изнеможете ль во брани?
  
  
  Врагу торжествовать дадите ль над собой?
  
  
  Нет, нет! Еще у вас оружемощны длани,
  
  
  И грудь геройская устремлена на бой;
  
  
   И до конца вы устоите,
  
  
  Домов своих, и жен, и милых чад к защите;
  
  
  И угнетенным днесь Европы племенам
  
   10 Со смертью изверга свободу подарите:
  
  
  Свой мстительный перун вручает небо вам.
  
  
  Вотще сей бич людей, одет в броню коварства,
  
  
  Не могши лестью вас, как прочих, уловить,
  
  
  Всю собрал мощь свою, все покоренны царства
  
  
  Свои привел, чтобы Россию подавить.
  
  
  Вотще граблением питает ратны силы,
  
  
  Как саранчу пустив по селам и градам.
  
  
  Не снедь обильную они находят там,
  
  
  
  Но цепи и могилы;
  
   20
  Проклятие и вечный срам
  
  
   Сбирают в дань Наполеону!
  
  
  Но Александру в дань - бесчисленных сердец
  
  
  Любовь. Она есть страж, она подпора трону,
  
  
  Когда царь не тиран, но подданных отец.
  
  
  Не ты, о добрый царь, не ты для бренной славы
  
  
  
  Чингисов и Аттил
  
  
   Покой народов возмутил,
  
  
   Но твой противник, муж кровавый,
  
  
  В вертеп разбойничий Европу обратил.
  
   30
  Он утомил твое терпенье,
  
  
  Друг человечества! Ты должен был извлечь
  
  
  Молниевидный свой против злодея меч
  
  
  И грозное свершать за всех людей отмщенье.
  
  
   Ты верный свой народ воззвал,
  
  
  И мирный гражданин бесстрашный воин стал,
  
  
   Вожди явились прозорливы,
  
  
  
  И вражьи замыслы кичливы
  
  
  Уничтожаются. Кутузов, как Алкид,
  
  
  Антея нового в объятиях теснит.
  
   40 От оживляющей земли подняв высоко,
  
  
  Собраться с силами ему он не дает.
  
  
  Стенающий гигант, вращая мутно око,
  
  
  Еще упершеюсь пятою в землю бьет.
  
  
  Дыханье трудно в нем, с него пот градом льет,
  
  
  Еще последние он силы напрягает,
  
  
  Из уст злохульных яд и пламень изрыгает;
  
  
  Но сильная рука его отвсюду жмет.
  
  
  
  Чудовища, ему послушны, -
  
  
  Подобье басненных кентавров и химер -
  
  
  50 Лежат вокруг его изъязвлены, бездушны.
  
  
  Там Витгенштейн троим драконам жало стер.
  
  
  Но изочту ль вас всех, герои знамениты,
  
  
  Которыми враги отражены, разбиты
  
  
  И коих доблестью Россия спасена?
  
  
  
  Священны ваши имена
  
  
  У благодарного останутся потомства.
  
  
  И вы, которые легли на брани сей,
  
  
  Встречая славну смерть средь Марсовых полей
  
  
  Или от лютости врагов и вероломства,
  
   60 Стяжавшие себе плачевный мавзолей
  
  
  Под пеплом городов! усопших россов тени!
  
  
  Вы с пренебесных к нам взираете селений
  
  
  И утешаетесь, достойну видя месть
  
  
  
  Врагам, забывшим честь.
  
  
  Мы оскверненную от них очистим землю
  
  
  И возвратим себе и всем народам мир.
  
  
  Трясыйся, хощет пасть страшивший их кумир,
  
  
   Я звук его паденья внемлю,
  
  
   Для слуха моего сладчайший лир!
  
   70 С падением его подъемлется Россия,
  
  
  Венчанна славою. Как солнце после бурь,
  
  
  Яснее озарив небесную лазурь,
  
  
  Прострет на всё свои влияния благия:
  
  
  Растенья нову жизнь в лучах его пиют,
  
  
  Стада выходят в луг и птички вновь поют.
  
  
  Так оживем мы все, гремя победны песни
  
  
  И прославляя мир, благое божество.
  
  
  Тогда разделят все росс_и_ян торжество,
  
  
  Тогда и ты, Москва, священный град, воскресни,
  
   80 Как Феникс златокрыл из праха своего!
  
  
  Октябрь 1512
  
  
  
  
   25
  
   Я - русский; верности и веры не нарушу.
  
  
  
  Ты тело мне клейми,
  
  
  
  Не запятнаешь душу!
  
   А руку и с клеймом, изволь, - себе возьми!
  
   <1813>
  
  
  
  26. РОССИЙСКИЕ РЕКИ
  
  
  
   В 1813 году
  
  
  "Беспечально теки, Волга-матушка,
  
  
  Через всю святую Русь до синя моря;
  
  
  Что не пил, не мутил тебя лютый враг,
  
  
  Не багрил своею кровью поганою,
  
  
  Ни ногой он не топтал берегов твоих,
  
  
  И в глаза не видал твоих чистых струй!
  
  
  Он хотел тебя шлемами вычерпать,
  
  
  Расплескать он хотел тебя веслами;
  
  
  Но мы за тебя оттерпелися,
  
  
  И дорого мы взяли за постой с него:
  
  
  Не по камням, не по бревнам мы течем теперь,
  
  
  Всё по ядрам его и по орудиям;
  
  
  Он богатствами дно наше вымостил,
  
  
  Он оставил нам все животы свои!" -
  
  
  Так вещали перед Волгою-матушкой
  
  
  Свобожденные реки российские;
  
  
  В их сонме любимы ее дочери
  
  
  Ока с Москвой негодующей,
  
  
  И с чадами своими сердитый Днепр,
  
  
  Он с Вязьмой, с Вопью, с Березиной,
  
  
  И Двина терпеливая с чадами,
  
  
  С кровавой Полотой и с Улою.
  
  
  Как возговорит им Волга-матушка:
  
  
  "Исполать вам, реки святой Руси!
  
  
  Не придет уж лютый враг нашу воду пить:
  
  
  Вы славян поите, лелеете!"
  
  
  1813
  
  
  
  27. СВИДАНИЕ С МУЗОЮ
  
  "Где ты так долго гостил, мой беглец?" - "Ах, мало ли где я
  
   Был, расставшись с тобой? Там, у восхода горы,
  
  Я забрел в вертеп к _Грамматике_, к оной Сивилле,
  
   Дух имущей пытлив: закабалила меня!
  
  Корни слов послала копать, в стебельки, в лепесточки
  
   Расщипать для нее нежны цветы языка.
  
  В сей работе меня нашли проезжие, взяли
  
   В город с собой - научить дельному, в люди пустить.
  
  Вырвали тут из рук моих и лукошко с корнями,
  
   Кои я накопал, ах! и священный твой дар,
  
  Муза, сняли с меня за плечами висевшую лиру,
  
   И побросали во прах всё, чем я дорожил.
  
  Тщетно я умолял их пустить меня на свободу,
  
   Брошенной ими под куст лиры глазами искал.
  
  С хладной насмешкой мне жестокие так говорили:
  
   "Лета мечтаний прошли, дельным займися теперь.
  
  Труд и заботу возьми в сопутники к храму Фортуны,
  
   С горем носи пополам знаки приязни ее!"
  
  Я вздыхал и нехотя шел с трудом и заботой;
  
   Часто грустил по тебе, спутнице прежней моей".
  
  - "Кто же избавил тебя от их тиранства и лиру
  
   Отдал обратно тебе?" - "Тронут моею мольбой,
  
  Зевс послал Эрмия прогнать от меня бледнолицых
  
   Слуг Фортуны - сует. Он кадуцеем своим
  
  К ним прикоснулся - вздремали. Меня он свободного вывел
  
   На тропу, где я лиру оставил свою.
  
  Там еще она лежала, и ржавые струны
  
   Проросли травой, сладостный тон в ней заглох.
  
  Ты настроишь ли мне ее вновь, благодатная Муза?"
  
   - "Попытаюсь, но нет, всё уже лира не та.
  
  Я подарю тебе другую, с пониженным тоном,
  
   Воспевать не мечты юности, и не любовь -
  
  Воспевать деянья мужей и строгую мудрость".
  
   - "Ах! позволь мне еще юность воспеть и любовь".
  
  
  
   28. П. А. С.
  
  
   Давно я с музой разлучился,
  
  
   Играть на лире разучился,
  
  
   Корплю час целый над стихом.
  
  
   Когда вы от меня хотите
  
  
   Стихов в прекрасный ваш альбом,
  
  
   Ах! тот огонь мне возвратите,
  
  
   Которым прежде я горел,
  
  
   Когда любовь и дружбу пел,
  
  
   Но будете ль хоть сим довольны
  
  
   Желаньем искренним моим,
  
  
   Чтоб счастье, радость, дни раздольны
  
  
   Лилися с неба вам двоим
  
  
   С супругом вашим, чтоб не знали
  
  
   В свой век ни скуки, ни печали
  
  
   И чтоб вы нас не забывали.
  
  
  
  
   29

Другие авторы
  • Смирнов Николай Семенович
  • Будищев Алексей Николаевич
  • Чертков С. В.
  • Мельников-Печерский Павел Иванович
  • Альфьери Витторио
  • Анненков Павел Васильевич
  • Коржинская Ольга Михайловна
  • Мельгунов Николай Александрович
  • Ибрагимов Лев Николаевич
  • Загуляев Михаил Андреевич
  • Другие произведения
  • Тынянов Юрий Николаевич - Воспоминания о Тынянове
  • Сумароков Александр Петрович - Слово на день Возшествия на престол Ея Величества, Государыни Императрицы Екатерины Ii
  • Лившиц Бенедикт Константинович - Стихотворения
  • Достоевский Федор Михайлович - Бобок
  • Чехов Антон Павлович - Т. К. Шах-Азизова. Русский Гамлет
  • Теплова Надежда Сергеевна - Вл. Муравьев. Н. С. Теплова
  • Де-Пуле Михаил Федорович - Два письма П. И. Бартеневу
  • Некрасов Николай Алексеевич - О новоизобретенном способе отделения извести из свеклосахарных сыропов посредством стеариновой кислоты
  • Измайлов Владимир Васильевич - Стихотворения
  • Нарежный Василий Трофимович - Гаркуша, малороссийский разбойник
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 303 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа